Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПИСЬМА ВУКА КАРАДЖИЧА К Ф. П. АДЕЛУНГУ

В Отделе письменных источников Государственного Исторического музея хранятся документы выдающегося сербского филолога, историка, фольклориста, деятеля национального Возрождения Вука Стефановича Караджича (1787-1864) (См.: Неберекутина Е. В., Петров Ф. А. Материјали о Вуку Караџићу у збирци одељења писаних извора Државног Историјског музеја у Москви // Зборник Историјског музеја Србије. № 24. Београд. 1987. С. 57-61).

Хорошо известны письма Вука Караджича русскому священнику М. Ф. Раевскому, опубликованные в сборнике ”Зарубежные славяне и Россия” (М., 1975). В процессе научного описания фондов ОПИ ГИМ продолжают выявляться новые автографы Караджича, которые свидетельствуют о его тесных связях с деятелями русской культуры, науки и просвещения.

В 1818-1819 гг. Вук Стефанович посетил Россию, побывав в Петербурге, Москве, Киеве, Кишиневе, Новгороде, Пскове, Твери, Туле, Орле, Вильне и других городах. Он познакомился с Н. М. Карамзиным, В. А. Жуковским, А. И. Тургеневым, И. И. Дмитриевым, К. Ф. Калайдовичем, И. Н. Лобойко, М. Т. Каченовским, Н. И. Гречем, П. И. Кеппеном, Ф. П. Аделунгом и другими. Приезд Вука Караджича в Россию совпал с активной деятельностью ”Румянцевского кружка”, названного по имени его основателя — графа Николая Петровича Румянцева, который ”сумел объединить вокруг себя блестящую плеяду ученых, преимущественно историков, исследовательская деятельность которых по размаху и организационным формам не имела аналогий в предшествующее время. Разыскания в архивах, археологические раскопки, этнографические наблюдения, осуществленные членами его кружка в небывалом для того времени масштабе, увенчались великолепными изданиями нескольких десятков книг, созданием музея древностей” (Козлов В. П. Колумбы российских древностей. М., 1985. С. 4-5). Румянцев, который вкладывал огромные средства в разыскания и издания славянских древностей, поручил Караджичу участвовать в сборе памятников народного творчества и оказывал ему финансовую поддержку. К этому времени Вук Стефанович уже издал первый сборник ”Сербских народных песен”. Будучи в Москве, он познакомился с выдающимся русским исследователем славянской письменности и палеографии К. Ф. Калайдовичем.

Возвратившись из России, Вук Караджич завязывает постоянную переписку со своими многочисленными новыми русскими знакомыми. Одним из них был Федор [63] Павлович Аделунг (1768-1843), ученый-филолог, по происхождению немец, с 1793 г. живший в России. В 1818 г. Аделунг был назначен чиновником особых поручений при Министерстве иностранных дел, в 1824 г. — начальником Учебного отделения восточных языков при Азиатском департаменте МИД и оставался в этой должности до самой смерти. Аделунг был автором многих библиографических и лингвистических исследований, в том числе: ”Заслуги Екатерины Великой в сравнительном языкознании” (1815) и ”Обозрение всех известных языков” (1820), изданных в Петербурге на немецком языке. Он занимался также исследованием сказаний иностранцев о России.

Всего в собрании представлено 10 писем.

Первые два письма относятся в 1819-1820 гг., когда Вук Караджич находился под впечатлением от своего недавнего путешествия по России, остальные — к 1822-1823 гг.

Эти письма являются еще одним свидетельством тесных дружеских связей, установившихся между сербским просветителем и передовыми деятелями русской науки и культуры, различными российскими обществами, в том числе Петербургским обществом любителей российской словесности, почетным членом которого он был. В них отражена деятельность Вука Стефановича по собиранию, изучению, публикации и распространению памятников славянского народного творчества и, прежде всего, народного творчества Сербии. Вместе с тем, письма свидетельствуют и о значительной материальной помощи, которая оказывалась Вуку из России. Так, благодаря пособию, полученному от Н. П. Румянцева, Караджич смог в 1823-1824 гг. издать новое, расширенное собрание сербских народных песен.

Обращает на себя внимание, что письма подписаны не одинаково: в письме к Нессельроде — ”Волк Степанович Караджич”, в письмах к Аделунгу — ”Вук Стефанович” (на русском и немецком языках). Как указывает Г. Добрашинович, родовую фамилию Караджич взял вследствие бесед в Петербурге с известным филологом П. И. Кеппеном о своей родословной (См.: Добрашиновић Голуб. Петар Иванович Кепен и Вук // Анали филолошког факултета. Београд, 1964. Кн. IV. С. 123).

Письма Караджича были обнаружены научным сотрудником М. В. Фалалеевой при разборе бумаг графа А. А. Закревского (ОПИ ГИМ. Ф. 239).

Трудно сказать, каким образом попали к Закревскому письма Вука Караджича, так как среди многочисленной переписки графа писем Аделунга обнаружено не было. Можно лишь предполагать, что Аделунг хлопотал за Вука Стефановича перед Закревским, очевидно, в бытность того министром внутренних дел. Среди прошений на имя Закревского есть ходатайство серба Н. И. Депрерадовича, генерала русской службы, за А. И. Стойковича, бывшего профессора Харьковского университета, впоследствии чиновника Министерства внутренних дел (кстати, из писем самого Караджича явствует, какую неблаговидную роль сыграл Стойкович в его научно-публикаторской деятельности, предпринятой Вуком по договоренности с Российским Библейским обществом).

В целом же публикуемые ниже документы являются еще одним дополнением к обширному эпистолярному наследию (”Вуковой преписке”) великого сербского просветителя.

Публикация Е. В. НЕБЕРЕКУТИНОЙ, Ф. А. ПЕТРОВА [64]


ВУК КАРАДЖИЧ - Ф. П. АДЕЛУНГУ

1

Ваше Высокородие,

милостивый и высокопочитаемый Господине!

Последнее и одиное письмо я писал Вам из Москвы! От Москвы до Киева я ехал чрез Россию 18 дней (выключая два дня, в коих я в Орловской губернии писал народные Русские песни) 1, от Киева же до Бессарабской области — 10 дней. В Бессарабской области я провел в разных моих собственных делах с одноземцами моими, и собирая материал для Сербской истории нынешних времен, почти тридесят дней! Из Бессарабии, хотя уж было поздно, я непременно желал поехать, по обещанию моему, чрез Венгрию и Славонию; и для того предпринял дорогу чрез Молдавию и Валахию; но когда приехал в Яссы, дальше не мог проехать чумы ради, но был принужден возвратиться к Буковине на австрийскую границу в карантин; и таким образом совсем закоснев, поехал чрез Львов прямо в Вену, где прибыл 10-го окт<ября> по р<усскому> к<алендарю>.

Теперь я занимаюсь переводом Нового завета, и по совершении его предприму и совершу наше путешествие. Между тем, я уже писал моему знакомцу в Сербию и буду непрано (Описка. Следует читать: непременно. (Прим. публ.)) стараться, чтобы где-нибудь нашел каковые Славенские древности, которые могли бы принесть радость Его Сиятельству Графу Румянцеву 2, и пред вам засвидетельствовать в том мою ревность и желание.

В Львове я видел одну грамоту князя Льва, от которого имени Львов имеет свое начало и имя. Грамота сия так начинается:

Грамота сия писана на пергаменту буквами, очень подобными церковным буквам. Она находится ныне в Лвове у прокуратора монастырского и профессора догматики Гриневецкого.

Изручите, прошу покорнейше, Его Сиятельству Графу Румянцеву мое глубочайшее высокопочитание и благодарность; также и Его превосходительству г. А. И. Тургеневу 3 и вашему целому дому; а любезный поздрав всем моим знакомцам и приятелям, наипаче г. Кеппену 4 и г. Геце 5 (которому прошу изручить и приложенное здесь письмо).

Когда улучу оказию здесь при посольстве, пришлю к Вам несколько моих словарей 6 для г. Кеппена, Лобойка 7, Греча 8, Геце и пр.; также и для вас первое издание Сербской грамматики и II часть народных Сербских песней 9. [65]

Впрочем, вручая себя вашей милости и благонаклонности, с величайшим высокопочитанием и благодарностию пребываю

в Вене 28ого окт<ября> 819

Вашего Высокородия нижайший слуга
Вук Стефанович

2

Ваше Высокородие,

милостивый Государь!

Вы изволили писать под 16го января, что я найпозше через 8 дней получу ответ от Патерсона 10, но уже 28 дней, как Ваше письмо пришло здесь, и я еще никакового ответа не получил! Можно, что письмо потеряно где-нибудь на дороге; для того принужден Вас опять беспокоить, и покорнейше просить, чтобы сделали милость и напомнили об этом Патерсону, либо Попову 11 и Тургеневу. Я надеюсь, что и Попов получил мое письмо от 28 окт<ября> пр<ошлого> г<ода>, в котором я также просил, чтобы мне прислали один экземпляр Русского Апостола 12; есть ли не совсем еще напечатан, то по крайней мере те листы, которые напечатаны.

Копытарь 13 кланяется вам, он будет вам скоро писать. Прошу, чтобы засвидетельствовали мой поклон всем знакомым.

в Вене 7го марта 820

Вашего Высокородия покорнейший слуга
Вук Стефанович

3

Ваше Высокородие,

милостивый Государь!

Смею ли я явиться вам с письмом моим? Я виноват пред вами, но чтож мне делать? Величайшая причина тому — ваши распространители слова Господня. Не довольно, что они уничтожили там праведное мое прошение, но и с переводом Нового Завета на Сербский язык обманули меня, и я не только потерял напрасно почти три года, но и долги сделал и в величайшее нещастие и отчаяние пришел. Не хочу вам больше наскучать с описанием нещастия моего, в которое они обманом своим низвергнули меня 14.

Прошлого года я был в одной части Сербии и описал девять монастырей Сербских, которых описание присылаю вам для вручения Их Сиятельству Господину державному Канцлеру Графу Румянцеву. Я хотел сие описание печатать здесь для опыта, но цензура не дозволила (по щастию! ибо потом, приехав сюды, г. Кеппен сказал мне, чтобы Вы негодовали тому).

Естьли бы я имел щастие умножить сие описание и сделать его достойным полгодового путешествия, то бы я теперь просил вас для доставления мне денег за вторую половину года, дабы мог (естьли бы обстоятельства нынешней политики дозволили) продолжить (или начать?) сие, для меня и для вас толь желательное, путешествие; но так не знаю, что сказать.

Прежде два года я получил чрез г. Копытаря ваш драгоценный дар, Uebersicht aller bekanten sprachen, за который вас покорнейше благодарю. [66]

Ваши ”Catherinens der Grossen Verdienste um die vergleichende Sprachenkunde” 15 дали мне повод и пособствование написать малый додаток к Санктпетербургским Сравнительным Словарям всех языков и наречий, которого один экземпляр присылаю вам 16. Также присылаю вам один экземпляр на родных Сербских сказок и загадок 17.

Прошу покорнейше, чтобы сделали милость и приключенные здесь две книжки отослали в Санкт-петербургское Вольное Общество Любителей Российской Словесности, а приключенное письмо — в Пажеский Корпус г. Обреновичу 18.

Я, чтобы не умереть с голоду, принужден оставить Вену, и с фамилиею своею переселиться в Венгрию, в одну деревню близ Темесвара 19; но естьли вы меня удостоите какового ответа на сие письмо, то изволите отправить его чрез какого-нибудь Российского курьера в здешнюю канцелярию Российского посольства, и потом я получу его.

Вручая себя милости и благосклонности вашего высокородия, с величайшим высокопочитанием честь имею быть

в Вене 21го апреля 822

Вашего Высокородия Милостивого Государя покорнейшим слугою
Вук Стефанович

4

Ваше высокородие,

милостивый Государь!

Ваше дражайшее и высокопочитаемое письмо от 28го сент<ября> я получил с величайшею радостию. Паче всего меня порадовало, что ваша и Их Сиятельства Господина державного Канцлера Графа Румянцева благосклонность еще не отвращена от меня. И с такою же радостию спешу вам немедленно ответствовать на толь преважное для меня письмо:

1) Прежде всего я бы желал теперь издать большое собрание народных Сербских песней, которые бы изнесло около шестьдесят печатанных листов (Gedrueckte Boegen) 20; для того покорнейше прошу Их Сиятельство, чтобы милостивою своею помощию послали меня на един год, или по крайней мере на 3/4 года, в Лейпциг, дабы мог издать сие собрание драгоценностей Сербского духа и сердца. Правда, что Сербские народные песни очень мало касаются до Русской истории, но я ласкаю себя, что они достойны издания Русского Мецената. При сем случае, естьли угодно, мог бы я печатать в Лейпциге и этот опыт описания Сербских монастырей, который до пришествия вашего письма постараюсь я здесь умножить разными Сербскими древностями.

2) По окончании печатания сих народных песней Сербских я желаю неотложно предпринять по условлению и обещанию моему путешествие чрез Далмацию, Рагузу и Боку Которскую 21, Черную Гору, Герцеговину, Южную часть Сербии и (естьли возможно будет) Афонскую гору и Болгарию. Во всех тех странах я бы желал: а) описать все монастыри, подобно тому малому опыту, присланному вам мною прежде; б) искать как в монастырских и церковных, так и в прочих библиотеках, не обретаются ли где-нибудь каковые древние рукописи, интересные для Славянской литературы или Русской Истории; и таковые рукописи (якоже и давно печатанные и редкие книги) покупать по условлению; [67] в) замечать о География и Статистике тех стран, а особливо о различии Славянских наречий и о народных обычаях. Теперь я не могу сказать, будет ли какова корысть от сего путешествия для Истории Русской, но вообще для Истории Славянской будет непременно.

3) По совершении же сего путешествия, аще бы и далее имел честь и щастие быть участником благодеяния Русского Мецената, тогда бы желал жить в Вене и извещать его о издаваемых книгах на Сербском и Бемском (От нем. слова "boehmisсh" — чешский. (Прим. публ.)) языках и приготовлять к изданию собранные в путешествии сем материалы.

Это мои литературные планы и литературные дела, которые бы желал предпринять и совершить за <счет> Их Сиятельства Графа Румянцева; а касательно времени, я готов завтра предпринять 1ое, а потом неотложно 2ое.

Господин Кёппен писал мне, как вы за меня говорили Библейскому Обществу 22, за которое вас покорнейше благодарю. Я подлинно получил 2.000 рублей; и думаю, что и они давно уже получили мой перевод. Дай Бог, чтобы я и следующие мне еще 2.000 рублей скоро получил, а их да умудрит необходимая сила духа святого! [68]

Вручая себя милости и благосклонности вашего высокородия, с величайшим высокопочитанием честь имею быть

в Темесваре 9/21 ноября 822

Вашего Высокородия покорнейшим слугою
Вук Стефанович

5

Ваше Высокородие,

милостивый Государь!

На высокопочтенное и для меня приятнейшее письмо ваше от 28 сентября я имел честь ответствовать вам из Темесвара под 9/21 ноября, и в скором времени надеюсь получить благоприятный ответ.

По отправлении к вам последнего письма моего я имел щастие найти прилагаемую у сего старинную Сербско-Славянскую книгу (литургия), напечатанную в Венеции 1519 лета, которую теперь имею честь препроводить к вам для доставления оной Его Сиятельству Господину Государственному Канцлеру Графу Николаю Петровичу Румянцеву. Я почту себе за величайшее щастие, естьли сия посылка моя принесет Его Сиятельству хотя малейшее удовольствие. Имею еще несколько менее важных новейших Славянских и Сербских книг, которые должен переслать к Его Сиятельству; сии в последствии времени доставлены будут с другою оказиею.

Поручая себя вашей милости и благосклонности, с отличным высокопочитанием честь имею быть, Милостивый Государь

в Вене 22 февраля / 6 марта 823

Вашим покорнейшим слугою
Вук Стефанович

6

Ваше Высокородие,

милостивый Государь!

Знаменитый Сербский Славянин, Свято-Георгиевского (в Банате 23 Темесварском сущего) монастыря архимандрит Господин Павел Кенгелац 24 отдал мне у сего прилагаемые две свои славянские книги (”Естествословие” и ”Бытиясловие”) для прислания Его Сиятельству Господину Государственному Канцлеру Графу Николаю Петровичу Румянцеву, которые теперь вместе с Беседовником Иллирично-Италиянским и Поминаком книжеским (Список книг. (пер. с сербск.)) о Славено-Сербском в Млетках печатании, честь имею препроводить к Вам для доставления оных Его Сиятельству. Помянутый архимандрит Кенгелац сочинил также Церковную Историю, которой первая часть в скором времени начнется печатать здесь.

Поручая себя Вашей милости и благосклонности, с отличным высокопочитанием честь имею быть, Милостивый Государь

в Вене 8го / 20го марта 823

Вашим покорнейшим слугою
Вук Стефанович [69]

7

Ваше Высокородие,

милостивый Государь!

Я имел честь получить высокопочтенное письмо ваше от 21 апреля с приключенным векселем от пятьсот рублей и письмом Его Сиятельства Графа Николая Петровича Румянцева. Можете себе легко представить, какую радость нечаянную принесло мне сие письмо ваше! Никогда я не могу довольно благодарить Его Сиятельство и вас; но щастием почту показывать вам знаки благодарности моей. Я почел долгом Его Сиятельство сам благодарить в приключенном у сего письме; прошу же и вас покорнейше засвидетельствовать Ему мою бесконечную благодарность.

Мне очень жалко, что я вас так обеспокоил моим последним письмом, и, вместо другого оправдания, прошу покорнейше о милостивом извинении. Вы же очень хорошо и умно сделали, что не просили у Его Сиятельства больше 150 червонцев.

Прошу покорнейше, чтобы вы не предали совсем забвению и оное прошение мое, касательно прошения, преданного мною Господину Татищеву 25 на имя Его Сиятельства Графа Нессельроде 26. Об этом я также при сем случае писал и Его Сиятельству Графу Румянцеву.

Смею ли я напечатать здесь посланный вам мною начаток описания Сербских монастырей? Напечатан сей начаток, много бы мне пособствовал в будущем моем путешествии.

Поручая себя вашей всегдашней милости и благосклонности с глубочайшим высокопочтением и благодарностью честь имею быть, Милостивый Государь,

в Лейпциге 7го мая 823

Вашего Высокородия покорнейшим слугою
Вук Стефанович [69]

8

Ваше высокородие,

милостивый Государь!

На выше высокопочтенное и надежды полное письмо от 3го марта честь имею вам ответствовать, что мое собрание народных Сербских песней будет около 60 напечатанных листов (Gedruekte Boegen) велико. Все сии песни я разделил на три части (почти однакой величины): в первой части будут любовные и прочие женские песни, которых числом будет около 450; во второй части будут героические песни древнейших времен (до употребления праха пушечного); в третьей части будут героические песни позднейших времен (от употребления пушечного праха до нынешнего времени). Для печатания третьей части нынешний Князь Сербский Милош Обренович 27 послал мне несколько денег, с которыми я, наипаче уповая на милостивую помощь Его Сиятельства Господина Графа Николая Петровича Румянцева, прежде несколько дней приехал сюда; и чрез 10 дней третья часть начнет печататься в типографии Брейткопфа и Гертла. Для печатания же первой и второй частей, которые будут велики, около 40 напечатанных листов, нужно мне 150 # (Этим значком обозначались червонцы. (Прим. публ.)), и мне на содержание здесь между тем по крайней мере [70] толико: итак, со всем нужно мне 300 червонцев, о которых всепокорнейше прошу Его Сиятельство, и твердо надеюсь с первым письмом получить от вас вексель (в противном случае, ей Богу! я пропаду здесь).

По совершении же здесь сего дела я желаю непременно (будущего 824 года в месяце апреле) предпринять путешествие чрез Далмацию, как я писал вам из Темесвара под 9ым ноября прошлого года.

Еще единою просьбою осмеливаюсь вам наскучить. Вы знаете, что мое величайшее желание было и ныне есть — обеспечить домашние потребы мои пенсиею Императора Российского. С тем намерением отдал я в Вене 2го марта (сего года) Господину Татищеву на Графа Нессельроде одно письмо, с которого прилагаю вам у сего копию. Господин Татищев обещался мне непременно отправить оное в С. Петербург. Смею ли чрез вас всепокорнейше просить Его Сиятельство Господина Графа Румянцева, дабы единою милостивою строкою благоизволили препоручить меня Графу Нессельроде? Милостивым исполнением сей всепокорнейшей просьбы Они даруют мне и бедному семейству моему, и всем моим литературным намерениям новую щастливую жизнь. Тогда я с усугубленною радостию остаток дней моих посвящу воле Его Сиятельства. Известная мне ваша милостивая благосклонность и участие в моем щастии и нещастии уверяют меня, что вы со всех сторон постараетесь, чтобы мое прошение и величайшее желание не осуетилось (Не омрачилось. См.: Даль В. И. Толковый словарь. (Прим публ )).

Я надеюсь, что вы получили мои посылки из Вены от 22 февраля / 6 марта и 8/20 марта.

Прошу покорнейше, чтобы мне как можно скорее ответствовали на сие письмо (meine Briefe, bitte ich, in zukunft entweder an den Breitkopf & Haertel, oder (was vielleicht am besten ware) an den hiesigen russischen Konsul zu schicken) (Мои письма прощу в будущем направлять: или Брейткопф и Гертель, либо (что было бы, пожалуй, лучше всего) на имя здешнего русского консула. (Пер. с нем.))

Поручая себя вашей милости и благосклонности, с отличным высокопочитанием честь имею быть, Милостивый Государь,

в Лейпциге 2/14 апреля 823

Вашим покорнейшим слугою
Вук Стефанович

Копия (графу Нессельроде).

Ваше Сиятельство,

милостивый Государь!

Особенная любовь к изучению Славянских языков побудила меня к сочинению первого Словаря и Грамматики Сербского языка, к собиранию народных Сербских песней и к сочинению Додатка к Санктпетербургским сравнительным Словарям всех языков и наречий вместе с опытом о Болгарском языке. Желание продолжать сии упражнения до конца жизни моей, побудило меня отправиться в Россию. Там я надеялся получить средства, которые, обеспечивая остаток дней моих и семейство мое от нужных потреб, поставили бы меня в состояние прилежно продолжать мои упражнения. [71]

Но, к сожалению, сладчайшие мои надежды, как известно Вашему Сиятельству, тогда остались не исполнены; теперь же, угнетаем будучи нуждою, я должен оставить ученые упражнения.

В таковом положении еще един раз осмеливаюсь, чрез посредство Вашего Сиятельства, прибегнуть к великодушию Его Императорского Величества, как Царя величайшего из Славянских народов, испрашивая средства, которые, обеспечивая домашние потребы мои, возвратили бы меня опять моим литературным упражнениям.

Сколько из моих одноземцев обязаны продолжением существования своего милости Императора Александра 28, пользуясь ежегодным пособием! И я не осмелился бы просить Ваше Сиятельство о споможении сего рода, естьли бы меня надежда не оживляла, что мои донынешние занятия в России удостоились благосклонного внимания.

Могу ли я послужить России как чиновник при какой-нибудь миссии в наших краях, то я почту величайшим щастием, естьли Вашему Сиятельству угодно будет располагать мною по вашему произволению; естьли же я в сем отношении не могу быть полезен, то всепокорнейше прошу о милостивом годовом вспоможении, чем Ваше Сиятельство меня и мое семейство навеки обяжете.

Представляя у сего копии с имеющихся у меня аттестатов, с глубочайшим высокопочтением имею честь быть, Милостивый Государь,

в Вене 2го марта 823

Вашего Сиятельства всепокорнейшим слугою
Волк Степанович Караджич

9

Ваше Высокородие,

милостивый Государь!

На высокопочтеннейшее письмо ваше от 21го апреля я имел честь ответствовать вам 7го, а 8го получил ваше другое от 24го апреля! И понеже я тогда писал, как вы увидите, и Его Сиятельству Графу Румянцеву, то теперь уж не можно делать ничего больше. Хотя это решение Его Сиятельства не соответствует довольно моим надеждам и потребам и вашему ожиданию, то я благодарен и на этом, и должен быть задоволен. Вам же особенно я остаюсь одолжен вечною признательностию, ибо я совершенно уверен о вашей милостивой ко мне благосклонности и о участии в моей судьбе; а знаю, как трудны и беспокойны комисионы сего рода.

Письмо архимандриту Кенгелацу (для которого наипаче так немедленно и ответствую вам) можно отправить под следующим адресом: Sr Hochwuerden Herren Paul Kengelatz, Archimandriten zu St. Georg Kloster, im Banat.

pr. Wien

— Ofen 29

— Temesvar (Его преподобию господину Паулю Кенгелацу, архимандриту монастыря Св. Георгия в Банате. Через Вену, Офен, Темешвар. (Пер. с нем.)) [72]

Касательно же пределащения (Так в тексте. (Прим. публ.)) (Pranumeration (подписка. (Пер. с нем.))) на Церковную историю Архимандрита Кенгелаца, я думаю, что наилегче будет чрез г. Копытаря, который также может Вас наилучше известить, предана ли уже сия история в печатню или еще нет.

Прошу покорнейше засвидетельствовать мое глубочайшее высокопочитание и благодарность Его Сиятельству Графу Румянцеву и уверить Его, что я всегда величайшим щастием почту послужить Ему в чем-нибудь.

Поручая вашей всегдашней милости и благосклонности, с глубочайшим высокопочтением и признательностью честь имею быть, Милостивый Государь,

в Лейпциге 10го мая 823

Вашего Высокородия покорнейшим слугою
Вук Стефанович

10

Ваше высокородие,

Милостивый Государь!

Auf den letzten unter 24. April an mich gnadigst erlassenen Brief habe ich die Ehre gehabt unter 10. May gehoersamst zu antworten. Hierauf habe ich die Ehre gehabt unter 10/22 July Ihnen ein Manuskript die serbische Geschichte betreffend durch den russischen General-Consul in Memel zu ueberschicken, von wo aus ich benachrichtet worden bin, dass dieses Manuskript Ihnen sicher zugestellt worden sey. Da ich aber von Ihnen eine solche geraume Zeit gar keine Antwort erhalten habe, so befuerchte ich bey Ihnen in Ungnade gefallen zu sein, was ich fuer mein sehr grosses Ungluck rechnen muesste. Ausser Empfang und Folge dieses Manuskriptes wunschte ich von Ihnen sehr gerne zu erfahren, welche Beraedniess es mit jenen von dem Grafen Rumjanzoff fuer mich entschiedenen 500 Rubeln habe, die ich seit dem Empfange Ihres letzten Briefes alle Tage mit groesster Sehnsucht erwarte, wie auch etwas uber meine Bittschrift, welche ich dem Herren v. Tatischtschev an den Herren Grafen v. Nesselrode eingereicht habe?

Das diese meine Bittschrift nach Petersburg gekommen sey zweifle ich nicht, nur moechte ich wissen, wie dieselbe aufgenommen worden, und ob mich der Graf Rumjanzoff dem Grafen Nesselrode empfohlen hat?

Schliesslich habe ich die Ehre einen Zettel von Herren Doctor Vater in Halle, mit dem ich diese Tage geschrieben habe, beizulegen. Empfehle mich der gnaedigen gewogenheit in der Hoffnung baldigst mich einer gnadigen Antwort zu enfreuen.

Eurer Hochgebohren

Leipzig den 8/20 Sept. 823

unterthaenigster Diener
Wuk Stephanowich

Перевод

(Перевод с нем. Т. Г. Игумновой. (Прим. публ.))

На последнее письмо, милостиво направленное мне 24 апреля, я имел честь покорнейше ответить 10 мая. Одновременно я имел честь переслать [73] Вам от 10/22 июля рукопись, посвященную Сербской истории, через русского генерал-консула в Мемеле 30, где мне сообщили, что эта рукопись наверняка Вам доставлена. Но так как я от вас в течение такого продолжительного времени не получил ответа, то боюсь, что впал к Вам в немилость, что должен был бы признать моим очень большим несчастием. Сообщите мне, получили ли Вы эту рукопись и какого Вы мнения о ней. Кроме того, я очень хотел бы от Вас узнать, что это за 500 рублей, которые мне определены графом Румянцевым, и которые я с момента получения Вашего последнего письма ожидаю каждый день с огромнейшим нетерпением, так же как и что-либо о моем прошении, которое я подал через господина Татищева господину графу Нессельроде. Я нисколько не сомневаюсь в том, что мое прошение дошло до Петербурга, я только хотел бы знать, как оно воспринято и рекомендовал ли граф Румянцев меня графу Нессельроде. В завершение я имею честь приложить записку господина доктора Фатера 31 из Галле, с которым я эти дни переписывался.

Прощаюсь с милостивою благосклонностью с надеждой на скорейшую возможность порадоваться милостивому ответу.

Лейпциг, 8/20 сентября 823

Вашего высокородия покорнейший слуга
Вук Стефанович


Комментарии

Текст писем публикуется с сохранением языковых и стилистических особенностей автора.

1. Как указывают П. А. Дмитриев и Г. И. Сафронов, ”возвращаясь из России, Вук Караджич на два дня задержался в деревне Полива Орловской губернии. Здесь он записал несколько русских народных песен непосредственно со слов русских женщин и девушек...” (Дмитриев П. А., Сафронов Г. И. Из истории русско-югославянских литературных и научных связей. Л., 1975. С. 126).

2. Румянцев Николай Петрович (1754-1826), граф, канцлер, русский государственный деятель и дипломат. Коллекционер и меценат, основатель знаменитого ”Румянцевского музея”.

3. Тургенев Александр Иванович (1784-1845), историк, писатель, общественный деятель. В 1810-1824 гг. — директор Департамента Главного управления духовных дел и иностранных вероисповеданий. Занимался археографическими изысканиями в крупнейших библиотеках и архивах Европы по истории политических связей России со славянскими и другими странами.

4. Кёппен Петр Иванович (1793-1864), библиограф, археограф, филолог, географ, этнограф. Деятельный организатор славистических исследований; один из учредителей в 1816 г. Вольного Общества любителей российской словесности, активный деятель ”Румянцевского кружка”. В 1821-1824 гг. одним из первых русских филологов совершил путешествие с научными целями в Западную Европу, где, в частности, встретился с Караджичем.

5. Гёце (Gotze) Петр Отто фон (1793-1880), поэт, публицист, переводчик. В указанный период чиновник Департамента иностранных вероисповеданий Министерства духовных дел и народного просвещения. В 1827 г. издал сборник переведенных на немецкий язык сербских народных песен.

6. Имеется в виду ”Српски pјечник, истолкован њемачким и латинским pјечима скупио и на свијет издао Вук Стефановиђ (у Бечу. 1818)”. В предисловии к словарю была помещена ”Сербская грамматика”, переведенная Я. Гриммом на немецкий язык в 1824 г.

7. Лобойко Иван Николаевич (1786-1861), историк, литературовед, лингвист; член Вольного общества любителей российской словесности.

В 1815-1821 гг. — чиновник разных ведомств в Петербурге, в 1822-1832 гг. — профессор Виленского университета, где преподавал русскую литературу и сравнительное языкознание.

8. Греч Николай Иванович (1787-1867), журналист, писатель, филолог. В 1812-1839 гг. издавал журнал ”Сын Отечества”. Автор учебников по русской словесности, ”Записок о моей жизни”.

9. Имеются в виду ”Письменица српскога језика по говору простога народа (Вена, 1814)” и ”Народна србска песнарица. Ч. II У Виени. 1815”.

10. Патерсон Джон, английский пастор, член Британского библейского общества и инициатор учреждения Российского библейского общества, в котором заведовал книгохранилищем и типографией.

11. Попов Василий Михайлович (1771-1842), директор Департамента народного просвещения Министерства духовных дел и народного просвещения; вместе с А. И. Тургеневым был секретарем Российского библейского общества.

12. Очевидно, имеется в виду Евангелие, изданное Российской Академией наук в 1819 г. (1-е изд. — 1818) с присоединением к нему Деяний Апостолов.

13. Копитар Варфоломей (1780-1844), словенский филолог-славист, ученик Добровского, библиотекарь придворной библиотеки в Вене, один из деятелей словенского культурно-национального возрождения; с 1826 г. — член-корреспондент Российской Академии наук.

14. Как указывал Л. Каравелов, сделанный Караджичем ”перевод, отосланный в Петербург, Библейское Общество отдало Стойковичу, родом сербу, чтоб он сверил его с оригиналом. Стойкович объявил Обществу, что перевод никуда не годится, взялся переводить сам, переделал Вуков перевод и напечатал в 1824 г. в С.-Петербурге. А в 1834 г. в Лейпциге Вук издал отрывки из своего перевода под заглавием ”Versions Novi Testamenti serbicae spesimen” с предисловием филолога Фатера” (Каравелов Л. Вук Стефанович Караджич. М., 1867. С. 8).

15. ”Обозрение всех известных языков (нем.) и ”Заслуги Екатерины Великой в сравнительном языкознании” (нем.).

16. Имеется в виду ”Додаток с Санктпетербургским сравнительним рјечницими сви у језика и нарјечи а с особитим огледима Бугарского језика; написао Вук Стефанович у Бечу (1822)”.

17. Имеется в виду ”Народне српске приповијетке, написао Вуком Стефановичем (у Бечу, 1821)”, в конце книги были помещены сербские загадки.

18. В книге ”Пажеский Его Императорского Величества Корпус за сто лет. 1802-1902” (Сост. Д. М. Левшин. СПб., 1902. С. 277) упоминается Обренович, выпущенный 16 июня 1822 г. из прапорщиков в конно-артиллерийскую № 29 роту.

19. Ныне г. Тимишоара (Румыния).

20. Имеется в виду ”Народне Српске nјесме, скупио и на свијет издао Вук Стеф. Карациђ. Кн. I, II, III у Липисци. 1823-1824”.

21. Бока Которская — Которская бухта, залив Адриатического моря в Черногории.

22. Библейское общество, религиозно-общественная организация в России. Создано в декабре 1812 г. по инициативе Британского библейского общества. В 1814 г. преобразовано в Российское библейское общество. Президент — А. Н. Голицын, секретари — А. И. Тургенев и В. М. Попов. Занималось распространением Библии. В 1823-1824 гг. выпустило Новый Завет на сербском языке. Закрыто в 1826 г.

23. Историческая область в юго-восточной Европе, с 1718 г. — под властью Австрии, с 1866 г. — Австро-Венгрии. В настоящее время западная часть Баната (Воеводина) входит в состав Сербии, восточная — в состав Румынии.

24. Кенгелац Павел (1770-1834), учился в Петербурге в семинарии при Александро-Невской лавре, первым из сербов получил степень доктора богословия. С 1798 г. — архимандрит; настоятель Свято-Георгиевского монастыря. В сербской литературе получил известность двумя книгами ”Естествословие” и ”Всемирное Бытиясловие” (Ч. I), из данными в 1811 и 1821 гг. в Будином граде. Из его сочинений, оставшихся в рукописи, известность получила ”Церковная история” (см.: Кулаковский Платон. Вук Караджич, его деятельность и значение в Сербской литературе. М., 1882. С. 247).

25. Татищев Дмитрий Павлович (1767-1845), действительный тайный советник, обер-камергер, член Государственного совета, сенатор, чрезвычайный посланник при разных дворах. С 1822 г. выполнял различные дипломатические поручения в Вене, в 1826-1841 гг. — чрезвычайный и полномочный посол при Венском дворе.

26. Нессельроде Карл Васильевич (1780-1862), граф, министр иностранных дел России (1816-1856).

27. Милош Обренович (1780-1860), сербский князь в 1815-1839 и 1858-1860 гг. Основатель династии Обреновичей.

28. Александр I (1777-1825), император России с 1801 г.

29. Офен — немецкое название Буды, исторического района г. Будапешта.

30. Мемель — город в Восточной Пруссии. Ныне — г. Клайпеда (Литва).

31. Фатер Иоганн Северин (1771-1826), немецкий филолог и богослов; автор предисловия к переводу Нового Завета, осуществленного Вуком Караджичем.

Текст воспроизведен по изданию: Письма Вука Караджича к В. П. Аделунгу. // Российский архив, Том XII. М. Российский фонд культуры. Студия "Тритэ" Никиты Михалкова "Российский архив". 2003

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.