Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 7

Обращение сербских кнезов и представителей духовенства к А. Я. Италийскому с жалобами на бесчинства дахиев и с просьбой о помощи и покровительстве России

3 мая 1804 г. Остружница

Ваша ексцелленциа, высокоблагородный и высокопочитаемый господине, господине непобедимого Руссиского царства тайный советниче, нам же, христианом, благодею! [25]

Свем четирем частей света великодушие и непобедимое владение святого двора всея Русиския держави познатое, от коего вси противостоящий врази ужас и трепет имеют и мнози иноплеменицы к покрову сему под крепкою верою подклоняющися, спасение и утешение обретоша, коль ми паче христиане, иже токмо единое упование и защищение на Руссию возлагают и у утешению пребывают, единожди под игом агарянским стенящее христианство, ходатайством святого двора руссиского избавление получити.

О блажени, о преблажени избавителю! Поспеши и нас, у Сервии живущее христианство, яко же и прочие неисчисленные предели (провинции), под угнетением агарянским мучимо бывшее, избавити и от остроти меча нашя выи освободити.

От времене, когда христианство под область и владение турецкое подпаде, е да ли за грехи наших предков благость божия, осуди сей род мучим быти или да во вере нашей крепчайши будем, всеблагии промисл неба и земле весть.

Вся нашя туги, беди и гонения несносная ово же утешения и избавление чающе, ово же за нашя согрешения вменяюще, претерпехом. Обаче от времене, когда после последнего рата или бывшия войни с турками jаничари у Белград вспять возвратилися, оное гонение варварское, еже противо христиан у губерниуму Белградском наношено бе, несть возможно описати, такожде претерпесмо. Нине пак, когда jаничари еще вящше воссвирепились и крепость вящшу приобрели, употребили средства Белград от Мустафа-паше военом руком отъяти и его живота лишати, и потом целое владение от Сервие на себе восприяти, от коих 4 даие, именем Фоч-огли, Кутчук-али, Аган-али, Мула Иосуф и пятый — Мусса Фоч-огли, цели губерниум измежду себе разделиша и нас, подайнике цареве, в нем живуще, иже самии христиане, коих число скоро 100 тысяч душ суть, под раболепство взяша. И абие начали нас тако немилосердно и горько мучити, да напоследок иния помощи не бе, разве оружием себе от нападения турецкого бранити. И через 3 лета неисчисляема зла претерпехом, от коих токмо следующая зде именуем.

1. Наше свете церкве и монастире турци огню предаша и опустошиша, монахи же и свещенике, аки волхви свирепи незлобивие овцы распудеша (т.е. - разогнали).

2. Недорастлие дети нашя мужеска пола оскверниша и женские девства лишиша, лепия же жени и девицы сылою взяша и во мохаметанскую веру прейти принудиша, и ни един отец детей своих или муж жени властель есть, но каждо собственим очесом насилие турков над своими детми и сродники неутешимо взирайте.

3. Несамо називаемый [х]арач по ферману, у [1]793 лет изданому, принуждени бехом отдавати, но и порез от дайах на нами наложен бе, да вси нази остахом и никако еще себе откупити возмогохом, ибо речении дайе прещением меча принудиша нашя кнезови и кметови целу Сервию под зовомый чифлук дати и игу нестерпимому подлещи.

4. У каждой веси (мест, селу) от стран дайах стоит непременно по един субаша и кроме того по един ханчиа (Хозяин постоялого двора (хана)), который всяка по 50 тунеядцев при себе имеет, и тия народ препитавати и вся, что они потребуют, отдавати принужден есть под лишением жизни.

5. Сии агаряне наше архипастыре и свещенике из числа закононаблюдателей совсем исключиша, и они в супружестви брачная руки их [28] вложиша, жени от муж законосочетаних аще в животе расставляют и с иними чрез свещенике сылою венчати у обичай привели. Единим словом рещи, оны закон христиански и церкве по их хотению опровергают, и никто им противостати дерзнет.

6. Не токмо да ми, подайницы (христиане), спахияма своима уреченж десяток отдаемо, но такожде и дайама трегубо отдавати, а потом от глада с нашима детми и домашнима умирати морамо.

7. Турци jаничари нас, христиане, тако немилостиво гонут, да тии дайе, иже прежде просяци и худии людие биша, себе толь силно обогатиша, да всякий по неколику милионов новцов и злата пристяжали суть.

8. Аще бы пришел буди тко от турков в кою-либо весь, тому подайницы принуждени суть под лишением живота вся взыскаемая без плати отдавати.

9. Мы, подайницы, несмо в власти нашя скота, си ест воли, овци и прочая торговцу или купцу по цени продавати, но дайе сылою меча таковые от нас по их хотению отимают и потом трегубо препродавают.

10. И о тим не быша дайе с их союзники и единомисленики удоволствовани, кое народ горко через 3 лета терпяше, но спроразумешася вся кнези и кметови и прочие старешини мечем у целой Сервии избити, а потом всяк мужеский пол от 15 лета старши такожде остроти меча предаши, чтоб ни един во животе остал, иже бы им противостати возмогл. Кое намерение начата и действовати и уже токмо во един день от князей ж прочих оттених людей 150 жизни своея невинно лишишися. Потом, когда ми прочи сие жалостное позорище и безбожное поступление турков усмотрели, убояхомся, оставихом доми, скоти, воли, овци и вся имения наша и взяхом бегство в дубрави и леса, токмо свирепства турецкого избегнути. И сие приключися в месеце jануарии во зимном времени, трающу коем многое число жен и незлобивих детей ово же от студени, ово же от глада под ведрим небом изумроша. Ми пак иже оружие носити можем, такожде день—нощь бодрствующе и с турками сражения творити, мнози изгибохом.

От жалости неописана, от плачу неутешими ми, бедни сервианцы, доми своя оставихом и по дубравам с детми нашими скитаемся и горко с[л]езами нашими древеса и землю окроплявамо. Поля наша неуделани ждут делатели, и ни единого прибежища не имеем. О, небо, тя в помощь призываемо, отверзи недра твоя и пошли страшния громи и молния, да нас побиют или земле, мати наша, отверзе утробу твою и нас прождери, и от ига несносного агарянского освободи. Аще тако вини ести или вселися, пресветая девицо, в сердце наших защитников, чтоб нас от сея беди и мучения освободили.

Ми нине не имеем иныя помощи и надежди, разве под крило светого трона русиского прибегнути, чтоб омофором светым нас, бедния христиани, яко же и многи сия прочил провинции — Корфу, Валахию, Молдавию и прочая, покрили, да не би нас число скоро 100 тысящ христиан у Сервии остротою меча скоро поражени били.

Наше желание есть, чтоб ходатайством светим русиския непобедимия держави свободу получили наше христианство хранити, церкви и монастыри воздвигати и от нестерпимого ига турецкого избавитися. Ми против не стоим султану урок отдавати, но токмо чтоб от прочих тягостех и гонений турецких освобождени были. Ибо паша или губернатор сервианскии, в Белграде находящися, ни каковыя власти имеет, но и он сам у страхе и опасности живит, но дайе его аки немощного роба держут.

У Сервии уже нас, христиан, под оружием 25 тысящ находится, и доднесь всю Сервию от врагов наших и царя султанових освободихом, [29] токмо еще неколико тысяч турков в Белграде находятся, и тия с помощию всевишнего надеемся поразити. Но что потом делати будем, когда прочая сила турецкая на нас найдет? Аще светое крило всеросиское нас, христиан, не покриет, то тогда ми купно с детми нашими изгинути будем.

Вчера дайе диван держали и заключили: целу Сервию опустити, у коей причини и депутирце си есть, моасила и кихая-бега у Константинопель отправиша, чтоби ови един ферман и од дивана исходатайствовали нас, христиан, у Сервии живуще, искоренти.

Для сего еще едино писание молебное наш белградский господине а[рхи]епископ с нашим народним согласием аки митрополит всея Сервии чрез блаженейшего патриарха на султана днесь отправляет. А ми притом вашу ексцелленцию аки нашего благодея всенижайше коленопреклоно, слезами наше сие писание обливающе, от мала до велика просимо, чтоб бога истиного ради нас, христиан, не презрели, но ходатайством вашеа ексцелленции избавилися.

У страхопочитанию светому трону всеросиския держави кланяющеся, пребываем, ждуще утешения и ранам нашим уврачевания.

У Сервии, места Остружницы, недалеко от Белграда, дне 3-го майа, лета 1804.

У имя целого народа сервианского губерниума Белградскаг, который из 12 пределов составляется:

Георгий Петрович, княз и верховный войвода

Сима Маркович, княз

Jaнкo Катич, княз

Jаков Стефанович, княз

У име целог клера монашеског:

Сава, игумен монастира Раванице

Иосиф, игумен монастира Каленича

У име целог клера свещеническог:

Алексие, протопресвитер београтски

Матеа Алексиевич, протопресвитер валевски

Милое, протопресвитер jaгодински

Иосиф Момирович, протопресв[итер] пожаревачки

АВПР, ф. Посольство в Константинополе, 1804 г., д. 36, л. 271—277. Подлинник, Опубл.: Byкuheвuh M. Kapahophe. Београд, 1907, кнь. 1, с. 402—406; Прей српски устанак: Акта и писма на српском jезику. Београд: Народна кньига, 1977, кнь. 1, 1804— 1808, с. 69—72.

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.