Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Опыт обязательного обучения козацких детей грамоте в Лубенском полку, в 1762 году.

В одной из указных книг Роменской протопопии XVIII века мы нашли интересный указ Киевской дух. консистории от 17 декабря 1762 года, священникам Роменской протопопии, последовавший вследствие жалобы на священников Лубенского полка со стороны Лубенского полковника Ив. Кулябки. Этот полковник писал Киевскому митрополиту Арсению Могилянскому, что в полку Лубенском определено им полковником и утверждено гетманом Разумовским, чтобы дети выборных и подпомощников козаков, — «а их (детей?) де выбрано и нине выбирается до трех тысящ», — обучались чтению и письму у приходских дьячков. Таким учительным дьячкам обещана особая, по договору с прихожанами плата, кроме ручного дохода. А между тем некоторые сельские и городские священники Лубенского полка, как жаловался на них полковник Кулябка, препятствуют этому благому начинанию: одни из них употребляют дьячков на свои частные работы и распоряжаются ими, как своими подданными, отвлекая от занятий в приходских школах; другие умышленно, по своим прихотям, сменяют своих дьячков, без ведома и согласия прихожан, назначая на дьячковские места своих сыновей, неспособных к церковному пению и школьному обучению детей. По резолюции митрополита, Киевская дух. консистория сделала соответственное предписание священникам Лубенского полка, чтобы они не употребляли дьячков в свои частные работы и не сменяли их без ведома и согласия прихожан.

К сожалению, мы не имеем данных о благоприятных результатах просветительных стремлений Лубенского полковника. Да едва ли и были такие результаты. [2]

Нужно заметить, что в первой половине XVIII века причетники в Малороссии не принадлежали к духовному сословию, а были как бы вольнонаемными, определявшимися из сословий козацкого, мещанского и крестьянского. Но этот порядок определения малорусских причетников имел свои значительныя невыгоды. Дьячки, пономари и ктиторы, избираемые из низших сословий, всегда могли быть отняты у приходской церкви и возвращены в первобытное состояние. Так и бывало на самом деле. В первой половине XVIII века в Переяславской епархии был такой случай, что в одно прекрасное утро все церкви Переяславского полка остались без причетников и ктиторов, которые, будучи из козаков, все потребованы были Переяславским полковником, по его капризу, к действительному выполнению козацкой службы. В виду подобных случаев, малорусские преосвященные стали назначать в причетники и ктиторы, не иначе, как с дозволения и по увольнительным свидетельствам от козацкой старшины, мещанских обществ и помещиков, a вместе с тем стали заботиться об образовании обособленнаго духовного сословия, из котораго можно было бы получать причетников, независимых от козацкой старшины, городских и сельских обществ и помощников. Этого они достигли путем прикрепления детей духовенства к духовному сословию и обязательного привлечения их к священно и церковно-служительским должностям. Дети духовенства, обязанные учиться в духовно-учебных заведениях, обыкновенно определялись в причетники и могли достигать впоследствии священническаго и диаконскаго сана.

На этой стадии развития духовного сословия в Малороссии и застает его жалоба Лубенскаго полковника Кулябки на священников его полка, что они устраняют выборных прихожанами причетников и назначают в дьячки своих сыновей, т. е. замыкают церковный причт в тесныя рамки духовнаго сословия. Поэтому, нельзя вполне доверять и свидетельству полковника Кулябки, будто бы некоторые священники назначали дьячками таких сыновей своих, которые оказывались недостойными этого звания, вели ненравственную жизнь и не способны были к церковному пению и школьному обучению. Ведь сыновья священников, поступившие в дьячки, большею частию были из школьников, получивших более высокое образование, чем начетчики из простого народа. Жалоба полковника Кулябки была лишь проявлением сословной борьбы козачества с формировавшимся духовным сословием.

Но духовное сословие в Малороссии во второй половине XVII века настолько уже расплодилось, что при Екатерине II оказалось [3] нужным сделать разбор и малорусскому духовенству и очистить его от излишних и ненужных ему сил. Следовательно, усилия полковника Кулябки и вообще козаков остановить рост духовнаго сословия остались бесплодными и не могли иметь тех благих последствий для общенароднаго образования, каких он ожидал или какими прикрывался в своих жалобах на местное духовенство Киевскому митрополиту.

Приводим самый указ, к сожалению в копии, не чуждой описок и ошибок.

Н. П.


«Того декабря 15 писменно заручная Преосвященного Арсения, архиепископа митрополита Киевского, Галицкого Малия России на мнение духовной консистории состоялась резолюция такова: понеже в письмах господина полковника Лубенскаго Иоана Кулябки, к его преосвященству присланых, объявляется, что в полку Лубенском, в наблюдение православного закона и к способнейшему впредь указних велений исполнению, виборних и подпомощников козаков дети, — а них де вибрано и нине вибирается до трех тысящ, — книжного чтения и писания, по учреждению его господина полковника и по високой его сиятельства графа, ясновелможного господина гетмана, сенатора, генерала фелтмаршала и многих ординов кавалера, апробации, обучаться; находящиись же де в полку Лубенском некоторие меские и сельские священики, как с представлений сотских старшин дойшло ему полковнику ведать, дячков во все свои привати, поиздки и посилки употребляют, работая оными как би своими поданими безпрестанно, и тем в обучении козачих детей причиняют немалую остановку и помешателство, а болше де того ежечастими тех дячков без ведома и согласия парохиян, по одним своим прихотям, умишленно переменами пересекают и вовся козачих детей учение; и при том по представлению сотника Куренского Ивана Стефановича в полковую Лубенскую канцелярию показано, что протопопии Пирятинской наместник Куренский Павел и брат его Андрей Петрановские со обществом прихожанами наставленного дяка Григория Губаровского, которий де к пению церковному и к пильности учения детей действително годится и содержал себе всегда постоятелно, завзяв гнев и злобу, чтоби как синов своих в то звание воместить, потоль на него гонили гонение, пока он принужден от того звания усторониться, и таким де средством оние священники к тому дяковскому званию каждый синов своих, якие к пению неискусни, як и обучению детей, за безпрестанним пянством, а к [4] тому неприлежанием, крайне не годятся, учредили, которие де, не поместясь во двоих в единой школе и завзяв между собою ссор, оставя школу в пусте, живут по своим домам; вибрание же ради обучения книжного мадчики когда к ним дякам поповичам придут на обучение, то они и не обучая книжного чтения употребляют в домашния послуги; за каким де непорядком священников оние козачие дети принуждени оставаться без учения; и для того просил он господин полковник во все протопопии полку Лубенского срогия притвержения учинить, чтоб меские и селские священники дячков ни в какие свои посилки и поездки з собою, ни з домашними их отнюдь не употребляли и оних по одним своим прихотям, без ведома и согласия парахиан, ни под каким видом не переменяли, да и в обучении козачих детей писменой грамоти, даби они того напрасно лишаться не могли, и малейшаго препятствия и помешателства им не чинили, якож де они дячки за таково обучение имеют получать себе настоящую по договору, сверх ручного приходу, от прихожан постановленого, заплату.

Духовного же Регламента в правилном прибавлении о презвитерах, под числом 21, что касается до прописаного обявлених наместника Павла и брата его Андрея поступках, запрещено при церквах попам, не припуская во церковники чужих, своими синами или сродниками мест того служения зачислять, кроме иних, благословних вин, для того наипаче, что тако удобнее попу неистовствовать, о служении и порядке не радеть и расколников покривать, и того ради повелено епископам весма зло cиe пресекать, а противное творящих попов жестоко наказивать; почему буди означение наместник Павел и брат его Андрей Петрановские гонением своим на дячка Григория Губаровскаго его дячка принудили устраниться, а к тому дяковскому званию синов своих учредили, то тое ими священниками в противность духовному Регляменту учинено, и тому, буди оное по изследовании точно так явится, пресекти должно. Для того его преосвященства консистории велено де по усмотрению своему кому из духовних о том оних наместника Павла и брата его Андрея действии надлежащее следствие произвесть, и потом духовной консистории разсмотря с мнением его преосвященству представить.

Что же касается прошения полковника о притверждении, даби меские и селские священники дячков по одним своим прихотям, без ведома и согласия парохиян, ни под коим видом не переменяли, толко оние представляются для доброго дела, означенного в [5] обоих его полковника писмах, и в разсуждении сего, что кроме того пред сим и от некоторих епархии его преосвященства дячков, и по следствию явилось, что некоторые священники сами собою без общого прихожанского на то соизволения и без всякой вини дячков отставляли и на место их сродников своих определяли, для того духовной консистории нине в предосторожность в полку Лубенском находящимся священникам учинити подтверждение, чтоб они без ведома и согласия парохиян дяков не переменяли. Тако ж что надлежит и до употребления священниками дячков во свои привати и поездки и посилки, о том хотя его преосвященству от дячков никаких прозб, следственно никакого известия нет, однако ж и о том во предосторожность же священникам потвердить, даби то, если где оказалось, всесовершенно пресечено было, и впредь того происходить не имело. А даби школьники по школам без пашпортов священнических, при коих они в школах были, приниманни не были, о том в пресечение, по требованию его полковника, указами Ея Императорскаго Величества протопопам с правлениями из духовной консистории для распубликовання ведомства их священникам притвердить же.

Во исполнение которой его преосвященства писменной заручной резолюции, по определению духовной консистории, оной Ея Императорскаго Величества указ из духовной консистории в духовное Роменское Правление для ведома и действителного исполнения и честностям вашим распубликования и прислан.

Текст воспроизведен по изданию: Опыт обязательного обучения козацких детей грамоте в Лубенском полку, в 1762 году // Киевская старина, № 1. 1906

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.