Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

СОСТОЯНИЕ ПОЛИЦИИ В МАЛОРОССИЙСКИХ ГОРОДАХ XVIII В.

Город Переяслав, о котором идет речь в предлагаемом ниже отрывке из современнаго документа (Взят из румянцевской описи Малороссии; полк переясловский), принадлежал к числу полковых, т.е. по нашему губернских городов; рядом с Киевом, Черниговом, он пользовался важною привиллегиею— магдебургским правом; следовательно, имел повидимому все шансы для процветания. Но не так было на самом деле. Все вообще города левобережной Украйны к половине ХVIII в. пришли в состояние крайнего упадка. Почти все они крайне бедны: городские доходы их были ничтожны; население весьма незначительное, — в Чернигове, например, было всего 400 домов, считая в том числе и бездворные хаты. Пожары были обыкновенным явлением, а средства для борьбы с ними были ничтожны.

Торговля парализовалась разными неустройствами; местные мещане, обложенные тяжелыми налогами, не могли конкурировать с приезжими великороссийскими торговцами, а также теми лицами их собственного сословия, которыя, выйдя в чиновники или записавшись в козаки, продолжали заниматься торговлей, будучи свободны от всяких повинностей и налогов; не менее жалоб мы видим и на отставных офицеров и рядовых, о которых мещане писали, что они вопреки законам "шинкуют горячим, простым и двойным, вином и другими напитками", на крестьян, которые "в городовых крамных лавках продажу товаров производят". Некоторыя случайные обстоятельства также [280] способствовали падению городского быта. Здесь на первом плане нужно поставить квартирную повинность, которая отличалась крайнею неравномерностью и несправедливостью; квартировали войска в Малороссии постоянно, число их было всегда значительно, а число домов не велико, размещались-же они почти исключительно по дворам беднейших обывателей. Великороссийские офицеры и чиновники относились с пренебрежением к малороссийским обывателям, что опять возбуждало справедливыя жалобы со стороны последних. Очен характерен в этом отношении наказ полтавских граждан в екатерининскую коммисию для составления уложения 1767 г. "А с великороссийских чиновников, от которых мы частыя обиды и побои, никогда и удовольствия никакого не получаем; и уже до того дошло, что если кто из них чем нас обидит или побьет, мы не смеем и в искателъства входить; тем самым отъемлется у нас кураж к купеческой жизни и промыслам, теряя от уныния все то, кто чем может свой авантаж, а казне вашего императорскаго величества доход съискать" (Авсеенко. Малороссия в 1777 году, стр. 93—94.) . Такова в общих чертах картина городского быта Малороссии во второй половине XVIII в.; но в таком-же виде ее рисует в своей записке и тогдашний правитель Малороссии, преемник последнего гетмана Разумовскаго, гр. Румянцов. Не удивителъно потому, что магдебургское право, подрываемое в самом корне канцелярским, бюрократическим, а более всего военным элементом, не могло поддержать благосостояния городов левобережной Украйны; здесь нам приходится наблюдать тоже самое явление, которое еще раньше можно было наблюдать на правом берегу Днепра, в польской Украйне. Местная администрация вмешивалась и нарушала свободу выборов; мещане ремесленники должны были даром производить разные тяжелые работы гетману и старшине. Для того, чтобы избавиться от бремени всяческих поборов, мещане записывались в чиновники и козаки, чем, конечно, положение оставшихся еще более ухудшалось. У многих городов были отняты принадлежавшие им земли: у одних села и деревни, у других сенокосы, у третьих мельницы; в результате являлось понижение городских доходов и отсутствие городскаго [381] благоустройства. Во многих городах вовсе не было полиции. Так граждане г. Глухова просят об учреждении у них городской полиций, которая-бы заботилась о чистоте и о пожарной команде. Во время генеральной описи Малороссии, произведенной гр. Румянцевым, решили собрать сведения о состоянии полиции в разных городах и печатаемое ниже "Представление" служит ответом на вопрос ревизоров. Вот его текст о полиции можарной.


"Высокородному и высокопочтенному г-ну карабинерного полку майору Александру Якубовичу от магистрату переяславского.

Представление.

…Чтож принадлежит до полиции, о которой требуется виправки, в каком оная состоянии находится, то есть чиновники, так же инструмента, какие имеются исправние и неисправние, и где содержатся, и сколко для оной всех и каких именно людей, и откуда определенно, такоже с мещанских дворов, на лошаде для возки во время пожарное бочек з водою расположение, и с которого году, и почему та полиция учрежденна; то оной полиции при магистрате содержать не с чего, для того, яко показаной магистрат, хотя искони утвержден королевскими привилегиями и государственими грамотами и чрез многие года находился при своих правах и волностях, ведая одну главную команду, бывшую генералную войсковую канцелярию, почему тогда при оном магистрате, а не где инде и полиция содержалась; но как в недавних годах полковою переяславскою канцеляриею оной магистрат был (взят) в (ея) ведомство, то с того времени, будучи под тем полвовой канцелярии ведомством, все мещане лишились своих волностей и находились в воле и приказании той полковой канцелярии; и полковая переяславская старшина разними образи завладевши людей из землями магистратскими, как в городе, на подворках, так и в селах, магистрату переяславскому високомонаршою грамотою жалованых и бывшими гетманами универсалами наданих, наконец всех того прошлого 1759 году в бившие при оном магистрате для пожарних случаев инструменти, а именно круков железних четири, вил железних трое, щитов повстяних, полотном подшитих, з пялцами деревянними, три, лествиц деревяних болших, саженей в восем, две, бочек з телегами добрими для возки воды пять, в оную полковую канцелярию отобралы и содержали до сего года ту полицию при полковой канцелярии, а сего году оная полиция, неведомо почему, переведена била за город, за браму илтицкую не за версту и препорученна была в ведомство сотнику терехтемировскому Михайлу Гриневичу, и оной сотник на ту полицию, что учали были забирать силним образом людей магистратских, то, на-последок того, каков об оной полиции з малороссийской коллегии получен в магистрате здешнем указ, с оного точную копию к надлежащему усмотрению вашему високоблагородию при сем прилагаем".

Бурмистр Кирило Іосифов

Бурмистр Димитрий Тямофеев.

Писар Артем Даценко.

Райця Ныколай Мищенко.

1765 году

октября 23.

Сообщил Дм. Багалей.

 

Текст воспроизведен по изданию: Состояние полиции в малороссийских городах XVIII в. // Киевская старина, № 8. 1882

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.