Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Гервасий Линцевский.

(Материалы по истории Переяславской епархии третьей четверти XVIII ст.).

22 декабря 1904 года исполнится 135 лет со дня кончины одного из замечательных архипастырей полтавско-переяславской епархии, Гервасия Линцевского, занимавшаго кафедру епископа переяславскаго и бориспольскаго с 1757 г. по 1769 г. Недюжинная личность этого архиерея памятна не только в летописях полтавско-переяславской епархии; к личности Гервасия невольно привлекается внимание — и ученого, разрабатывающего историю южно-русской церкви, и историка, занятого политическими судьбами Малороссии.

Гервасий — малоросс по происхождению и в мире назывался Григорием Линцевским, (Линчевским, Ленцевским). Родился он в семье Киевского священника; время рождения точно не известно. Хотя в печати встречаются указания, в силу которых годом рождения Гервасия можно считать 1684 г., но другие данные склоняют отнести рождение его к 1690 году.

Образование Гервасий получил в Киевской академии, кототорую окончил в 1727 г. Приняв монашество, он состоял некоторое время профессором родной академии, а затем 8 лет проходил должность наместника Киево-Михайловского монастыря 1. [409]

24 января 1743 года Гервасий назначен был архимандритом пекинского Сретинского монастыря с правами начальника русской духовной миссии в Китае 2. Пробыв в Китае с 1745 по 1755 г., Гервасий возвратился в Россию и, поселившись в Москве, скоро получил назначение на кафедру епископа переяславскаго и бориспольского 3. Получив указ об этом назначении, Гервасий писал в переяславскую духовную консисторию: «Сего настоящаго 1757 года мая 5 дня из святейшаго правительствующаго синода мною получен о милостивейшем Ея Императорскаго Величества пожаловании мене в епархию переяславскую и святейшаго синода благоизволению указ такой и к вам в консисторию переяславскую об том же послан. По силе же онаго что надлежит виправе так духовних, как и мирских людей к нам в Москву и прочих потребностей сами изволите, сколко чого без излишества и скудости будет надобно, благоразсудити. А наипаче применятися к виправе антецесора 4 нашего, почившего в блажених преосвященого Иоанна, оберегая прилежно излишного кошту. И мне доволно будет з духовних людей иеромонах един честний и при нем диякони два, да з мирских котори б могли прочитати и пропети чоловеки три или четире. З ризнице сакоси два светлии и травернии 5 и прочее к тому надлежное. Поизди такоже неизлишнии: берлин един, з лошадей пару и к оним на [410] перемену пара другая. Спалню такожде з переменою лошадей, верхних доволно два. Наипаче же взять з собою человека вежливого в писмах и в делах приказних; водка добрая ганишкая 6, такоже и сочних вишневих и сливних велми потребних, котории могут вместо виноградних вин гораздо послужить. Отправите же з обозом вежливого человека, которий и прежде сего бивал в Москве и знает поступок. Приезжая же к Москве, став в разстоянии от Москви и прислати перед в дом его преосвященства преосвященого Илариона Крутицкаго загородни Крутицкий и об том известити. Прежде же об всем отправленном взять випис з канцелярии з Глухова. Когда же будет прыбитие в Москву в небытии моем в Москве, то мене тут и дожидатися до возвращения з Питербурга. О другом же я надеюся и на разсуждения ваших превелебностей полагаюся. Ваших превелебностей отцев и возлюблених о Христе братии моея всепокорный слуга Хинский архимандрит Гервасий Л. Мая 5 дня, 1757 года Москва 7». Это письмо было получено в Переяславе 23 мая, а 30 мая получилось другое, в котором Гервасий просил поспешить — «скорее оную виправу зделати и отпустити к нам», так как «прежде прибытия отправления» из Переяслава он не предполагал ехать из Москвы в Петербург. Первая «виправа» отправлена была к Гервасию в Москву в июне, а в августе, уже в Петербург, снова был послан из консистории посланец — иеромонах Меркурий Северинов, повезший, между прочим, с собою к новопоставленному епископу «перепусканного вина 15 ведер, да простого 15 ведер» 8. [411]

23 июля 1757 года в Петербурге состоялось наречение, а 27 июля в Петропавловском соборе хиротония Гервасия во епископа переяславского и бориспольского. На епархию Гервасий прибыл только к ноябрю. В то время епархия переяславская составлялась из частей нескольких нынешних губерний — полтавской (в уездах переяславском, золотоношском, пирятинском и кременчугском), киевской (в юго-восточных уездах), херсонской (северо-восточная часть) и екатеринославской (небольшой клочок земли в северо-западной части). Епархия была обширна, но бедна. Насколько бедна была переяславская епархия, видно, например, из дела об учреждении в епархии переяславской особаго кошельковаго сбора в 1763-64 гг 9.

Консистория и протопопы представили епископу Гервасию, что учреждение нового кошелькового сбора немыслимо в переяславской епархии, при чем ссылались именно на крайнюю бедность церквей. Управляющие монастырями сообща донесли Гервасию: «Здешней епархии вашего преосвященства монастыре находятся в скудости и обветшании». При этом каждый из них представил подробное донесение о состоянии своего монастыря. Настоятель кафедрального переяславскаго Вознесенского монастыря объяснял так: 1) тяжелым бременем на монастырь ложится содержание семинарии, так как ее «учителы на произвождении денежнаго жалованья и на всей пищи катедралной содержатся»; 2) монастырь сильно пострадал от пожара 1748 г. и еще не оправился до этого времени (1764 г.) — «как трапезы, колокольне, так и ограды не имеется в нем крайне»; 3) учреждение в Малороссии в 1755 г. таможен лишило монастырь доходов ежегодно на сумму 477 р. 85 1/2 к.; 4) в 1763 г. гетман отобрал монастырскую вотчину при селе Лозовой; 5) хотя другие вотчины при монастыре имеются, но они малодоходны «по внешним народным отягощениям, а паче чрез всегдашние [412] армейских полков переходы» и постои, обусловливаемые близостью границы; 6) «многии з старшин и козаков завладели неналежно многими грунтами», монастырю принадлежащими, вследствие чего возникли судебные тяжбы, причиняющие немалые убытки. Игумен Михайловскаго переяславскаго монастыря доносил, что обитель эта «и с начала своего основания за малость земель, подданных и угодий снабдение получала и препитание болше с милостины», «ныне в крайнее обнищание пришла с того наипаче», что в 1757 г. козаки села Помокель отняли у монастыря принадлежащую ему степь, а в 1764 г. также — леса, поля и сенокосы; «ветхия строения, котория в нутре ония обители находятся, требуют подчинкы и перестройкы», между тем средства обители таковы, что нечем и братию «препитать», а тут еще приходится на семинарию отпускать ежегодно — «пшона четверть, сала пуд, масла пуд, сира ведер пять». Правящий золотоношским Красногорским монастырем писал, что этот монастырь «в крайней скудости и ветхости находится ныне и всего вновь строения требует», в кельях «великая везде течь» бывает во время дождя; жаловался на «малолюдное число подданих и скота» монастырскаго, на то, что принадлежащие монастырю мельницы на реке Золотоноше летом не работают «по причине изсихающей тогда воды»; между тем, ежегодно на семинарию монастырем отпускается «пшона четвертей две с половиною, сала пудов два, масла коровьего пудов два, сира ведер десять». — При бедности монастырей и церквей епархии доходы переяславскаго архиерея были крайне скудны, — это видно, например, из переписки епископа Гервасия с митрополитом киевским Арсением Могилянским, относящейся к 1764 и 1765 годам 10. Митрополит Арсений вследствие «приключившейся немощи» «в такое слабаго здравия cocтояние пришел, что через несколько времени и [413] священнослужения иметь не могл»; поэтому он обратился к Гервасию с просьбой о рукоположении последним ставлеников Киевской епархии. Гервастй ответил, что хотя «людей к служению свободних» он не имеет и «от дел других к показанному отривать» ему придется, тем не менее изъявил полную готовность «услужити» киевскому владыке.

В благодарность за услугу Арсений послал Гервасию «маленький презентик десять червоних» при письме от 11 сентября 1764 года, в другой раз послал «тростку гебанову». Гервасий за подарки горячо благодарил, — «столко одолжен вашымы милостмы» — и со скорбью указывал на скудость своих материальных средств, не позволяющих отблагодарить, — «наши обстоятелства неважнии знати изволите», и добавлял: «стижуся, ибо сам чим достойно благодариты не умею»; в заключение просил еще присылать ставленников. — Сборы с епархии, назначавшиеся на содержание архиерейского дома и семинарии, получались крайне неисправно. В 1761 г. крайнее пришло оскудение в семинарии в харчах», так что «учеников нечим покормить» было, вследствие чего Гервасий вынужден был разослать по епархии строгия предписания выслать неприсланное в семинарию с 1750 по 1761 гг. 11.

Прибыв к началу октября 1757 года на епархию, Гервасий с чрезвычайною энергиею принялся за дела епархиального управления. Вскоре по прибытии, 13 января 1758 г., он издал окружное послание к своей новой пастве 12. В этом обширном послании Гервасий является пред нами пастырем ревностным, для своего времени высокообразованным и гуманным. К священникам он предъявляет, главным образом, требование — быть заботливыми блюстителями своего храма и светом для темнаго люда, просвещающим его словом назидания, [414] благочестивым житием и делами благотворительности. — В 1758, 59 и начале 60 года Гервасий предпринял ряд поездок по епархии для ознакомления с нею. Пред глазами его встала печальная картина небрежности и невежества пасущих, духовной тьмы пасомых. Эти наблюдения вызвали Гервасия на другое пастырское послание, которое, как нигде еще ненапечатанное, мы здесь и приводим 13.


«Божиею милостию православний Гервасий, епископ переяславский и бориспольский.

Сего настоящего года по должности нашей пастирской мы, пастир, во многих церквах градских и селских имели посещение и смотрение и едва где усмотрено нами в оних церквах, чтоб тое было, что Дух Святий псаломником повелевает, что дому Господню подобает святиня, cиe есть всякая чистота, благочиние, благолепие, благоговение, но тому противное: гнюсности, мерзости, нечистоти во храмах Божиих как внутр их, так и вне их, священнослужители же оних церков, инии невежеством будь би то не знают, как чистоту оних, как благочиние содержати, другие противо обличающей и вопиющей совести cиe или иное суетно и безделно во оправдание безстудно приносят, и все они по правому ума разсуждению, много же паче по совести и по нелицемерному Божию суду безсовестни, всех же их виновнее предпоставлении над ними власти протопопи, с которих некоторие некако, хотя и не равно наказанни, хотя не по равенству своего нерадения и несмотрения, всячески в своей должности нерадиви и несмотреливи, ниже пред очеса своя приводят онаго Божия угрожения: проклят всяк творяй дело Божие с небрежением, и хотя праведно надлежало за вишше показанния причини по правилам святих наказивати и не послабляти, обаче еще хотя мнимому невежеству снисходя и ведущим да не творящим на время некое послабление преподается в подтверждение прежних наших наставлений о [415] чистоте и благолепии Божиих церквей сим доволним наставлением изъясняем.

1.

Всемерно неотложно и всеми возможными образи Божия церкви ветхия обновляти и котория точию начинают ветшати и порч малую имети, тот час во всякой порч малую малим коштом исправляти и до болшой порчи и кошту не допускати, и хотя новии будут создани, то спустя год абие их ради предохранения омалювати, когда ж хотя бы где теча малая показалася, тот час заделивати, понеже и малая теча, от времени до времени вознераденная, великий вред и кошт причинит.

2.

Вне пред церковними дверми помости древяние поделати, каменей же мелничних не полагати, как у многих мы видели, ибо неприлично тое есть церкви, мелницам же свойственно. Вокруг храмов, начав от церковных подвалин землю посравнивать и дерном викласти, пригоже тако ж и цвинтари, места святия, на которих святии храми Господа и Вседержителя стоят, свято, чисто и благоговейно сохраняти, ями и могили посравнивати, бурянам рости не допущати и в лете часто викошивати, пристойно же и благоприятно есть цвинтари святии древами благосеновними и благоовощними во благолепие святини и в отраду и прохлаждение приходящих порядочно насаживать, огради же всячески по возможности, обаче не гнюсния, окрест святилищ потребно имети.

3.

Внутр святих церквей такову чистоту и благолепие содержати: внутр божественних олтарей престолы во указную меру поставити, как висотою, широтою и долготою, наипаче в разсуждении великости или малости олтаря, украсити по возможности имущества шолковими или белими чистими холстяними [416] индитиями и покривалами, обаче гладко би и украшение тое деланно из разсуждением, что и где приложити; степеней окрест престола опасности ради в действиях священних не полагати. На божественном престоле таковим токмо вещам подобает полагатися: святейшая дароносица с пребожественными дарами, евангелие, крести, антиминс, подсвещники со свещами, потире, воздухи и воздушки; кроме же сего иное ничто же, место бо зело свято и страшно есть, на нем же Сидяй на херувимех превишше небес на престоле величества почивает, и ниже книги церковнии какия либо, ниже служебныя. Видехом некиих неразумливих и ужасохомся, котории шапку, очки, рукавец и прочая полагали, им же зело угрозихом и запретихом сего жестоко, и от казни едино их безумие едва свободит. И жертвеннику божественному воздавати подобает, ниже общих просфир, кроме приношения, полагати за жертвенником, как за обичай от глупой увелось простоти, ради умития рук улии или приделанния умивальници не держат, дер в помосте не делать, и тамо рук не умивать, и ручников не вешати, и во всем олтаре никаких поличок и вешалок не приделивати, ибо оная олтарная запрестольная часть церкви всех прочиих частей есть честняе и святяе, понеже зде есть седалище горное, еже есть престол онаго великаго, прошедшаго небеса и седящаго одесную Бога Отца Архиерея, его же ради и служители Его благоговение архиереи благоговения ради места не смеют в сидении приближатися или поседати, есть же оное место и чело всего святилища, чего для надлежит его всячески украшати; огнь потреб ради олтарних в пристойних блюдах глинних держати на железном трипольи; всячески же и неотложно при всяком олтару приделати камарки, и в тех всякие церковнии олтарние и всякие вещи, огнь, углие, воду и кадило, свещи и протчое все содержати, храм же Божий, паче же олтар божественний весма били би чисти и от показанних вещей праздни. Проскомидии печатнии, какие где имеются, честно подклеити и в рями оправити, не поодаль жертвенника повесити или малими гвоздочками прибити. Катапетасма над дверми царскими [417] такожде била би чиста, на колцах малих пристойних железних или медних, на прутки железном випиляном гладком, а не на крученом повешена, которая когда откривается шуму и звуку не делала б, но тихо би откривалася.

4.

Внутр святилища, си есть внутрь храма или церкви, елико возможно иконостаси всякою возможностью красния разумнаго изобретения, икони же доброю живописею устрояти и в дело оних никакого либо невежу майстра, столяра також и икономаза, но вежливих майстеров взисковати; хотя ради их искусства и кошту более что прибавити, в яком деле священники селскии, а хотя би и градскии, мало вежливии такових художеств, должни з розумними в том деле с искусними советовати и их совет приймати, и не только би чтоб что ни есть в церкве было, но било би красно и удало, и все намерение на тое обратити, чтоб церков Божию в красоту привести.

5.

Подсвещники болшие, которие пред наместними иконами или пред другими поставляются, должни имети с теми иконами пропорцею или возмерие, то есть не високи столко, сколко би могли икони ония закривать и от людскаго зрения заслоняти; но мерою били би такови: верхния блюда, на которих свещи поставляются, били би висотою точию противу икони ног, или края одежи, на блюде же онем поставленнии свещи, хотя мало и заслоняют очес икону, обаче не столко, как самия подсвещники или светилники, как то ми во многих церквах видели, оние же подсвещники или светилники по имуществу казны церковния били би деревянния, резанния, а хотя и точенния, обаче пригожия, не гнюсния и красками викрашения, такожде и станки железнии на блюдах для уставления свеч утверждения, не грубо бы от кузнеца неумелаго зделаннии, но художно некако, онии же подсвещники всегда чисто содержати, не омалювати, не обжигати, свещами ниже сажою оторванною марати, как то и гнюснии [418] невежи священники и пономари заобикли, и свещи поставленнии на свещницех всегда в чистоте хранити, течи вощания гладко ножами оскобливати, и прилепками на прилепки не запаскуживати.

6.

Столци, на которих икони или евангелие ради целования народу полагается, також имели би к народу и разному возрасту пропорцею, или возмерие, на которих когда ради целования евангелие или икони предлагаются, удобно би и без трудности отроков и юнош средний и младолетний возраст возмогли бы досязати целованием; украшати же и cии столци по имуществу церковнаго имения, обаче пристойно, честно и пригоже, а не гнюсно было бы, и на сих столцах всегда облечение и покривала чистие и незамарание и убраны вежливо и красно.

7.

Аналогии, на которих святии кныгы чтения ради предпоставляются, надлежит имети такожде честно и художно точенныи или инако, единаче художно соделанныи и висотою в пропорцею менших и болших четцов, не било б им в чтении такожде неудобства, и покривати я не гнюсними какими кожами или загнюшенними платами, но хотя и кожею, но красною, доброю или материею какою чистою и честною.

8.

Клироси, в которих поют певцы, не гнюсно ж бы и нерадиво, как то во многих церквах видели есмы ов на овую, другий же на другую страну поваленнии и развращеннии, но майстерно и красиво устроении; внутр же или вне клиросов места пристойнии ради полагания или спряту книг церковних; столци или шафки тому приличнии покрити такожде какими покривалами, да не нагим деревом книги отиралися бы и портилися, во чтении же оних и употреблении дячкам и четцам о хранении оних крепко и крепше приказать и того самим же священникам восприлежно наблюдати. [419]

9.

Koтopия церкви древяними помостами или цегелними вимощени били, по времени ония осели, помости же вишшереченния поднялися вгору, чего для и дверем церковним не свободно есть отверзение и ход, такожде и ония самия доски в великом неравенстве начали бити и хождения народному опасно мешают. Некоторие жe неразумци священници по неразумию и неразсуждению грубому двери церковния добрия ради вознесшагося помоста понадрубовали и попортили; землю, на которой такии помости застряли, виносив, помости опустити застрялие и равностию всяческою сравнити, а дверей бы церковних безумно не портити, и ям ради хода двернаго не проделовати, помости же показаннии, гладко и чисто вимощении, почасту смивати, иногда же чисто сметати или витирати.

10.

Икони в храмах Божиих имети спотребу токмо, и тие имети, как древний обичай церковний, содержать в иконостасах расположеннии також и на стенах в лепоту и чинним расположением расчиняти с разсуждением, где коим иконам бить пристойно, и в том разсуждати священникам и чего они разсуждением не дойдут, других себе умелших испросить, как в пропорцию где что поставити, с чего благолепие храму Божию будет приложено; злишних же икон по сыле духовнаго реглямента над икони не поставляти и не завешивати иконостасов и других икон, как то нам ведати по нескольку случилося, також и не вешати на веровках ово там, ово инде, понеже тое не от благоразумия войшло, но от простоти и невежества, такожде и ко благолепию Божиих храмов не пособляют, но и предосуждение и толк противний некиим, паче ж иноверним, приносят, чего и правоверним умним не абие удобно защитити; того ради благопристойнее есть икони излишнии, оставив спотребу во благолепие храма, во скудние святии храми распределити; подобнож и онии завешаннии сняв [420] или при стене в приличном месте поставити, или буди нет места, и ония також в храми, которие скудостию икон лишаются, во украшение отдати.

11.

Хотящии от благоговения ко Богу или святим Божиим в честь их какову икону купити в какой либо храм, должни того храма священника спросится, какова икона храму тому есть нужна, и какия еще в оном не имеются. Священник же о том благоразсудив доволно, коей еще нет, или какая есть потребна, даст совет и тот совет желающему икону купити приймати, самоволнии же, ненужнии и излишнии священникам в церков не принимати; понеже хотя кто и обет в тому имеет, то должно иметь благоразсудно, и хотящии пособити храму Божию должни пособити в нуждах и потребах, а не без потреби, понеже что делается без потреби, то делается всуе и без ползи, ниже есть противно обету желателя, понеже того обета есть крайнее намерение слава Божия, потому честь святих Божиих; святии же Божии взаимно толиким любве союзом соединеннии, яко егда почитаем единого, почитаем и другаго, почитаем и всех единого взаим соединенних духа любовию, якоже егда чтим Бога, чтим и Его святия Богу духом и любовию и протчиим соединеннии по оному апостола учению; прилепляйся Господев един дух есть с Господем.

12.

Свещи приноснии возженнии и невозженнии до самих иконостасов и икон святих не прилепляти, но на свещницех, котория пред иконами поставленни, онии прилепляти или полагати, ибо таковии свещи едва не везде видимо, что иконостаси и икони ово портят, ово же обжигают и сожигают, да еще же от них опасность возжения и сожжения храмов бивают; свещи, котория для отмени в церков на продажу делаются, били би верно, необманно и чисто з воску чистого зделаннии и неоскуднии, котория би достойни били бить внесени в церков [421] и пред святими поставлени, ибо кто в сем обману купующим творит, велми на Бога и на ближних согрешает, всевидца Бога и простоту обманивает, и сего ради сугубое приймет осуждение и сугубий бич и руку господню и паче оних во евангелии показанних на себе почувствует и третье наказание, и изгнание от лица Господня восприймет, якоже и онии, их же Спаситель изгна и изверже из храма Иерусалимля.

13.

Икони какови имеют писатися в церков поелику можно писати их искуством живописним, что б елико мощно лице писанное коего святаго имело би живость и красоту подобия человеческого, да не худим и не грубим и неискусним изображением отъято будет чести написаннаго лица, и поданна будет причина к посмеху и шуткам, худим толкам и соблазнам, яко то часто слишится в народе и говорится, что вместо великого Божия угодника святителя Николая худим безхудожнаго писателя майстерством изображено медведя, також и других всесвятих и високих божественних лиц таковии злохудожнии изображения распорчивают и обезчещают, и буде таковии безобразнии и злохудожнии икони имели би кто в церков вносити, такових священникам в церков не принимать.

14.

При всяком приходу книгу пригоже оправленную в кожу имети з доволною бумагою, которой би доволно било на уписание вещей церковних, на лицо имеющихся и внов прибилных, в оную книгу всякия церковния вещи, какия би они ни били, по различию вещей разнии надписи болшими летерами надписав, и под тими надписами вещи тим надписом прислучающия верно и обстоятелно по приметам вещей означая, уписовати, вещи же уписуемия таковия: всякия утвари, ризи, подризники, епитрахилии, потире, дискоси, звезди, кадила, лямпади и что либо имеется, книгу же показанную шнуром против печатию протопопскою опечатати и рукою онаго ж по листам закрепити [422] и вечно при церкви в добром сохранении между оними ж вещами в сундуки содержати и от потеряния велми беречи.

15.

Кроме же вишшепоказанной книги, другия имети шнуром же прошития и печатию протопопскою запечатанная поежегоднии книги, и онии на две части разделив; в едную часть значала всякии церковнии приходи денежнии, також и свещи и ладан от приношения биваемая записивати ясно и обстоятелно по месяцам, когда сколко чего пройдет, и того ради первую книги часть на две статии разделити: в первой приход денежной, откуду и с чего, ясно и обстоятелно означати; в другой же статии других вещей, то есть свечей и ладану записивати. Другую же часть книги показанния такожде на две статьи разделити: в первой еден расход денег со изявлением обстоятелно писати, в другой же статии расход свечей и ладану означати.

16.

Священникам и дияконам во время отправления божественния литургии в первом входе, идя с олтара з святим евангелием, мирским лицам подносити евангелие ради целования есть против обичаю церковному и не по уставу и того ради впредь не делать, ибо котории священники тое делают, то или от незнания, или от ласкательства; во уставе же церковном кому и когда подносити показанно, чего же не показанно, самоволним и не разсудним мнением того не дерзати делать.

17.

Между пением херувимским на великом входе по форме, в служебниках показанной, высочайшее Императорское имя, також и височайшия императорския фамилии имена как показанно возносити, також иное, которое указом показанное на своем месте возносити, також и другия тамож показанния, иних же самоволно никаких не причиняти и сверх видения [423] и повеления святейшаго синода собою ничего не прибавляти, ибо таковое дерзновение подлежати будет опасности истязания.

18.

Священници и диякони когда с олтара или во святилищи людском преходя кадят, или когда врата отверзают, или когда мир глаголют народу, не должни им кланятися, как то невежи в обичай себе приняли и затвердили; ибо правило собора карфагенскаго седмое на десятъ всем клирикам того запрещает; паче же противно есть священнику, в действии литургии лице Христово на себе образующему.

19.

Всяк какий ни будь священник должен есть сан свой великий, от благодати Божией на него положенний, чувствовати и прилежно честь онаго поберегати, да не его неразсуждением поврежденна будет честь онаго и похулится похулением, чести возложивий на него сицево великолепие Дух святий. И того ради, аще где будет иерей позван каким либо образом в дом каков, в котором имеет бить сана его повреждение каким либо презрением, впредь там не ходить; не подобает же священникам людем такових делати прислуг и учинностей, которие безчестят или умаляют, или предсудительство кое-либо сану и чести его приносят. Должни иереи время молитв или правил церковних вечернаго, утреннаго, наипаче божественния литургии крепко беречи, не пропущати, понеже и то есть велми противно правилам и уставу церковному, и буди тое на кого будет донесенно, по тим же правилам без всяких извинений будет наказан. Слишим бо по несколку, что неции малодушнии и ласкающиися священници во время литургии подобное и уставленное с приказу некиих владелцев продерживают и пропущают в неподобное и позное время, и тако человеком угождающе, воле и повелению Божию злоугождают. [424]

20.

Как в ветхой моисейской, так и в Христовой Божественной Церкви места ради молений священникам место — святая святых, мирским же людем святилище, глаголюще святое людское, Богом, апостоли и богоносними отцы есть определенно; и того ради священницы во молениях должни на своих во олтарех святих местах предстояти и молитися; такожде и мирскии во святом людском пребивати и молитви возсилати, да не поврежденно будет оное божественное богоносних отец уставление и правила, которие мирским велми запрещают входити во святий олтарь; ниже мирскии власти да вредят своея совести непщеванием фарисейским, мняще себе пред лицем Божиим во общем молении лутших и святших бити паче общаго во святилищи людском предстоящаго народа. Не подобает мирским людем, еще и властем, при олтарних дверех стоя, дерзновенно приближатися к престолу, и чрез двери на вся действуемая божествении тайни взирати, ибо некая таинства явно пред очеси всех предстоящих бывают отправляемая, другая же от очес людей мирских дверми и завесами укриваются, и cиe божественное апостолское и древное богоносних отец предание вся православная восточная церков, опасно и до нине сохраняет. И того ради камарки, в которих прежде бивало показанное мирских людей стояние, определите на содержание церковних потреби к спряту утварей, свеч, огня, води и протчаго; мирским же всякаго чина людем от нине при действии божественния литургии в них не стояти, стояти же в общем святилищи людском, яко же Богом и богоносними отци есть повеленно.

21.

Всем священникам крепко смотрети и наблюдати, дабы нищии и калеки притворнии между сущие нищие и калеки не мешалися и не почиталися, и притворних, крепких и могущих себе и других промислами кормити и снабдевати, имати, и в [425] прикази отсилать по указом, сущим же калекам и нищим приказовать трезво, свято и честно жительствовати и иметь об них попечение. Во время же молений церковних, а наипаче же литургии не допущать им внутрь храмов Божиих сноватися, помешивать молитвы и стужати, о чем всем показанном многие указы Святейшаго Правительствующего Синода отправлены.

22.

Во всяком приходе при всякой церкви всяк священник имел бы честних и верних себе и радетелних трех человек: 1) ктитор от всего прихода определений, и другие два, с которими би священник советовал и прилежал о добре церковном, и они би з священником вси все церковное имение, какое либо у тоя церкви имеется, також и приходи и всякие малейшие расходы ведали, и напрасно и безвестно некому би, ниже священнику и без ведома их не допущали расточати, но когда би церковная какая нужда востребовала, то священник с ними, они же со священником согласно посоветовав, с казни или с чого-либо церковнаго взимали и на тое употребляли; и повсягодно книги своя приходов и расходов исчисляли и очищали, и когда что-либо и малейшое ким било потерянно или испорченно, без послабления би взисковали, и на самих тих же священниках отци протопопи всяк в своей протопопии ведали о имении всяком при церквах ведомства их имеющомся, також и о целости онаго или убели; и оную на ком надлежит принуждали би взисковати, и ежели би якое в том доправлении явилося препятствие, доносили архиерееви или консистории.

23.

Древний святий и достославний християнский обичай свято и благочестно скончавшихся християн светло и нарочито елико возможно есть погребение чинили, керимонеями 14 и благолепиями [426] внешними украшали, и не точию во христианех, но и в неверних, честних и человечних, тоеж обикновение велми прилежно отправляется; в местах же наших грубость застарелая з обидою святих о в Бозе християн почивших зело затвердела, умершия како-либо мало нечто от скота различно телеса верних погребати, з чего cpaмние иноверним толко происходят на поругание вери святия, усопшим же святим християном во безчестие; того ради надлежит ради погребения при всякой церкви пристойния тому имети орудия.

1. Чистии и покрашеннии носилки или мари.

2. Внутрь тих носилок постилати чистый коврик или килимець, на коем гроб или трупу с телом поставляти, потом покров или сукно чистое и честное, и по возможности богатое, не ветхое и не деравое и не загнюшенное, как то едва не при всех церквах ми видели, которим по верху тело покривати, имети же и свещи для провождения усопших, котория предносити усопшим. В тех же керимонеях священникам с клиром благоговейно, умилно и учтиво поступати, чтения и пения
учтиво отправляти, народ ко провождению увещати и возбуждати. Учити же народ простой не просто и не без ползи в том провождении ходити, но коликое что кто ведает о преставшемся моления Господу приносити купно со священниками и клиром, сих бо ради вин как священници с клиром так и мирстии вси ко провождению собираются, во еже усопших душам чим кто может пособити.

24.

В здешнех некоторих церквах православних, мню за невежество и за нерачителство апостолских и церковних правил, внийде обичай, что християне, творяще поминания усопшим, приносят ясия различная, в которих пероги з сиром и другими вещми, паче же и мясивами начиняннии, паче же и самия мяса различная приносятся, и внутр святилища, си есть во святое людское вносима бивают, идеже священници над сицеви вещми поют панахиди малия или болшия, что и в наши [427] церкви и тех же ради показанних вин внийде; cиe же есть греховно, еже вносити таковие вещи во внутрное святилище церкви Божия, велми бо сего правила апостолская запрещают, священници же, сия попущающе, или невежеством обяти, паче же за ленивство не хотяще вникнути в правила апостолская и церковная, согрешают и велми суть повинни, и того ради, как то донине ни било, впредь сего силою апостолских и церковних правил запрещаем, иереи впредь дерзающе сия творити, теми ж правилами имеют бити осужденни. Мощно же таковому вещей вишеявленних приношению вне церкви в претворех или пределех церковних бивати, лучше же cия тако делати: внутрь святилища священником отпевше понахиди, в дом их реченния снеди во память усопшим или для поминания, или для милостини в дом их посилати.

25.

Вещи божественнии и святии почитаемия во всяко время и во всяких обстоятелствах суть свято и благоговейно почитаемия, славимия и превозносимия: тако знамение креста Господня спасителное, каково препрославленное и превознесенное почитание в день праздника воздвижения своего имеет, таково преподавать и творить ему в кия либо другия дни празничния и общия подобает. По сему ж образу и божественних и святих лиц изображения икони святия иметь должни. В наших же многих церквах или за неразсуждение, или за невежество, как спасителним крестним знамением, так и з иконами святими делается другое противное, кроме бо вишше явленнаго празника, крест святий видимо как в церквах, так и в протчих местах едва что в почтении или кроме всякаго почтения бивает. Иногда бо показанния святини семо и овамо в презренних и нечестних местах, иногда же и в нечистих брошенния и помаранния валяются, иногда же без почтения какой-либо мирский болший или менший и робята руками без разсуждения безчестно или малочестно обращают, и о такових случаях священници, их же дел есть всякими мерами чести Господним святим подобающия хранити и [428] соблюдати, имеют ответ в день он воздати, нине же в отвращение того и славу и прославление святинь Божиих сей образ представляя, повелеваем. 1) Когда спасителное знамение крест святий или святия икони потребно есть народу предъявляти, или к лобизанию представляти, то сами б священници или диякони во облачениях священних, образом благоговейним и всепочтенним представляли и предполагали: мирскии ж дячки, пономари или школники робята того делати не дерзали, как то до-сель во время постов прежде приобщения тайн божественних деланно бивало, також и в протчия тому подобния времена. 2) Когда священници божественними дари к болним ходят, священници в единой руце потир со святинями, в другой крест святий носили би; пономари же, предъидя им, свещу и колокол в руках носили. 3) В праздники Рождества Христова, Богоявления и светлаго Воскресения Христова, когда обичай есть славления, когда священници похотят славити, мощно есть точию для благоговения креста Господня или свя-тих икон имети на себе епитрахилий, благоговейно и всепочтенно в руках противу персей ония носити, в домех же, вшедше, на пречестном и посланном украшении полагати и паки благоговейно взимати. Дячки же и школники без крестов и икон славили би, ибо слишим, паче же и видим, какови безчестия и поругания святим знамениям в показанних случаях делаются. В показанних случаях церквей презвитерам своих церковников обхождения и поступления крепко наблюдати, да безчиниями каковими либо народу соблазни не подадутся, за котория, яко началници и надсмотрители, имеют подпасти истязанию. 4) В навечерии Богоявлений священници с церковниками когда по приходам для кропления священния води ходят, и когда кто будет просити крест в дом написати, как то завелося от неякого обичая в наших местах точию, в правилах же апостольских и церковних в требницех и уставе того не обретаем, если б священници на местех пристойних и честних, и честним и пристойним писмом написовали, дячки же и другие школники, как то и нине с [429] соблазнами и святаго изображения презрениями и непочтениями делается, в местех же не пристойних, не писали би. Мощно же и во вся, яко от церкви не уставленнаго и не узаконеннаго, не писати, но точию води святия окроплением в храмех и во всяких местех доволствоватися.

26.

Священником научати народ и самим показати благочиние, каковое в церквах Божиих восточних содержится и в наших некоторих, когда божественному собщению приступает народ, приступали б таковим образом: благочинно и благоговейно во время чтения часов к честному кресту и к святим иконам прикладалися б все хотящии причащатися; егда же божественная литургия, благоговейно и со страхом стояли би до пения канонника, во время же пения пред святими врати все би стали чинами тако: первие малии, потом болшии, потом еще болшие и старие и благовременно устроилися би, и егда святая врата отверзутся, уже тогда никакова смущения и шатания между ими не било би, но велика тихость и молчание, и тако егда глаголет священник молитву, всем видимо слитно и ясно будет, за священником глаголати, егда же начнется причащение, тогда би сряду всяк по единому, первие малии, потом болшие, потом еще болшие и старие благоговейно и без всякаго мятежа с единия страни приступали, на другую отступали и отходили, приступая же согбенно крестообразно на персех имели би руки.

27.

При проскомисании священници, сверх уготованних для проскомисии обикновенних просфир, з других принесенних со всех их винимали би частицю и с воспоминанием принесшего имени полагали би на дискосе, ибо хотя и по невежеству священници с показанних прочиих просфир частице вынимая, куда-нибудь бросают, или своим пономарам священним или несвященним велят делати тое ж, беззаконуют и велми согрешают вин ради сих, каковия удоб благоразсуждающему [430] покажутся. Такожде когда священници на антидор просфири разделяют, надлежит разделяти просфиру, з коя агнец или болшая четвероугольная часть винимается или хотя другая какая-либо обаче з коя часть принесенна в жертву Богу на дискосе, может ради антидору разделятися. Да видят бо священници тайну сего, еже делают; проскомидия или приношение есть Господу Богу Вседержителю представление от человек трапези, в ней же воместо всяких и разних яствий первейшое, израднейшое и сокращеннейшое яствие — хлеб предлагается, иже суть частицы вся на дискосе полагаемая, воместо же всякаго и различнаго пития сокращеннейший и израднейшй и всеизвестнейший напой — вино поставляем, и того ради весь прочий от реченних частиц ocтавший хлеб суть от трапези Божия остатки, избитки, укрухи и куски, чего ради великую честь и благословение ония остатки имеют, и ми их должни со великим благовением во благословение наше принимати; и сего ради грех есть и не подобает каковий либо хлеб несвященний, как то сплош за невежество иерейское дается, к оному таковому велми святому и благовейному примешивати, и народ простий за благословение неблагословением обманивати.

28.

Пред празниками святаго Спасителя нашего Рождества також и святаго воскресения священници, ходя прихода своего по домам и молитви и благословение подая, имеют поступати тако: всех, яже в дому обретают, з собою к молению устроити, такожде молитву безмятежно и во молчании прочитати, також от руки всему дому знамением креста благословение преподати, по всем же том некакое краткое по разсуждению времени наставление и научение и ползование душевное уделати, например: как крестимся, как персти кресту слагаем, каку молитву знаем, ведаем ли Господа бога, люби Его, таковаго благодетеля, бойся прогневати, худо не делай, почитай родителей и прочая. И тако священници домам с благословением и иния ползы имеют преподати. [431]

29.

Ради чистоти церковния внутри нужния таков священником и народу подается: в притворах или приделах вне или внутр дверей неколикия веники держати, и когда священно и церковнослужители з двора внутр притвора входят, теми би вениками обув блатом замаранний дочиста велми отирали, даби во время блата и калов церков гноями и блатами не марали и не сквернили, к чему и ввесь народ от мала до велика увещати; и тако дом Божий не толико внутр замаранний будет гнюсом, церковником же около очищения храмов много будет облегчения.

30.

Всяк священник от благодати Духа Святаго в Божии тяжании в сем Господина своего Христа владики в приходе своем поставлен есть Божия тяжания споспешник, Божия села эконом, или искреннее и простее рещи, приказчик, по оному глаголу апостола: Богу споспешници есми, Божие тяжание есте, души бо в приходе его сущия Божие суть тяжание, великою ценою, кровию Божиею куплени, и сего ради коликое имать о них всеми образи прилагать смотрение, попечение и соблюдение, воздает бо о преставлении своем от мала до велика ответ в день оный Господину онаго тяжания. И того ради всяк имеет долг, кроме всякаго извинения, ведати, кто есть всяк прихожанин, каково его обхождение, каков к Богу, каков к ближнему, и когда что-либо порочное, неприемное Богу и закону Его противное на ком явится, хотя би и слухом и от людских повестей, не подобает оставити и того всуе, но наедине, в дому ли его, или священник в дом свой призвав, ко исправлению увещати, показивати дела худость, закону противление, христианству порок, и самой честности человеческой непристойность. Творити же cиe не единожди, но многажди, покамисть о котором порочнии слухи носятся, исправится. Подобает же иepeю всякому приходскому всячески ведати, кто в [432] его приходе болен, и не дожидаясь, пока зван будет, оних болних посещати, утешительними словеси души болящих развеселяти, к совести и разсуждению в житии содеянних приводити, к покаянию и исповеданию грехов увещати, и тое не единожди делати и не единому, но всякому; cиe бо есть заповедь Божия и должность священническая. И того ради священник, имея таковое знание о прихожанах своих, способнее будет имети случай нужд ради своих от прихода отлучитися; когда же понуждает от прихода на день, на другий или на третий имеет отлучитися, то хотя би в приходе и все било здраво и благополучно, вблиз сущаго брата своего иерея просити для присмотру своего прихода до времени своего в приход возвращения; ибо хотя время показанное кратко кажется, обаче в том случаи много пакостей приносят, как то и прежде сего причини показовали, також и нине приносятся, котория и совестей иерейских касаются, и под вини тяжолия их приводят.

Вся сия ввишеписанная о благолепии и чистоте и порядки церковном довлеют и к прежним нашим наставлениям и сия присовокупляются. И должни ония нашея епархия священники и диякони и причетници и вси благопослушливии синове православния церкви всячески исполняти и исправляти. И паче братия наша протопопи и наместники тое пред действовати и других увещати и понуждати; буди же кто в показанном и нерадив или ослушен покажется, не оставлен будет без истязания и чего достоин будет без наказания, пастирски увещаем, молим и предостерегаем. Писано в обители нашей Святовознесенской, Переясловской, 1760 года, априля 28 дня. Вышше именованний Гервасий епископ».


Ежегодно чрез протопопские правления Гервасий напоминал священникам об исполнении ими пастырских обязанностей, а также время от времени вызывал к себе в кафедральный монастырь священнослужителей для священнослужения и испытания их в знании катихизиса; неискусным в священнослужении и незнающим катихизиса угрожало «немалое [433] затруднение» 15. Кроме того, eп. Гервасием, особенно в начале управления Переяславскою епархиею, издан был целый ряд указов, преследовавших цели епархиального благоустройства и повышения умственного и нравственного уровня духовенства. Вот некоторые из них 16.


№ 1. Указ консистории о непредставлении для рукоположения во священники лиц, не окончивших класса риторики, и о порядке приискания женихов для девиц, сирот священников.

«Указ Е. И. В. Самодержици Всероссийския из духовной епископии Переяславской консистории протопопу Басанскому Андрею Туманскому. Настоящаго 1757 года, ноября 13 дня, его же в Богу преосвященство господин Гервасий, епископ Переяславский и Бориспольский, архипастир наш, труда и прилежания в семинарии здешней учащихся учеников разсуждая, соизволил словесно определить, — учинить чтоб от духовной его преосвященства консистории к духовним властям всем предложено было: впредь никого не токмо из козачого или другого какова звания, но и священнических детей, не обученних до риторическаго учения, к получению священства не представлять, а представлять тех только, которие реторики обучени; а ежели в каковом приходе по измерших священниках детей мужескаго пола не будет, а иметимутся женска пола, то вдовеющим священническим женам представлять в духовную консисторию таких женскаго полу сирот, которим по усмотрению консистории из обучающихся в семинарии честних и достойних учеников, з засвидетелствованием здешнея семинарии префекта о их добропорядочном состоянии и учении, определенни имеют бить в мужей с надеждою удостоения их во священство. И по Ея Императорскаго Величества указу и по определению его преосвящества духовной консистории приказали: [434] ко всем властям здешней епархии духовним, в том числе и к вам, послать сей указ, которим предложить, даби ви впредь никого не токмо из козачого или другого какова звания, но и священнических детей, необученних хотя до реторики, к получению священства не представляли, а представляли би тех токмо, которие хотя риторическому учению обучались; а ежели в котором приходе по измерших священниках детей мужеска полу не будет, а иметимутся женска полу, то удовевшим священническим женам велели представлять своих дочерей в консисторию для определения им из учащихся в семинарии реторики учеников достойних в мужей с надеждою удостоения их безотменно во священство, и протопопу Басанскому Андрею Туманскому о том ведать и чинить по сему Е. И. В. указу 1757 года, ноября 27».

№ 2. Указ консистории о представлении к преосвященному детей духовенства свыше пятилетняго возраста.

«Указ Е. И. В. Самодержици Всероссийския из духовной епископии Переяславской консистории правителю протопопии Бориспольской Стефану Деревецкому и протопопу Басанскому Андрею Туманскому. Сего октября 8 дня, настоящаго 1759 г., его преосвященству господину Гервасию, епископу переяславскому и бориспольскому архипастиревe нашему, семинарии Переяславской префект иеромонах Павел поданим доношением представил: височайшими де Ея Императорскаго Величества указами при здешней Переяславской семинарии священно и церковнопри-четническим детем славено-латинскаго языка обучатися велено, к якому учению и учителе определени и уже от минувшаго 6 сентября начали обучать, токмо де священно и церковнопричетнических детей в школах так мало находится, что в риторике не болше 5, в пиитики 4, в синтаксиме и грамматики 3, в инфиме и аналогии 3 человек представлених имеется, в домех же священно и церковнопричетнических детей годящихся уже учити (не сумнително ведать мощно) многие содержатся и за особеним огурством и нерадением отцев их и по нине не представляются, от чего они отци, как знатний урок в, [435] учении детям своим приключают, так и школному учению за нескорим представлением помешателство причинить могут, — просил о немедленном оних детей в семинарию представлении резолюции; по котором доношению его преосвящество определить соизволил, чтоб священнослужителские от пяти лет мужеска пола, кроме котории женати или реторику кончили, все дети без утайки представлени били его преосвященству, и в силу онаго определения духовная консистория приказали: во все ведомства протопопские здешней епархии подчиненнии послать укази с тем, чтоб все священно и церковнослужителские дети, кои вишше пяти лет, в немедленности его преосвященству представлени били, кроме тех точию, которие женати или риторики обучени, о чем сей к вам и посилается, и правителю Борисполскому Стефану Деревецкому, да протопопу Басанскому Андрею Туманскому, о том ведая, чинить по сему Ея Импера-торскаго Величества указу 1759 года, октября 24 дня».

№ 3. Указ консистории, определяющий покрой, цвет и достоинство верхней одежды и шапок для священников.

«Указ Е. И. В. Самодержици Bcepoccийския из духовной епископии Переяславской консистории протопопу Басанскому Андрею Туманскому. На поданном от протопопа Переяславскаго Павла Скрипчинскаго сего 760 года, 14 генваря преосвященнейшему господину Гервасию, епископу Переяславскому и Бориспольокому, архипастыреви нашему, доношение с представлением под разсмотрение, что многие священники, по небрежению своему, как одеяний священству приличних, так и шапок не имеют и не стараются споряжать, единственно тем толко извиняясь, что бобров или готових шапок з околицею бобровою негде купить, яко такових шапок не шиют и не продают, и потому инии з лисичою околицею, а иние простие мужичие каплоyxиe шапки и яломки без зазору носить не стидятся, також и в рясах коротких и узких, светлаго сукна и в непокритих простих кожухах между народом публично ходят. Сего ярмарку болше десяти шапок священнических з бобровими околицями продавани, с коих только три куплено, а остальние он, [436] протопоп Скрипчинский, ценою лутшие по пять коп, а хужшие по два рубле принял; тот же шапочник, коего шапки, сколко надобно вистачить может подрядиться. Состоявшимся его ж преосвященства определением веленно: пред командою или пред народом, кроме домашняго приватнаго обращения, благославныя священникам и дияконам, благоповажния, не короткия, черныя или темноцветния одежди верхния носити без всякаго винословия, белия же шуби и юпки по верху, також и шапки каплоухия и другия мирския не носити; кто же в таких впредь явится, протопопам в духовное правление отбирать и где у кого и сколко будет отобрано, репортовать; для всех, в коих показанних приличних священству шапок не имеется епархии здешней священников, реченния шапки сделанни подрядите и о том з духовной консистории ко всем протопопам, в том числе и к вам, отпустить указ, и отпущен, и протопопу Басанскому Андрею Туманскому, ведая, чинить по сему Е. И. В. указу. 1760 года, генвара 31 дня».

№ 4. Указ консистории с определением количества платы за повенчание.

«Указ Е. И. В. Самодержици Всероссийския из духовной епископии Переяславской консистории протопопу Басанскому Андрею Туманскому. Понеже его преосвященству господину Гервасию, епископу Переяславскому и Бориспольскому, архипастыреве нашему, с некоторого его преосвященству представления учинилось известно, что здешней епархии священство за об-венчание желающих брачитися многии издирства и разлишнии взятки приключают, того ради в прекращение их лакомств его ж преосвященство соизволил определить, даби так своего прихода от прихожан, как и от посторонних, з багатших више рубля, з убогих више полтини за обвенчание священство вашей епархии не взимали; и во исполнение того его преосвященства определение о том з духовной консистории всем протопопам для опубликования по их ведомствам указом предложить велено, коим и предлагается, и протопопу Басанскому [437] Андрею Туманскому о том ведать и чинить по сему указу. Марта 8 дня, 1759 года» 17.


Энергичный, просвещенный архипастырь Гервасий замечателен не только как талантливый администратор, много сделавший для благоустроения Переяславской епархии; особенную известность стяжала ему борьба с унией в юго-восточных уездах нынешней киевской губернии, состоявших в то время под владычеством Польши. Вместе с знаменитым архимандритом Мелхиседеком Значко-Яворским (род. около 1720 г., ум. 1809 г.), Гервасий был руководителем и вождем сильного движения среди подвластных Польше украинцев в пользу православия против унии 18.

Движение, направлявшееся Гервасием и Мелхиседеком к религиозным целям, в конце концов выразилось политическим бунтом против польского господства, известным под именем «Колиивщины» (1768 г.). Один писатель называет «Колиивщину» «великим движением во имя веры» 19. Если другие, писавшие об этом предмете, кроме религиозного, указывают и иные факторы этого движения, то во всяком случае религиозный элемент в нем, рядом с другими, несомненен. Hecoмненным также должно быть признано то положение, что противоуниатское движение в Киевщине стояло в связи с политическим движением 1768 года. С этой точки зрения, [438] думается, легче и вернее всего может быть разрешен спорный вопрос об участии Гервасия и Мелхиседека в Колиивщине: Нам кажется, что писатели, приписывающие Гервасию и Мелхиседеку видную роль в возстании 1768 года, правы в том смысле, что оба эти лица оказали несомненное влияние на ход событий; с другой стороны, по нашему мнению, правы и те, которые горячо защищают Гервасия и Мелхиседека от обвинений в организации гайдамацких отрядов и благословения «оружия отмщения». Скудость опубликованных доселе материалов (это признают занимающиеся историею Колиивщины, как живущие по сю, так и по ту сторону рубежа) не дает права вполне категорически высказаться по вопросу о роли Гервасия и Мелхиседека в гайдамацком восстании 1768 года. По этому вопросу могут существовать пока лишь более или менее правдоподобные предположения. На основании знакомства с личностью Гервасия по его письмам, резолюциям, посланиям и указам, а также на основании изучения опубликованных доселе материалов о Колиивщине и деятельности Гервасия, мы смеем предложить такое решение этого вопроса. Фактическое участие Гервасия в восстании, в виде «благословения оружия отмщения» или иным способом, нам кажется не только недоказанным, но и несообразным с личностью Гервасия, насколько можно осветить ее теперь, спустя 135 лет после его смерти. — Человек для своего времени высоко просвещенный, старик, помышляющий уже о смерти, архипастырь, настойчиво проповедывавший своей пастве «евангелие мира и любви» 20, убежденный христианин, особенно заботившийся о сохранении чистоты и незапятнанности своей совести и исполнении своего долга 21, Гервасий изменил бы себе, если бы благословил то кровавое дело, которое совершено было по ветхозаветному закону — «око за око», но ни в коем случае не может быть названо [439] христианским. К тому же Гервасий порицает гайдамак в августе 1768 года 22, а это было бы делом уже черезчур вопиющаго лицемерия со стороны человека, благословившаго будто бы в мае того же года их «крестовый поход» против поляков и евреев.

Тем не менее, влияние Гервасия на возникновение возстания 1768 года вряд ли может подлежать сомнению. Гервасий не хотел кроваваго дела, но своею ревностью в борьбе с униею он косвенно немало содействовал возбуждению среди украинцев политическаго движения. Заботясь об успехах православия в Киевщине, Гервасий вызывал своих пасомых на борьбу с поляками за веру, подчеркивал, что поляки — гонители веры отцов, указывал, что единоверная и единоплеменная Россия — их верная и надежная защитница. Правда, Гервасий учил своих пасомых, терпеливо переносить страдания, в борьбе за веру подражать хрисианам первых веков и т. под., но в толпу ведь западало то, что ей было доступнее и понятнее. Читая окружные послания Гервасия на тему о мужественном стоянии за веру и терпеливом перенесении страданий, украинцы ловили в них отдельные слова, по которым сильнее убеждались в мысли, что поляки — это исконные враги и притеснители, что им нужно сопротивляться, что от России можно ждать поддержки и т. под.

Гервасий с Мелхиседеком всколыхнули народную массу, вызвали в ней брожение, пробудили сознание ненормальности положения. Боль, ярче сознанная и локализованная, всегда сильнее чувствуется и скорее побуждает к принятию соответствующих мер против нее.

Гервасий и Мелхиседек вызвали движение религиозное, но отсюда был один шаг до политического бунта, до кровавой «помсты» угнетителям за все...

Как отнеслись в Петербурге к Колиивщине? Большинство ученых вполне основательно вовсе отрицают участие [440] русского правительства в самом поднятии восстания. В данный момент России это восстание было невыгодно. «В начале 1768 г. Россия занимала безусловно господствующее положение в Польше», — русская дипломатия в это время как раз достигла в Варшаве всех своих целей 23. Всякого рода восстания и беспорядки в пределах польского государства были интересны не России, а ее политическим соперникам, желавшим ослабить влияние петербургского двора в Польше. Поэтому известие о восстании на Украине не могло быть приятно Екатерине. Когда в конце августа 1768 г. в Петербург поступили донесения о том, что Гервасий был «некоторой причиной» восстания, Екатерина сильно разгневалась на него. Вероятно, к этому именно времени относится записка ее к гр. Н. И. Панину, в которой она, с явным раздражением против Гервасия, высказывала намерение вызвать его в Петербург и «от него требовать отчет, для чего мешается в заграничныя дела без повеления» 24. Гнев императрицы вполне понятен: обвиняемый — член малороссийскаго духовенства, которое, по мнению Екатерины, в то время все заражено было «многими ненасытнаго властолюбия началами» 25 и к которому принадлежал ненавистный государыне Apceний Мациевич; к тому же, этот «смиренный отец» Гервасий дерзнул вмешиваться в «дела ему не принадлежащия» 26, благодаря чему могли нарушиться планы Екатерины относительно Польши.

Но тут в дело Гервасия, кажется, вмешался руководивший тогда русской внешней политикой гр. Н. И. Панин, с которым Екатерина советовалась, как быть с Гервасием. Панин, надо полагать, умерил гнев императрицы на переяславского [441] епископа и побудил ее обождать выяснения обстоятельств дела и доказательств виновности Гервасия. 2 сентября он послал Гервасию письмо, в котором, между прочим, писал: «Не подавая веры всему тому, что на собственный ваш счет приписывается, хочу только по истинному моему почтению к сану вашему, равно как и по долгу звания моего, благовременно и благонамеренно остеречь вас»... Он, далее, просил Гервасия принять с своей стороны все меры к пресечению волнений в народе и способствовать «совершенному покорению» восставших «законам речи посполитой польской» 27. Между тем, в конце августа и в начале сентября выступил было с защитой Гервасия правитель Малороссии гр. П. А. Румянцев 28.

Но обстоятельства сложились не в пользу обвиненного епископа. В это время прусский король Фридрих II стал принимать всевозможные меры «для оторвания Польши от России и для утверждения своей тамо инфлюэнции»; агенты Фридриха «первые разнесли» по Европе «слух, якобы Россия бунт в Польше делает и подкупает крестьян польских, дабы убивали своих господ» 29.

Под давлением европейской дипломатии, Турция обнаружила вмешательство в польские дела и приняла по отношению России вызывающий тон. Как раз в сентябре 1768 г. обострились русско-турецкие отношения, поведшия в ноябре к войне; в сентябре же снова усилилось гайдамацкое восстание, пред тем начавшее было стихать. В виду этого в Петербурге решено было принять меры к скорейшему подавлению восстания; одною из таких мер было удаление из Переяслава Гервасия. 29 сентября Екатерина дала Синоду указ, коим [442] повелевалось Гервасию немедленно переехать из Переяслава в Киев и там ожидать нового указа о своей участи. В Петербурге, надо думать, видели связь гайдамацкого восстания 1768 г. с предшествовавшим ему противоуниатским движением в Украине, и в удалении Гервасия из Переяслава находили некоторое средство к ослаблению обоих движений — прежде всего религюзного, и затем уже связанного с ним политического.

Указ Синода от 30 сентября, возвещавший волю Екатерины о переезде Гервасия в Киев, последний получил 25 октября и, наскоро собравшись, 3 ноября явился в Киев, где и поселился на киево-подольском подворье переяславской епископии.

Был ли судим Гервасий? Думаем, что нет. Видимо, улик, доказывавших участие Гервасия в возстании, не было никаких, да их, думается, не могло быть. Гервасия просто удалили из Переяслава, чтобы пресечь ему «сообщение противное с униатскими попами» 30, которое не согласовалось с тогдашними политическими разсчетами петербургского двора; этим удалением цель была достигнута, и тем, кажется, дело кончилось.

В архиве св. Синода нет никаких указаний на то, чтобы Гервасий был судим, и в списки архиереев, бывших под судом, он не значится. Здесь есть только дело о переезде его из Переяслава в Киев, оканчивающееся рапортом Гервасия о том, что переезд им совершен во исполнение указа 31. Другое же дело — о смерти Гервасия и его погребении 32 побуждает нас совершенно отвергать мысль о суде над ним. Из этого дела видно, что Гервасий до самой смерти жил в Kиeвe на своем подворье, на основании указа синодского от 30 сентября 1768 г., давшего повеление только о переезде, что другого указа по его делу не было (а если бы он был судим, то, без сомнения, такой указ должен был бы существовать непременно), и что он до самой смерти непрерывно управлял делами своей [443] епархии из Kиeвa 33, что, конечно, не могло бы иметь места во время суда над ним.

Около 8 часов утра, 22 декабря 1769 года Гервасий скончался в Киеве на своем подворье, после непродолжительной болезни.

По указу Синода, тело его 9 февраля 1770 года, после отпевания, было отправлено в Переяслав; здесь оно 12 февраля было торжественно встречено духовенством и народом и 13 февраля погребено в Вознесенском монастыре.

После Гервасия осталось 568 рублей 29 копеек денег и 168 различных вещей, между которыми — рясы, материи, очки, 6 зрительных труб, книги, целый ряд безделушек «штучек каменных, раковинных и хрустальных» и проч. Имущество и часть денег розданы были родственникам Гервасия, другая же часть денег пошла на погребение, на раздачу лицам, участвовавшим в отпевании в Kиeвe 34 и в погребении в Переяславе, а также «на поминки» 35.

Вл. П.


Комментарии

1. Более подробные сведения о жизни Гервасия до назначения в Пекин см. у проф. Н. И. Петрова в изданных им «Актах и документах, относящихся к истории Киевской духовной академии», Киев 1904 г. отд. 2, т. I, ч. 2, и у Д. Вишневскаго «Киевская академия в первой половине 18-го столетия», Киев 1903 г.

2. О пекинском периоде жизни Гервасия см. «Православная миссия в Китае» иером. Николая Адоратскаго («Православный Собеседник» 1887 г., ч. 2-я).

3. Известие Строева («Списки иерархов», Москва, 1877 г.) о том, что Гервасий в 1757 г. занимал несколько месяцев должность настоятеля черниговскаго Елецкаго монастыря, вряд ли достоверно.

4. Антецесора — предшественника по управлению переяславской епархией.

5. Т. е. 2 саккоса — 1 светлый, праздничный и 1 траурный.

6. Вероятно, ганусковая, т. е. анисовая.

7. Это письмо найдено нами в архиве Полтавской духовной консистории. Вследствие хаотическаго состояния дел в этом архиве, равно как и в архивах Киевской духовной консистории и пере-
яславскаго Вознесенскаго монастыря, мы лишены возможности делать указания на №№, связки и шкафы.

8. Тоже в архиве полтавской духовной консистории.

9. Сбор предназначался «на возобновление и снабжение неимущих монастырей и церквей, в Польше находящихся». См. в архиве старых дел при Киевской духовной консистории.

10. Переписка эта сохранилась в старом архиве Киевской духовной консистории, частью же в архиве Полтавской духовной консистории.

11. См. в архиве при переяславском Вознесенском монастыре.

12. Напечатано — «Маяк» 1843 г. т. XI, стр. 122—132; а с некоторыми изменениями — в виде «наставлений» в «Страннике», 1872 г., августовская книжка.

13. Найдено нами в бумагах частнаго лица.

14. Т. е. церемониями.

15. См. в архиве Переяславскаго Вознесенского монастыря ордеры переяславскаго протопопскаго правления.

16. Отысканы в бумагах частнаго лица.

17. Несколько интересных указов Гервасия опубликованы покойным протоиереем И. Крамаренко в «Страннике», 1872 г. августов. книж.

18. Об этой деятельности Гервасия и Мелхиседека см. «Архив Юго-Западной России» ч. I, т.т. II и III с предисловием Ф. Г. Лебединцева, и в сочинении покойного проф. Спб. духовной академии М. О. Кояловича — «История воссоединения западно-русских униатов старых времен», Спб. 1873 год.

19. «Киевская Старина», 1882 г. сент. кн., стр. 530.

20. Об этом свидетельствуют, кроме посланий, его резолюции, какия нам приходилось видеть в названных выше архивах.

21. См. напр, в «Архиве Юго-Западной России» ч. I, т. II, стр. 125 и др.

22. См. напр. «Архив Юго-Западной России» ч. I, т. III, стр. 745—748 и др.

23. Н. Д. Чечулин. «Внешняя политика России в начале царствования Екатерины II» в «Зап. истор.-филол. факульт. Спб. универс., ч. 40, стр. 290—293.

24. «Чтен. в Общ. истории и древн.», 1863 г., кн. 2, стр. 138—139, № 349.

25. Сборник Русск. Историч. Общества, том 7.

26. «Чтен. в Общ. ист. и древн.», 1863, кн. 2, № 349.

27. Письмо напечатано в виде приложения к 27 т. «Истории России» С. М. Соловьева, Москва, 1877 г., стр. 335—336.

28. См. «Переписка Румянцева» в Киев. Стар, за 1882 г., октябрь, стр. 110—117, №№ 22—24.

29. См. ркп. Имп. Публ. Библ. F. XVII. 46. Сборник (в нем № 49 «Сведение о Польше»).

30. Киев. Стар., 1882 г., октябрь, стр. 117, № 25.

31. Архив св. Синода, дело 1768 г., № 95.

32. Архив св. Синода, дело 1770 г., № 102.

33. Об этом свидетельствуют и дела бывшей Переяславской консистории — см. в арх. Киев. и Полт. дух. консистории и Переясл. Вознесенскаго мон.

34. Между прочим, митрополит киевский Apceний Могилянский, по болезни в отпевании не принимавщий участия, получил 25 руб.; живший же в Kиeве на покое, бывший тобольский митрополит Павел Конюшкевич, совершавший отпевание, «подаяния не принял».

35. См. в арх. св. Синода дело, 1771 г., № 124.

Текст воспроизведен по изданию: Гервасий Линцевский. (Материалы по истории Переяславской епархии третьей четверти XVIII ст.) // Киевская старина, № 12. 1904

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.