Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 276

1653 г. ноября 8. Письмо литовского гетмана Я. Радзивилла из Речицы воеводе Полоцкому о событиях под Сучавой и положении польско-литовского войска

Главный архив древних актов в Варшаве Радзивилмвский архив, отдел IV, тека 16, конверт 189, лл. 301—302. Подлинник.

Ясновельможный милостивый пан воевода полоцкий, м. в. м. и. и дядя.

Необходимые встречи с в. м. м. м. п. для взаимных консультаций, которые приносят Речи Посполитой столь большую пользу, стали затруднительными из-за эпидемии, которая распространилась в тамошних краях и препятствует передвижению, а следовательно, и безопасной пересылке писем. Теперь, когда само время подает уже надежду на прекращение эпидемии и положение дел вызывает необходимость контакта с в. м. м. м. п., снова даю о себе знать и доношу в. м. м. м. п. обо всем, что касается общего положения в отечестве.

Не распространяясь о том, что до сих пор произошло в Короне, посылаю собранные известия для ориентации в совещаниях и руководства военными действиями.

Сейчас после взятия сучавского замка и капитуляции, которая из-за поспешных переговоров принесла мало пользы, неприятель получил право отступить к своим организованным табором, с распущенными знаменами и барабанным боем сопровождать в центр табора тело убитого Тимоша со знаками его достоинства.

Конфедераты (Союзники Ракоций и Стефан) поспешно возвращаются домой.

Что касается подкреплений, на которые мы возлагали все надежды в этой войне и из-за которых пропустили все военные сроки и потеряли много сил, рискуя жизнью людей, то на них надежда слабая, если не вовсе потерянная, так как, уходя, венгры обещали нам только 4 тысячи копьеносцев с обычным их вооружением, с копьями за голенищами, да и то после долгого настаивания на смешной оговорке относительно того, что [они] будут воевать только против казаков, а не против татар, вассалов одного с ними господина и притом дали понять, что если к ним не будет доходить корм для лошадей, то они, нимало не мешкая, должны будут уйти назад.

Таким образом, становится совершенно очевидным, на каком слабом фундаменте основывались эти планы и какой плод нам принесли, так как вместо того, чтобы содействовать успокоению внутри страны, поставили нас перед лицом страшной, почти крайней опасности в связи с возможностью войны с Турцией, поскольку турки этим нарушением договоров и переходом за границу очень недовольны и принимают меры для сохранения условий договоров, а на этого нового господаря из-за его сношений с нами смотрят очень косо.

Наши, отправленные туда, после получения от валахской стражи дсстоверного известия о соединении Хмельницкого с ханом и ордами и о переправе через Днестр под Рашковом, поспешили к своим, дабы неприятель, поспешив, не отрезал их совсем от войска.

Куда, увеличив свои силы, направил неприятель свой первый удар? На Валахов ли, возводя снова [на престол] старого господаря, или, видя, что там уже все кончено, на наши войска, этого мы знать не можем. Но каждому теперь ясно, что наше отечество попало в очень тяжелое положение, так как коронное войско с е. к. м., продвинувшись, [717] оставило в тылу открытым для неприятельских нашествий весь край и ввиду угрожающих нам сил неприятеля все мы подвержены (сохрани бог) крайней опасности. Среди оставшихся по домам нет ни готовнссти, ни средств для отпора врагу. Единственное и последнее [средство] — это заблаговременно предостеречь наших братьев и побудить их обеспечить собственную безопасность и быть наготове. А так как мне, командующему завербованным войском, выезжать и отлучаться трудно, а на в. м. м. м. п., если до этого дойдет, должна будет пасть забота об ополчении уездов, я очень желаю, чтобы в. м. м. м. п. разослали по уездам [посланцев] с этими предостережениями и не переставали склонять их к тому, чтобы [они] заблаговременно готовились к собственной обороне, напоминая им о том, что в этом заключается их собственное спасение, так как они не могут надеяться на малые силы этого войска, если, упаси бог, с коронным войском случится что либо неблагоприятное.

Об этом нашем войске сообщаю в. м. м. м. п., что из-за столь долгого вынужденного стояния на одном месте в ожидании соединения с коронными [войсками], на что все время рассчитывалось, оно вследствие голода, тяжелых недостатков и усиленных болезней ослабело и очень поредело. Потеряли лошадей, понесли едва ли возместимые потери, ослабели, как никогда до сих пор, и поэтому дальше тут оставаться не могут. Считая, что удерживать их дольше в столь нестерпимой нужде и при отсутствии возможности получить пропитание для них самих и для лошадей из-за наступивших морозов и снега, означало бы ничто иное как полную потерю их боеспособности и, следовательно, лишение Речи Посполитой необходимых гарнизонов, я вынужден был принять решение о выводе их отсюда после девятого [текущего] месяца, по окончании срока службы и расположении на границе Полесья и Волыни. Таким образом будет закрыта эта сторона и не будет оголена сторона от Могилева и Мстиславля. Посредине же на случай крайней надобности соединения нужно оставить побольше людей.

Когда это все сделаю, не премину обо всем известить в. м. м. м. п., на милость которого отдается ваш покорный слуга.

Дано в лагере под Речицей 3 ноября 1653.

В. м. м. м. п. и дяди племянник и покорный слуга Я. Радзивилл с. р. гетман п[ольный] и л[итовский].

Отдано ноября 26.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.