Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 250

1652 г. сентября 12. Письмо смоленского хорунжего Храповицкого с сообщением о русско-польских отношениях и переговорах Богдана Хмельницкого с русским правительством о воссоединении Украины с Россией

Государственный воеводский архив в Кракове, Архив Сангушек, рукопись 67, лл. 279-279 об. Копия.

Копия письма я. п. Храповицкого, смоленского хорунжего, из Чапалова от 12 сентября

Даю в. м. м. м. п. следующую информацию из Москвы.

Я слыхал из разных источников разные толки об этом народе, как о таком, который неоднократно нарушал [свое] слово и присягу. Я особенно [так думал], когда получил письмо от е. м. п. инстигатора Великого княжества Литовского, в котором он пишет, что после окончания всех разговоров не только не отпускали самих их милостей 181, не разрешали отпустить гонца к. е. м., который приезжает из Гор, но и приставы не бывали. Следили за тем, чтобы мы не имели никакого известия от их мм. пп. посланников. Все же один мой татарин из Дорогобужа, специально для этого посланный, прокрался окольными путями и пронес письма. Гнались за ним несколько десятков всадников, но он сумел [так] увернуться, что прошел целым. Верно то, что от Хмеля был посол к царю, чтобы [он] принял [его] под свое покровительство 182. Трудно узнать, какой [он] получил ответ, потому что там делают эти дела более тайно, чем у нас. Царь и своего [посла] посылал к Хмелю, с чем — неизвестно, но думаю, что он сносился [с ним] относительно этого подданства, которое Хмельницкий ему предлагал 183.

Потом принесли мне более утешительные вести. А затем вернулся в Дорогобуж и гонец е. к. м. из Гор, который был послан к их мм. пп. посланникам. И купцы, которые ездили, вернулись и рассказывали, что они испытали большую государеву милость и пользовались большой [649] свободой, что им разрешили продажу табака, которую всегда строго запрещали. Этот гонец е. к. м. сегодня был в Дорогобуже и говорил, что пп. посланников должны были отправить сейчас же после его отъезда. Они тоже писали, что должны были выехать из столицы 7 сентября и что их труд по делам Речи Посполитой дает счастливые результаты.

Когда запросили Москву, почему их так долго задержали для переговоров, получали ответ: “Вы тоже наших задержали [дольше, чем проходили] переговоры”. К тому же царь был занят богослужением по такому случаю: Иван, этот тиран, сослал митрополита Филиппа за то, что [тот] обличал царя в жестокости, сначала на один остров за Архангельском (В тексте — Архангелом), названный Соловецкий (В тексте — Соломенским), потом, когда хотел его возвратить, [тот] ответил: “Если царь прекратил жестокости, я перестану его обличать”.

Разгневанный тиран приказал его убить. Этот митрополит был там похоронен и уже в теперешнее время, спустя несколько десятков лет, тело вместе с гробом выступило из земли наверх и там совершались большие чудеса. Теперешний царь, узнав об этом, послал из столицы митрополита с думным боярином и, собрав сведения о чудесах, приказал перевезти в столицу мощи этого митрополита Филлипа. В июле [они] и были перевезены с величайшей торжественностью и почетом.

Сам царь шел пешком, встретил [мощи] в миле от столицы и проявлял много набожности. Поставили эти мощи в Крымгороде, в соборной церкви и, как пишут, [там] совершаются большие чудеса. Наши смотрели. Таким образом, царь был занят этой церемонией и непрестанным ночным и дневным богослужением.

Итак, если Хмель отказался от своего предложения о подданстве царю, думаю, что пп. посланников пристойно отправят, что вскоре будет видно. Но ввиду того, что на сейме поставлено уничтожать казаков 184, этот изменник захочет испытать вероломную протекцию.

Теперь, по милости божьей, со стороны Москвы тихо и нет признаков грозящей войны. Дай бог и дальше так. Об этом же мне пишет и п. подстароста Рогланский. Посылаю копию письма в. м. м. м. п. Трудно предвидеть, что дальше будет, ибо не дано [нам] знать будущие события, но в. м. м. м. п. изволь узнать от меня по особому секрету следующее, предыдущий царь Михаил Федорович, отец теперешнего, перед самой смертью имел совещание с боярами и духовными, особенно с патриархом, (который умер в великий пост) 185, относительно сохранения мира с Литвой, потому что некоторые его подговаривали к [войне]... Но этот патриарх, — так как он был благочестивый, — отговорил более разумных бояр. Итак, этот царь написал грамоту, угрожая потомкам и наследникам Московского государства проклятием, чтобы [они] никогда не нарушали присяги, и эту грамоту, подписанную царем, патриархом и боярами, [царь] своей рукой положил на престол в соборной церкви. В этом и заключается секрет того, что теперешний царь во время этих беспорядков на нашей родине, несмотря на многократные [650] требования изменника, повел себя с нами так скромно. Поэтому в особенности покойный патриарх сохранил это положение, часто напоминая об этом проклятии. Теперешний патриарх Никон — это тот митрополит новгородский, который ездил в Соловецкий монастырь за мощами Филиппа.

Кто может знать, захочет ли он быть таким же благочестивым, только то [подает надежду], что сам царь, несмотря на свою молодость, государь очень набожный и сам тоже такого же мнения.

Уведомив в. м. м. м. п. секретно обо всем, что нужно, я не премину, если будет такая необходимость, через нарочного гонца уведомить и предостеречь...

На обороте: Известия из Москвы, как обходиться с нашими послами... переговоры, какая точность.... Посольство Хмельницкого к... что теперь и обратно к нему... мощи митрополита Филиппа... привезенные в столицу. Завещание отца царя о сохранении мира 1652.


Комментарии

181. Речь идет о послах Речи Посполитой в Москву — Сандомирском каштеляне Станиславе Витовском и писаре Великого княжества Литовского Филиппе Обуховиче.

182. Вероятно имеется в виду посольство Ивана Искры, отправленное Богданом Хмельницким в Москву в январе 1652 г.

183. Речь идет, очевидно, о посольстве В. Унковского (июнь 1652 г.).

184. Занятия ординарного сейма в Речи Посполитой обычно продолжались шесть недель, внеочередного — две недели. Ординарный сейм, открывшийся в Варшаве 23 июля 1652 г., постановил закончить свои занятия вместо шести недель за две недели, подчеркнув этим необходимость срочно подготовиться к решительной войне против украинского народа. Сейм ввел чрезвычайный т. н. берестечский военный налог и, под предлогом отсутствия времени, отказался принять мирное посольство, присланное Войском Запорожским. Вместе с тем сейм нашел время, чтобы нобилитировать бывшего полковника Войска Запорожского Крысу, который изменнически перешел на сторону поляков в битве под Берестечком (см. Volumina legum, том IV. стр. 165 — 182). Документ правильно характеризует постановления сейма, как решение уничтожить казаков.

185. Речь идет о патриархе Иосифе, умершем в феврале 1652 г. После него стал патриархом новгородский архиепископ Никон.

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.