Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Переселение украинцев в Россию в период освободительной войны украинского народа 1648-1654 годов

В ЦГИА УССР в фонде Чугуевской приказной избы (ф. 1791) хранятся малоизвестные документы, свидетельствующие о переселении в XVII веке украинцев в русские пограничные районы, получившие впоследствии название Слободской Украины 1. Здесь селились бежавшие от гнета польских панов крестьяне и городская беднота, представители других сословий. Сюда перебирались на постоянное жительство потерпевшие неудачу в борьбе с врагом украинские казаки. Переходя границу, они твердо знали, что братский русский народ не оставит их в беде, даст приют на своей земле. Переселение украинцев в Россию было закономерным проявлением исторических связей русского и украинского народов, способствовало их дальнейшему сближению.

Яркую картину того, как происходило оседание переселенцев с Украины в России, какую помощь оказывало им русское правительство, дают публикуемые ниже документы из фонда Чугуевской приказной избы, относящиеся к периоду освободительной войны украинского народа 1648-1654 годов 2. Переселенцы «целовали крест», то есть принимали присягу на верность своей новой Родине, и, «помня крестное целованье, нам великому государю служили: от крымских и от нагайских и от всяких воинских людей нашие украины оберегали, и к службе были готовы с ружьем, и в приходе воинских людей с ними бились, и в указных местех на вечное житье строились и в летнее время пашни свои пахали и хлеб сеяли, и на наше жалованье лошади к службе и для пашни держали и скотину всякую заводили» (док. № 2). Принявших присягу щедро наделяли землей под застройку, огород и пашню, а также сенными покосами (док. № 4). Рядовой переселенец получал 20 четей земли, сотник - 40 четей. Кроме этого им выплачивалось жалованье, состоявшее из двух частей: за переход в подданство («для их иноземства») и за поселение («для их новые селидьбы») (док. № 1). Если отведенное властями место для постоянного жительства не удовлетворяло переселенца, он мог выбрать другое или перейти в соседний уезд. В последнем случае переселенец получал жалованье только за принятие подданства. Как правило, Москва удовлетворяла жалобы переселенцев на неполную выдачу им воеводами жалованья (док. № 1). Русское правительство разрешило переселенцам сеять табак и гнать вино для своих нужд (но не для продажи). Это была важная льгота: выращивать табак в русском государстве было категорически запрещено, производство вина являлось царской монополией. При переводе переселенцев из города в город им выдавалось по полтине «для подъему». Семье погибшего в бою переселенца выплачивалось пособие.

Публикуемые документы позволяют уточнить время и обстоятельства основания некоторых населенных пунктов на Слободской Украине 3. Все они являются подлинниками, документы № 1-3 ранее не публиковались. Документ № 4 был помещен первым краеведом Харьковщины архиепископом Филаретом (Гумилевским) 4 в его книге «Историко-статистическое описание Харьковской епархии», вышедшей в свет в. 1857 году и давно ставшей библиографической редкостью. Написаны документы русской скорописью XVII века, публикуются они в соответствии с «Правилами издания исторических документов в СССР» (М., 1969 г.).

Публикацию подготовил В. В. Страшко, старший научный сотрудник ЦГИА УССР. [14]


№ 1

1653 г., июля 16. Москва. — Грамота Алексея Михайловича чугуевскому воеводе Федору Пушкину о доплате жалованья и устройстве в Чугуевском уезде 25 семей переселенцев с Украины

|л. 16| От ц[а]ря и великого ки[я]зя Алексея Михайловича всея Русии в Чюгуево воеводе н[а]шему Федору Володимеровичю Пушкину.

Июля в 30 д[е]нь 5 писал еси к нам с чюгуевцом с Тренькою Семаковым, что в н[ы]нешнем во 161 году в розных числех вышли в Чюгуево из Литовские стороны на н[а]ше ц[а]рское имя на вечное житье черкасы Фетька Дмитреев с товарыщи двадцать пять ч[е]л[о]в[е]к з женами и з детьми и з животы 6, и нам великому г[о]с[у]д[а]рю кр[ес]т целовали что им жити навеки. И по отпискам из Яблонова боярина н[а]шего и воеводы кн[я]зя Григорья Семеновича Куракина велено тех нового выезду черкас устроить в Чюгуеве на посаде дворами и огороды и пашнями и сенными покосы и всякими угодьи. И те черкасы в Чюгуеве устроены ль или нет тово в отпи/л. 17/ске не написано.

А на Москве в Розряде 7 черкашенин Тимошка Михалев сказал: стоят де они н[ы]не и поселитца хотят на реке на Удах от Чюгуева верстах в десяти 8 и болши. И в том месте им поселитца непристойно, потому что от города в дальнем месте и от приходу воинских людей не к заступе; а что им дано н[а]шего жалованья и на дворовое строенье не против 9 их товарыщей.

/л. 18/ И мы великий г[о]с[у]д[а]рь их черкас пожаловали для их иноземства и новые селидьбы, велели им н[а]шего денежного жалованья дадать против их товарыщей нового выезду черкас. А кому имяны и по чему и[а]шего денежного жалованья дати и тому послана х тебе роспись под сею н[а]шей грамотою 10. А на жалованья тем черкасом послано с Москвы н[а]шие денежные казны чюгуевские приказные избы с подьячим с Кирюшкой Ларионовым сто пять рублев за ево счетом. И как к тебе ся н[а]ша грамота придет, а подъячей Кирюшка с н[а]шею денежною казною приедет, и ты б у нево ту н[а]шу денежную казну сто пять рублев взял, а черкасом сказал, что мы великий г[о]с[у]д[а]рь их черкас пожаловали для их иноземства и новые селидьбы, /л. 19/ велели им н[а]шего денежного жалованья додати против их товарищей. И они б нам великому г[осу]д[а]рю служили, н[а]шего г[о]с[у]д[а]рьства от татар и ото всяких воинских людей оберегали, и дворами на вечное житье строилися и указные свои земли пахали и хлеб сеяли и жили смирно; дурна б от них никакова не было б, а вина и табаку на продажю не держали, и за рубеж бы от них нихто никакое ч[е]л[о]в[е]к /л. 20/ в Литовскую сторону не ходил, чтобы между г[о]с[у]д[а]рствы ссоры не учинить. А сказав, устроил их в Чюгуеве где пригож, в крепких местах, чтобы они были к городу к заступе и к ним бы воинские люди без весно не прошли и их не побили и в полон не поимали. И дал им под дворы и под огороды места и на пашню земли и сенных покосов и всяких угодей по н[а]шему указу, и роздал им н[а]ше жалованье по сему н[а]шему указу сполна без вычету.

/л. 21/ А в которых местех и урочищах черкас устроит, и по скольку чети 11 на пашню земли и сенных покосов и всяких угодей даш, и ты б ту дачу велел написать в строелные книги, да о том к нам отписал и строелные книги за своею рукою прислал к Москве. А другие таковы ж книги держал в Чюгуеве в приказной избе за своею рукою.

Писано в Москве, лета 7161 июля в 16 д[ень].

Пометы на л. 16 об.:

1. В Чюгуево воеводе н[а]шему Федору Володимеровичю Пушкину.

2. 161 году августа в 1 д[ень] подал г[о]с[у]д[а]р[е]ву грамоту приказной избы подъячей Кирило Ларионов

ЦГИА УССР, ф. 1791, оп. 2, стб. 29, лл. 16-21. Оригинал. [15]

№ 2

1653 г., октября 24. Москва. — Грамота Алексея Михайловича чугуевскому воеводе Федору Пушкину о выдаче жалованья и устройстве в Чугуевском уезде 58 семей переселенцев с Украины

|л. 9| От ц[а]ря и великого кн[я]зя Алексея Михайловича всея Русии на Чюгуево воеводе н[а]ш[е]му Федору Володимировичю Пушкину

В н[ы]нешнем во 162 году в октябре м[еся]це в розных числех писал еси к нам: пришли на Чюгуево из Литовские стороны черкасы Ивашко Федоров да Филька Кондратьев с товарыщи пятьдесят воем ч[е]л[о]в[е]к з женами и з детьми на вечное житье, и те де черкасы на Чюгуеве ко кр[ес]ту приведены.

И ис тех черкас присланы к Москве челобитчики черкаской поп Иван Прохоров, черкасы Гаврилко Мальков, Ивашко Иванов, Ивашко Родионов, и дано им на Москве н[а]шего денежного жалованья: попу Ивану десять рублев да на однорядку сукно англинское доброе пять аршин, черкасом Ивашку Иванову, Ивашку Родионову по осми рублев ч[е]л[о]в[е]ку, Гаврилку Малькову сем рубл[ев], и отпущены с Москвы... 12.

/л. 10/ A которые черкасы на Чюгуеве, Ивашко Федоров да Филька Кондратьев с товарыщи, и тем черкасом для их иноземства и новые селидьбы велено дати н[а]шего денежного жалованья на дворовое строенье: семьянистым по осми рублев, а иным но семи и по шти и по пяти рублев. А на жалованье тем выезжим черкасом н[а]шие денежные казны триста осмнадьцать рублев и список имян их /л. 11/ за дьячею приписю посла... 13 с чюгуевцы детьми боярскими с Ор[ехом] Истоминым с товарыщи. А как чюгуевцы, дети боярские Орех Истомин с товарыщи, на Чугуево приедут и ты б у них н[а]шу денежную казну взяв, устроил где пригож и береженье к н[а]шей денежной казне держал большое, чтоб н[а]шей денежной казне /л. 12/ какая поруха не учинилась. А черкас пересмотрел всех на лицо и сказал им всем вслух, что мы их пожаловали для их иноземства, велели им дати н[а]шего денежного жалованья для их новые селидьбы, да их ж, по их челобитью, велели устроить на вечное житье в Чугуевском уезде на Дону 14 от города в пяти верстах 15 на Печенежском на Катковском поле. И они б черкасы видя к себе н[а]шу ц[а]рскую м[и]л[о]сть, и помня крестное целованье, нам великому государю служили: от крымских и от нагайских и ото всяких воинских людей н[а]шие украины оберегали, и к службе были готовы с ружьем, и в приход воинских людей с ними бились, и в указных местех на вечное житье /л. 13/ строились, и летнее время пашни свои пахали и хлеб сеяли, и на н[а]ше жалованье лошади к службе и для пашни держали и скотину всякую заводили. И жили б смирно, и вина и табаку па продажу не держали, и зернью не играли, и никакова дурна в них не было. А в которых черкасех чаять какова воровства и всяково дурна и они б про тех сказывали тебе и воров не покрывали.

А сказав, черкасом н[а]ше денежное жалованье дал по списку всем налицо сполна, без вычету, с порукою, и от них ничем сам не покорыстовался. А на пашню земли и сенных покосов и под дворы и под огороды места дал бы еси им против прежних чугуевских черкас. И велел им на вечное житье в указ/л. 14/ном месте строится, и в летнее время велеть им пашни пахать и хлеб сеять.

А кому имяны чюгусвским черкасом н[а]ш[е]го денежного жалованья даш, и хто по ком в н[а]ш[е]м жалованьи и в службе порука, и что у ково лошадей служилых и пашенных, и что у ково какова ружья, и что у ково /л. 15/ детей мужсково и женсково полу и скольких лет которые дети, и по скольку чети черкасом под дворы и под огороды и под гумны и на пашню земли и сенных покосов и всяких угодей даш, и в которых урочищах, и далеко ль от города, и с какими местами та их дача в межах, и какие признаки меж черкаских земель учиниш; и ты б то все велел написать в тетрати подлинно, по статьям, и тетрати прислал к нам к Москве за своею рукою.

Писано на Москве, лета 7162 октября в 24 д[ень].

Помета на л. 9 об.:

1. На Чюгуево воеводе н[а]шему Федору Володимировичю Пушкину.

2. 162 году ноября в 15 д[ень] подал г[о]с[у]д[а]р[е]ву грамоту с[ы]н боярской Ареф Истомин.

ЦГИА УССР, ф. 1791, оп. 2, стб. 28, лл. 9-15. Оригинал. [16]

№ 3

1654 г., февраля 2. — Память из Разрядного приказа чугуевскому воеводе Федору Пушкину о выдаче жалованья и отправке в Чернавский уезд 20 семей переселенцев с Украины

|л. 1| Лета 7162 февраля 2 д[ня]. По г[о]с[у]д[а]р[е]ву ц[а]р[е]ву и великого ки[я]зя Алексея Михайловича всеа Русин указу намять Федору Володимировичю Пушкину.

На Москве в Розряде черкашеннн Ивашко Федоров сказал: в н[ы]нешнем де во 162 году вышли они в Чюгуево из Литовские стороны па г[о]с[у]дарево имя дватцеть ч[е]л[о]в[е]к з женами и детьми и со всеми животы. И ты о том к г[о]с[у]д[а]рю не писал и росписи имян их не прислал, и ты то учинил негораздо.

И г[о]с[у]д[а]рь ц[а]рь и великий ки[я]зь Алексей Михайлович всеа Русин указал: тех перехотцов Ивашка Федорова с товарыщи всех дватцеть ч[е]л[о]в[е]к с Чюгуева отпустить в Чериавской з женами и з детьми и со всеми животы, и устроить на вечное житье. А в Чернавской к Ондрею Шишкину о том г[о]с[у]д[а]рев указ послан. Да им же велено дати г[осу]д[а]рева жалованья для их инозем/л. 2/ства деветннатцети ч[е]л[о]в[е]ком по полтора рубли ч[е]л[о]в[е]ку из чюгуевских не таможенных и из мелничных доходов. А челобитчику Ивашку Федорову г[осу]д[а]рева жалованья два рубли дано на Москве.

И как челобитчик Ивашко Федоров в Чюгуев приедет и ты б г[o]с[у]д[а]рево жалованье черкасом дал по полтора рубли ч[е]л[о]в[е]ку из чюгуевскнх ис таможенных и из мелничных [доходов], а таможенным и мелничным целовальником дал опись за своею рукою. А челобитчику Ивашку Федорову д[е]н[е]г не давал, для того что ему г[осу]д[а]рево жалованье дано на Москве. И отпустил их в Чернавской с провожатыми с кем пригож тот час, безо всяко[го] задержания.

Диак Иван Северов.

Помета в конце документа:

162 году февраля в 20 д[ень] подал память черкашенин Ивашко Фе[доров].

ЦГИА УССР, ф. 1791, оп. 2. стб. 30. лл. 1-2. Оригинал

№ 4

1655 г., февраля 23. Москва. — Память из Разрядного приказа Григорию Спешневу об устройстве в Чугуевском уезде 800 семей переселенцев с Украины

|л. 2| [Лет]а 7163 февраля 23 д[ня]. По г[о]с[у]д[а]р[е]ву ц[а]ря и вел[икого] [кня]зя Алексея Михайловича всея Великия и Малый Росии самодержца указу намять Григорью Спешневу.

Били челом г[о]с[у]д[а]рю ц[а]рю и великому кн[я]зю Алексею Михайловичю всея Великия и Малыя Росии самодержцу чюгуевскне нововыезжие черкасы Максимка Тимофеев с товарищи восмь сот ч[е]л[о]в[е]к, а в челобитной их написано, приехали де они черкасы на Чюгуево его ц[а]рского величества Запорожского Войска из розных городов з женами и з детьми на вечное житье. А на Чюгуеве де они пашнею и сенными покосы не устроены. И г[о]с[у]д[а]рь бы их черкас пожаловал, велел их на Чюгуеве устроить землями в сенными покосы против их братьи прежних чюгу/л. 3/евских черкас в Чюгуевском же уезде в урочище меж Лопина и Харькова 16.

И г[о]с[у]д[а]рь ц[а]рь и великий кн[я]зь Алексей Михайлович неся Всликия и Малыя Росии самодержец пожаловал чугуевских черкас Максимка Тимофеева с товарыщи осми сот ч[е]л[о]в[е]к. велел их устроить в Чугуевском уезде в урочище меж Лопина и Харькова. Под дворы им и под огороды и под гумна места велел дати против чюгуевскнх черкас, а на пашню земли по десяти чети и поле а в дву потом уж 17. А будет и тех урочищах землею скудно, им черкасом дать по осми чети /л. 4/ ч[е]л[о]в[е]ку в поле а в дву потомуж 18. А сенных покосов дать им же черкасом против земель их вполы 19.

И по г[о]с[у]д[а]р[е]ву ц[а]р[е]ву и великого князя Алексея Михайловича всея Великия и Малыя Росии самодержца указу, Григорью Спешневу чюгуевским нововыезжим черкасом Максимку Тимофееву с товарыщи осмисот ч[е]л[о]в[е]ком в Чюгуевском уезде в урочище меж Лопина и Харькова под дворы и под огороды и под гумна места, и на пашню земли и сенных покосов и всяких угодей, дать им против сево г [о]с[у]д[а]р[е]ва указу. И устроить их на вечное житье з женами и з детьми безо всякова мотчанья, не дожидаясь о том инова г[о]с[у]д]а]р[е]ва указа, чтоб им [17] черкасом в н[ы]нешнее в вешнее время без пашен и в лето бесхлебными не быть. И чтоб впредь от них о том к г[о]с[у]д[а]рю челобитья никакова не было.

А ково имяны черкас Максимка Тимофеева с товарыщи осми сот ч[е]л[о]в[е]к землями и сенными покосы /л. 5/ и всякими угодьи устроиш, и в которых местех, и что около их каких крепостей 20 будет, и что у ково детей мужсково полу и женскова и кольких лет которые дети, и тому всему кн[и]ги за своею рукою прислал ко г[о]с[у]д[а]рю к Москве в Розряд.

Иван Северов.

Помета в конце документа:

Марта в 8 д[ень] подал память челобитчик Максимка Тимофеев.

ЦГИА УССР, ф. 1791, оп. 2, стб. 32, лл. 2-5.
Оригинал. Опубликовано: Историко-статистическое описание Харьковской епархии. Отделение II. М., 1857, стр. 160-161


Комментарии

1. Слободская Украина — историческая область России на современной территории Белгородской. Воронежской, Харьковской и Сумской областей. В XVII веке переселенцами с Украины здесь были основаны Харьков, Сумы, Лебедин, Ахтырка и другие города, многие слободы, от которых она получила свое название (БСЭ, изд. 2-е, т. 39, стр. 330).

2. Сведения о переселении украинцев в Россию в XVI-XVII ее. имеются в следующих изданиях: Д. И. Балагий. Очерки по истории колонизации степной окраины Московского государства. М., 1887; И. Беляев. О сторожевой, станичной и полевой службе на польской Украине Московского государства. В кн. «Чтения в Московском обществе истории и древностей российских», 1846, кн. 4; Воссоединение Украины с Россией. Сб. документов и материалов в трех томах. М., 1953; Е. М. Апанович. Переселение украинцев в Россию накануне освободительной войны 1648-1654 гг. В кн. «Воссоединение Украины с Россией». Сб. статей. М., 1954, стр. 78-104.

3. Харькова, Хорошева, Печенег.

4. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона, т. 70. СПб., 1902, стр. 738-739.

5. Описка подьячего. Сопоставление дат написания этой грамоты и получения се в Чугуеве свидетельствует, что упоминаемая отписка была написана воеводой 30 июня.

6. «Животы» — имущество.

7. В Разрядном приказе.

8. Здесь и в док. № 2 имеются в виду польские мили (5 км), которым приказной подьячий механически дал русское название.

9. Не соответственно.

10. ЦГИА УССР, ф. 1791, оп. 2, стб. 29, лл. 22-24. Оригинал.

11. Четь — земельная мера. Приблизительно 0,5 га.

12. Два слова повреждены.

13. Далее текст поврежден.

14. В XVII в р. Северный Донец, как и ранее, иногда называлась Доном.

15. См. прим. 4 к док. № 1.

16. Между pp. Лопань и Харьков.

17. По 5 га в каждом из трех полей трехпольного севооборота. Всего 15 га пашни на семью.

18. По 12 га пашни на семью.

19. По 7,5 или 6 га сенокосов на семью.

20. Лесов, болот и других природных препятствий.

Текст воспроизведен по изданию: Переселение украинцев в Россию в период освободительной войны украинского народа 1648-1654 годов // Советские архивы, № 3. 1979

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.