Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 73

1649 г. сентября 11.Отписка брянского воеводы Н. Мещерского в Разрядный приказ о посылке к Богдану Хмельницкому сына боярского Л. Жеденева и расспросные речи последнего о битвах под Збаражем и Зборовом, о заключении Зборовского договора, о разорении татарами городов и сел, угоне ими жителей в плен и о желании украинского народа воссоединиться с Россией.

Список с отписки слово в слово, какова прислана в Розряд с брянским сыном боярским с Левонтьем Жеденовым да с-Ывашком Котелкиным в нынешнем во 158-м году сентября в 20 день.

Государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии холоп твой Никифорко Мещерской челом бьет.

В прошлом, государь, во 157-м году июня в 21 день в твоей государеве Цареве и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии грамоте из Розряду за приписью диака Григорья Ларионова писано во Брянеск ко мне, холопу твоему: по твоему государеву указу, велено мне к тебе, государю, к Москве отписать с нарочным гонцом, что во Брянску из-за рубежа каких вестей ныне есть про збор польских и литовских людей и что у них делаетца з запорожским гетманом з Богданом Хмельницким и с черкасы. И в литовскую сторону велено послать, кого пригоже, и велеть проведать: польской и литовской король и поляки и литовские люди против черкаского собранья в которых местех стоит, и литовской гетман и литовские люди и белорусцы с польским королем есть ли и вместе ли, литовской гетман и литовские люди шляхта и белорусцы на черкас соединяся ли, и гетман черкаской с черкасы [130] в которых местех стоят. И многие ль люди на обе стороны в собранье, и крымские люди с польским ли королем на черкас стоят, или они на польских людей стоят с черкасы вместе. И многие ль люди тотаровя и хто с теми татары: крымской ли царь, или царевичи, и у польского короля с черкасы и черкасом с польским королем с ляхи бой был ли, и о кою пору и чего меж ими вперед чаять, и не чаять ли татарского приходу из литовской стороны на твои государевы украины. И о том о всем велено проведать накрепко; а что про то про все посылыцики, приехав из литовской стороны, мне, холопу твоему скажут, и мне велено о том о всем к тебе, государю, к Москве отписать тотчас и жить во Брянску с великим береженьем неоплошно.

И июля, государь, в 7 день по твоему государеву указу и по грамоте в литовскую сторону для проведованья всяких вестей посылал я, холоп твой, трубченина сына боярского Левонтья Григорьева сына Жеденова да брянского стрельца Ивашка Котелкина. А для проведованья вестей и для проезду в литовскую землю дал им отписку и писал до обозу к гетману Запорожсково Войска к пану Богдану Хмельницкому, что твоего царского величества города Брянска с уездом сел и деревень сошлись городы и уезды королевского величества Стародуб Северской (Новгород-Северский.) и Почеп и иные смежно. А те ныне городы и уезды в подданье у нево, пана гетмана Хмельницкого. И тех городов и уездов крестьяне многие люди приходят воровски в твою царского величества сторону во Брянской уезд в села и в деревни воровать лошеди и животину, и хлеб крадут и всякою рухлядь, и тем великие ссоры чинят. И я, холоп твой, по мирному и посольскому договору и вечному докончанью, многожды в Почеп о том писал к почепским урядником, к ево полковником и сотником, чтоб они тех воров сыскивали и, сыскав, им наказанье чинили, и краденые лошеди и всякую рухлядь отдавали твоего царского величества людем. И те урядцы ни в чем твоего царского величества людей сыску и оборони не чинят и росправы не дают. И он бы, гетман Запорожского Войска пан Богдан Хмельницкой, для твоево царского величества, по мирному и по посольскому договору и вечному докончанью, отписал от себя в Почеп к начальным людем, чтоб они, по ево гетманскому росказанью, воров сыскивали и твоего царского величества людем обид чинить не велели. И сыск и росправу давали и вором наказанье чинили, и жили бы в соседстве безсорно, чтоб промеж обоих ваших великих государств ссоры и неправды не было. И моих бы посланцов назад во Брянеск ко мне отпустил безо всякие зацепки и не издержав, и с ними отписал. [131]

И в нынешнем, государь, во 158-м году сентября в 11 день приехал из-за рубежа сын боярской Левонтий Жеденов да стрелец Ивашко Котелкин, и подали мне, холопу твоему, лист от запорожского гетмана от Богдана Хмельнитцкого, да вестем своим проведованья роспросным речам письмо. И я, холоп твой, приняв у них лист и роспросные речи их, подклея под сею отписку, послал к тебе, государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии, к Москве тово ж числа с Левонтьем Жеденовым да с-Ывашком Котелкиным. А отписку, государь, и их роспросные речи велел подать и им явитца в Розряде думным диаком: Ивану Гавреневу да Семену Заборовскому, да дьяку Григорью Ларионову.

158-го сентября в 11 день приехав из-за рубежа из Литвы во Брянеск трубченин сын боярской Левонтей Жаденов да брянской стрелец, площадной дьячок Ивашко Котелкин, в съезжей избе воеводе князю Никифору Федоровичю Мещерскому в роспросе сказали: по государеву указу в прошлом во 157-м году июля в 7 день посланы мы были за рубеж в литовские городы и до обозу Запорожского Войска гетмана Богдана Хмельнитцкого для проведыванья вестей. И как мы приехали изо Брянска в Киев, и нас ис Киева, дав подводы и провожатых, отпустил до обозу к гетману Хмельнитцкому; и, приехав мы в обоз в оспожин пост за неделю до успеньева дня пресвятой богородицы (15 августа.) под литовской городок под Збаруж, и под тем городом стоят запорожские черкасы, а с ними крымские и нагайские татаровя, кругом осадя. А гетмана пана Богдана Хмельницкого в то время в обозе не было, а сказали нам казаки запорожские, полковники и сотники, что гетман пошол встречю против короля Яна Казимера, что де идет на нас король с войском, а с королем де войска 40 000. А в Збароже городе в то время сидел в осаде польской гетман пан Фирлея, а чей словет, тово не ведомо, да пан князь Вишневетцкой, а с ними польского войска и немец 20 000; а сидел в осаде 7 недель, и голод де великой был; ели собачину. И как де гетман Хмельнитцкой, послыша про короля, что идет на помочь ляхом, и поговоря с крымским царем, выбрав с собою лутчих людей, пошли встречю. И встретили короля за четыре мили от Збарожа; и был у них бой, и королевских людей казаки и татаровя побили и розбили их розно на трое. И король сам ушол в город к Збаровье и прислал к гетману Хмельнитцкому о миру говорить. И гетман де с королем сам виделся и договорился с ним, помирился на том, что х Киеву в казатцких городех по старине, как бывало, по коих мест казатцкие городы по Случь речку да по Сож реку,— от тех мест до Московского рубежа поляком дела нет, и лятцким костелом и жидовским людем в тех местех не быть. А которыми [132] городами в тех местех и селами преж сево поляки владели, и ныне теми городы и селы владеть королю и быть державцом королевским; а паном за Случь реку и за Сож не выезжать. А как де король з гетманом мирился, и о том гетман королю говорил, чтоб наперед помирился с крымским царем; и король с крымским царем помирился: дал крымскому царю 400 000 тарелей битых. И помирясь с королем, гетман Хмельницкой под городом Збаровье пришол со всем войском в обоз свой под город под Збарож и стоял два дни: и поднявся со всем войском своим, пошол прочь в Запороги к себе в город Чигирин. А нас, Левонтья и Ивашка, держал у себя в стану и взял нас, велел ехать с собою дорогою для проезду от татар, и для царского величества кормил нас и поил у себя за столом, и ехали с ним до города Паволочи 2 недели. А с Паволочья войско свое роспустил, а сам пошол на Белую Церковь к Чигирину, а нас отпустил с [Па]волочья с писарем своим с паном Луговским х Киеву и велел давать подводы и корм и провожатых. А крымской царь пошол из-под Збарожья к себе, а с ним гетман Хмельницкой отпустил 3-х полковников провожать. И на дороге мы слышали от Козаков, что татаровя, идучи с казаками с полковником Небабою, взяли литовских 15 городов, и выжег и уезды повоевал. Да как мы, едучи з гетманом вместе и будучи у нево в шатре, слышали от нево самово, сказывал нам: “говорил де нам крымской царь, чтоб ему, гетману, с ним заодно Московское государство воевать; и я де Московского государства воевать не хочю, и крымсково царя уговорил, чтоб Московского государства не воевал”. И сказав нам те слова и встав, учел про государское многолетное здоровье вино пить и, выпив, говорил: “я де и сам великому государю християнскому царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии готов служить со всем войском казацким, и повинен ему, государю, во всем, где государь ни повелит быть, и готов служить; и не тово де мне хотелось и не так было тому и быть, да не поволил государь, его царское величество, не пожаловал помочи нам, християном, не дал на врагов. А они де ляхи поганые, и розные у них веры, а стоят заодно на нас, християн”. И говоря, заплакал; а знать, что ему не добре и люб мир, что помирился с ляхи.

ЦГАДА, ф. Посольский приказ, Сношения России с Польшей, 1649, д. 1а, лл. 434—437, 439—444. Копия.

Опубл. Акты ЮЗР, т. III, стр. 349—351.

Iсторiя Укрaiни в докум i матер., т. III, стр. 179180. (Отрывок.)

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.