Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПАДЕНИЕ КРЕПОСТИ АНАПЫ

Весною 1791 года главный начальник кавказских войск, Иван Васильевич Гудович, получил от князя Потемкина приказание взять Анапу. 24 мая войска, назначенные в поход, были собраны на Кубани у Талызинской переправы. Экспедиционный отряд составился большой: 15 баталионов пехоты, 44 эскадрона кавалерии, три тысячи казаков и 36 полевых орудий. К этому главному отряду присоединился потом другой отряд высланный из Крыма в Тамань, под начальством г.-м. Шица, в составе 4 баталионов пехоты, 10 эскадронов кавалерии, 400 казаков и 16 орудий. В жаркую погоду, переходя быстрые речки и обширные болота, отряд Гудовича достиг Анапы и 9 июня остановился в пяти верстах от крепости.

Анапа лежит на плоской возвышенности, вдающейся мысом в Черное море, которое омывает крепость с трех сторон: северо-западной, западной и южной. На валу [4] находилось четыре бастиона. Между 2 и 3 бастионами с правого фланга находилась впадина с подъемным мостом. На самом левом фланге - у моря находился другой подъемный мост, за которым находились ворота. Гарнизон крепости состоял из 10 тысяч турок и 15 тысяч ногайцев и черкес; кроме этого, к востоку от крепости, на горах, недалеко от расположения русских войск, стояли лагерем 8 тысяч черкес. 14 июня раздался первый выстрел наших орудий: в Анапу полетели снаряды с двух батарей. Неприятель отвечал довольно сильной, но безвредной для нас канонадою. В ночь на 15 июня начаты были работы по возведению батареи в 250 саженях от крепости, по неприятельския бомбы взорвали у нас два полковых пушечных ящика - и работы были приостановлены. Взрывы осветили местность и неприятель производил в течении получаса пушечную и ружейную стрельбу, во время которой были убиты: Ладожского полка капитан Литвинов, Тифлисского 2 рядовых и Нижегородского один рядовой. 19 числа канонада велась и нами «не часто, но цельно»; в крепости открылся пожар. Турки сначала тоже открыли стрельбу, но потом прекратили. Гудович предположил что крепость готовится к сдаче [5] и послал парламентера. Парламентера встретили, приняли письмо, но потом открыли по нем стрельбу. Подобное вероломство возмутило всех - и штурм Анапы стал делом решенным. 20 и 21 числа наши орудия беспрерывно бросали снаряды в крепость. Штурм был назначен на 22 июня и войска накануне этого дня заняли позиции. Расположение войск было следующее: правый фланг составляли войска Шица, левый - корпус Гудовича; особый отряд г.-м. Загряжского должен был действовать против находившихся на нашем левом фланге черкес и таким образом прикрывать с тыла корпус Гудовича. Для охранения обоза была оставлена особая часть войск. Корпус Гудовича был разделен на 4 колонны, каждая по 200 человек и при каждых двух колоннах - резерв в 600 человек. 1-я колонна была под начальством полковника Чемоданова, 2 - полковника Муханова, 3 - подполковника Келлера, 4-й колонной командовал командир Нижегородского пехотного полка, полковник Александр Иванович Самарин, - его колонну составляли 675 чел. Нижегородцев и 125 ч. Тифлисцев. Первая и вторая колонны находились под общей командой г.-м. Булгакова, а 3 и 4 - под общим начальством г.-м. [6] Депрерадовича. В главном резерве, под командою бригадира Поликарпова находилось до 2 тысяч пехоты и кавалерии. Первая колонна стала на левом фланге и должна была атаковать самое слабое место крепости около первого бастиона, 2 колонна должна была находиться в 150 шагах от первой; 3-я колонна - 200 шагах от второй, а 4-я должна была идти к подъемному мосту. Пятая колонна генерала Шица должна была идти берегом и овладеть 2-м подъемным мостом. Резервы стали позади колонн. В первых четырех колоннах находилось по 12 штурмовых лестниц, а в пятой - 8. Кроме того, при каждой колонне было по 12 человек с топорами. В приказе Гудовича было сказано: 1 «Колонны должны быть взводные, лестницы нести по сторонам колонн в четвертом взводе, и как скоро неприятель встревожится, то идти как можно поспешнее ко рву, ставить лестницы и лезть на вал сколько можно скорее. Вошедши на оный, строиться поспешно по валу и отнюдь не рассыпаться и не бросаться в город, пока не построятся. Нижним чинам запретить отнюдь прежде не стрелять, как взлезши на вал, и не кидаться на грабеж - ибо, когда Бог поможет, то по взятии крепости я дозволю нижним чинам все неприятельское имение взять себе. Раствердить им строгое послушание, отчего [7] последует победа. Колонны, как скоро на вал взойдут, должны стараться овладеть батареями и валом, строиться по оному, и самая левая колонна должна овладеть курганом и под ним батареею, а потом строиться на право. Другия три колонны строются все на право по валу, стараясь овладеть батареями, поражая штыками неприятеля. Четвертая колонна должна стараться опустить средний мост, по которому резерв войти должен. Пятая колонна, взошед в город, должна строиться направо и налево, стараясь овладеть батареями. Неприятеля больше поражать штыками и стрелять не инако, как на верное».

Свой приказ Гудович окончивает так: «Я надеюсь на милость Божию, на искусство, храбрость и усердие генералов и штаб и обер офицеров и на храбрость и мужество нижних чинов, что всякий, помня долг присяги Всемилостивейшей Государыне и храня любовь к любезному отечеству, потщится удержать порядок, ведущий к победе и станет поражать врага, давно уже от нас трепещущего».

Наступила ночь, тихая, звездная; выстрелы прекратились, - только слышался прибой морских волн, да крик испуганных чаек; везде горели бивачные огни. С приближением рассвета, наши батареи снялись с позиции и, заняв новые, ближе к крепости, вновь завязали артиллерийский огонь. В два часа штурмующия колонны тихо подошли к валу, - оставалось полчаса до рассвета. Из крепости доносились разноязычные голоса: [8] турок, черкес и ногайцев. Когда колонны подошли к валу, - по его гребню мгновенно засверкали огни и русские воины были встречены громом ружейных и оружейных выстрелов. Оставаться под этим губительным огнем было не возможно и наши герои быстро спустились в ров и полезли на вал. А там, на верху, среди дыма, мелькали фески, чалмы, папахи, сверкало оружие - все защитники крепости, число которых доходило до 25 тысяч человек, были тут на лицо. С диким криком встретили они неустрашимых врагов своих и вступили в бой. Первыми жертвами этого смелого штурма сделались начальники колонн: Чемоданов, Муханов и Келлер. Первая колонна, спустившись в ров, скоро овладела 1-м бастионом, но Чемоданов, находившийся впереди, был ранен тремя пулями. Вторая колонна - Муханова, также удачно овладела одной батареей, при этом Муханов также был ранен пулею. Начальник третьей колонны, подполковник Келлер, помогая 2-й колонне был тяжело ранен и упал в ров; его место занял премьер-маиор Веревкин, также раненный. Не смотря на потерю начальников, наши солдаты дрались мужественно, всюду сбивая многочисленного врага. Полковник Самарин с [9] Нижегородцами и Тифлисцами был счастливее: он первым ввел свою колонну на вал и остался невредим, а Нижегородцы и Тифлисцы овладели валом, забрали несколько батарей и спустили подъемный мост, ведущий в крепость. Но не смотря на первый успех, штурмующим колоннам было тяжело выдерживать натиск многочисленного врага, который прибывал все более и более; и, вот, в помощь колоннам, были двинуты резервы. В это же время 5-я колонна г.-м. Шица, потерпев неудачу во время первого штурма левого фланга крепости, более других укрепленного, приняла влево и пошла по подъемному мосту, взятому с боя 4-й колонной, - таким образом, не успев овладеть назначенным ей пунктом, она пошла на подкрепление первых четырех колонн. Подкрепленные свежими силами, русские воины скоро овладели крепостью; турки, теснимые со всех сторон, отступили к морю. Положение их с каждой минутой становилось безвыходным: впереди были грозные штыки, позади не менее грозное море. Не желая сдаться в плен - многие бросались в море и там находили свою смерть. Другие, не желая умирать, сдавались в плен. Пленных было взято 5944 гарнизона и 7688 женщин. В числе пленных был сын Баталь-паши [10] Мустафа-паша - начальник гарнизона и лже-пророк Ших-Мансур - виновник многочисленных восстаний на Кавказе.

В то время, когда происходил штурм Анапы, у генерала Загряжского происходило жаркое дело с черкесами. Едва только передовые колонны пошли на штурм - 8 тысяч черкес спустились с занимаемых ими высот в долину и, разделясь на две части пошли: одна часть в тыл штурмующих колонн, а другая - к обозу, где и произошла самая кровавая схватка. Казаки, защищавшие обоз, молодецки отбили направленные на них атаки. Но так как сила черкес была слишком велика для малочисленного отряда, защищавшего обоз, то по этому к ним поспешил на помощь генерал Загряжский. Против черкес были отправлены три эскадрона Таганрогского драгунского полка, под начальством подполковника Львова. Драгуны врубились в самую середину врагов, которые и не выдержали этого удара. Кроме того, на поддержку драгун подошла пехота бригадира Щербатова и черкесы были разбиты. Попытки их действовать в тыл штурмующих колонн были также не удачны - здесь ряд их атак был отбит отрядом подполковника Спешнева. Победа осталась за [11] русскими. Анапа, принесшая столько трудов и потерь русской кавказской армии, была взята. В крепости было взято: 83 пушки, 12 мортир и 130 знамен. Кроме того, нам достались провиантские склады, пороховой погреб и магазин с разными военными снарядами. Нижние чины вознаградили себя за тяжелый штурм «великою добычею». Потеря неприятеля превышала 8 тысяч человек побитых на месте; огромное число утонуло в море. Не мало погибло в этот кровавый день и русских: убито было 23 штаб и обер офицера и 1215 нижних чинов; ранено 71 штаб и обер офицер и 2401 ниж. чин. Нижегородский полк потерял убитыми капитана Вилима фон Гаузенберга, младшего сержанта Константина Максимова, 2 капралов, 1 канонира, 1 цирюльника, 1 барабанщика и 98 рядовых. Всего 105 человек. Ранено: 6 обер офицеров, 19 унтер-офицеров и 246 рядовых. Атакующая пехота во всех колоннах потеряла около 43%; драгуны во всех колоннах понесли меньший урон, в среднем не много более 26%. Из пехотных полков наиболее пострадали: Нижегородский - около 57%, Тифлисский - около 48% и Воронежский - около 47%; из драгунских полков - Владимирский около 31% и Нижегородский около 26%. [12]

За взятие Анапы получили в награду: Гудович - большой крест Св. Георгия 2-го класса и богатую шпагу. Генералы: Загряжский, Булгаков, Шиц и Поликарпов получили ордена Св. Георгия 3-го класса. Депрерадович - орден Св. Владимира 3-й степени. Командир Нижегородского полка Самарин - орден Св. Георгия 4-го класса. Полковники Чемоданов и Муханов - золотые шпаги. Многим были выданы одобрительные листы. Всем-же вообще участникам знаменитого штурма было объявлено в Высочайшем рескрипте на имя Гудовича Монаршее благоволение. Взятием Анапы закончилась Вторая Турецкая война. Ясский мир, заключенный 29 декабря 1791 года, укрепил владычество России на Кубании и в Бессарабии.

В. Зимин.


Комментарии

1. Лефор. арх., опись 199, св. 34, ч. I, № 64.

Текст воспроизведен по изданию: Падение крепости Анапы. Варшава. 1900

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.