Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ВОЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ РОССИЙСКОГО ГРЕБНОГО ФЛОТА,

ПОД НАЧАЛЬСТВОМ

ВИЦЕ-АДМИРАЛА БРЕДАЛЯ

на Азовском море, в 1736, 1737 и 1738 годах,

Составлено

ИЗ СОВРЕМЕННЫХ АКТОВ

А. Висковатовым.

Было время, когда флот Оттоманский, плавая свободно от Дарданельского устья по всему Черному морю, даже за Еникольский пролив, разъезжал беспрепятственно по водам Азовского моря. Император Петр I, испытав вред, какой имела Россия от владычества Турецкого флага на морях, с нею сопредельных, решился создать флот, который бы столько же был опасен и [4] страшен непрятелям на Юге его Государства, сколько Балтийский на Севере. Следствием сего было учреждение Черноморского Флота, имевшего, как и Флоты прочих морских Держав, свое младенчество, прежде, чем достиг той степени совершенства и славы, которые быстро возникнув при Императрице Екатерине II, утвердились еще более в царствование Николая I.

Первые замечательные действия нашего Черноморского или, лучше, Азовского флота, принадлежат к 1736, 37 и 38 годам, и первый из наших Флотоводителей, заслуживший почетное имя в летописях войн России с Турциею, после царствования Петра 1-го, был храбрый и искусный Вице-Адмирал Бредаль 1.

У нас в России, неимение Истории отечественного Флота и самая скудость [5] материалов для оной, частно рассеянных по разным местам сего обширного Государства, частию же совершенно утраченных, причиною, что многие деяния нашего флота, а с ними и имена достойные дани признательности, остаются неизвестными или малоизвестными потомству. К сему числу можно отнести Бредаля, посвятившего России свою жизнь и свои дарования, еще со времен Петра I.

Действия Азовского Флота, под начальством сего Адмирала, происходили, как выше видно, в продолжение Турецкой войны, при Императрицы Анны Иоанновны. Хотя они принадлежат более к Истории морских походов Россиян, но имеют столь тесную связь с действиями сухопутного войска, что описывая оные, нельзя не упоминать и о сих последних.

Частые, опустошительные набеги Нагайских и Крымских Татар на южные области России, и молчание или ничтожные извинения, которыми ограничивалась Порта на жалобы по сему предмету Российского Правительства, истощили наконец терпение Императрицы Анны Иоанновны. Не видя удовлетворения, она [6] решилась наказать сама буйных Татар, и поручила исполнение сего Генералу Леонтьеву, который с 28-т. apмиeю вторгнулся в пределы хищников, произвел в оных опустошение и кровопролитие, но за поздним временем года и недостатком в съестных припасах, в том же 1735 году возвратился в Poccию, с большим уроном. — Правительство не могло удовольствоваться сим действием праведной мести: оно желало, для будущей безопасности своих пределов, нанести решительный удар Крыму, а вместе и Порте, поражаемой в то же время счастливым оружием Шаха Надира. — Фельдмаршал Граф Миних, назначенный Главнокомандующим действующей армии, открыл кампанию в Марте 1736 г. осадою Азова. Он не долго находился при сей крепости, и отправился к главной армии, собиравшейся против Крыма, сдав начальство над осадным корпусом Генералу Левашеву, до прибытия к оному Фельдмаршала Лассия.

Между тем, как продолжалась осада Азова, 7 Мая прибыл к сему городу Контр-Адмирал Бредаль, с 15 галерами, 9 прамами и множеством мелких гребных судов. Флотилия сия пришла по [7] реке Дону от Таврова, и привезла осадную артиллерию, которую немедленно выгрузили на берег.

Между тем известие об осаде Азова достигло Константинополя. Порта, желая освободить cию крепость, отправила к оной значительное число кораблей, фрегатов и галер, под начальством отважного Капитана-Паши Джаним-Кодиа. Флот сей прибыл к устью Дона, но за мелководием оного, не мог войти в реку; флотилия же Контр-Адмирала Бредаля занимала столь выгодную позицию, что Капитан-Паша, не имея возможности послать к крепости ниже одной лодки, принужден был отступить, не принеся никакой пользы осажденным.

При успешных действиях осаждавших, особенно Контр-Адмирал Бредаля, который огнем своей флотилии беспокоил город и днем и ночью, гарнизон не мог долго держаться, прибегнул к переговорам, и 22 июня очистил крепость. Можно сказать утвердительно, что Турки были принуждены к сдаче не столько сухопутною осадою, сколько действиями флота: ибо когда Pyccкиe вступили в Азов, то нашли укрепления его совершенно и целыми, тогда, как внутри все домы [8] и магазины, разрушенные и выжженные артиллериею Бредаля, представляли одни развалины. — Лассий, оставив в крепости достаточный гарнизон, с остальною частию своего кoрпуca перешел к Крыму, для содействия Миниху, а Бредаль занялся приготовлениями к будущей кампании.

Поход, предпринятый Лассием, по повелению Двора, к Крыму, был непродолжителен и напрасен: ибо достигнув реки Калмиуса, Фельдмаршал сей узнал о выступлении Миниха на зимния квартиры в Украину. Тогда, расположив войска свои около Донца, он отправился сам в Харьков, а в начале 1737 г. возвратился в Азов.

 В 1736 и двух последовавших годах, устье Дона, в самую высокую воду, имело глубины не более 5 футов. Это обстоятельство, недозволившее Бредалю при осаде Азова, перейти в море, для действия против Турецкого флота, заставило сего деятельного Адмирала обдумать тщательно снаряжение судов к будущему походу, который предстоял чрез все пространство северной части Азовского моря. Так далеко еще никогда не ходили Pyccкиe на сих водах! [9] 

Между тем, как Бредаль, произведенный в 1737 г. в Вице-Адмиралы, занимался приуготовлением флота к выходу в море, Фельдмаршал Лассий оставил 4 Мая Азов, и принял у реки Mиyca начальство над 40 т. армиею, с которою 15-гo того же месяца двинулся к Крыму. Бредаль же, соединив в Таганроге все части своего флота, состоявшего из 449 лодок, вышел с оными 19 Мая в море при юговосточном ветре, взяв направление берегом, к Крыму 2. Флот его был разделен на две дивизии: одного начальствовал Флота Капитан Петр Дефремерий, другою Кап. Виллим Кензи. На 320 лодках были посажены 14 армейских полков, артиллеристы и инженеры, всего 10.317 чел., не включая сюда 393 чел. Штаб и Обер-офицеров. Войсками сими командовал Генерал Левашев 3. На [10] остальных лодках поместили провиант, разные тяжести, амуницию и т. п. В сей же день присоединились к Бредалю еще 66 лодок Донских казаков, под начальством Полковника Астафьева.

Мелководие Донского устья, непроходимого для галер и прочих судов, было причиною, что Вице-Адмирал Бредаль снарядил свой флот из одних лодок. На многих из оных, за недостатком гребцов из матросов и казаков, употребили сухопутных солдат, от неумения коих, при сильном волнении, лодки заливало водою, наносило одну на другую или прибивало к берегу.

Флот, продолжая плавание при переменных ветрах, 24 Мая остановился в реке Калмиус, около которой и Лассий [11] расположил свой лагерь; В оный бросил якорь при устье Берды. 6 Июня, в день Св. Виссариона, миновал косу, названную Бредалем Виссарионовою. 8-го, в день Св. Федота, прошел около другой, также безыименной косы, получившей название Федотовой; а10-го прибыл к узкому проливу, соединяющему Азовское море с Сивашем. Здесь, по предписанию Лассия, должно было ожидать его армии 4.

12 Июня приехал к Бредалю Адъютант Фельдмаршала, Капитан Эллерман, с извещением, что армиия находится у Молочных вод, и скоро прибудет к Генчи, небольшому, покинутому местечку на северном берегу пролива, у которого остановился флот. 14-гo офицер сей привез Адмиралу повеление, устроить к 17 числу чрез пролив, для перехода войск, [12] мост, который и был наведен к сему времени Калмыками и казаками на 44 лодках.

Июня 17 прибыл к Генчи авангард Лиссия, a 18-гo присоединились к оному 4 т. Калмыков, под начальством Князя Голдана-Нармы, сына Хана Дондук-Омбо, или, как называет его Бредаль, Дондукова 5.

Лассий, предпринимая поход в Крым, не последовал примерам своих предшественников, и не пошел на Перекоп, откуда Татары ожидали вторжения. Он избрал местечко Генчи, как пункт, от которого Крымцы не полагали нападения, — и положил: переправив войско чрез пролив, повести оное узкою, длинною косою, к укрепленному городу Арабату. Предприятие смелое, которого не ожидали не только неприятели, но и сами [13] Pyccкиe: вести 40 т. apмию по тесному пространству, разделяющему два моря! Впрочем, кажется, что приступая к сему предприятию, Фельдмаршал не знал сам места, по которому готовился вести войско. Оное уже было в совершенной готовности к переправе, когда несколько Татар, захваченных казаками, объявили, что к Арабату вела узкая коса.

Переправа армии началась 18, а окончилась 26 Июня. К сему времени прибыли из Азова 6 ботов и более 100 лодок с провиантом для сухопутного войска и флота, высадившего на берег три полка 6.

27 Армия двинулась к Арабату, куда последовал и Бредаль с 217 лодками, из коих некоторые были вооружены 6 фунт. Кугорновыми мортирами. 136 лодок, под командою Кап. Лунина, были оставлены у Генчи, а остальные отправлены в Азов. С Бредалем находились Генералы Левашев и де-Брили и Бригадир Лукин.

Войско, по приход своем к Генчи, терпело большой недостаток в пресной [14] воде, и Бредаль должен был посылать за оною к Федотовой косе, где ее получали из нарочно вырытых колодцев. К счастью, во все cиe время дули тихие ветры, и позволяли снабжать войска сею важною жизненною потребностию.

Между тем, как Лассий подвигался вперед, весть о его походе достигнула Перекопа. Находившийся там Крымский Хан был изумлен смелостью Русского Полководца, но не теряя времени, отрядил часть своего войска к Генчи, где уже было построено мостовое укрепление, а сам с остальною поспешил к Арабату; усилил оборону сего города 7 т. чел. и расположился в нескольких верстах за оным, в укрепленном лагере. Одного взгляда на карту Крыма достаточно, чтобы увидеть опасность, в какой находилась армия Лассия, окруженная в столь тесном пространстве морем и неприятелями. Все войско, начиная от Генералов до последнего рядового, роптало, полагая гибель свою неизбежною; но Главнокомандующий, не обращая на cиe внимания, продолжал итти далее. В первой половине Июля он устроил лротив реки Салгира мост, и переправил по оному всю армию в Крым, обманув таким [15] образом неприятелей, ожидавших его в Арабате 7.

В то время, как армия, предводительствуемая Лассием, совершала трудный поход свой, опасность угрожала и флоту. Еще во время пребывания его у Генчи, некоторые казачьи партии уведомили Бредаля, что видели в море неприятельские суда, — однако посланные для удостоверения в сем, морские офицеры, донесли, что известие cиe было несправедливо.— 28, в 3 часа по полудни, когда флот за противным ветром стоял на якоре против места, называемого Сальси-Динис в 25 верстах от Генчи, в 13 от берега и в 6 от лагеря армии, приметны были в море суда, под парусами, шедшие при попутном ветре, от юговостока. Чрез час, некоторые из них приблизились к берегу, и открыли огонь по лагерю. Не сомневаясь, что суда сии принадлежали к неприятельскому флоту, Вице-Адмирал Бредаль поставил свои лодки в 100 саж. от берега, на глубине 6 [16] футов, и велел строит за оными на косе батареи. В 6 часов Турецкий флот остановился на якоре в 8 верстах от Российского, а Бредаль, вместе с Фельдмаршалом и прочими Генералами, отправился берегом для обозрения неприятеля. Оказалось, что флот его состоял из одного 64-пушечн. корабля под флагом Капитана-Паши, одного 60 пушечного, 32 пуш. фрегата, 15 галер, около 70 полугалер, скампавей, канчебасов и других мелких судов. Граф Лассий составил немедленно военный совет, на котором было принято мнениe Бредаля, что, по невозможности атаковать неприятеля, несравненно сильнейшего, должно выжидать его нападения, к которому приготовить лодки и батареи. Между тем, в продолжение сего совещания, три Турецкие галеры и две скампавеи снялись с якоря, и долго лавировали пред Российскою Флотилию, в расстоянии пушечного выстрела. По удалении их, Бредаль оставил берег и созвав командовавших офицеров, отдал приказ, чтобы без сигнала с Флагманской лодки не производить ни одного выстрела. Ветер в cиe время перешел к северовостоку, и беспрестанно крепчал. Неприятельский флот подвинулся [17] вперед на две версты, и выслал легкие суда для обозрения Российской позиции. В 8 часов ветер задул с порывами, и произвел сильное волнение, так, что многие Русские лодки начало заливать, а иные срывало с якорей и разбивало о берег. Не имея возможности предохранить суда свои от бедствия, Вице-Адмирал Бредаль велел солдатам выходить на берег, и выгружать на оный артиллерию, снаряды, порох и пpoвиант. Ветер сей продолжался четырнадцать часов, и начал стихать около полуночи 29 Июня. Тогда 8 галер и несколько других Турецких судов отделились от флота к Федотовой косе, где встретив флотилию, плывшую от Генчи к Азову, после непродолжительного сражения овладели четырьмя отставшими лодками.

Во время жестокой бури 28 и 29 Июня Бредаль лишился 170 лодок, затонувших и разбившихся. Люди с оных спаслись, но провиант, амуниция и прочее, почти все погибло. Уцелели только 47 лодок, но и те, от продолжительной качки, получили сильную течь. Июня 30-го в 4 часа по полудни, неприятель подвинулся еще на две версты, и выслал канчебас для промера глубины против [18] Русской флотилии. В это же время возвратились Турецкие суда от Федотовой косы, с пленными лодками.

Вице-Адмирал Бредаль, приказав исправлять спасшиеся лодки и вытаскивать из воды орудия, занялся устроением на берегу, для прикрытия войска, бруствера и на флангах оного батарей, на левом под командою флота Капитана Кензи, о 23-х, а на правом Кап. Дефремерия, о 27 пушках и фалконетах.

В полдень 1 Июля, при северовосточном ветре и сильном жаре, весь Турецкий флот снялся с якоря, и за две версты от берега, построился полумесяцем, имея на левом фланге оба корабля и фрегат. В сем порядке продолжал он итти к берегу, и в 2 часа открыл огонь по Русским лодкам и батареям. Корабль Капитана-Паши первый дал залп целым бортом из 36-фунтовых пушек; ему последовали другой корабль и фрегат, и все три стали на якорь в 700 саж. от берега, осыпая ядрами батарею Кап. Дефремерия, на коей находился сам Адмирал. Между тем галеры и прочие суда продолжали итти на веслах, и действовать артиллериею. Многолюдность сего флота заставляла Вице-Адмирала [19] Бредаля полагать, что оный покушается на высадку десанта.

Малый калибер Российких орудий был причиною, что оные долго не отвечали на жестокий огонь неприятеля. Гребные суда его, ободряемые сим молчанием, смело продвигались вперед; но когда в 3 часа подошли на расстояние, с которого Русские выстрелы могли быть действительны, то подверглись столь убийственному огню, что начали ретироваться в величайшем безпорядке. Капитан-Паша, увидев cиe бегство, снялся с якоря и отошел далее в море, где соединился с ним весь его флот. В 4 часа огонь прекратился с обеих сторон, и Pyccкиe были весьма удивлены, что неприятельскими выстрелами у них не только никого не убило, но даже и не ранило, хотя большая часть Турецких ядер ложилась около самого бруствера. Только разрывом одного фалконета ранило 7 чел. — В сражении сем с Российских батарей было сделано 397 выстрелов с ядрами 8. [20]

Русские провели остаток дня под ружьем и при пушках, опасаясь нового нападения; но Турецкий флот, в полночь снялся с якоря, и разделился на три части, кои пошли к северу, северовостоку и востокоюговостоку и скоро скрылись.

Вице-Адмирал Бредаль, отдав затонувшие и разбитые лодки на дрова для армии, посадил на уцелевшие одни морские команды, а сам с войсками, под начальством Генерала Левашева, отправился Июля 4 сухим путем к Генчи, куда на другой день прибыла его флотилия при попутном южном ветре.

Июля 7, по повелению Лассия, Бредаль отправил флота Капитана Лунина с 33 лодками, за Сивашские мели, для устроения против устья реки Салгира моста, по которому должна была совершиться вышеозначенная переправа армии Графа [21] Лассия в Крым. Для прикрытия сей работы от нечаянного нападения Татар, Адмирал построил на Крымском берегу несколько редутов, и поставил в Сиваш вооруженные лодки.

Флотилия Капитана Лунина была перетащена чрез мели казаками, и 8 Июля умножена еще 30 лодками. Ширина места, на котором учреждали переправу, составляла около 200 саж. Мост был наведен под смотрением Бредаля на лодках, исключая пространство нескольких сажен, около Салгира, где, по причине весьма малой глубины, устроили оный на бочках. В сем пункте перешла в половине Июля часть армии Лассия, и одержала при Карасу-Базар блистательную победу, которую флот праздновал 20 Июля пушечными выстрелами 9.

Еще до построения моста против Салгирского устья, Вице-Адмирал Бредаль отправил в Азов, по повелению Фельдмаршала, Капитана Дефремерия с одним вооруженным ботом и 10-ю лодками, нагруженными разными казенными [22] припасами. Флотилия сия оставила Генчи 7-го Июля, не ожидая нападения от неприятельского флота, который полагали ушедшим в Черное море. Бот, где находился сам Капитан Дефремерий, оставя далеко за собою лодки, уже миновал Федотову косу, как 10-го Июля поутру, в 20 верстах от оной, усмотрел шедший к нему Турецкий линейный корабль, в сопровождении 30 мелких судов. Видя неизбежную опасность, Капитан Дефремерий отошел к мели, высадил на берег всю команду, а сам остался на боте. Выждав приближение неприятеля, неустрашимый офицер сей выстрелил по нем из четырех пушек ядрами, потом зажег вверенное ему судно, и сделался вместе с оным жертвою пламени. Так не один раз встречали смерть офицеры Российского флота, защищая честь своего флага 10! — Надобно полагать, что и Турки заплатили при сем случа потерею нескольких человек, ибо когда, по удалении их от Федотовой косы, [23] Бредаль посылал лодки для наблюдения за их флотом, то найдены были на берегу, возле разбросанных членов бота, три обгорелые тела.

Армия Фельдмаршала Лассия, после победы, одержанной над Крымцами при Карасу-Базар и по разорении сего города, занялась опустошением его окрестностей на пространстве нескольких миль. Между тем, как цель сего похода, состоявшая в наказании Татар за их хищничества, была по возможности достигнута, то Граф Лассий 25 Июля повел войска обратно из Крыма, истребив в продолжение своей экспедиции несколько тысяч неприятельских селений, и захватив великое множество пленных. Cиe действие мщения повторялось на всем обратном походе, который совершён был уже не прежним, опасным путём, но чрез один из высохших рукавов Сиваша. Отсюда армия перешла к Молочным водам, а на зиму расположилась в Украйне. Татары, обрадованные [24] выступлением Русских, весьма мало беспокоили их на сем походе.

Вице-Адмирал Бредаль, приказав разобрать мост при Салгир, присоединил к себе у Генчи бывшие под оным лодки, и поместив на них разные сухопутные команды, начал готовиться к возвращению в Азов. Флот его состоял из пяти вооруженных ботов и 284 лодок, из числа коих 180 были казачьих 11.

Июля 28, при югоюговосточном ветре, все cии суда выступили к Азову, а 29 в 10 часов утра, находясь против места называемого Красные горы 12, увидели неприятельский флот, шедший к ним на всех парусах от Виссарионовой косы, за которою он уже несколько дней выжидал Российскую флотилию. Вице-Адмирал Бредаль, сделав сигнал: всем судам подойти к берегу и стать на якорь, оставил на ботах и лодках только необходимое число людей для действования [25] из пушек; всех же остальных перевел на берег, где приказал строить батарею о 40 орудиях.

В продолжение сей работы, две неприятельские скампавеи приблизились к правому флангу Русской флотилии, и овладели одною лодкою, плывшею от Федотовой косы; между тем, как остальной их флот шел к берегу опять в линии полумесяца. Оный состоял из 62 кораблей и судов, и был тот самый, с которым Бредаль имел сражение у местечка Сальси-Динис; только на сей раз не было фрегата и нескольких галер и канчебасов. В 6 часов флот сей, с обоими кораблями на левом фланге, подошел на такое расстояние от Российской флотилии, что она могла бить его малыми пушками. Тогда открылся с обеих сторон жестокий огонь, продолжавшийся без умолку более двух часов. В половине 9 го Капитан-Паша начал отходить в море, и за пушечный выстрел от берега со всем флотом остановился на якоре. Сим прекратилось сражение, в котором весь урон Русских заключался в трех раненых рядовых. Неприятельскими ядрами пробило 1 бот и 4 лодки. [26]

Причиною отступления Турецкого флoтa, были значительные повреждения в нижнем деке второго линейного корабля, требовавшие немедленной починки. Между тем, как оная производилась, ветер начал мало по малу крепчать и разводить сильное волнение, угрожавшее флотили Бредаля новым бедствием. К счастию, погода cия была не продолжительна, и Русские суда не претепели бедствия, исключая пяти разбившихся лодок.

Вице-Адмирал Бредаль провел всю ночь в ожидании новой атаки, которая действительно последовала в 8 часов утра. В cиe время, при проливном дожде, оба линейных корабля Турецкого флота, снявшись с якоря, открыли по флотилии и береговым батареям огонь из 36-фунт. пушек, на который Русские могли отвечать только 12-ти и 3-х-фунтовыми ядрами, за неимением артиллерии большего калибра. Не взирая на cиe, они дейтствовали с успехом и много повредили корабль Капитана-Паши. Сражение прекратилось только в полдень, с значительным уроном для Турок. Россияне лишились одного офицера 13, одного казака, и ранеными 2 матросов. [27] Сверх сего 2 бота и 6 лодок их были сильно повреждены ядрами. 31-гo в 2 часа по полудни, на корабль Капитана-Паши спустили флаг, а галеры и прочие суда мало по малу снимаясь с якоря, начали окружать своего Флагмана. Некоторые из них подошли близко к Российской флотилии, но Бредаль пушечными выстрелами принудил их удалиться.

Сего же числа Лассий, находившийся у Молочных вод, уведомил Бредаля о покорении Очакова Фельдмаршалом Минихом. По случаю сей победы, Русские совершили, в виду всего Турецкого флота, благодарственный молебен, за которым последовала ружейная и пушечная пальба с батареи и лодок, расцветившихся флагами.

Августа 1-го неприятельский флот вступил под паруса, и бросил якорь у Виссарионовой косы, где Капитан-Паша занялся кренгованнием 14 своего корабля, коего подводная часть много потерпела от Русских ядер. Здесь он пробыл до 8 Августа, а сего числа со всему флотом отправился в Черное море. [28]

В продолжение сих семи дней, Азовская флотилия оставалась в прежней позиции, а Бредаль ездил к Молочным водам для свидания с Лассием, поручив, на время своего oтcyтcтвия, боты и лодки начальству Капитана Герценберга. Возвратясь к флотилии, Адмирал увидел, что из всей оной только 4 исправленные бота и 10 лодок были в состоянии выдержать поход к Азову. Поручив вести оные к сему городу Лейтенанту Брамсу, Бредаль предписал Капитану Лунину итти с остальными для починки к Бердинской косе; сам же, по предписанию Фельдмаршала, 14 Августа отправился с солдатскими и морскими командами сухим путем в Азов, куда прибыл 25 тогo же месяца.

Из числа лодок, остававшихся для починки у Бердинской косы, только 19 были исправлены и препровождены в Азов; остальные употребили на дрова для армии.

Таким образом из всей флотилии, возвращавшейся с Вице-Адмиралом Бредалем из Крымской экспедиции, только [29] 4 бoтa и 29 лодок пришли к Азову 15. Все прочие суда сделались жертвою бурной стихии, исключая пяти лодок, впавших во власть неприятеля..

Бредаль, возвратясь в Азов, приступил немедленно к снаряжению флота на случай новой кампании, и посылал лодки с провиантом для армии 16.

Из всего вышеописанного видно, что если в кампанию 1737 года успехи Азовского флота над Турецким не были значительны, чему особенно препятствовали жестокие бури, тo оный много содействовал подвигам наших сухопуптных войск, доставляя им все возможные пособия, провиант и даже дрова.

В Январе 1738 года, Вице-Адмирал Бредаль получил Высочайшее повелениe [30] состоять с флотом своим опять в распоряжении Фельдмаршала Лассия. В Марте снаряженная им флотилия была приведена к Азову, и состояла из 170 лодок, вооруженных каждая 3-х-фунт. пушкою. Сверх оных еще 4-8 лодок были особо назначены для перевоза сухопутных команд и разных припасов 17.

С флотом сим, на который, кроме матросов, были посажены Донские казаки под командою Походного Атамана Петрова, и батальон морских солдат, вышел Бредаль в море 23 Апреля, при юго-западном ветре и дождливой погоде, продолжавшейся несколько дней сряду. В устье Дона соединились с ним еще 100 казачьих лодок 18. [31]

Бредаль, оставаясь при Таганроге, в ожидании Графа Лассия повеления о продолжении и цели своего плавания, выслал в море, для наблюдения за Турецким флотом, разные суда, которые доходили до Бердинской косы, не встречая неприятеля. Крепкий ветер, дувший во весь день 30 Апреля, уменьшил Российскую флотилию тремя лодками, выброшенными на берег. Мая 5 Лассий известил Бредаля, что армия его выступила. 30 Апреля к Крыму, и вместе с сим предписал ему итти со всем флотом к Берде, где сам полагал быть 15 Мая.

Флотилия немедленно снялась с якоря, и при постоянном северо восточном ветре, прибыла 11-гo Мая за Бердинскую косу, гд стала на якорь, Сухопутное войско прибыло к сему месту 20-го, а 24 начали показываться на берегу конные Татарские разъезды.

Желая обеспечить себя от нечаянного нападения Крымцев, Вице-Адмирал Бредаль устроил на берегу батарею, и [32] в разных местах учредил извещательные пикеты. 25-го он узнал, что Турецкий флот, прибыв из Черного моря, расположился за Виссариновой косою, и потому приготовил к обороне все свои лодки, которым 27 числа делал смотр Фельдмаршал Лассий. Между тем неприятельский флот беспрестанно усиливался вновь приходившими судами, но не предпринимая ничего, ограничивался одною блокадою Российской флотили. Его составляли 3 линейные корабля и множество малых судов. 30-го все оные скрылись из виду, взяв курс на запад. Сего же числа прибыл к Вице-Адмиралу Бредалю сухим путем Капитан Герценберг с отрядом матросов. Офицер сей был послан 25 Мая с тремя шлюпками к Виссариновой косе, для наблюдения за Турецким флотом; но быв окружен оным, вышел на берег, и благополучно возвратился к флотилии, истребив наперед все три шлюпки.

31-гo явились под начальство Бредаля, приехавшие из Азова на 60 лодках Малороссийские казаки; но подкрепление cиe, вместо пользы, причинило только лишние затруднения, ибо состояло из малолетных детей и дряхлых стариков, вовсе [33] неспособных для службы и коих по сей причине надлежало обратно доставить в Азов.

Июня 2-го армия, сняв лагерь, двинулась далее, а Бредаль повел флот свой к Генчи, отправив берегом партии казаков и морем несколько лодок кои должны были извещать его о приближении неприятельского флота. 4-го Бредаль остановился у Виссарионовой косы, 5-го поутру снялся с якоря и продолжал путь, а 6-го, в полдень, принужден был снова бросить оный около того места, где погиб Кап. Дефремерий, ибо узнал о близости Турецкого флота, расположившегося между местечком Генчи и Федотовою косою. Вечером несколько галер оного, начали появляться перед Российскою флотилею.

Бредаль, окруженный многочисленным неприятелем, не имел, казалось, никакой возможности перейти с флотилею к Генчи, чего требовала польза армии; но решился употребить все средства длл выполнения воли Главнокомандовавшнго. Он вырыл в Федотовой косы под защитою батарей о 28-ми пушках, ров, шириною в 4 сажени, И по оному начал перетаскивать лодки на другую сторону [34] косы. Трудная работа сия совершалась под огнем неприятельского флота, который 12 Июня отрядил к косе 10 галер, имевших с Российскими батареями и лодками около часа жаркое дело, окончившееся отступлением первых. Турки отваживались иногда на дecaнт, и даже утвердили один раз на берегу, между Генчи и Федотовою косою, свои значки и знамена; но Вице-Адмирал, Бредаль выступив против них с отрядом кавалерии, присланным к нему от Лассия 19, одним появлением принудил их удалиться на суда. К 14 Июня перетаскивание лодок было окончено, исключая 25, поврежденных волнением. Припасы с оных были свезены на берег, а ров снова зарыт. Казачьи лодки были также перенесены за косу.

Июня 15, 2 Турецкие корабля и 8 галер снялись с якоря, и подошли под пушечные выстрелы Российской флотилии, от чего загорелось новое сражение, в продолжение котоpaгo оба корабля были так [35] близки к левому флангу Русских лодок, что с сих последних весьма явственно видели множество Янычар и значки сего войска. Через полчаса неприятель начал поворачивать и прекратил огонь, чему последовала и артиллерия Бредаля. Адмирал сей, видя удаление Турецкого флотa, решился воспользоваться оным, и без потери времени итти к Генчи, куда того же числа в 4 часа ночи двинулся со всеми лодками. Около 3 т. казаков и Калмыков Князя Дондука, следовали безотлучно берегом за флотилиею, чтобы не допустить неприятеля зайти оной в тыл, высадкою десанта.

Турецкий флот, заметив cиe движениe, вступил под паруса, и вечером 16 Июня настиг лодки в 30 верстах от Генчи. Бредаль, как сказано выше, имел у себя только 119 лодок, и должен был противопоставить оные 7 кораблям и фрегатам, 13 большими галерам и 109 прочим судам разного рода, составлявшим флот, под предводительством Капитана-Паши. В сем критическом положении, Бредаль бросил якорь на глубине 4 фут в 40 саж. от берега, снял с флотилии все команды, пушки, снаряды, припасы и провиант, [36] и перевёз на берег, где приготовился к обороне, устроив в выгодных местах батареи, и сделав распоряжение для занятия Генчи сухопутными войсками.

Капитан-Паша, рассеяв свой флот по всему пространству между Федотовою косою и Генчи, 17 Июня выслал вперед 30 мелких судов, которые в 9 часов вечера, открыв огонь по правому флангу Россиян, прошли, не прекращая оного до левого их фланга. В 10 часов они отошли за пушечный выстрел, и расположились на якорь, а в 5 весь Турецкий флот вступил под паруса и пошел к Российским батареям. Тут сражение повторилось с новою силою, но опять к выгоде Бредаля, который исправным действием своей артиллерии привел в замешательcтвo передовые неприятельские суда, и принудил их выйти за линию. Капитан-Паша заменил их 15 галерами, которые упорно перестреливались с батареями в продолжение двух часов, но также принуждены были удалиться и отошли со всем флотом за три версты от берега. Все сии атаки не причинили Русским никакого урона, ни убитыми, ни ранеными. [37]

Июня 18-гo в полночь, 2 корабля, 2 фрегата и один канчебас, под предводительством самого Капитана-Паши, атаковали Российские батареи, и в продолжение трех с половиною часов, производили по оным самый сильный огонь не причинивший однако вреда Русским; которых пушки, по малости калибра, не могли на сей раз действовать. Прекратив пальбу, Капитан-Паша отошел к прежней позиции; но вечером 19-го числа повторил опять свое нападение с большею жестокостью, на таком расстоянии, что батареи Бредаля могли дейтствовать с успехом, и принудили неприятеля oтступить после полуторочасового боя.— Дело cиe было последнее, при котором присутствовал Вице-Адмирал Бредаль, коего здоровье весьма расстроилось от двух продолжительных и трудных кампаний. Получив позволеие Фельдмаршала Лассия, оставить флот и возвратиться в Азов, он этого же 19-гo Июня отправился к сему городу сухим путем, сдав начальство над флотилиею Воронежскому Вице-Губернатору, Бригадиру Лукину, который находился при нем безотлучно в продолжение всей кампании. 28-го Бредаль прибыл в Таганрог, а из [38] оногo, 4-го Июля, переехал морем в Азов; где принял в свое начальство морские команды и флотилию, состоявшую из 9 больших и 6 малых прамов, 20 галер, I7 палубных ботов, 50 каек и 69 лодок.

______________________

Причины, по которым Бредаль оставил командование флотом, действовавшим,против Турок, изложены ясно в следующих строках его Журнала: “Я в моём здоровье изнурены от завсегдашних чрезвычайных трудов и безпокойства, паче от того, что с начала сей кампании всегда на лодке; всем моим корпусом упал и так больно зашибся, что чрез великую силу силу могу ходить и весьма слаб нахожусь."

О дальнейших действиях и об учаcти флотилии, сданной Бредалем Бригадиру Лукину, в журнале сего Адмирала не упоминается. По неимению иных материалов, нельзя было сообщить здесь о происшествиях на Азовском море после 19 Июня 1738 года.

В Записках Манштейна, впрочем не всегда с верностию передающих нам сведения о действиях в Крыму Фельдмаршала Лассия, сказано, что второй поход [39] eгo в сей полуостров, т. е. в 1738 году, совершенный уже не из Генчи, а чрез Перекоп, остался неудачным по той причине, что флот, шедший под начальством Вице-Адмирала Бредаля с провиантом для армии, был разбит и разбросан бурями. Журнал, который служил руководством при составлении всего вышеописанного, не содержит в себе ничего, похожего на сей рассказ. Можно думать, не сбился ли Манштейн в происшествиях, и не отнес ли жестоких бурь, постигших Азовский флот в 1737 году, к кампании 1738 года?

Теперь о остаётся сказать несколько слов о сухопутных походах Фельдмаршала Лассия, в 1737 и 1738 годах. Многиe Писатели охуждают сего полководца за то, что, окончив первую кампанию в Крыму, он не расположил армии на зимние квартиры в сем краю, а отвёл оную в Украину. "В первом случае, говорят они, Лассий избегнул бы трудностей похода, во всяком случае сопряженного с потерями; мог бы получать продовольствие безденежно, в стране им занимаемой, и следовательно избавил бы Российское Правительство от огромных издержек, которые оно употребило на [40] прокормление войска в Малороссии." — Taкие рассуждения весьма хороши, но прежде, нежели делать решительный приговоры Полководцу, должно знать все обстоятельства, имевшие на него влияние, и тайны Кабинетов, редко доступные частным лицам. Если Фельдмаршал, о котором здесь идет дело, имел повеление покорить Крым, или по крайней мере достигнуть до какого нибудь определённого пункта сей.страны, и оставил оную не успев исполнить сего плана, тo вышеприведенные упреки могут быть справедливы. Если же, что и вероятно, Лассий не имел точного предписания вести в Крыму войну, которая бы могла быть продолжительною, тo память его должна быть свободна от сих нареканий. Можно сказать почти за достоверное, что Фельдмаршал сей, взяв Карасу-Базар, не полагал надобности оставаться долее в Крыму. Когда он, вскоре после сего дела, составил военный совет, к которому пригласил и Бредаля, тo общим мнением было положено выступить из Крыма, ибо цель похода, состоявшая только в наказании Татар за их набеги, была достигнута: истреблением одного из лучших городов полуострова, опустошением [41] селений, отгоном cкoтa и взятием в плен нескольких тысяч человек. — Сверх сего, самые повеления Двора, кои получал Вице-Адмирал Бредаль в начале 1738 года, заставляют полагать, что второй Крымский поход был обдуман и предписан Лассию уже в тo время, когда армия его стояла в Украйне на зимних квартирах.


Комментарии

1. Жизнеописание сего достойного Адмирала составлено В. Н. Берхом и, как можно надеяться, в непродолжительном времени выйдет в свет вмест с Биографиями прочих Адмиралов и Капитанов, служивших в Российском флоте при Императоре Петре I.

2. Bсе подробности нижеописанных морских походов Азовского флота заимствованы из самого достоверного источника, из рукописного журнала Вице-Адмирала Бредаля, под следующим заглавием: “Журнал бытности моей на Азовском море на лодках, в кампании, и прочих случаев.”

3. Весь флот В. А. Бредаля был разделен на отряды, или участки, коими командовали мopcкиe офицеры: Капитаны Росселиус и Телкин, Лейтенанты Лавров, Татищев, Князь Несвицкий, Языков, Кашперов, каждый 50, и Лейт. Князь Волконский 49 лодками. Войска же, посаженные на оные, были следующия : 1) Азовского пехотного полку 553 чел., 2) Пермского 500, 3) Вологодского 500, 4) Дагестанского 724, 5) Бакинского 912, 6) Ширванского 778, 7) Апшеронского 740, 8) Низовского 781, 9) Кабардинского 838, 10) Дербентского 845, 11) Нашебургского 774, 12) Навагинского 713, 13) Сальянского 885, 14) Куринского 638; артиллеристов 106, инженеров 30.

4. Нельзя оставить без внимания, что никто из целого флота, не исключая и самого Адмирала, не имел сведения о всех сих местах, начиная от реки Берды; так напр.: вышеозначенный пролив был сначала принят за реку. “Посылал я, пишет Бредаль в своем журнале; вверх по реке осматривать ее берег, и сам смотрел с берегу с горы, и видно очень много проливов и заливов, почему признаваю быть cиe не рекою, но проливом.“

5. Дондук-Омбо явил в cию войну редкую, примерную преданность Poccии. Сверх многих услуг, оказанных нашему Правительству Калмыками, лично предводительствованными сим Ханом, четырех-тысячный корпус его сына, служивший под начальством Лассия, принёс великую пользу не только армии сего Фельдмаршала, но и флоту Вице-Адмирала Бредаля. Войско cиe было первым во всех трудных делах и опасностях.

6. Азовский, Пермский и Вологодский, вмеcтo которых были помещены на лодки два полка Ландмилиции, в числе 1800 чел.

7. Краткое биографическое сведние о Фельдмаршале Jlaссия, находится в книге: Ephemerides Russes politiques, litteraires, historiques et necrologiques par Spada. Том IV, стр.255-367.

8. Бредаль, описывая cиe дело, в заключении говорит:,,у нас милостью Божескою как из, морских, так и из сухопутных, от неприятелъской пальбы никто, не только чтобы убит, но никто и не ранен; только одного квартирмейстера и 6 чел. матросов ранило нашим фалконетом, который разорвало, и как примечено во время оной по неприятелю пальбы, что наши фалконеты совсем не годились и палить из них весьма опасно, понеже как выпалить, такое с станком опрокидывается дулом назад, и буде не остерегатъся, то своим вред."

9. Подробности действий Графа Лассия не входят в cиe описание, и потому об оных здесь говорится только поверхностно.

10. Примером могут служить: в Шведскую войную, при Императрице Екатерине II, Мичман Марчалл, и в Турецкую кампанию 1788 г. Капитан–Лейтенант Сакен. Первый из них, желая спасти от неприятеля корабельный флаг, кинулся вместе с оным в волны, где нашел смерть, а второй, будучи окружен Турками, поднял на воздух, вместе с собою, бот, коим командовал. Говоря о сих подвигах, нельзя не вспомнить и о бриге Меркурии.

11. Ботами командовали Капитан Герценберг и Лейтенанты: Лавров, Татищев, Чихачев и Князь Волконский; лодками: тринадцатью — Лейтенант Князь Несвицкий, 12 Лейтенант Кальянов, и 12 же Лейтенант Костомаров; остальные три находились при Адмирале.

12. Между Федотовою и Виссарионовою косами.

13. Мичмана Князя Кропоткина.

14. Кренговать корабль, значит наклонить его на одну сторону, для осмотра или починки подводной части.

15. Лодки Донских казаков не входят в сей счет.

16. Неизлишим будет сказать, что в продолжение сей войны Адъютантом при В. А. Бредале был от солдат Лейтенант Спиридов, в последствии Адиирал, знаменитый по Чесменскому делу.

17. Все cии лодки были разделены на пять отрядов, из которых в каждом было их 34 и один бот. — Командирами сих отрядов были флотские Капитаны: Кензи, Лунин, Герценберг, Снитскин, и Толбузин.

18. Bсе вообще войска, находившиеся на флотили Бредаля и на казачьих лодках, были следующие: флотских Капитанов 5, Кап. Лейт. 3, Лейтен. 14, Мичм. 2; офицеров морской артиллерии 4, Морского солдатского батальона 1 Штаб и 13 Обер-офиц., мaтpocoв 905, артиллеристов 73, морских солдат 448, казаков 3026, плотников 32, всего 4537 чел.

19. Лассий 8-гo Июня прибыл к Молочным водам.

Текст воспроизведен по изданию: Военные действия российского гребного флота, под начальством вице-адмирала Бредаля на Азовском море, в 1736, 1737 и 1738 гг. СПб. 1830

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.