Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИОАНН ЛУКЬЯНОВ

ХОЖЕНИЕ В СВЯТУЮ ЗЕМЛЮ

ПЕРВАЯ РЕДАКЦИЯ

/л. 1/ ОПИСАНИЕ ПУТИ КО СВЯТОМУ ГРАДУ ИЕРУСАЛИМУ 1: ОТ МОСКВЫ ДО КИЕВА И 2 ОТ КИЕВА ДО ВОЛОЖСКОЙ ЗЕМЛИ 1, ОТ ВОЛОЖСКОЙ ЗЕМЛИ ДО ДУНАЯ, ВЕЛИКИЯ РЕКИ, И СЕЙ ХОДЪ ВСЕ ПО СУХОЙ ЗЕМЛИ, А ОТ ДУНАЯ ДО ЦАРЯГРАДА И ОТ ЦАРЯГРАДА ДО СВЯТАГО ГРАДА ИЕРУСАЛИМА ТО ВСЕ ХОЖДЕНИЕ МОРЕМ, ТОКМО ПОЛТАРА ДНИ ЗЕМЛЕЮ. ЛЕТА 3СЕМ ТЫСЯЧЬ ДВѢСТЕ ДЕСЯТОГО 4 ГОДУ 5 2 МЕСЯЦА ДЕКЕМВРИЯ В СЕДМЫЙНАДЕСЯТЪ ДЕНЬ ХОЖДЕНИЕ ВО ИЕРОСАЛИМЪ С МОСКВЫ СТАРЦА ЛЕОНТИЯ

Месяца декабря в седмыйнадесять день, на память святаго пророка Даниила и святыхь триехъ отроковъ Анания, Азария и Мисаила 3, поидохомъ мы из царствующаго града Москвы на первомъ часу дни 4 в среду. И бысть намъ той день зело печаленъ и уныливъ 6: /л. 1 об./ бяше бо той весь день дождь с снегомъ и с ветром великимъ. И зѣло бысть печално о томъ и скорбно, но положихомся на милость Божию: буди ево 1, Свѣта 2, воля, Творца нашего! И тако того 3 дни отидохомъ от Москвы тритцать 4 пять вѣрст 5, а уже день к вечеру приходить, и стахом на дворѣ у крестьянина в вотчине 6 царевича Милитинского 7. И бысть намъ та нощь покойна, и печаль свою все 5 забыхомъ.

И встали заутра 6 рано, в третиемъ куроглашении, и пошли в путь свой. И отидохомъ 25 верстъ, и стали в селѣ всемилостиваго Спаса, порекломъ Купля, и тут мы обѣдали. И, пообѣдавъ, пошли в путь. И отидохомъ 35 верст, и стали начевать в вотчине боярина Лва 7 Кириловича Нарышкина 8 деревни Лыкова. И тутъ мы переначевали, и заутра рано встали, и пошли в путь свой. И отидохомъ 25 верстъ 8, и стали в вотчине Новодевичья монастыря 9, пореклом /л. 2/ Добряги. И тутъ ядши хлѣба, поидохомъ к богоспасаемому граду Калуги.

И пришли в богоспасаемый 1 градъ Калугу в пятокъ в третьем часу нощи 2. И стали у боголюбца 3, посадского 4 человѣка, у [8] Никифора Иосифова сына Коротаева и у сына ево 5, у 6 Иосифа Никифорова 7. У него два внука женатыхъ, самъ уже в старости мастити, сединами украшенъ. И прия насъ с любовью 8, и угости насъ добрѣ, сотвори намъ вечерю добру и пространну, и конемъ такожде кормъ и покои, нам же посла одры мягкия 9. И пребыхом у него два дни в радости велицей. Спаси ево Богъ, миленкого, за любовь его! Градъ Калуга стоитъ на Окѣ-рѣке на левой странѣ на горѣ высоко, красовито, и 10 немного такихъ градовъ в Московскомъ царствѣ. А 11 города нетъ: был древянной 12, /л. 2 об./ да згорелъ, толко башня одна с проѣзжими воротами. А церквей в немъ каменныхъ 11, деревянныхъ 18; жильемъ зело пространенъ; люди зѣло доброхотны; приволенъ зѣло хлебомъ и овощемъ; и лѣсом всяким, и дровами доволенъ. Друтаго поискать такова города в Московском государстве! 2 Площадь торговая зѣло хороша, рядовъ такожде много, торговых людей весма много и зѣло проходцы в чужия земли с купецкими товары: в Сибирь, в Китай, в Немецкия земли и в Царьградъ, в Шленескъ 10, во Гданескъ.

И декабря въ 23 3 день, в понедѣлник, пошли мы во 4 обитель Всемилостиваго Спаса и Пречистыя Богородицы, честнаго и славнаго 5 ея Введения 11, ко честному отцу игумену Спиридону ради благословѣния на путное шествие. И приидохом во обитель ко отцу Спиридону. И отецъ Спиридонъ з братиею нашему приходу зѣло обрадовались, а самъ зѣло болѣн: ноги у него болять. И строитель Лаврентей, /л. 3/ и козначей 1 Аврамий 2, и келарь Корнилий зѣло такожде нашему приходу обрадовались и помогали намъ о 3 путномъ хождении, чтобы отецъ Спиридон подалъ намъ на путное шествие свое отеческое благословѣние. И онъ зело с радостию насъ благословилъ и с растворенною своею теплою душею. И праздновахомъ у него праздникъ Рождество Христово в радости велицей, и пѣхомъ всенощное стояние, потом часы 12 и молебное пѣние. Потомъ поидохомъ за трапезу ясти хлѣба. И, вставъ 4 из-за трапезы, воздаша благодарение Богу, и отцу Спиридону поклонихомся, и начахомъ благословения просити на путное шествие. И отецъ Спиридонъ подаде намъ свое отеческое благословение и отпусти насъ с миромъ, сам же слезы от очию своею испускаше. И отцы, и братия — вси насъ 5 проводиша, такожде слезы от очию испускаху. И далеко нас проводиша, /л. 3 об./ и поклонишася 1 до земли, и мы имъ такожде, и целовахомъ друг друга, и растахомся с великою любовию.

И паки возвратихомся вспять в Калугу. И бысть намъ печаленъ и нестроен путь, зѣло мятеженъ: метелица была с ветромъ великимъ противным. И когда 2 обвечерехомъ и дорогу истеряхомъ, Зедва с великим трудом обрѣтохом 4, — близ смерти быхомъ. [9]

И пришли во град якобы в 5 полунощи к тому же боголюбцу к Никифору Иосифовичу и к сыну ево. И приятъ нас с любовию, и угостиша насъ добре, сотвори намъ вечерю добру. И, воставши от трапезы, благодарихомъ Бога, и тому господину поклонихомся до земли за его премногую любовъ. И тако забыхом бывшую 6 скорбь и нужду свою, случившуюся на пути. И посла намъ одры мягкия 7, и уснухом добрѣ до заутра. И потомъ услышаша насъ братия о нашем приездѣ и приидоша к намъ на посещение. И тако /л. 4/ мы пребыхомъ у него 4 1 дни. Зѣло насъ упокоилъ добре и напутствовал, и проводилъ насъ ево сынъ 2 Иосифъ за Оку-рѣку. От Москвы до Калуги два девяноста верстъ. [10]

Декабря въ 30 день поидохомъ ис 3 Калуги в среду на первомъ часу дни, на отдание Рожества Христова 13. И в той день бысть нам нужда велия: дождевая 4 погода 5, снегъ весь согнало, Ока-река зѣло наводнилася, едва за нея 6 переправились. И проводилъ насъ Иосифъ Никифоровичъ за Оку-реку. И отдахомъ последнѣе целование другъ другу, и поклонихомся до земли — и тако расталися 7. А сами плакали: уже мнехомъ себѣ, что последнѣе наше видание. И егда взыдохом на гору на другую страну Оки-рѣки, и обратихомся ко граду, и помолихомся церквамъ Божиимъ, и гражданом поклонихомся. Увы, нашъ преславный 8 градъ /л. 4 об./ Калуга, отечество наше драгое! И тако поклонихомся граду и поидохомъ в путь свой.

И бысть намъ той день труденъ велми и тяжекъ: снегъ весь 1 збило дождемъ, реки всѣ лед взламало. И того дни мы отидохомъ в пути 30 верстъ от Калуги и приидохомъ на варницу 2 14 за Добрымъ монастыремъ 15 к боголюбцу орлянину, — имя ему Лазарь 3, — к тестю Евсевия Басова. И тутъ ево тесть принял насъ с любовию и сотвори 4 намъ вечерю добру и конемъ кормъ. И той Лазарь 5 угости насъ добре и на путь намъ рыбки пожаловал, а конемъ овсеца. И пристахомъ у него до утра, и вставши заутра на первомъ часу, и пошли в путь свой.

И декабря 6 въ 31 7 день 8, на праздникъ Обрѣзания Господа нашего Исуса Христа 16, приидохомъ под Лифинъ-град 17 на Оке-реке.

И Ока-рѣка зѣло наводнилася, и лѣдъ взломало 9 /л. 5/ — и тут мы чрез рѣку Оку не перѣехали. И приидохомъ во оно мѣсто, на устье 1 Упы-реки, и тамо такожде нужно переѣзжать чрез Оку: вода бѣжитъ поверхъ лду, якобы коню по седлину. И тако мы с нуждою 2 переправились Оку-реку, все вонъ выбирали ис 3 саней, а иное и помочили. И когда мы переѣхали Оку-реку и стали борошенъ вкладывати 4, и тутъ нас настигъ орлянинъ Евсевий Басовъ и провожал насъ до засеки 18 Николской 5. И тутъ с нами ѣлъ хлѣб и, ѣдши, паки в домъ возвратился. Спаси ево Богъ, миленкова 6, за ево любовь! Всю нощь не спалъ, ис Калуги за нами бѣжал; и на варницы не засталъ нас, не слазя с коня, вслед за нами бѣжалъ; и нас нагналъ на устьи 7 Упы-реки, и проводил насъ до засеки. И тако возвратися вспять, мы же поидохомъ ко граду Бѣлеву 19. Градъ Лифинъ стоитъ на Окѣ-рѣке на левой стране, городина неболшая. От Калуги до Лифина 40 верстъ /л. 5 об./ Мы же поидохомъ чрез засеку ко граду Белеву и минухомъ того 1 дни Николу Гостунского 20. И, не дошедъ Белева за 10 верстъ, обвечерехом, и пошли в нощь ко граду Бѣлеву 2. И аще бы не случися 3 с нами на пути доброй человѣкъ бѣлевецъ, — спаси ево Бог, — то бы намъ пути не [11] найти ко граду: нужно силно было, вездѣ воды разлилися; а ему путь вѣдом, такъ насъ 4 обводилъ нужныя мѣста.

И приидохомъ под град Бѣлевъ ко Оке-рѣке, и в Спаскомъ 5 монастыре 21 4 часа 6ударило ночи 7. И Оку-реку ледъ весь взломило и от брега далече отбило — переѣхать невозможно. И тутъ, на брегу Оки-рѣки, начуетъ 8 множество 9 народа поселянъ: приѣхали к торгу с хлѣбомъ и со всячиною. И мы тутъ же 10 близъ ихъ табаровъ 11 стали. И той бѣлевецъ, кой насъ велъ, пошелъ со мною пути искать; и преидохом с нуждою за Оку-рѣку по икре межу стругами /л. 6/ Градъ Бѣлевъ стоит на Оке-рѣке на левой странѣ на горѣ, высокъ, красовитъ; жильемъ с половину Калуги; град древянной 1, ветхъ уже. И приидохомъ к нему в дом, и подружия ево встретила насъ с любовию и сотворила намъ вечерю добру. Той же боголюбѣцъ тоя же нощи с сыномъ своим, связавши вязенку сенца, пошел в таборы за Оку-рѣку к нашей братьи, а меня 2 не отпустилъ из дому своего и 3посла ми 4 одръ. И тако уснухомъ до заутра, забыхъ путную нужду. Той же боголюбецъ той же ночи, отнесши корму конем, возвратися домой, а тамо з братиею нашею оставил сына своего.

И утре востали, и на первомъ часу (поутру) 5 пришли ко брегу Оки-рѣки. И Ока-рѣка зѣло наводнилася той ночи 6, едва с великою нуждою 7 преидохомъ на онъ полъ рѣки к братии нашей. Братия же наша зѣло намъ возрадовались и стали промышлять, как 8 бы с возами переѣхать. И градския жители маломощныя 9 стали /л. 6 об / помышлять, как бы переправу здѣлать, и стали икры наводить в порожнихъ мѣстахъ, и тако здѣлали переѣзд. Также и мы переѣхали, дали перевозъ и поидохомъ с миромъ во градъ Бѣлевъ. И перевощики милѣнкия 1 свѣдали, что мы ѣдемъ во святый градъ Иерусалимъ 2, и, нагнавши насъ на пути, отдали намъ перевозъ, а сами стали с нами прощатся. Спаси ихъ Богъ, миленкия 3, добрыя люди — бѣлевича 4!

И приидохомъ в домъ к тому же боголюбцу мы генваря во 2 день, и прибыхом той день и нощь; покоилъ нас добре и коней наших. И прииде к намъ боголюбѣцъ, посадской 5 человѣкъ, именемъ Родионъ Вязмитинъ 6, и возметъ насъ со всемъ к себѣ в дом свой, и угости насъ нарочито. И многая к нам граждане прихождаху, и в домы своя 7к себѣ 8 насъ бирали, и покоили насъ добре. И пребыхомъ у того боголюбца два дни, поилъ и кормил насъ и коней наших. В Бѣлевѣ люди зело доброхотны, люд зѣло здоров и румянъ, мужескъ пол /л. 7/ и женскъ зѣло крупенъ и поклончивъ.

А вода в городе нужна: все со Оки-рѣки возят. От Лифина до Белева 30 верстъ, толко пространные тѣ вѣрсты. [12]

Генваря против 5 числа в ночи пошли из Бѣлева к Волхову 22 со орляниномъ Евсевиемъ Басовымъ. А в ту ночь стало морозить, зажоры великия были, нужно силно было. И приидохомъ в Болховъ утре рано, на первомъ часу дни, на предпразднество 1 Богоявления Господня 23; и пребыхомъ той день в Болховѣ весь до ночи. И нача насъ той орлянинъ к себѣ в гости на Орелъ звати. Нам же и не по пути с нимъ ѣхати, но обаче не преслушахомъ ево любви, поидохомъ с нимъ до Орла.

Градъ Болховъ стоит на реке на Угре на левой сторонѣ 2 на 3 горахъ красовито. Городъ древянной 4, ветхъ уже; церквей каменныхъ 5 от малой части; монастырь 6 хорошъ 24, от града якобы поприще; рядовъ много, площадь торговая хороша; хлѣба 7много бывает 8, а дровами скудно сильно 9. Люди в немъ невежи, искусу нет /л. 7 об./ ни у мужеска полу, ни у женска, не как Калуга или Белевъ, своя мера дулепы. З Бѣлева до Волхова 40 верстъ 2.

Генваря въ 5 день в нощи, противу 3 Богоявлениева дни, въ 6 часу нощи 4, поидохомъ из Волхова на Орелъ и нощъ ту всю шли. Нужда была велика: степъ голая, а заметь была большая 5, се морозъ былъ великъ — болно перезябли.

И генваря въ 6 день, на праздникъ Богоявления Господня, пришли 6во град Орелъ 7 в самой выход, какъ вышли со кресты на воду 25, и стали у боголюбца, у посадского 8 человѣка Ильи 9 Басова. И тотъ боголюбѣцъ былъ в тѣ поры на водѣ, а когда пришел с воды, и зѣло намъ обрадовался и учреди намъ трапезу добрую, а конемъ овса и сена доволно. Покуды мы у него стояли въ его доме, все насъ поилъ и кормил и коней — болши 10 тоя любви невозможно сотворить, якоже Авраам Странноприимецъ 26. И свѣдали про насъ христолюбцы, начаша насъ /л. 8/ к себѣ звати в домы своя и покоити насъ. Спаси их Богъ, добрыя люди — миленкия 1 орляне 2! А люди зело к церквамъ усердны, и часто по вся годы ездят в Киевъ Богу молится з женами и з дѣтми, и с нами многия хотели итти во Иеросалимъ, да за тѣлесными недостатками не пошли.

Град Орелъ стоит в степи на ниском мѣстѣ на Окѣ-реке на левой сторонѣ. Город древяной 3, ветхъ уже, жильемъ 4 немногалюденъ 5; пристань соляная 6 и хлѣбная зѣло велика — матица хлѣбная! A Орел-рѣка сквозь градское жилище течетъ и пала во Оку с левой страны. Лесомъ и дровами зѣло нужно. Церквей каменных много; монастырь мужеской 27 зѣло хорошъ, ограда каменная. И пребыхомъ мы на Орлѣ 5 дней; не было нам товарыщей, затемъ много прожили. От Волхова до Орла 40 верстъ.

Генваря в 11 7 день заутра 8 рано пошли на Кромы 28. /л. 8 об./ И того же дня пришли в Кромы, и тутъ мы обѣдали. И зѣло около Кромы 1 [13] воровато, мы очень боялися. Городъ Кромы 2 самой убогой, нет в немъ и бозару 3. Люди в нем зѣло убоги 4, все шерешъ наголо, а живутъ что кочевыя татары 5, избѣнки зѣло нужны. И тутъ ядши хлѣба и поидохомъ в Комарецкую волость 29. Зѣло была заметель велика, ветры противныя. Нужно было конемъ, и самимъ посидеть нелзя, а егунье 30 лошадей своих погоняютъ, ни малехонко не наровят. Беда с ними! Много и грѣха приняли, коней у нас злодѣи постановили. И 6 идохомъ Комарецкою волостью от Орла до Севска 31 три дни.

Генваря въ 7 14 день пошли во градъ Севскъ 8 и стали у боголюбца. Мы же подахомъ ему грамотку от орлянина Евсевия Басова, а мы ему не знаемы. И когда прочел, стал нам знаемъ и приятенъ и зѣло насъ с любовию принял. И сотвори 9 трапезу пространну, и созва своих сродниковъ, и возвеселися /л. 9/ с нами.

И 1во вторый день поиде с нами к 2 воеводѣ з грамотою царскою, къ Леонтью 3 Михайловичю Коробину 32 с товарыщем. И воевода, прочетъ царской листъ, спросилъ у меня: "Что-де тебѣ надобны 4 подводы 5?" И я ему сказал, что у насъ свои кони есть. "Я, мол, для того к твоей милости пришолъ 6 объявится 7, что в листѣ к тебѣ писано меня здѣ не задержать, что городъ зде порубѣжной". И воевода мнѣ сказалъ: "Поезжай, Богъ да тебѣ в помощь!" Смирной человѣкъ — воевода. И тако мы пошли из дому воеводскога 8.

Той же господинъ во 9 2 день такожде созва к себѣ сродниковъ и друзей, и учреди нас трапезою пространною, и послужи 10 нам добрѣ. Мы же веселились доволно, и медку было много. Такую 11 нам любовъ сотворилъ, якоже искренний сродникъ. А 12 все намъ радел: и в таможне печать пропускную взялъ, и проводника намъ дал дорогу указывать. Спаси ево Богъ за ево любовъ! Дивной 13 сей 14 человекъ! Ажно есть у Бога-та 15 еще добрыхъ-та 16 людей много: спастися миленкой всячески хощетъ! /л. 9 об./ Град Севскъ стоит на рекѣ на Севѣ. Город деревянной 1, другой острокъ дубовой, третей земляной. Город Севскъ хорошъ, ряды хороши, торги хорошия. А люди в немъ живутъ все служивыя, мало посадскихъ 2, и московския тут есть стрелцы — и все люди зѣло доброхотны и приветливы. Тутъ и денги всякия 3 меняютъ: чехи на московския и талери 4 33. И пребыхомъ в Севскѣ два дни. От Орла до Сѣвска 120 верстъ.

А день уже к вечеру преклонился, поидохомъ из Севска генваря въ 16 день в малороссийския городы за рубѣжъ. И отошли от Сѣвска 15 верстъ, тутъ стоит застава из Севска. И вопроси 5 у насъ печать 6, мы же имъ отдахомъ и тутъ у нихъ 7 шалаша вмѣсте с [14] целовалниками и начевали. И мало опочихом, и востахомъ. И бысть наше шествие благополучно: нощъ была тиха и лунна, и покойно было итти, яко и воздуху нам служащу. И поутру стали в селѣ, тутъ коней кормили 8 и сами ѣли.

/л. 10/ Генваря в 17 день приидохом в малороссийский город Глуховъ 34. И тутъ насъ наши калужини 1 и бѣлевича приняли к себѣ на стоялой двор, и к себѣ взяли съ любовию. И покоили насъ два дни, и коней нашихъ кормили, и всякое намъ добро чинили, яко сродницы, наипаче сродникъ — такая огненная в нихъ любовъ! Да провожали насъ за градъ версты з две. А сами, миленкия, такъ плачутъ, не можемъ ихъ назад возвратить, и едва ихъ возвратихомъ вспять. "Кабы де мочно, мы б де с вами шли!" И уже мы поле отшедши 2 поприща з два, оглянемся назад, а они, такия 3 миленкия 4, стоятъ да кланяются вслѣд намъ. Такая любовъ огненная! Мы подивилися такой Христовой любви. Спаси ихъ Господь Бог, свѣтовъ наших! Люди добрыя и хорошия — калуженя 5 и белевича, нелзя ихъ забыть любви.

Город Глуховъ земляной, обруб дубовой, велми крепокъ; а в нем жителей велми богатыхъ много, пановъ. И строение в нем преузорочное, светлицы хорошия; полаты /л. 10 об./ в немъ полковника стародубского Моклошевского 35 зѣло хороши; ратуша 36 зѣло хороша, и рядов много; церквей каменныхъ много, девичь монастырь 37 предивенъ зѣло, соборная церковь хороша очень. Зѣло лихоманы хохлы затейливы к хоромному строению! В малороссийских 1 городѣх другова 2 врядъ такова 3 города сыскать, лутче Киева строением и жила. От Сѣвска до Глухова 80 4 верстъ.

Генваря въ 19 день из Глухова пошли мы х Королевцу 38 и, не дошед, начевали. И утре рано, часу в друтомъ дни, пришли в Королевецъ и стали у боголюбца: преже 5 сего бывал белевитин, да тутъ женился, к дѣвке во двор вшел. И принял онъ насъ 6 с любовию, хлѣбом нас и коней наших кормил, и к сотнику 39 со мною ходилъ. И сотникъ нам талер на дорогу дал, а онъ намъ, сам хозяин, на дорогу и винца дал, яковитки и простова 7, — зѣло миленкие 8 любовны, — и за город выпроводил.

Град Королевецъ — город земляной, обруб дубовой /л. 11/ и житием средней; рядов много; жители небогатыя 1; строенье 2 по-среднему. Ярмонок великъ бываетъ: нынѣ Свинской нетъ 40, такъ тутъ нынѣ съѣзжаются, многолюдно бывает будет противу 3 Свинской. Толко немного бываетъ торгу, а товаровъ всякихъ бываетъ много: и московских, и полскихъ; и грекъ много живетъ, торгуются. Толко хорошего торгу на 3 дни, а то на праздникъ на Семеновъ день 41 всѣ вдруг и разъезжаются 4. И того [15] же дни, ядши хлѣба, поидохомъ ис Королевца в Батуринъ 42. От Глухова до Королевца 30 верстъ.

Генваря въ 5 22 день поидохомъ в Батурин-градъ. И у градскихъ воротъ кораулъ 6, московския стрелцы на карауле стоятъ. И караулъ остановил насъ у проезжей башни, стали насъ спрашивать: "Что за люди? Откуда и куда едете? Есть ли де у васъ проѣзжая грамота?" И мы имъ сказалися, что мы люди — московския жители, а едем во святый 7 град Иеросалимъ Гробу Господню поклонитися. И они 8 повѣли нас до сьезжей избы 43. И пятисотной 44 /л. 11 об./ принял у нас листъ государевъ, и, прочетши, велѣл нам отвѣсти дворъ стоять, и приказал намъ дать конемъ корму. А гетмана 45 в то время не случилося дома: поѣхалъ к Москвѣ, к государю. И тут мы обѣдали; а господин дома тотъ, гдѣ мы стояли, зѣло нам честь воздалъ и 1 обедъ хорошей устроил. И, ядши хлѣба, того же дни изыдохомъ из Батурина вонъ.

Градъ Батуринъ стоит 2 на рекѣ на Семи на лѣвой сторонѣ 3 на горѣ красовито. Городъ земляной, строение 4 в немъ поплоше Глухова, и светлицы гетманския ряд дѣлу. И город не добрѣ крѣпокъ, да еще сталица 5 гетманская! Толко онъ крѣпок стрелцами московскими, на карауле все они 6 стоят. Тутъ целой полкъ стрелцов живутъ. И гетманъ, онъ ветъ стрелцами-та 7 и крепокъ, а то бы ево хохлы давно уходили, да стрелцовъ боятся; да онъ их и жалуетъ, беспрестани 8 им кормъ, а безъ нихъ пяди 46 не ступитъ. От Королевца да Батурина 30 верстъ.

Того же дни пошли /л. 12/ из Батурина в Барзну 47. И генваря въ 1 23 день 2 поидохом в Барзну. Град Барзна таковъ же, что Королевецъ, или полутче 3. И, ядши хлѣба, пошли в путь свой. От Батурина до Борзны 4 30 верстъ.

Генваря въ 5 23 день пошли из Барзны 6 к Нежину 48, а дорога уже стала зѣло нужна. И съехалися с нами московския стрелцы: бывали торговыя люди, а живутъ они в Путимли 49, a ѣхали они к Нѣжинской ярмонке 7 — такъ они с нами и поѣхали. А мы им зѣло рады, потому что им путь вѣдом, а намъ дорога незнакома. И того дни начевали в корчмѣ; и утре, вставши 8, пошли. А снегу уже ничего нетъ, земля голая. Нужда была велика: таковъ был ветръ нам противной. Охъ, нужда, когда она помянется, то уже горесть-та, покажется, тутъ предстоит! Сидеть нелзя, лошади насилу по земли сани волокуть, а нас вѣтръ валяетъ. А станешъ за сани держатся, такъ лошадь остановишь. Увы да горѣ! Была та дорошка сладка, слава Богу, нынѣ уже забыто! Едва мы добихомся до Максимовой корчмы. Тут /л. 12 об./ дали конем отдохнуть, покормили, и сами хлѣба поели, да опять побрели, а ветръ мало потихъ. Едва с великою 1 [16] нужою 2 добилися Нежина, коней зѣло умордовали, а сами такожѣ утомилися, что сонныя валяемся.

И когда мы пошли во градския ворота, тогда караулщики 3 стали насъ звать да 4 воеводы 5. Мы же пошли к воеводѣ, а воевода былъ немчинъ. И воевода у нас доѣзжей грамоты досматривал и отпустилъ нас с миром. Мы же пошли и обретохомъ братию свою — калужанъ, купецких людей, приѣхали к ярмонкѣ торговать — и стали с ними на одномъ дворѣ. И они нам 6, миленкия 7, рады 8. Спаси ихъ Богъ за любовь их! Да спаси Богъ Давыда 9 Стефановича! Тотъ-то, миленкой, христианская-та душа, тотъ нам 10 всячиною промышлялъ, и пекся нашим путемъ, и денги намъ обменял (золотыя и талери 11 на московския денги), и телеги намъ покупал, и товарыщевъ 12 в Царьград, грековъ, сыскал. А насъ, покудова мы жили в Нѣжине, поил, и кормилъ, и денегъ на дорогу дал и масла кринку, a мнѣ далъ Новой Завѣтъ острожской /л. 13/ печати 50. Спаси его Богъ, свѣта, и дружину ево! А 1 он у нихъ что полковникъ, во всѣмъ его слушаютъ. И спаси Богъ Галактионушка, Мосягина по прозванию, доброй человѣкъ и Семенъ Григорьевичъ Алферовъ — все, миленкия 2, нашимъ путемъ радѣли, что рождшия 3 братия!

Город Нежинъ стоит на плоском мѣсте. В нем живут грековъ много торговыхъ людей. Два города в немъ: один земляной, а острогъ деревянной; великъ жильемъ 4, и строение хорошо. И Давыдъ 5 Стефановичъ проводил нас з дружинаю 6 своею за град якобы поприща три 7, и плакали по насъ. Уже намъ от братии нашей послѣднее такое провожание. И простихомся, друтъ другу поклонихомся.

Генваря в 27 день пошли из Нѣжина к преславному граду Киеву рано, на первомъ часу дни. И того 8 дни была намъ нужда великая: земля вся растворилася 9, так тяжко было лошадям и самимъ было нужно итить. И того 10 дни едва с великою нуждою доѣхали до корчмы, часа /л. 13 об./ в два ночи приѣхали. В корчму толко женка одна, и та курва. И мы тутъ съ нуждою 1 великою начевали, всю ночь стереглися 2, стали 3 к полю, а пьяныя таскаются во всю ночь.

4Утре рано востали и пошли в путь свой. И той день такожде с нуждою шли и пришли в сѣло. Тутъ едва выпросилися 5 начевать, хижина зѣло нужна. Тутъ к нам же нощию приѣхал ис Киева протопопъ глуховской: ѣздил в Киев к дѣтемъ (дѣти ево в Киеве в школѣ учатся науки). Да, спаси ево Богъ, не потеснил насъ, в кибитки 6 легъ спать, такъ нам покойно было.

И утре рано востахом и пошли в Киевъ. И пришли в село Боровичи 7 за 17 верстъ от Киева. И от того села увидили 8 мы [17] преславный 9 град Киев, стоитъ на гарахъ 10 высокихъ. И вазрадовалися 11 тогда, слезли с коней, и поклонилися святому граду Киеву, и хвалу Богу воздахом, а сами рекохом: "Слава тебѣ, Господи, слава тебѣ, яко сподобил еси нас видѣти преславный градъ Киев! Сподоби нас, Господи, видети и святый градъ Иеросалим!" И тако пошли к 12 Киеву. И 13 ход /л. 14/ всѣ бором, все пески; нужно силно, тяжело песками.

И того же дни пришли к Днепру под Киевъ, а Днепръ толко разшелся. И того дня мы не могли переѣхать за погодою. Тутъ же к намъ приѣхали греки, наши товарыщи 1, — они из Нѣжина прежде нас тремя денми поѣхали, да за Днепром стояли: нелзя было ѣхать, Днепръ не прошел в тѣ поры, — такъ мы с ними начевали. И утре рано тут же к нам пришолъ 2 московской столникъ 51: шол 3 с соболиною казною 52 к 4 цесарю 53, а в тѣ поры погода на рѣке зѣло велика, отнюдъ 5переѣхать было нельзя 6. И столникъ стал кричать на перевощиковъ, и они, миленкия 7, ѣдва с нуждою 8 судно на нашу 9 сторону перегнали. И когда 10 стали на поромѣ, тогда пором и от брега не могли отслонить. И столникъ велѣлъ греческия возы доловъ с порома скатить, а наши не велѣл. Спаси ево Богъ! И тако мы стали на поромѣ на первомъ часу, и перевезлися на ту сторону час ночи: зѣло уже было нужно, и перевощики миленкия 11 устали болно.

И ѣгда мы пристали /л. 14 об./ ко брегу ко граду Киеву, тогда пришли караулщики 1, сотники и стрелцы, и стали насъ вопрошати: "Откуда и что за люди?" И мы сказали, что московския жители, а едемъ во Иеросалимъ. "Ест ли де у васъ государевъ указъ?" И мы сказали, что есть. "Покажите-дѣ, без того во град намъ не велѣно пущать". И мы показали указ, 2и сотенной прочетъ указ 3. Отвѣли нас к столнику; и столникъ такождѣ указ прочел, послал к бурмистромъ 54, чтобы намъ двор отвѣли стоять. И стали на дворѣ близ ратуши, и в то время три часа ночи ударило. Да слава Богу, что ночь была лунна, а то грязь по улицам велика, ѣдва с нуждою проѣхали. И тако начевали, слава Богу.

И утре рано прислалъ по меня столникъ, чтобы 4 я ѣхал с ним в Вѣрхней город 55 к боярину объявится: зѣло крѣпко в Киевѣ приѣзжим людям 5. И тако мы пришли с столником пред воеводу Юрья Андрѣевича /л. 15/ Фамендина 1 56, и ему подал листъ государевъ.

И онъ, прочет листъ царской, честь намъ воздал, велелъ поить пивомъ и виномъ, и мы не пили, и отпустилъ с миромъ. А бурмистры прислали намъ кормъ, рыбы, колачи 2, а конем сѣна и овса. Спаси ихъ Богъ, миленких, честь нам воздали хорошую!

Градъ Киевъ стоит на Днепре на правой странѣ на высокихъ горахъ зѣло прекрасно. В Московском и Российском государствѣ [18] таковаго 3 града вряд сыскать. Верхней град — вал земляной, велми крѣпок и высокъ, а по грацкой 4 стене всѣ кораулы 5 стоят крѣпкия, по сту саженъ 57 кораул 6 от кораула 7. И в день и ночь 8 все полковники ходят тихонко, досматривают, таки ли крепокъ кораулъ 9. А ночью уснуть не дают, всѣ кораул 10 от кораула 11 кричат и окликаютъ: "Кто идетъ?" Зѣло опасно блюдутъ сей град, да и надобѣ блюсти — прямой замокъ Московскому государству.

В Киевѣ монастырей и около Киева зѣло много, и пустынки 58 есть. Райския мѣста, есть гдѣ /л. 15 об./ погулять! Вездѣ сады и винограды, и по диким лѣсам все сады. Церквей каменныхъ зѣло много; строение узорочное — тщателныя 1 люди! И много у нихъ чюдотворныхъ иконъ, а писмо, кажется, иное и живописное 2. Сердечная вѣра у нихъ к Богу велика (кабы 3 к такому 4 усердию и простатѣ 5 правая 6 вѣра — все бы люди святыя были), и к нищим податливы. Да шинки ихъ велми разорили вконецъ да курвы 4, и с того 8 у нихъ скаредно силно, и доброй человекъ худымъ будетъ.

Церковь София Премудрость Божия 59 зѣло хороша и обрасцовата, да в ней строения нѣтъ ничево, пусто, иконъ нѣтъ. А старое 9 стѣнное писмо митрополитъ 10-нехай 60 все замазал 11 известью. А у митрополита поют пение 12 арганистое, еще пущи органовъ. Старехонекъ миленкой 13, а 14 охочь да 15 органова пѣния. В Вѣрхнем городѣ церковь хороша Михаила Златоверхова 61. В той церкви мощи святыя великомученицы Варвары 62; и меня, грѣшного 16, Богъ сподобилъ ея мощи лобзати.

В Вѣрхнем /л. 16/ городѣ живет воевода, и полковники, и стрелецкие полки все, а в Нижнемъ городѣ 63 — все мещаня, хохлы, все торговыя люди. Тутъ у них и ратуша, и ряды все, и всякия 1 торги. А стрелцам в Нижнем городѣ не даютъ хохлы в лавкахъ сидѣть, толко на себѣ всякия товары вразнос продаютъ. Утре все стрелцы з 2 горы сходятъ на Подол 3 торговать, а в вечер, перед вечернями, так оне 4 на горѣ в Верхнемъ городѣ торгъ между 5 себя. И ряды у нихъ свои, товарно силно сидят. И кружало у нихъ свое, 6изѳощики по-московски 7, мясной рядъ у стрелцовъ великъ за городомъ. В Верхнемъ городѣ снаряду зѣло много и хлѣбного припасу.

Около Киева лугами приволно, и всячинами, и овощем, и рыбы много; и все недорого. Через Днепръ четыре 8 моста живыхъ со острова на островъ, мосты велики зѣло, а Днепръ под Киевом островит 9. А мостовщины 10 берут с воза по два алтына, а с порозжей по пшти денегъ 12, а с пешего /л. 16 об./ — по копѣйки 64. A тѣ 1 мосты дѣлают все миленкия стрелцы. А зборная казна мостовая гдѣ идетъ, Богъ знаетъ. А они, миленкия, зиму и осень по вся годы с лѣсу не сходятъ, все на мосты 2 лѣсъ рубять да брусья готовять, а летом на [19] полковниковъ сѣно косят да кони ихъ пасутъ. Хомутом миленкия 3 убиты! А кои богатыи, тѣ и на караулъ не ходят, все по ярманкам ѣздятъ. Мелочь-та вся задавлѣна!

В Киеве градъ деревянной, 4и грязно 5 силно бываетъ на Подоле. А жилье в Киевѣ, в Верхнем городѣ и в Нижнимъ 6, все в городѣ, а за городом нѣтъ ничего, толко по мѣстам 7 бани 8 торговыя. В Киевѣ школниковъ очинь 9 много 65, да и воруютъ много — попущено им от митрополита. Когда имъ кто понадокучит, тогда пришедши ночью да укакошат хозяина, а з двора корову или овцу сволокуть. Нетъ на них суда, скаредно силно оченъ попущено воровать, /л. 17/ пуще московскихъ салдатъ. А вечер пришол 1, то 2 пошли по избамъ псалмы петь 3 да хлѣба просить. Даютъ им всячиною, хлѣбомъ и денгами. A гдѣ святый 4 апостолъ Андрей крестъ поставилъ, и тотъ холмъ в городовой стене красовитъ зѣло. На том мѣсте стоить церковъ древяная вѣтха во имя святаго апостола Андрея Первозванного 5 66.

Февраля во 6 2 день, в 7 праздникъ Стрѣтения Господа Бога и Спаса нашего Исуса Христа 67, пошли в Печерской монастырь 68. И пришли в соборную церковъ, и помолилися чюдотворному образу 69. И пошли во Антониеву пещеру 70, и тут видѣли преподобныхъ отецъ в нетленныхъ плотѣхъ — что живыя лѣжат! И толь множество ихъ, что звѣздъ небесныхъ, все яко живы 8 лежат — дивное чюдо! Тако Богъ прославилъ своихъ угодниковъ, боящихся его. Видехомъ и младенцов 9 нетлѣнных, /л. 17 об./ лѣжащих тут же.

Видѣхом храбраго воина Илию Муромца в неистлѣнии 71 под покровом златымъ: ростомъ яко нынѣшние 1 крупные люди; рука у него левая пробита копиемъ, язва вся знать, а правая ево рука изображена крестным знамениемъ и сложениемъ перстъ, какъ свидетелствует Феодорит Блаженный 72 и Максим Грекъ 73, крестился онъ двемя персты — тако тѣперево 2 ясно и по смерти ево плоть мертвая свидѣтелствуетъ на обличение противниковъ. И тутъ, в той же пещере, преподобный Иосифъ 74 такое же изображение в перстахъ имать 3. Что уже болѣ того 4 свидетелства, что нагия кости свидѣтелствуютъ?! Мы уже и кои с нами были достовѣрно досматривали сами и дерзнули: Поднимали ихъ руки и смотрили 6, что сложение перстовъ — два перста и разгнуть нелзя, разве отломить, когда /л. 18/ хощет кто разгнуть.

1Тут же видѣли дванадесять церковныхъ мастеровъ, подъ единым покровомъ тѣ мастеры, ихже сама Пресвятая Богородица 2 послала из Царяграда в Киевъ 75. И тако сподобилися мощи святыхъ всѣхъ лобзати, а сами дивилися, и рекли, и от слезъ не могли удержатися: "Слава тебѣ, Господи, слава тебѣ, Святый, яко от [20] многихъ лет желаемое получили! Что воздадимъ Господеви, яко сподобил еси нас такихъ гражданъ небѣсныхъ видѣти и мощи ихъ лобзати?!"

И ходили по пещере, и удивлялися, и пили воду с Маркова креста 76, что на себѣ нашивал преподобный 3, — железной великой крестъ, 4желобоват онъ здѣланъ. Тутъ же видевъ крестъ 5 Антониевъ: древяной, великой, с возглавиемъ 6, троечастной, на ево гробнице стоит. Тут же стоят столбики древяныя, а к ним придѣланы чепи железныя; тутъ на ночь в тѣ чепи бѣсноватыхъ куют.

Из Антониевы /л. 18 об./ пещеры пошли в Феодосиеву пещеру 77. И тамо такожде мы сподобилися святых лобзати, и поклонилися, и возрадовахомся радостию неизреченною, и возвратилися в [21] монастырь. И ту сподобихомся мы чюдотворной образ Пресвятыя Богородицы лобзати и мощи святыя Иулиании 1-княжны 78; рука у нея 2 десная вся перстнями унизана — чюдо, что у живой рука та! В Печерскомъ монастыре церковь зело пречюдна, строения 3 короля Жигимонта 79 на том же месте, на старом основании; а в церкви стенное писмо: всѣ князья руские написаны. Да тут же видехом: в той же церквии 4 у правого 5 столпа изваян ис камяни 6 князь Костентин 7 Острожски 8 80, лежит на боку в латах, изоброженъ 9 какъ будто живой. Ныне кругъ монастыря ограду делают каменную /л. 19/ великую да делают же полату друкарную, где 1 книги печатают 81. Около монастыря зело слабода 2 велика и садов множество, торгъ у них около монастыря свой.

И потом стали молитися Пресвятей Богородицы. И помолившеся Пресвятей Богородице 3 и преподобным отцем Антонию и Феодосию, и прочим преподобным отцем поклонилися. И тако изыдохом из монастыря, и пошли вспять во град Киев. И начали мы убиратися к походу своему: денги обменили 4, телегу купили. А наши товарыщи греки превезлися чрез Днепръ в Киевъ, так они на том боку жили двои сутки: погода им 5 не пустила перевестися. И товарыщи наши такъже изготовилися, совсем убравшися. Тут у нас от нашей братии из артели един брат не похотел итти с нами во Иеросалим за немощию и за плотскими 6 недостатками. И я к воеводе с ним ходил, взявши указ, да и отпустил его назад к Москве восвояси. /л. 19 об./

И февраля въ 3 день пошли ис Киева в Лядскую 1 землю 82 и Воложскую рано, на первом часу дни. И едва на киевския 2 горы с великим трудом възъехали 3, нужда была велика: грязна 4 вельми 5 земля, иловата; все двойкою взъезжали 6. И когда мы на горы киевские 7 взъехали 8, тогда мы з братом нашим Андреяном простилися, и поклонилися другъ другу до земли — и тако разсталися 9. И послали с ним поклон братиям нашим, всем правоверющим 10, а сами пошли в путь свой. И бысть радостно и плачевно: радостно, яко к таковому месту поидохом, печално же, яко пустихомся в чюжую землю, паче же в бусуръманскую 11. А сами рекохом: "Буди воля Господня и Пресвятыя Богородицы!" И призвав всех святыхъ на помощъ, и тако поидохом в путь свой.

Того же дни минули городок, именем Белогородской 12 83, на правой руки в стороне, с полверсты от дороги. На дороге колесо /л. 20/ на дереве высоко, тут купецкия люди плотят мыто 84. А та Белогородка монастырская, Софейского монастыря 85, такъ на моностырь мыто збирают. И тово дни начевали мы на бору, в лесе склали 1 огнь великъ. И утре рано пошли, и, отыдохом, тот весь день шли, не [22] видели ни сел, ничего, шли все дубравами. И не дошед до Фастова 86 версты за три, и начевали у заплотины, преж сего мелница бывала. И та ночь зело холодна была, весма перезябли.

И утре рано пришли под Фастов-городок 2и стали у вала земляного. А в том городке сам полковникъ Палей 87 сам живет. Преж сего етот городок 3 бывал лятской, а Палей насилием у них отнял да и живет в нем. Городина хорошая, красовито стоит на горе, по виду нѣкрепок, а люди в нем что звери. По земляному валу ворота частыя, а во всяких воротах копаны /л. 20 об./ ямы да соломы наслано. Въ ямах такъ палѣевщина 1 лежат человекъ по 20 и по 30: голы, что бубны, без рубах, наги, страшны зело. А в воротех из сел проехать нелзя 2 ни с чем; все рвут, что сабаки 3: драва 4, салому 5 и 6 сено. Харчь в Фастове всякой 7 дешевъ очень, кажетца 8, дешевле киевскаго, а от Фастова пошло дороже въдвое 9 или втрое. И тут купецкия люди платили мыто. Стояли мы в Фастове с полдня.

И пошли ис Фастова, и начевали в селе 10 Палееве Мироновке. И во втарый 11 день, в мясные заговины 12 88, пришли в городок Паволочь 89. Тот городокъ у Палея уже парубежной 13 от ляхов. А когда мы приехали и стали на площади, — а того дни у них случилось 14 много свадеб, — такъ нас оступило 15, как есть около медведя, все казаки, /л. 21/ палеевщина 1, и свадьбы покинули. А все голудба беспартошная 2, а на ином и клака 3 руба нетъ. Страшны зело, черны, что арапы, а лихи, что сабаки 4, — из рукъ рвут. Они 5 на нас, стоя, дивятца 6, а мы втрое, что таких уродов и отроду не видали; у нас на Москве и на Петровском кружале 90 не скоро сыщишь 7 такого 8 и одного. В том же городке мы начевали, ночь всю стереглись 9. И той ночь 10 пожар учинился недалеча 11 от нас, да скоро потушили. Тут купецких людей мытом 12 силно ободрали.

Февраля въ 6 день, в понеделник Сырныя 13 недели 91, о полудни ядши хлеба, и набрали в дорогу всякого запасу 14, поехали в степъ глубокою 15. И бысть нам сие путное шествие печално и унынливо; не бе видети человека, точию пустыня велия и зверей множество: /л. 21 об./ козы дикие 1 и волцы, лоси, медведи. Ныне же все разорено да развоевано от крымцов 92. А земля зело уходна 2 и хлебородна, сады что дикой лесъ: яблоки, орехи воложские 3, сливы, дули — да все пустыни 4, не дают сабаки 5-татары 6 населятца 7! Села тол ко населятца 8, а они, сабаки 9, пришед и разорят, а людей всех в полон поберут. Не погрешу ету 10 землю назвать златою, понеже всего на ней родитца 11 много. И идохом тою пустынию 12 пять 13 дней, ничто же видеть 14 от человекъ.

И февраля 15 въ 11 день пришли в город ляцкой Немерово 93 и стахом на постоялом дворе у валошинина 16. Град Немеров жильем [23] не добре великой 17 да весь разорен 18 от татар; кругъ его вал земляной; а в немъ жидов много, почитай все жиды. Зело пригожей 19 род жидовской, паче же пол женской красовит, какъ бутто написаные 20. Других жидов таких не наезживали во всей /л. 22/ Турецкой земли и Воложской. Хлеб в Немерове дорогъ и всякой харчь, вино дорого, холсты зело дороги, хрящъ 94 по осми денегъ 2 аршин 95, яблоки 3 недороги. Приходили к нам мытники ляцкие 4 и у грекъ товаров досматривали, а у нас не смотрели. Толко у меня увидил 5 индучникъ боченку винную, такъ в честь перебросил я ему, такъ он мне и печать пропускную дал. И тут в Немерове индучники 6 грекъ, купецких людей, зело затаскали. Немерово от Киева переход 7 прост, равныя 8 места, а от Сорокина 96 на горе стоит высоко место 9. И стояли мы в Немерове два дни, и накупили харчю 10 доволно на четыре 11 дни 12 себе и конем, и пошли в путь свой.

Февраля въ 14 день пашли из Немерова в Воложскую землю к городу Сороки. И того же дни пришли на Болгъ-реку. Река Болхъ 13 с Москву-реку шириною, но 14 порожеста 15, каменья великия /л. 22 об./ лежат во всю реку, шумит громко, далеча 1 слышеть 2, вся вода пеною идетъ; около ее 3 горы высокия каменныя. И ту реку того ж 4 дни переехали: поромишка 5 плохое 6, а река быстрая 7, толко по одной телеги возили. И, переехавши реку, стали подниматца 8 на гору; гора зело высока. А Болгъ-река от Немерова 15 верстъ.

И пошли в степъ глубокую: все горы да долы. Възъехав на горы 9 да опять под гору; да все шли меж горъ, не видали не 10 человека, ни зверя, не птицы, толко тропы тотарския 11 конныя. А места 12 все разореныя от татар. Ныне уже починают заводить села, какъ мир стал 97, от дороги в староне 13 далеча 14. А когда мы шли, и перед нами, и за нами все степъ горела. И шли тою дубровою четыре 15 дни. И не доходя Сорокина 16-города за 15 верстъ, стоит крестъ каменной подле дороги, а на нем подпись: какъ степъ горела, такъ купецких людей, греков, 18 человекъ 17 с товаром и с лошедми 18 згорели, толко /л. 23/ три 1 человека ушли. Мы же тут стояли и дивилися, какъ кости кучеми 2 лежат лошединыя 3, а человеческия собрали да погребли. Дивное чюдо, какъ згорели: а не спали и видили 4, какъ огнь шел и трава горела по одной стороне, а они смотрят; какъ дунет 5 ветръ вдругъ да и перескочил через 6 дорогу, а они и не успели уйти 7 да такъ и згорели.

Февраля въ 17 день пришли в город Сороку 8, и стали на сем боку на Ляцкой стране, и тут начевали. И утре к нам с тово боку переехал индучникъ, по-турецки емрукчей. И стал з греками уговариватся пошлиною, чтобы шли на Яси 98. И тут греки с ним договорились пошлиною. И тут к нам пристал казак запорожской, [24] Петрушъкою 9 ево зовут. А сказал, что-де: "Я иду во Иеросалим, пожалуйте, приимите Бога ради". И я сказал: "Братец, мы добрым людем ради 10, изволь итти". Да гол бедной; и была у него полтина, тогда он болно свято стал жить: все, идучи, роздал. Ему чуло 11: на Дунае 12 /л. 23 об./ стоит Иеросалим; а когда еще и не дошел до Дуная, да так подумав да и назад поворотил.

Того же дни, какъ договор положили о пошлине, такъ стали Днистръ-реку перевозится на ту сторону, на турецкую и воложскую. Тут перевоз дорога 2 брали — по пяти алтын с воза, жиды зарондован 3 перевоз. Днистръ-река шириною с Москву-реку, под Сорокою бежит быстро, камениста. И, переехавши, стали на площади.

Город Сороко 4 стоит на реке на боку, на правой стороне, на берегу под горою; а над ним гора высокая зело. Городок каменной, высок. Мы же ходили внутрь его и меряли: онъ круглъ, стена от стены 25 ступеней ножных и поперегъ 5 тож. Харчь 6 зело дорогъ, да 7имать нечего 8: аржаного 9 хлеба отнюдь не сыщишь 10, все мелят 11 пшонныя 12 да ячной хлеб. Ячмень зело дорогъ: четверикъ 99 московской по 5 алтын. Да им и самим нечего есть. Живут, а все вон глядят; хаты стоят, и те не огорожены. /л. 24/ А 1 от турка и от господаря воложскаго 2 100 зело данью отягощены 3. Сорока — на одной стороне ляхи живут, по другую волохи.

Февраля въ 20 день поидохомъ из Сороки-города къ Ясем, а стояли в нем 2 дни. Гора 4 зело высока под Сарокою 5, едва с великою нуждою мы на гору взьехали 6: пришел дождь, такъ ослизло, невозможно конем итти, а все камень — нужно было велми. А иные 7 у нас и отстали, не взъѣхали 8 да уже на стану достигли, как начевать стали. Велми 9тот день нам 10 нужен был: дождь весь день шол, студено 11 было, все перемокли и перезябли. Степъ, а дров взять негде, толко на стану нашли дров малое число, — стоял нашъ посол московской, князь Дмитрей Михаиловичь 101, — так мы их собрав, да на возы поклали, да до стану везли. А естли бы не те дрова, то бы совершенно помереть нам всем: мокры, а ночью стал мороз да снегъ 12 з дождем пришол 13, ин не дастъ /л. 24 об./ огню раскласть 1. А греки все сухи: поделали епанечныя шалаши да и легли; а мы всю ночь, что рыба на уде, пробились. Да спаси Богъ Петра-козака 2! Тот-то 3, миленкой, дал света видеть: накрыл меня куртою своею, так я, 4под нею сидя, засушился 5 против огня; а то нелзя сушится наружи: все дождь да снегъ идет. Пощади, Господи, какова 6 в те поры нужда была! Полно, забыто! Слава Богу-свѣту!

И поутру встав 7, пошли в степъ. И бысть наше шествие печално и скорбно: зело переправы лихия, горы высокия; посидеть [25] негде, чтоб отдохнуть; все пеши брели, а кони устали. А пустошей, ни сел — ничего нет, все степ голая: ехали 5 дней, не наехали ни прутинки, чем лошать 8 погнать. Горы высокии, да юдолми ехали; узарочистыя горы, холмъ холма выше; да так-то посмотришь 9, такъ горам тем конца нет. /л. 25/

Февраля 1 в 24 день пришли на Пруд-реку, — Пруд-река поменши Москвы-реки, — и тут мы перевозились 2. Приехали ко другой реке 102, и тут перевоз, — та река поменше Прута, — и тут вскоре 3 перевезлись на другую сторону. И стали въезжатъ 4 на гору, зело нужно было въезжать 5: глина лихая, а место тесное — едва с великим трудом взъехали 6. Такъ со всем въ Ясех и начевали, да на другой день нанимали волов 7, такъ волами 8 возы въвезли 9. А мы в те поры, не доехав Ясей за 5 верстъ, начевали. И, поутру рано вставши, пошли къ Ясем в самую Неделю православия 103, 10и пришли 11 въ Яси в благовестъ 104 ко 12 обедни 105.

Яси-град — столица воложская, тут сам господарь живет. И, пришедши, стали мы у таможни. А мытников в те поры не было их в таможне, у обедни стояли, — такъ мы их дожидалися. А когда пришли мытники, и стали у грекъ товар досматривать; и, к нам пришед, стали наши возы разбивать 13. Такъ /л. 25 об./ я вземши лист царской 106 да положил перед ними; такъ они стали смотреть 1 и велели мне честь, а толмачь им речи переводил. Такъ они тово часу возы наши велели завязывать и отвели нас в монастырь к Николе, пореклом Голя 107. И тут мы стали, игумен дал нам келью; потом игуменъ прислал нам три 2 хлеба. А когда мы взъехали 3 на моностырь 4, а игумен сидит пред келею 5 своею да тютюнъ тянет. И я та 6 увидал 7, что он 8 тютюн тянет, и зело быстъ мне ужасно: что, мол, ето уже свету преставление, для тово что етому чину необычно и странно табак пить. Ажно поогляделся — ан и патриархи, и митропалиты 9 пьютъ; у них то и забава, что табак пить. /л. 26/

Град Яси 1 стоит на горе красовито, и 2 около ево горы высокия. Предивной град бывал, разоренъ от турка и от ляхов. А господарь воложской и до конца разорил, данью отяготил: с 3 убогова человека, кой землю копать 4 нанимается, пятдесят 5 талерей 6 в год дать господарю, кроме турецкой подати, а нарочитому человеку — 1000 талерей 7, среднему — 500. Да какъ им и не есть? А они у турка накупаются дачею великою, такъ уже без милости дерет! Воложская земля вся пуста, разбрелися все: иныя 8 — в 9 Полшу, иныя 10 — в Киев, иныя 11 — к Палею. Кабы ета земля не разорена, другой такой земли не сышешь 12 скоро — обетованная земля, всячину родит! Они 13 сами сказывают: "У нас-де есть и златая руда, и [26] серебреная, да мы-де таим. А когда бы де сведал турок, такъ бы де и поготову разорилися от такой руды".

Въ Ясех монастырей зело много, предивныя монастыри, старинное /л. 26 об./ строение, да все бес 1 призору. У прежних господарей зелное радение было к церквам; писмо все стенное старинное. А старцы воложския все вон изгнаны из монастырей, а господарь те монастыри попродал греческим старцам. А они уже, что черти, ворочают, а он с них дани великия берет. А старцы велми разтленно 2 живут и в церквах стоят без клабуков 108, а волохи в церкви в шапках молятся, а игумен сам поет на крыласе 3 109. А инде я пришол 4 в неделю к заутрени в мирскую церковь, служил 5 попъ воложской. На утрени прочев 6 "Богъ Господь" да стали антифоны 110 петь, да поп прочел Евангилие 7. Потом стали петь ирмосъ 111 гласу 112 воскресному, а покрывали катавасием 113 "Отверзу уста моя". Да так-та 8 пропев ирмос, а катавасием покроет; да на девятой песни пропели "Величит душа моя Господа" да "Достойно". /л. 27/ А я смотрю: где у них каноны 114 те делись, во окно, знать, улетели? Легко 1, су, хорошо етакъ служба-та говорить, да, знать, лехко и спасение-то будет! Что же потом будет? Пропели "Святъ Господь Богъ нашъ", "Хвалите Господа с небес", не говорили стихеры хвалитныя 115, пропели славословие великое 116 да и первой час. А на первом часу и псалмовъ не говорили, толко "Слава, и ныне" 117, "Что тя наречем" да "Святы Боже", потом "Христе святе 2" и отпускъ 3 118. Что говорить? 4И греков уже 5 перещепили волохи службою церковною! А какъ литоргию пели, я уже того не ведаю, для того мрак незшел 6 ис того их кудосения-то. Исполать хорошо поют!

Въ Ясех прежде сего строенье было узорочное, много полат каменных пустых; а улицы были все каменем мощены. 7Ныне все разволялось 8, толко знак есть, /л. 27 об./ какъ были сланы каменем. А дворы въ Ясех не огорожены, разве у богатого 1, и то плетенем. Господарской дворъ зело хорошъ, много полат каменных. Вино въ Ясех дешево и хлеб; масло коровье дешево, и 2 конопляное дорого — с Руси идет. Яблока, орехи, чернослив необычно дешев; и кормъ лошадиной дешев. А люди доброхотные 3, хошъ убоги; а от дешеваго вина все пропьются и вконец от того разорились; везде все шинки. Много и турок въ Ясех с торгом, и жидов много, тут же живут. А жиды у господаря ряды 4 дегтяные 5 откупаютъ, такъ деготь очень дорогъ: флягу дегтяную 6 налить болшую — 7гривны 119 четыре 8 дать. Дрова очень дороги: на копейку каша лехко сварить — а лесу много, да люди ленивы, непроворны, не как московския. Купецких /л. 28/ людей въ Ясех пошлиною болно грабятъ, затем многая объезжают. [27]

Тут нас греки, въ Ясех, товарыщи наши, покинули, не поехали с нами въ Царьград. Пришла им ведомость из Царяграда, что лисица и белка дешева, — такъ они поехали в Малдавскую землю в Буквареши 120, а мы тут и остались. Жили мы въ Ясех 13 дней, дожидались 1 товарыщев, да не дождались. Печално нам силно было: пути не знаем; зело было смутно и метежно 2. Размышляли всяко: итить и назад воротиться? Наняли было языка до Иеросалима, — волошанина, многия языки знает, — по 30 алтынъ на месецъ 3, пить-есть наше, да стали у него речи непостоянны 4: ныне так говорит, а утре, пришед, другия. Помнилось ему, что дешево нанялся что ли, Богъ знает. Мы же видевше его непостоянство да вовсе отказали. /л. 28 об./ Печално было силно, да уже стало в том, хошъ бес толмоча 1 2ехать. Господи, помилуй! Толко переехавши да столко нужды приняв, да назад ехать? Стыдно, су, будет! Что делать? Живем много, товарыщев нет, а проводить нихто 3 не нанимается. Сыскался миленкой убогой человекъ, нанялся у нас до Голацъ 121, дали ему 4 5семь гривенъ 6.

Марта въ 7 день взяли у господаря воложскаго 7 лист и пошли из Ясей к Голацам. Первый 8 день шли лесом, а в те поры припал снежекъ молодой. Покудова до лесу доехали, а он и стаял — такъ горы те все ослизли, а горы высокия, едва двойкою выбились: сажен 8 вывезши воз да по другой поезжай. И бедство было великое! Проводникъ ропчетъ, не хочет итти с нами, такъ мы ево стережем, чтоб не ушел или лошадь бы не увел. /л. 29/ Ох, нужда была! Плакать бы, да слез-те нету! А люди к путному-то шествию неискусны и нуждъ никаких не видали, в путех не хаживали. А я на них ропчю 1, так им несносно. Ну, да слава Богу, хошъ другъ на друга ропчем, а таки бредем помаленку 2. 13 дней въ Ясех лошеди 3 отдыхали, а тут один день насилу снесли, чють не стали. Етакая нужда была! А 4 всего лесу верстъ з десять 5. Во всю дорогу такой нужды не было, день весь бились. Етою дорогою мало конми ездят, все волами: волов 6шесть-четыре 7 запрягут — такъ оне 8 прут. А у них арбы широкия, а земля иловатая. А наши телеги уски, так одно колесо идет въ калеи, а другая наружи — такъ все телега боком идет. Етак лошадка 9 потянет саженъ 10 да станет. А колесо-то по ступицу воротить, /л. 29 об./ так лошадь-та бросается туды и сюды. Все в поводу вели лошадей-то, бедно было силно. Пощади, Господи! У нас-та 1 на Руси таких путей нет. Едва к ночи добились до местечка, и то все разорено; хаты с три стоят для почтарей 2, церковь каменная, зело хороша; и мы тут начевать стали.

И в полуночи прибегъ волакъ, а по-руски гонецъ, с тайными делы от турокъ к господарю. И 3 пришли к нам турки со свечами, [28] ночь зело была темна. И стал наших лошадей брать под себя, мы же не довали 4 ему. А он просит ключа 5 от конских желез: лошади 6 были скованы — такъ ключа 7 у меня просит, /л. 30/ а я ему не дою 1. Турченин вынев 2 ножъ да замахнулся на Луку, а он, миленкой, и побежал; и толмачь скрылся. Взявши коней да и погнали скованых до тово 3 места, где стоят, а за ними я один пришол, да плачю, и Богом их молю, чтоб 4 отдали. А на ока 122 вина-таки взяли; а 5 самому 6 турченину 7 бутто 8 стыдно, такъ он велелъ ямщику взять. Слава Богу-свету, что отдали, а то беда было немалая: место пустое, нанять не добудешъ.

И в трети 9 день пришли в Борлат 123 — местечко воложское, самое убогое. Тут мы начевали, искупилися запасом всяким и утре рано пошли вон за час до свету. И дорога зело гориста. А талмачь 10 нашъ мало пути знает, такъ велъ нас не тем путем. Иная была /л. 30 об./ дорога глаже, а он все вел нас горами — и сам, милой, не знает. Много на него и 1 ропталъ, а инде и хотел и побить, да Богъ помиловал от таковаго греха — простой бедной мужик. Какъ нанимался, так сказывал: "Я дорогу 2 до конца знаю". А какъ поехал, такъ ничего не знает, да бегает, да спрашивает; ошибался миленкой много. После уже повинился: "Я-де тою дорогою однава 3 отроду проехал, и то де лет зъ 20". 4А какъ 5 миленкой 6 полно нас дотащил? Да, слава Богу, таки доволок нас до Голацы. Спаси ево Богъ! И тут мы, идучи от Борлата к Голацам 7, видели горы Венгерския 124: зело высоки, подобны облакам 8. И мы тем горамъ 9 зело дивились, что нам необычно таких гор видить 10, а на них снекъ 11 лежит. А откудова мы те горы видели, и вопросили языка: "Далече ли, мол, /л. 31/ есть 1 горы?" И он нам сказал: "Добрым-де конем бежать 3 дни 2". И нам зело дивно стало: якобы видится от Москвы до Воробьевских горъ, и древа те 3 на них мочно 4 счерти. Зело удивите лны 5 горы!

Марта въ 12 день, уже час ночи, пришли 6 в Голацы и выпросилися у волошенина 7 начевать, и онъ пустил нас. И утре рано пошел я 8 до попа рускова 9, а то нихто 10 11языка не знает. Такъ попъ пожаловал, велел к себе переехать. Такъ мы со всем переехали да и стали у попа, а рухледь склали в ызбу: нужно у миленъких 12, и хороменки 13 нет особой. Потом нам стали сказывать, что есть-де карабли 14 в Царьград. И мы зело обрадовались и стали коней продавать. А сказали, что севодни корабли пойдут, такъ мы 15 за бесценок лошедей 16 отдали и телеги: /л. 31 об./ не до того стало, толко бы с рукъ спихать, такъ земля ноет, путь наскучил, помянуть ево не хочется. И когда опростались от лошадей, тогда пошли корабль нанимать. И нашли карабль 1 греческой, християнской 2; уговорились: с [29] человека по левку 125 до Царяграда. И раиз приказал нам до света на карабль со всем приезжать.

Град Голацы — нѣбольшая 3 городина, да славенъ карабелною 4 пристанью, а то разорен весь от турка и татар. Монастырей 5много и хороши, а толко по старцу живут, подданые цареграцких монастырей 6. Монастыри 7 пусты, и в церквах пусто. А церкви узорочныи, каменныя; и кресты на церквах, и колокола малыя, по два колокола. Град Голацы стоит на Дунае-реке 8, на берегу 9 на левом боку. В Голацах вино и хлеб дешев, а кормъ /л. 32/ лошадиной дорогъ: сено 1 одной лошади на сутки на 2два алтына 3 мала 4. Дунай-река 5 — купаться 6 нелзя, крутоберега, з берегами вровень идет. В Голацах рыба дешева: свежей сазанъ великой — дать алтын, и осетры недороги. И Дунай-река рыбна, что Волга 7, многа 8 рыбы.

Марта въ 14 день рано вклавши рухледь в телеги и съехали на берегъ 9 х кораблю, a кораблѣнники 10 уже готовятся к подъему. , И тут нам турки 11, караул, не дали рухледи класть на корабль 12, повели меня прежде к мытнику греческому. Я пришел, а индучник еще спит; такъ я дожидался, какъ он встанет 13. И начал 14 меня спрашивать: "Что за человекъ? Откудова?" И я сказал, что с Москвы, да и подал ему господарской лист воложской. И онъ, прочетши листъ, сказал: "Иди-ко 15 же з Богом! Я-де с твоего товару пошлин не возму. А турчанин-де возмет ли /л. 32 об./ или 1 нетъ, тово-де я не знаю; инде я к нему отпишу, чтобы де 2 онъ с тебя не брал". Такъ я ему поклонился, а онъ написал к нему писмо.

И когда пришли мы к турку 3, къ юмрукчею, и он прочетши 4 писмо греческое да и плюнул, а товар весь 5от карабля велел 6 перед себя принести. И, пересмотривши товар, велел к себе в хоромину тоскать 7, а сам мне чрез толмоча 8 сказал: "Дай-де мне 20 талерей". И я выневши 9 листъ московской да и подал ему. Так турчанин стал честь и, прочетши, сказалъ: "Толча гойда! Пошол-де 10! Возми свой товар, нет де до тебя дела!" И взявши товар да пошли х кораблю. И стали кластися 11 на корабль; и когда убралися мы совсем, и харчь тут купили.

Да тут же к нам пристал черной попъ 126 из Ляцкой земли сам-друг, стал бить челом 12: "Пожалуй, возми /л. 33/ с собою во Иеросалим!" И мы ево приняли, а он в те поры пошел с коробля 1 за сухорями 2. И раиз, карабленникъ 3, не дождавъ его 4 да 5 отпустилъся 6, паднявши 7 парусы. А тотъ поп Афонасей 8 увидел з горы, что корабль пошел, бросился в лотку к рыбаку, дал пять алтын, чтоб на корабль 9 поставилъ. А лотка дирява 10, налилась воды — чють не потонули. А мы обернувшися 11 на корабле 12 и пошли Дунаем; и бысть ветръ поносенъ зело. [30]

И того ж дня, яко о полудни, пристали к городу, а имя ему Рен 127, воложской же, тут и турок много. Раиз корабль пшеницею догружал. Град Рен полутчи 13 Голацъ; вино в нем дешево, по денге око, и хлеб дешев; толко таких монастырей нетъ, что в Голацах; стоит на лево 14 стране. И тут мы начевали.

И 15 марта въ 16 день рано утром, поднявши парусы, пошли вниз по Дунаю. Дунай-река многоводна и рыбна, а к морю розшиблася на многая гирла, пошла подъ турецкия 16 городки. Сверху 17 она широка, а внизу уже, розбилася /л. 33 об./ на многая гирла, да глубока. Корабль подле берега 1 бежит, трется. Песков на ней нетъ, все около ея тросникъ; быстра зело, з берегами вровенстве.

И тово дни минули город 2 турецкой 3 на правой руке 4 Дуная — городокъ Сакча 128. А в нем мечеты каменныя; 5поболши Рени 6 городокъ каменной. И к нему не приставали. 7Городокъ Сакча турецкой на Дунаи.

И того же дни 8 минули другой городокъ турецкой Тулча 129. К тому городку 9 все корабли пристают: какъ из Царяграда идут, такъ осматривают, не провозят ли греки неволниковъ. В том городке берут горачь 130: с человека по 5 талерей; а когда неволники идутъ на Русь с волными листами, такъ с них берут турки в том городку по червонному 131 с человека, окроме горачю 10. Градъ Тулча поменши Сакчи, у Дуная близ воды стоит. И нашъ раиз не приставал к нему: были люди лишния, /л. 34/ и ветръ былъ доброй. А онъ 1 на себя наделъ 2 чалму такъ, бутто 3 турецкой корабль, да такъ и прошол. А нам велел покрыться 4, и мы ему сказали: "Да что нам крыться 5? У нас государевъ листъ есть, мы горачю 6 не дадим!" И тако минули его; и, минув, пристали ко брегу, и начевали. И в той нощи бысть погода велика. И тут стояли весь день и нощь: не пустил нас ветръ.

И утре рано пошли вниз по Дунаю. А на левом боку Дуная 7 в других гирлах много городков турецких, Килия 132-город с товарыщи. Тут и Белогородская 8 орда 133 подлегла близ Дуная, татары белогородския.

И во вторый день пришли на устье Дуная к Черному 9 морю, и тут стояли полтора 10 дни. Дунай-река зело луковата, не прямо течет. И тут мы стояли у моря, и иныя корабли турецкия идут вверхъ по Дунаю. Мы же ходили по Дунаю подле моря и удивляхомся морскому шуму, какъ /л. 34 об./ море 1 пенится и волнами разбивается; а нам диво: моря 2 не видали. Тутъ кладбища на берегу турецкая 3: которой турчанин умрет на море, такъ пришед к Дунаю да тут и схоронят. И раиз нашъ взявши 4 матрозов, да зинбиръ насыпал песку, да взял бревно еловое, да седши в сандал 134 и поехал [31] к устью 5 Дуная 6 на приморья искать ходу, кабы караблю 7 попасть в ворота. И вымеревъ 8 ворота, и пустил мех с песком на воротех, а к нему привязал бревно. Такъ бревно и стало плавать на воротех, такъ знакъ и стал ходу корабелному. Тут же мы видели на Дунаи при мори всяких птицъ зело много, плавают всякой породы великое множество; а на море не плавают, и не увидишъ никакой птицы: им морская вода непотребна, для тово что она солона и горька 9.

10ЧЕРНОЕ МОРЕ 11

И марта въ 20 день утре рано бысть /л. 35/ ветръ зело поносенъ, и пустилися 1 на море Чермное. И егда выплыли изо 2 устья Дуная в море, тогда морской 3 воздух зело мне тяжекъ стал, потом и в том часе занемоществовал 4 и стал блевать. Велия нужда, кто на море не был 5, полтара дни да ночь всю 6 блевал. Уже нечему 7 итить из чрева, толко слина зеленая тянется, не дасть ничего ни съесть 8, и пить — все назад кидает. За 10 летъ пищу и ту вытянет вон! А карабленники 9 нам смеются да передражнивают, а сами говорят: "То-де вам добро". А Лука у насъ ни крехнулъ. Что жъ здѣлаешъ? Богу не укажешъ. А, кажется, по виду и всѣхъ хуже былъ, да ему Богъ далъ — ничто не пострадалъ. Да онъ и послужилъ намъ: бывало испить принесетъ или кусокъ сьесть.

А на море зѣло 10бысть вѣтръ 11 великъ, с верху 12 с коробля 13 нас всѣхъ збило, чрез корабль воду бросало. Охъ, ужас 14! Владыко-человеколюбче! Не знать нашего карабля 15 в волнахъ, кажется. И видѣ такую неминучую 16 раизъ, что меня на карабле морская вода всего подмочила, /л. 35 об./ такъ онъ 1, миленкой, взялъ к себѣ в каюту свою, гдѣ онъ самъ спитъ, и положилъ меня на своей постели, и коцомъ покрылъ, да и таз 2 поставилъ мнѣ 3, во что блевать. Спаси ево Богъ, доброй человѣкъ былъ миленкой! А когда станешъ вставать, такъ закрутится голова да и упадешь. Кабы да еще столко 4 плыть, то бы совѣршенно 5бы было 6 умереть! Уже нелзя той горѣсти пуще! Да по нашимъ счастком 7, далъ Богъ, вскорѣ перебѣжали. Такову Богъ далъ погоду, что от Дуная от устья в полтора 8 дни перебѣжал 9 корабль 10. И раизъ намъ сказал: "Я-де уже тритцать 11 лѣтъ хожу, а такова благополучия не бывало, чтобы въ етѣ часы так перебѣжать. Бывало-дѣ и скоро, что 5 дней, четыре, a иногда-дѣ 12 и месяц — какъ Богъ дасть; а 13 по вашему 14 счастию такъ Богъ дал скорой путь". Мы же хвалу Богу воздахомъ: "Слава тебѣ, Господи! Слава тебѣ, /л. 36/ святый!" [33]

И егда вошли межи гор в морѣ к Царюграду, тогда раизъ меня 1, пришедъ, волочеть 2 вонъ: "Поиди-де вонъ, Станбулъ блиско, сирѣчь Царьградъ 135!" Так я кое-какъ выползъ на вѣрхъ корабля. А когда мы вошли в проливу межу гор, тутъ на воротѣхъ морскихъ на горахъ высоко стоятъ столпы 136. Ночью 3 в нихъ фонари со свечами горять — знакъ, какъ кораблям 4 ночью попасть в гирло; а естьли 5 бы не ѣти фонари, то ночью 6 не попадешъ в устье. И мало пошед, стоятъ два городка 7 по обе стороны турецкия 137, и пушекъ зѣло много. Ете городки для воинского опасу здѣланы зѣло крѣпко, мудро то мѣсто пройти. А тутъ уже до Царяграда по обѣ стороны селы турецкия и греческия. А от горла до 8 Царяграда Уским моремъ 138 58 вѣрстъ. И марта въ 9 22 день, на пятой недѣли Великого /л. 36 об./ поста, в четвертокъ Андрѣева канона 139, якобы от 1 полудни, пришли в Царьград и стали на Галанской странѣ 140. Тогда турчане 2 из юмруку к намъ на карабль приѣхали и стали товары пересматривать. Тогда и нашъ товар взяли въ юмруку, сирѣчь в таможне 3. Мы же опасаемся, что дѣло незнаемо. И раиз намъ сказалъ: "Не бойтеся-де ничего, все-дѣ цѣло будет". Мы же стали на корабле 4 и дивилися такому преславному граду. Како Богъ такую красоту да предалъ в руки босурманом 5?! А сами ужасаемся 6: "Что ето 7 будет? Куда заѣхали?" Сидимъ что плѣнники; а турки пришед да в глаза 8 глядят, а сами говорят: "Бакъ, папас 9 москов, зачемъ-де ты сюда приѣхал?" А мы имъ глядимъ в глаза самимъ, а языка не знаем. Потом к нашему кораблю стали подъѣзжать руския неволники, кои извозничаютъ на мори, и стали с нами помаленку переговаривать — такъ намъ стало отраднѣе. Потом у той начевали; и утрѣ рано раиз велѣлъ корабль 10 /л. 37/ на другую градскую сторону перевѣсти, на Цареградскую сторону.

И когда мы пристали ко брегу ко Цареградской сторонѣ, тогда мы помолившеся Богу, и Пречистой 1 Богородице, и великому предотечи 2 Иоанну 141 и стали с Царемъградомъ 3 осматриватся. Потомъ приѣхали к намъ на корабль турки-горачники и стали у насъ горачу 4 просить. И я имъ показал листъ царской. И они спросили: "Качадам, сколко-де васъ человѣкъ?" И я имъ 5 сказалъ: "Бешъ адамъ, сирѣчь 5 человѣкъ". И они сказали: "Добро-дѣ" — да и поѣхали долой с корабля. И бысть намъ печално велми и скорбно: пришли в чюжее царство, языка не знаемъ, а товаръ взяли турки; какъ ево выручить, Богъ знаетъ — и тако намъ бывши в размышлении.

И абие присла Богъ намъ — х кораблю приплыл в куюку 142 неволникъ; а самъ на нас глядит да по-руски и спросил: "Откуда, [34] отче?" И мы сказались, /л. 37 об./ что с Москвы. "Куда-де, отче, Богъ несетъ?" И я ему 1 сказал, что по обѣщанию во Иеросалимъ. И онъ молвилъ: "Хвала Богу, хороше-де. Что ж де вы тут сидитѣ? Вить 2 де вам надобно подворье". И я к нему пришед и стал ему говорить: "Какъ, мол, тебѣ 3 зовут?" И онъ сказал: "Меня-де зовутъ Корнилиемъ 4". Такъ я ему молвилъ: "Корнильюшка 5, будь ласковъ, мы здесъ 6 люди заѣзжия, языка не знаемъ, пристать ни х кому не смѣемъ, сидимъ что пленники. Турки 7 у нас и 8 товар взяли, а выручить не знаем какъ. Пожалуй, поработай с нами". И онъ, миленкой 9, християнская 10 душа, такъ сказалъ: "Я тебѣ, отче, и товаръ выручу 11, и двор добуду, гдѣ стоять". И я ему молвилъ: "У нас, моль, есть государской листъ". И онъ у раиза спросилъ по-турецки: "Где-дѣ ихъ товар, в которомъ юмруке?" И раизъ ему сказал, что на Колацкой 12 юмрукъ 13 143 взяли турки. Такъ онъ 14велѣлъ мнѣ 15 взять листъ царской. Такъ /л. 38/ я взявши листъ, да седши в коикъ, да и поѣхал къ юмруку.

И когда мы пришли въ юмрукъ, так тутъ сидятъ турки з жидами. И турчанинъ-юмручей спросил у толмача: "Карнилья 1, зачемъ-де попас пришелъ 2?" И онъ ему сказал: "Е, солтану бусурманъ 3 юмручей, вчера-де у него на корабле 4 взяли товар, а онъ-де не купецкой человѣкъ. Он-дѣ ѣдетъ во Иеросалимъ, так-де у него 5 6что есть — непродажное у него-де то 7, пекнешъ, сиречь пода-ки-де везетъ". Тогда турчанинъ велѣлъ товар разбить и переписать, да на кости и выложил 8, да и сказал 9 толмачю 10 нашему: "Вели-де попасу дать юмруку 20 талерей и товар взять". И толмачъ мне сказал, что 20 талерей просит. И я ему, турчанину, листъ подал. И турчанинъ 11 листъ прочелъ да и сказал: "Алмазъ, сиречь не будет-де тово, что не взять с него юмруку. Знаемъ-де мы указы!" И ту 12 миленкой толмачь нашъ долго с ними шумел, такъ они и вонъ ево со мною выслали: "Даж 13-дѣ юмрукъ, такъ 14 и товар возмешъ ! " /л. 38 об./

И мы, вышедъ, думаемъ: "Что дѣлать?" Тогда увиде 1 насъ турчанинъ, какой-то доброй человѣкъ, да и сказалъ толмачу 2: "Что-де вы тутъ стоите 3? Тутъ-де не будетъ ваше дѣло здѣлано; здѣсь-де сидят собаки-чефуты 4, ани-де возмутъ пошлину. Поѣзжайте-де 5 на Станбулскую сторону к старейшему юмручею, тотъ-де милостивея 6 и разсуднее 7; а жиды-де немилостивы: они бы де и кожу содрали, не токмо пошлину 8 взять!" Такъ мы и пошли к турчанину, хош к 9 бусурману 10, да дѣло и правду сказываетъ.

Такъ мы седши в каикъ 11 да и поѣхали на Цареградскую 12 13страну. И пришли въ юмрукъ; и тут сидит турчанинъ да тютюнъ 14 тянетъ, спросилъ у толмача: "Что-де, зачемъ попас [35] пришел 15?" И онъ ему сказал, что де попас московъ, идет во Иеросалимъ, а у него-де есть указъ московского 16 царя, чтобы де по перемирному договору 144 нигдѣ ево не обидели 17; и здесь 18-де, в Станбулѣ, вчера на корабль 19 приѣхали с Колатского юмруку да и взяли-де у него пешкеш 20 еросалимской, /л. 39/ которой-де он туда вез, — да и подал ему листъ. А другой турчанинъ, товарыщь ему, збоку тута 1 же в листъ смотритъ; да другъ на друга взглядывают да смеются. И прочетши листъ 2да сказал 3: "Я-де тово 4 рухляди 5 не видалъ; вотъ де я пошлю пристава въ юмрукъ, да велю-де роспись привѣсти, да посмотрю: будетъ-де что малое дѣло, такъ-де поступлюся, а что де много, такъ-де 6 нелзя не взять".

И приставъ-турчанинъ селъ в коикъ да и поѣхал въ юмрукъ; а мнѣ турчанинъ велел сесть с собою жъ. С полчаса помѣшкавъ, пристав приѣхал, подал товару роспись. И юмрукчей, прочетши роспись, сказал толмачу: "Не будетъ-де тово, что не взять пошлинъ: много-де товару". И 7 толмачь 8 долго с нимъ спирался: "Онъ-де всего отступится, а не дасть ни аспры 145! Онъ-де поедетъ до Едрина 146, до самого салтана!" Спаси ево Богъ, миленкого 9! Много с турчанином бился, что с собакою. И турчанинъ сказал: "Нелзя-де не взять хошъ половину, 10 талерей". И онъ ему сказалъ: "А то де какова аспра, такъ де аспры не даст!" /л. 39 об./ И турчанинъ разсмеялся 1 да молвил: "Анасы 2 секимъ евуръ, лихой-де попасъ, ничего-де не говорит, а онъ-де шумит!" И сказал: "А попас-де что языка не знаетъ и вашихъ поступокъ, такъ де ему что говорить?" Я, су, что петь 3 дѣлать, стал бит челомъ, чтоб 4 отдал. Такъ он разсмеялся 5 да сказалъ: "Е, попас, гайда, гайда, пошол 6, да велю отдать!" И велѣл писмо написать до тѣхъ юмрукчеевъ, чтобы товар попасу отдали. И я стал говорить толмачу 7, чтобы онъ пожаловалъ такое писмецо на товар, чтобы ни в Цареграде, ни по пути на городахъ, ни во Египтѣ, ни во Еросалиме 8 — где ни будет с нами тотъ товар, чтобы с него юмруку не брали. И толмачь стал мои рѣчи 9ему говорить 10, такъ онъ разсмѣялся 11 да велѣл подьячему память написать да и запечатать.

И мы взявши того же пристава с памятью да и поѣхали на ту сторону. И пришли въ юмрукъ, а они, собаки 12-турки, в тѣ поры в мечетѣ молились, в самыя полдни, такъ мы ихъ ждати 13. И когда пришел /л. 40/ юмручей, такъ пристав подал память, чтоб товаръ отдалъ. И онъ память прочелъ, а самъ, что земля, стал черенъ и велѣлъ отдать. Да в честь юмрукчей да жиды выпросили у меня 5 козицъ 147 в подарки, а не за пошлину. И тутъ я приставу далъ 10 р. за ево работу; много и труда 1 было: дважды ѣздил во 2 юмрукъ, а втретьи с нами. И тако 3 мы взявши товаръ да и поехали на [36] свой корабль. И, приставъши х кораблю, расплатимся 4 с раизом за извоз да и поклались в коикъ всю рухлѣдь.

И повѣс насъ Корнильюшко ко патриаршему двору. И вылесши ис коика мы с нимъ двое, а протчая братия — в каику, да и пошли на патриарховъ двор. И толмач спросил у старца: "Где-дѣ патриархъ 148?" И старецъ сказал, что де патриархъ сидит на выходѣ на крылце. И мы пришли перед него 5 да и поклонились. И патриархъ спросил у толмача: "Что-де ето за калугеръ? Откудова и зачем пришол 6?" И толмачь сказал: "Онъ-де с Москвы, а идет во Иеросалимъ". Потом я ему листъ подал, такъ листъ в руки взял, а честь не умѣетъ, толко на гербъ долго смотрел да и опять отдал мнѣ листъ. Потом спросил у толмача: /л. 40 об./ "Чево-де 1онъ от меня 2 хочетъ?" Ему помнилося, что я пришолъ 3 к нему денегъ просить. И толмачъ ему сказал: "Деспода 4 агия 5, онъ-де ничего 6 от тебѣ 7 не хочетъ, толко де у тебя просить келии 8 пожить, докудова пойдет во Иеросалимъ 9, — такъ о томъ милости просить. Онъ-де человѣкъ странной, языка не знает, а ты-де здѣсь 10 христианомъ 11 начало. Кромѣ де тебѣ 12, кому ево помиловать? А 13 ты-де отецъ здесь 14 всемъ нарицаесся 15, такъ де ты пожалуй ему келью на малое 16 время". И патриархъ толмачу 17 отвѣщал: "А что-де онъ мнѣ подарковъ привес 18?" И толмачь сказал ему: "Я-де того 19 не знаю, есть ли де у него 20 подарки". И патриархъ толмачу 21 велѣлъ у меня спросить: "Будет-де есть подарки, такъ дамъ-де ему келью". И толмачь сказал ему 22мне патриарховы всѣ 23 речи. Такъ мнѣ стало горко и стыдно, а самъ стоя да думаю: "Не с ума ли, молъ 24, сшол 25, на подарки напался? Люди все прохарчились, а дорога еще бесконечная 26!" И тако я 27 /л. 41/ долго ему 1 отвѣту не дал: что де ему говорить, не знаю. А дале от горести лопанулъ 2, естъ что неискусно, да был такъ: "Никакъ, моль, пьянъ вашъ патриархъ? Ведает ли онъ и самъ, что говорит? Знать, молъ 3, ему ничего естъ 4, что уже с меня, страннаго 5 и убогаго человека, да подарковъ 6 просит. Гдѣ было 7 ему насъ, странных, призрить, а онъ и последнее с нас 8хочет сорвать 9! Провались, молъ, онъ, окаянной, и с кельею! У нашего, мол, патриарха 149 и придверники искуснеѣ тово просять! А то етакому какъ не сором просить-та подарков! Знать, моль, у нево пропасти-та мало; умрѣт, мол, такъ и то пропадет!"

И толмачъ мене 10 унимает: "Полно-де, отче, тут-де грѣки иныя руский 11 языкъ знають". 12И я ему молвил: "Говори, мол, ему 13 мои речи!" И патриархъ зардился; видит, что толмачъ меня унимаеть, такъ онъ у толмоча 14 спрашивает: "Что-де онъ говорит?" 15И толмачъ молвил: "Так де, деспода, свои речи говорить 16, не до тебя". Патриархъ 17 же у толмоча 18 прилежно спрашивает: /л. 41 об./ "А то де про [37] меня говорит, скажи". И я ему велел: "Говори, мол, ему! Я веть ни ево державы, не боюся; на мнѣ онъ не имеет власти вязать, хошъ онъ и патриархъ".

И толмачъ ему сказал мои все речи со стыдом. Такъ онъ, милой, и пуще зардился да и молвил толмачу: "Да я-де у него каких подарков прошу? Не привес 1 ли де он обрасковъ московскихъ?" И я ему сказал: "Нет, мол, у мене 2 образов; есть, мол, да толко про себя". Такъ он сказал толмачу: "Нет де у меня ему келлии. Поидити-де 3 в Синайской монастыръ 4 150: там-де ваши москали 5 церковъ поставили, так де ему 6 дадут". Так де я плюневъши 7 да и 8 с лесницы пошел 9, а онъ толмочу 10 говорит: "Апять 11 бы де ко мнѣ не приходил, не дам-де кельи!" Етакой миленкой патриархъ, милость какую показал над страннымъ человеком!

Такъ, су, что делать? Мы и пошли с патриархова двора; да седши в коикъ, да и поехали в Синайской монастыръ. Пришли ко игумену. Толмачъ стал /л. 42/ говорить, что пришол-де с Москвы калугер а просит-де келий 1 до времени постоять 2. Тот, милой, себѣ взметался: "Какъ быть? Да у меня нѣт келии 3 порожней 4; ин бы де ево во Ерусалимской 5 монастырь 151 отвес 6, готова-де тут кстати: он-де во Иерусалим 7 идеть, так де ему там игумен и келью дасть".

Миленкая Русь! Не токмо накормить, и места не дадут, где опачнуть 8 с пути. Таковы-то греки милостивы! Да еще бѣдной старецъ не в кои-та веки забредет 9 адинъ 10 — инъ ему места нетъ; а когда с 11 десятокъ-другой, такъ бы и готово — перепугалися! А какъ сами, блядины дети, что мошенники, по вся годы к Москве-то человек по 30 волочатся за милостиею 12 152, да им на Москве-та 13 отводят места хорошия 14 да и кормъ государевъ. А, приехав к Москве, мошенники плачуть пред государем, пред власти 15, пред бояры: "От турка насилием отягащены 16!" А набравъ на Москве денегъ да приехав в Царьград, да у потриархов 17 иной купит митрополитство. Такъ-то они /л. 42 об./ все делают, а плачут: "Обижаны 1 от турка!" А кабы обижены 2, забыли бы старцы простыя носить рясы луданыя 3, да камчатыя 153, да суконныя по 3 рубля аршинъ. И 4 напрасно миленкова турка тѣ старцы греческия оглашают, что насилует. 5Мы сами видели, что им насилия не 6 в чем нету: и в вере, и в чем. Все лгут на турка. Кабы насилены, забыли бы старцы в луданных да в камчатых рясах ходить. У нас такъ и властей зазирают, луданную кто наденетъ, а то 7 простыя да такъ ходят. Прям, что насилены от турка! А когда к Москве приедут, такъ-та в каких рясах худых таскаются 8, будто студа 9 нет. А там 10 бывши, не заставишь ево такой 11 рясы носить. [38]

На первое возвратимся. Что потом будет, увы да горе! Незнаемо, что делать. Стоит тут старчикъ, /л. 43/ имя ему Киприян; тот, миленкой, умилися на меня, видит он, что я печаленъ. А онъ, миленкой, по-руски знает: "Ну де, отче, не пѣчался; я-де тебе добуду келью". Взявши нас да и пошол до Иросалимава 1 монастыря. Пришли на монастырь; вышел к нам игуменъ, спросил про меня у толмоча 2: "Умеет ли де 3 по-гречески?" И толмачь сказалъ, что не умеет. Такъ игуменъ молвил: "Откудова 4 онъ и зачем ко мне пришол 5?" И толмачь сказал обо мне все порядом, откуда 6 идетъ. И игуменъ молвил: "Добро-де, готова-де у меня и 7 келья". И тотчас велел две кельи очистить, а сам сел да и велел дать вина церьковнаго 8. Ино нам не до питья: еще и не ели, весь день пробилися то с турками, то з греками, а греки нам тошнее турок стали.

Так нам игуменъ, поднесши вина, велел со всею рухледью /л. 43 об./ приходить: "Я-де вам и корабль промышлю во Иеросалим". Мы же ему покланихомся 1: доброй человекъ — миленкой тот игуменъ!

Мы же шедши на пристань, где нашъ коикъ стоитъ с рухледью, нанявши гомалов, сиречь работников, и пришли в монастырь, да и сели в кельи. Слава Богу, бутто поотраднее! Игуменъ же прислал к нам в келью кушанья и вина. Спаси ево Богъ, доброй человекъ, не какъ патриархъ! Мы же, взявши 2, тому толмочу 3 дали за работу ево два варта 154. Онъ же, миленкой, накланялся, человекъ небогатой; да тако ево и отпустили, а сами опочинули мало.

И нощъ преспавши, поутру в суботу Акафистову 155, игумен нам такъже 4 прислал трапезу, и вина прислал, кандило и масло древянова 5 сулею — в ночь зажигать. У них обычай таков: по всем кельям во всю нощъ кандилы с маслом горят. Масло там дешево: /л. 44/ фунтъ 156 две копейки. Потом стали к нам приходить греческия старцы и греки. И 1 сведали про нас руския неволники, и 2 стали к нам в монастырь приходить и роспрашивать, что водится на Москве. А мы им все сказывали, что на Москве ведется и в руских городах 3. Потом мы стали выходить на улицу и с Царемградом 4 опозноватися 5; такъ на улице мимо ходят неволницы, кланяются нам, ради миленкия. Потом вышли мы на пристань морскую; тут мы погуляли да и пошли на монастырь 6.

И в неделю шестую 157 прииде к нам в монастырь Киприян-старчикъ, кой нас тут поставилъ, да и говорит нам: "Пошлите-де 7, погуляем по Царюграду, я-де вас повожу". Так мы ему ради да и пошли. А когда мы вышли к Фенарским воротам 158 и к патриархову /л. 44 об./ двору, тогда с нами стретился нашъ московской купецъ Василей Никитинъ. Мы же зело ему обрадовались: намъ про нево сказали, что уехал. А он себе нам рад и удивляется: "Зачем-де вас [39] сюда Богъ занес?" И мы сказали зачем, такъ онъ молвил: "Хоче-те 1 ли погулять в Софейскую церковь 159?" И мы зело обрадовались и стали бить челом: "Пожалуй, поведи 2 нас по Царюграду и продай нам товар". Такъ он сказал: " Богъ-де знает, я-де веть еду; я б де веть давно уехал, да ветру нет. Разве де я вас сведу з греком Иваномъ Даниловым; он-де вашъ товар продастъ, я-де ему побью челом".

Такъ мы опять в монастыр возвратилися, и взяли товаръ, и пошли в цареградский 3 гостиный 4 двор. И тутъ свел нас з гречанином 5 и товар ему отдал продать. Потом мы пошли с ним, Василием 6, гулять по Царюграду. А он нам указывает: /л. 45/ "Етою 1 улицею ходите, не теми 2 рядами, такъ вы не заблюдите 3. А с турком 4 говорите смело, такъ де 5 они 6 не так нападают", — да учил нас миленкой. Спаси ево Богъ!

Потом повел 7 нас до церкви Софии Премудрости Божий 8. И мы пришли к монастырю и на монастырь взошли; пришли ко дверем западным, а врата все медные. И в те поры турки в церкви молятся; мы же стояли у врат и смотрили их беснования, какъ они, сидя, молятся. Потом турчанин вышел, стал нас прочь отбивать: "Гайда 9, попас, гайда, пошол 10-де прочь! Зачем-де пришел 11, тут глядишъ, тут-де бусурман?" Такъ мы и прочь пошли. Потом вышел иной турчанин 12 да зовет нас: "Гель, москов, гель, поиде суда 13!" Такъ мы подошли, а Василей 14 и стал по-турецки говорить: "Чево-де хочете? /л. 45 об./ Москов папас 1 2вар тяган 3, есть-де у нево указ, пустити-де ево посмотрить церкви". И турчанин спросил: "Сколко вас человекъ?" И мы сказали: " 6человекъ". И он молвил: "Бир адам учь пари, по алтыну-де с человека". Так мы дали по алтыну, а он нас и повел вверхъ, а в нижнею 4 не пущал.

И когда мы взошли на верхнею 5 полату, тогда ум человечь пременился, такое диво видевши 6, что уже такова дива в подсолнечной другова 7 не сыскать, и какъ ея описать — невозможно. Но ныне уже вся ограблена, стенное писмо сскребено 8, толко в ней скляничные кандила турки повесили многое множество, для тово они в мечет ея притворили 9. И ходили мы, /л. 46/ и удивляхомся 1 таковому строению: уму человечу 2 невместимо! А какова церков узорочна, ино мы описание и зде внесем Иустиниана-царя 160, какъ ея строил, все роспись покажет; тут читай да всякъ увесть. А что 3 кто поперва 4 сам видя 5 ету церков да мог бы ея описать — и то нашему разуму невместимо 6. Мы же ходили, и смотрели, и дивилися такой красоте, а сами рекли: "Владыко-человеколюбче! Како такую прекрасную матерь нашу отдал на поругание бусурманом 7?" — 8да руками разно 9. А все-то наши 10 греки 11 такъ зделали! А пределы в нем все [40] замуравлены, а иные 12 врата сами замуравились 13. Турчанин нам указывал, что 14 де не турча замуравил, Богъ-де. А что в том пределе есть, и про то и 15 греки, /л. 46 об./ и турчество 1 не знают; какое там таинство, про то Богъ весть. Тут мне турчанин дал камень ис 2 помосту мраморной; а сам мне велел спрятать в недра: а то де турча увидит, такъ де недобре. Доброй человекъ — турчанин, которой 3 нас водил!

И тако мы изыдохом ис 4 церкви и пошли с монастыря. И, мало отшетши 5, тут видили 6 диво немалое: висит сапогъ богатырской, в след 7 аршин, воловая кожа в нево пошла-де 8 целая; и пансырь 9 лошеди 10 его, что на главу кладутъ; лукъ ево железной, невеликъ добре, да упругъ; две стрелы железныя; булдыга-кость от ноги /л. 47/ ево, что бревѣшъко 1 хорошее, толста велми.

Потом пришли ко звериному двору. Сказал нам Василей: "Тут-де есть лев, хочете ли де 2 смотреть?" Мы же потолкали у вратъ; и турчанин отворил ворота 3 и спросил: "Чево-де хочите 4?" И мы сказали, что лва смотреть. И он молвил: "А что-де дадите?" И мы молвили: "Бир адам, бир пара". И онъ насъ и пустил. А лев лежит за решеткою, на лапы положа голову. Такъ я турчанину сталъ говорить: "Подыми, мол, ево, чтобы встал". И турчанин говорит: "Нет де, нелзя: топерва-де кормил, такъ спит". И я взявши щепу да бросил, а он молчит. Такъ узнал, что он мертвой да соломой набить, /л. 47 об./ что живой лежит. Такъ я ему молвил: "Е, бусурманъ 1, для чево ты обманываешъ? Вер пара, отдай, мол, наши денги!" Такъ онъ стал ласкать: "Е, папас 2, пошлите-де, я вам еще покажу". Да зажег свечу 3 салну, да повел нас в полату: темно силно, ажно ту 4 волки, лесицы 5 насажены; мяса им набросано; дурно силно воняетъ--немного не зблевали. А лисицы некорысны, не какъ наши; а волчонки 6 малыя лають, на нас глядя. Потом показал нам главу единорогову и главу слановою 7; будет суще болше хобот ево, что чрез зубы висит, с великия ношвы, в человека вышина. Тут же и коркадилову 8 кожу видели. Такъ нам поотраднее стало, что такия диковенки 9 показал, а то лихоманъ обманул было мертвым-то лвом.

А мы, пришед, /л. 48/ своим, 1и они 2 дома были, не сказали, что мертваго лва видили 3; сказали, что живой. А они на другой день и пошли смотреть и, пришед, хвалятся: "И мы тоже видели". А мы смеемся: "Что ж, мол, турчанинъ вамъ сказал?" "Он-де сказал, что левъ спит". "Колко, мол, онъ недель спит?" Такъ они задумались: "Что, брат, полно, не мертвой ли онъ?" Мы стали смеятся, такъ им стыдно стало: "Обманул-де сабака 4-турокъ!"

Потом пришли на площадь великою 5 161, подобна нашей Красной площади 162, да лихо не наше урядство: вся каменем выслана; [41] величиною будет с Красною 6 площадь. Ту 7 стоят 3 столпа: 2 каменныя 8, а третей медной 163. Единъ столпъ из единого камени вытесан, подобенъ башни, четвероуголен, шатром вверхъ остро, саженей 9 будет десяти 10 вышины, а вид в нем красной с рябинами. /л. 48 об./ А токово 1 глатко выдѣлан, что в зверкало 2 всево тебя видеть. Под ним лежит подложен камень, в груди человеку вышина, четвероуголной; а на нем положены плиты медныя подставы; а на плитахъ техъ поставленъ 3 столпъ 4 хитро зѣло 5. Лише подивится сему, какъ такая великая грамада поставлена таково прямо, что ни на перстъ никуда не покляпилась. А такая тягость, и какъ место не погнеца 6, где поставленъ? А ставилъ-де ево царъ Костянтин; в нем же и гвоздь Господень заделанъ. У 7земли он ширины 8 — старона 9 сажены 10 полтары. 11; такъ онъ кругом 12 сажень 6 13. А которой под нимъ 14 лежит камень, и на том камени кругом рѣзаны фигуры воинския, пехота да конница; а выше фигуръ — подпись кругом латынскимъ 15 /л. 49/ и греческим языки; а что подписано, и мы про то не доведались и у грек, Богъ знает. Мощно етот каменъ назвать чюдом, что в подсолночной нынѣ другова такова чюда не сыщешъ. А писано про етот столпъ: когда будет Царъград 1 потопленъ, тогда толко адинъ 2 сей столпъ будет стоять; и корабленики, кои придут и станут к тому столпу корабли привязавать, а сами будут рыдати по Царюграду.

Другой столпъ 3 складенъ из добраго 4 камени; тот плоше гораздо и 5 видомъ что наша вверху Ивановская калаколня 164; уже иныя камения и вывалились. Да тут же стоит столпъ 6 медной 7; а на нем были три 8 главы змиевы 9, да въ 208 году те главы с того столпа свалились доловъ, и осталось столпа якобы аршина 3 вышины.

И турки зело ужаснулисъ /л. 49 об./ того столпа разрушению, а сами-де говорят: "Уже-де хощет Богъ сие царство у нас отнять да иному цареви предать, християнскому 1". Сами, милыя, пророчествуют неволею.

Комментарии

1. Воложская земля — Валахия, историческая область в Румынии, расположенная между Карпатскими горами и Дунаем. В данном случае речь идет не о Валахии, а о Молдавии, по территории которой проезжал русский паломник.

2. Лета сем тысячъ двѣсте десятого году... — Автор путевых записок пользуется системой летоисчисления "от сотворения мира" (за 5508 лет до н.э.), которая была заимствована из Византии и вошла на Руси в обиход после принятия христианства. До конца XVII в. новый год в России начинался или с марта (по традиции), или с сентября (как было принято в Византии). До XIV в. преобладал мартовский календарь, с 1492 г. сентябрьский счет вытеснил мартовский. Указом Петра I (от 15.12.1699) в 1700 г. в России были введены христианское летоисчисление и начало года с 1 января. Согласно указу, день после 31 декабря 7208 "от сотворения мира" полагалось считать 1 января 1700 "от рождества Христова". Таким образом, в Иерусалим автор "Хождения" отправился в 1701 (7210) г. В списках первой редакции "Хождения" указана разная дата начала паломничества. Ср.: 7209 (1700) г. — ркп. ИРЛИ. Древлехранилище. Колл. Перетца No 532. Л. 2; 7210 (1701) г. — ркп. РНБ, собр. Погодина No 543. Л. 1. Последняя датировка встречается в большинстве списков.

3. ...на память святаго пророка Даниила и святыхъ триехъ отроковъ Анания, Азария и Мисаила... — Речь идет о церковном празднике в честь ветхозаветных героев, которые во время взятия Иерусалима царем Навуходоносором II (605-562 гг. до н.э.) попали в плен и оказались в Вавилоне. Три отрока за верность своей религии были брошены в раскаленную печь, но чудесным образом остались невредимыми. В плену Даниил за мудрость был приближен к царю, однако вскоре оклеветан и брошен в ров со львами, где он чудом спасся от смерти. См.: Дан. 1-6.

4. ...на первомъ часу дни... — В Древней Руси время суток исчислялось с восхода солнца и было подвижным; первый час дня 17 декабря — это, согласно современному времяисчислению, девятый час дня.

5. Верста — мера длины, равная 500 саженям (1,08 км). До XVIII в. для межевания и определения расстояния между населенными пунктами существовала межевая верста, равная 1000 саженям (2,16 км).

6. Вотчина — вид земельной собственности; владение, приобретенное или пожалованное за службу с правом передачи по наследству.

7. Царевич Милитинский — Александр Арчилович Имеретинский (1674-1710), один из сподвижников Петра I, генерал-фельдцехмейстер. Его отец — Арчил Вахтангович, князь Имеретии, перешел под покровительство России и в 1684 г. переехал в Москву, где прошло детство Александра. Будучи ровесником юного царя, он принимал участие в военных играх Петра Алексеевича и снискал его расположение. В 1697 г. A.A. Имеретинский сопровождал Петра I в путешествии по Европе, где изучал артиллерийское дело. После возвращения в Россию был назначен судьей Пушкарского приказа. Командовал артиллерией в войне со Швецией (1700), попал в плен под Нарвой, умер в Стокгольме.

8. Лев Кириллович Нарышкин (1668-1705) — боярин, стольник (1682), дядя Петра I по материнской линии. В 1690-1702 гг. возглавлял Посольский приказ. В 1697 г., когда Петр I уехал с Великим посольством в Европу, был назначен первым после Ф.Ю. Ромодановского членом Совета из четырех бояр, который управлял Россией в отсутствии царя. По воспоминаниям современников, например, князя Б.И. Куракина, Л.К. Нарышкин — человек посредственного ума и гордого нрава, государственными делами не занимался, был склонен к казнокрадству и "невоздержан к питию".

9. Новодевичий монастырь — основан в 1524 г. великим князем Василием III в память о возвращении в состав Русского государства Смоленска (1514). Расположенный на юго-западе Москвы около Девичьего поля, монастырь входил в южное оборонительное полукольцо, состоявшее из Донского, Данилова, Симонова, Новоспасского и Андроникова монастырей и защищавшее столицу от врага со стороны дороги на Смоленск и Литву. В 1571 г. Новодевичий монастырь был сожжен крымским ханом Девлет-Гиреем; в 1591 г. держал оборону во время набега на Москву крымского хана Казы-Гирея. В 1611 г. сгорел в период польско-литовской интервенции, при царе Михаиле Федоровиче был восстановлен и укреплен. В ХVІ-XVII вв. в монастырь постригались женщины из царской семьи и знатных боярских родов (жена царя Федора Иоанновича Ирина, сестра Петра I царевна Софья и др.). К началу XVIII в. монастырь имел значительные земельные наделы.

10. Шленеск — Силезия, историческая область в верхнем и среднем течении Одры, входившая в состав Польши (с X в.), Чехии (с XIV в.), с 1526 г. находившаяся под властью Габсбургов, с 1742 г. — Пруссии; ныне территория Польши.

11. ...обитель Всемилостиваго Спаса и Пречистыя Богородицы, честнаго и славнаго ея Введения... — Спасо-Воротынский монастырь, расположенный при впадении Угры в Оку, основан около 1480 г., в 1665 г. приписан к Крутицкому подворью, в 1725 г. запустел.

12. ...и пѣхомъ всенощное стояние, потом часы... — Всенощная — церковная служба, которая, согласно древним монашеским уставам, должна была длиться всю ночь, от захода до восхода солнца; современное богослужение с таким названием совершается вечером в канун праздников и воскресных дней, продолжается около трех часов. Часы — богослужения суточного круга: вечерня, полунощница, утреня и собственно часы (богослужения I, III, VI, IX часа дня, посвященные воспоминанию евангельских событий, соотносимых с данными отрезками времени, например: III час — суд Пилата и истязания Христа; VI час — шествие на Голгофу и распятие Христа).

13. ...на отдание Рожества Христова. — Речь идет о последнем из послепраздничных дней, когда во время службы исполняются песнопения в честь Рождества Христова, великого христианского праздника, который отмечается 25 декабря (Здесь и далее в книге даты указаны по старому стилю.).

14. Варница — производственное помещение для варки чего-либо (соли, пива, селитры и пр.).

15. Добрый монастырь — мужской монастырь Покрова Богородицы, расположенный в с. Доброе на берегу Оки недалеко от Калуги, основан в 1477 г.

16. ...праздникъ Обрѣзания Господа нашего Исуса Христа... — Празднование христианской церковью обряда, исполненного на восьмой день после рождения Христа, приходится на 1 января.

17. Лифинъ-град... — Лихвин известен с 1565 г., когда был причислен Иваном IV Грозным к опричным городам и укреплен. В ХVІ-ХVІII вв. входил в состав Большой Засечной черты. С 1776 г. являлся уездным городом Калужского наместничества, затем губернии. С 1944 г. это город Чекалин в Суворовском районе Тульской области.

18. Засека — оборонительное сооружение из поваленных деревьев, использовавшееся на Руси с XIII в. для защиты от кочевников.

19. Белев — город известен с 1147 г., с XIII в. был под властью Великого княжества Литовского, в конце XIV — середине XVI в. являлся центром Белевского княжества, в XVII столетии входил в оборонительную линию на юге Русского государства; ныне город Белев — районный центр Тульской области.

20. ...минухомъ того дни Николу Гостунского. — Видимо, речь идет о Введенской Макариевой Жабынской пустыни, находившейся недалеко от Белева по дороге из Лихвина. Праздник чудотворной иконы Николая Гостунского отмечается 9 мая.

21. Спасский монастырь — Спасо-Преображенский мужской монастырь в Белеве, основанный в 1525 г.

22. Волхов — город, известный с XIII в.; в XVI в. являлся одним из укрепленных пунктов, защищавших Москву от набегов крымских татар; с 1778 г. был уездным городом Орловской губернии; ныне районный центр Орловской области.

23. ...на предпразднество Богоявления Господня... — Это день, предшествующий церковному празднику Богоявления, который отмечается 6 января в память о крещении Иисуса Христа Иоанном Предтечей в Иордане. Рассказ об этом событии евангельской истории см.: Мф. 3, 13-17; Мр. 1, 9-11; Лк. 3, 21-22; Иоан. 1, 25-34.

24. ...монастырь хорошъ... — Вероятно, имеется в виду основанный в XV или XVI в. мужской Оптино-Троицкий монастырь, который был расположен недалеко от Волхова на берегу реки Угры.

25. ...какъ вышли со кресты на воду... — В праздник Богоявления (Крещения) обряд освящения воды совершается в храме и в проруби на реке.

26. ...якоже Авраам Странноприимецъ. — Авраам, родоначальник евреев, отличался, согласно библейским рассказам, гостеприимством, что символически запечатлено в иконографическом сюжете "Троица".

27. ...монастырь мужеской... — Возможно, речь идет об орловском мужском монастыре Успения Богородицы, основанном в 1679 г. Из обширного монастырского комплекса в конце XVII — начале XVIII в. существовали Свято-Успенский собор (1693) и церковь Рождества Иоанна Предтечи (1700), которые мог видеть паломник, автор "Хождения". В XIX в. монастырь стал резиденцией орловских архиереев; в 1918 г. был закрыт; в 1992 г. восстановлен.

28. Кромы — впервые упоминается в документах с 1147 г.; в конце XVI в. на месте Кромского городища был построен острог для защиты от набегов татар; с 1778 г. Кромы — уездный город Орловской губернии; ныне поселок городского типа в Орловской области, центр Кромского района.

29. ...в Комарецкую волость. — Волость — сельская территориально-административная единица. Комарецкая волость — ныне Комаричский район, который находится на юге Брянской области; его центр — поселок Комаричи, возникший в XV в. в связи с развитием торговли на месте пересечения Свиного и Ромодановского шляхов.

30. Егунье — согласно данным "Толкового словаря живого великорусского языка" В.И. Даля, так в Поволжье называли белоруссов, смолян и всех тех, кто произносил окончание "его" ("аго"), как оно пишется.

31. Севск — впервые упоминается в летописи под 1146 г.; с 1356 г. входил в состав Великого княжества Литовского; в XVI в. был присоединен к Московскому государству и стал одной из важнейших крепостей на юге России; в XVIII в. утратил свое оборонное значение, с 1779 г. являлся уездным городом Орловского наместничества; ныне это районный центр на юге Брянской области.

32. Леонтий Михайлович Коробъин — происходил из русского дворянского рода, который вел свое начало от татарина Кичибея (в крещении Василия), поступившего на службу к рязанскому князю Федору Олеговичу. Основатель рода — сын Василия, рязанский боярин Иван, по прозванию Коробья. В ХVІ-ХVII вв. многие Коробьины служили воеводами в русских городах, участвовали в военных походах и дипломатических миссиях. Леонтий Михайлович Коробьин, поручик и стольник, был воеводой в Чугуеве, а затем в Севске. Умер в Москве до апреля 1707 г. и погребен при церкви Саввы Стратилата на Знаменской улице.

33. ...денги всякия меняютъ: чехи на московския и талери. — Чехами на Украине в ХVII-XVIII вв. называли польские монеты — полтораки — достоинством в 1,5 гроша. Московские деньги — монеты московской чеканки разного достоинства (деньга, алтын, гривна, рубль). Талер — серебряная монета, весящая более 15 граммов, чеканилась во многих странах Западной Европы, в России под названием "ефимок" находилась в активном обращении в XVI — в первой четверти XVIII в.

34. Глухов — известен с 1152 г.; ныне город в Сумской области на Украине.

35. ...полковника стародубского Моклошевского... — Михаил Андреевич Миклашевский (ум. 1706) — один из известных деятелей украинской истории, сподвижник гетманов Демьяна Многогрешного, Самойловича и Мазепы. Был генеральным есаулом (1689), стольником (1689-1696), стародубским полковником (1689-1704, 1705-1706). Погиб в бою со шведами 19 марта 1706 г., похоронен в Стародубе.

36. Ратуша — помещение, в котором находился магистрат, орган городского самоуправления.

37. ...девичь монастырь... — Речь идет об Успенском Преображенском женском монастыре в Глухове, основанном в 1670 г. Игуменьей монастыря в конце XVII — начале XVIII в. была Мария Магдалина, мать гетмана Мазепы.

38. ...пошли мы х Королевцу... — Как город Кролевец известен с 1601 г., находится в Сумской области на Украине.

39. Сотник — военный чин, командир 100 воинов в стрелецких войсках и у украинского казачества.

40. Ярмонок великъ быѳаетъ: нынѣ Свинской нетъ... — Свенская ярмарка ежегодно проходила у стен Успенского Новопечерского мужского монастыря, который находился недалеко от Брянска, на месте впадения в Десну реки Свени.

41. ...на праздникъ на Семеновъ день... — Скорее всего, речь идет о дне памяти Симеона Столпника, который отмечается 1 сентября.

42. Батурин — город на реке Сейм, в ХVII-ХVIII вв. являлся резиденцией украинских гетманов; ныне поселок в Черниговской области на Украине.

43. Съезжая изба — помещение, где находилось государственное учреждение, ведавшее хозяйственными и административными делами.

44. Пятисотный — военный чин, командир 500 воинов (полутысячник, подтысячник).

45. Гетман — начальник казацкого войска и верховный правитель на Украине. В данном случае имеется в виду Иван Степанович Мазепа (1644-1709) — гетман Левобережной Украины, который был сторонником отторжения Украины от России, вел тайные переговоры с польским королем Станиславом Лещинским и шведским королем Карлом XII. Во время Северной войны в октябре 1708 г. Мазепа открыто перешел на сторону Карла XII. После поражения шведов под Полтавой (1709) бежал вместе с Карлом XII в турецкую крепость Бендеры, где и умер.

46. Пядь — старинная мера длины, равная расстоянию между растянутыми большим и указательным пальцами.

47. ...пошли ...в Барзну. — Город Борзна основан в XVI в., находится в Черниговской области на Украине.

48. Нежин — известен с 1147 г.; в XV — первой половине XVII в. принадлежал Польше, с 1667 г. — России; ныне город в Черниговской области на Украине.

49. ...а живутъ они в Путимли... — Путивль известен с 1146 г., ныне это город в Сумской области на Украине.

50. ...Новой Завѣтъ острожской печати. — Имеется в виду издание Ивана Федорова — "Новый Завет с Псалтирью" (Острог, 1580).

51. Стольник — дворцовый, а затем придворный чин в Русском государстве (XIII — начало XVIII в.). Стольники занимали воеводские, приказные, посольские должности.

52. Соболиная казна — меха, предназначенные для отправки ко двору правителя.

53. Цесарь — император Священной Римской империи немецкой нации. В данном случае речь идет об австрийском императоре Леопольде I (1640-1705).

54. Бурмистр — выборный глава городского самоуправления.

55. Верхний город — Старый город, историческая часть Киева, расположенная на Старокиевской горе, где находятся Золотые ворота, Софийский собор, Михайловский Златоверхий монастырь.

56. Юрий Андреевич Фамендин (фон Менгден) — генерал-майор, полковник Преображенского полка, участник Кожуховского и первого Азовского (1695) походов Петра I, гражданский губернатор Киева. Находился в переписке с Петром I, в 1694 г. в свите царя совершил поездку в Соловецкий монастырь.

57. Сажень — старинная мера длины; в ХІ-ХVІІ вв. различали прямую сажень в 152 и 176 см (определялась размахом рук человека от конца пальцев одной руки до конца пальцев другой) и косую сажень в 216 и 248 см (определялась расстоянием от пальцев ноги до конца пальцев руки, вытянутой по диагонали).

58. Пустынки — жилье отшельников, ушедших от мирской суеты людей, построивших себе кельи в необитаемых, пустынных местах.

59. Церковь София Премудрость Божия... — Софийский собор, главное культовое и общественное здание Киевской Руси, резиденция киевских митрополитов, был основан в 1037 г. князем Ярославом Мудрым и представлял собой монументальное архитектурное сооружение — пятинефный, пятиапсидный, тринадцатиглавый крестово-купольный храм, выстроенный из кирпича-плинфы и с трех сторон окруженный галереями. В конце XVII — начале XVIII в. Софийский собор был перестроен в стиле украинского барокко, но в интерьере сохранились фрески и мозаики XI в.

60. ...митрополитъ-нехай... — Здесь речь идет о Варлааме Ясинском, воспитаннике Киевской духовной академии, позднее ставшем ее ректором и настоятелем Киево-Печерской лавры. С 1690 по 1707 г. он был киевским митрополитом. Известен как духовный писатель, побудивший Димитрия Ростовского к составлению Миней четиих. Негативное отношение русского паломника к киевскому митрополиту, скорее всего, связано с тем, что Варлаам Ясинский выступал против объединения русской и украинской православных церквей и подчинения московскому патриарху. По "Толковому словарю живого великорусского языка" В. И. Даля, нехай — украинец, хохол — презрительное прозвище выходцев из украинских и белорусских земель, употребляющих в речи слово "нехай".

61. ...церковь хороша Михаила Златоверхова. — Михайловский Златоверхий собор был сооружен в 1108-1113 гг. по приказу князя Святополка Изяславича в Дмитровском монастыре на Михайловой горе, основанном около 1062 г. его отцом Изяславом. В XII в. собор стал родовым у потомков князя, усыпальницей киевских князей; по главному храму монастырь, где он находился, стал называться Михайловским Златоверхим.

62. ...мощи святыя великомученицы Варвары... — На Руси был широко распространен культ святой Варвары, принявшей мучения за веру в финикийском городе Гелиополе при императоре Максимиане около 306 г. Тело святой было погребено в Гелиополе, а затем перенесено в Константинополь, где для этого был построен храм Святой Варвары. На Русь мощи Варвары были принесены в 1108 г. дочерью византийского императора Алексея Комнина Варварой, вышедшей замуж за киевского князя Святополка Изяславича, и положены в Михайловском Златоверхом монастыре.

63. Нижний город — Подол, один из древних районов Киева, расположенный в прибрежной низине между устьем реки Почайны и стопами холмов Щековицы, Замкового, Старокиевского. В XVII — начале XVIII в. на Подоле помещались магистрат, Киевское братство, Киевская академия; здесь селились ремесленники и торговцы.

64. ...мостовщины берут с воза по два алтына, а с порозжей — по шти денегъ, а с пешего — по копѣйки. — Мостовщина — пошлина за проезд по мосту вне города, селения. Деньга (московка) — монета определенного достоинства (0,34 г серебра), после унификации монетной системы в XVI в. стала основной денежной единицей в Русском государстве. В начале XVIII столетия копейка — 2 деньги, алтын — 6 денег.

65. В Киевѣ школниковъ очинъ много... — Речь идет об учащихся Киевской академии. Киево-Могилянская академия (1632-1817) — первое высшее учебное заведение на Украине, созданное на базе школы Киево-Богоявленского братства и школы при Киево-Печерской лавре, которая была основана в 1631 г. Петром Могилой. В ХVII-ХVIII вв. Киевская академия являлась крупнейшим образовательным и научно-культурным центром Украины, Белоруссии и России.

66. ...церковь древяная вѣтха во имя святаго апостола Андрея Первозванного. — Андрей — один из двенадцати апостолов, учеников Христа. Первозванным его называют потому, что он был призван Иисусом ранее брата Петра, с которым занимался ловлей рыбы в Капернауме, на Галилейском озере (Мф. 4, 18-20; см. также: Мр. 13, 3; Иоан. 1, 40-41; 6, 8-14; 12, 20-22). Апостол Андрей проповедовал христианство среди народов, населявших берега Черного моря. По легенде, зафиксированной летописцем в "Повести временных лет", в I в. апостол Андрей побывал на месте будущего Киева и водрузил крест на холме, который с тех пор называют Андреевской горкой. В XI в. на этом месте был основан Андреевский монастырь, где в 1212 г. князь Мстислав Удалой приказал построить Крестовоздвиженскую церковь, просуществовавшую до 1560 г. Позднее здесь воздвигались деревянные церкви, одну из которых осматривал русский паломник. Знаменитый Андреевский собор, один из шедевров архитектуры XVIII в., был построен в 1749-1754 гг. по проекту архитектора Б.Ф. Растрелли.

67. ...в праздникъ Стрѣтения Господа Бога и Спаса нашего Исуса Христа... — Сретение Господне — христианский праздник, который отмечается на сороковой день после Рождества Христова (2 февраля) в память о встрече Христа и Симеона Богоприимца в Иерусалимском храме, куда Богоматерь принесла Младенца для совершения жертвоприношения Богу за свое очищение и для выкупа первенца (подробнее см.: Рубан Ю.М. Сретение Господне: Опыт историко-литургического исследования. СПб., 1994).

68. Печерский монастырь — сказание об основании монастыря читается в "Повести временных лет" по 1051 г. и входит в состав Киево-Печерского патерика. Монастырь был основан святым Антонием и вначале был пещерным, в наземный и общежительный превращен во время игуменства Феодосия. В ХІ-ХІІ вв. монастырь являлся центром распространения христианства на Руси, играл большую роль в общественно-политической и культурной жизни Киевского государства, был крупнейшим центром древнерусской книжности, литературы и искусства.

69. ...пришли в соборную церковь, и помолилися чюдотворному образу. — Икона "Успение Богородицы" была, согласно преданию, привезена в Киев из Константинополя греческими мастерами, строившими Успенский собор в Печерском монастыре. Об этом рассказывается в "Слове о создании церкви Печерской" владимиро-суздальского епископа Симона, которое входит в состав Киево-Печерского патерика.

70. ...пошли во Антониеву пещеру... — Речь идет о Ближних пещерах, подземном комплексе под территорией Киево-Печерского монастыря, известном с XI в. и включавшем три подземные церкви (Антониевскую, Варлаамовскую, Введенскую) и 73 захоронения. Здесь покоились мощи летописца Нестора, составителей Киево-Печерского патерика Симона и Поликарпа, древнерусского художника Алимпия, а также самого Антония (ум. 1072/1073), основателя Печерского монастыря.

71. Видѣхом храбраго воина Илию Муромца в неистлѣнии... — Одно из захоронений в Антониевых пещерах было связано с именем Ильи Муромца (Чеботка) — богатыря, защитника Киевского государства, героя русских былин. Причислен к лику святых русской православной церкви, день празднования памяти — 19 декабря.

72. Феодорит Блаженный — епископ Кирский (ум. 457), известный богослов и писатель, автор антиеретических сочинений и "Истории церкви". Ему приписывают авторство "Слова о крестном знамении" — памятника древнерусской письменности, который входит в сборник соловецкого архимандрита Дионисия (1460). В "Феодоритовом слове" доказывалась важность с точки зрения православной догматики сложения перстов: в ранних редакциях произведения — троеперстия, в поздних (ХVI-XVII вв.) — двуперстия. "Слово" использовалось старообрядцами в полемике с официальной церковью как одно из главных свидетельств в пользу каноничности двуперстного крестного знамения.

73. Максим Грек — в миру Михаил Триволис (ок. 1470-1555/1556), переводчик, писатель, публицист. Он приехал в Москву с Афона по просьбе великого князя Василия III для перевода церковных книг. Энциклопедизм знаний и гуманистическая направленность творчества привлекали к Максиму Греку образованнейшие круги русского общества, однако многое в его мировоззрении, новых принципах переводческой и литературной деятельности вызывало недоверие и неприятие. На церковных соборах 1525 и 1531 гг. Максим Грек был обвинен в ереси и порче богослужебных книг. Находился в заточении в Иосифо-Волоколамском, Тверском Отроче монастырях, затем в Троице-Сергиевой лавре, где и умер. Причислен к лику святых, пользовался большим авторитетом в старообрядческой среде. В начале XVIII в. старообрядцем С.Ф. Моховиковым было составлено пространное житие святого. Из сочинений Максима Грека среди старообрядцев особо популярными были два — о сугубой аллилуйи и о двуперстном крестном знамении.

74. Преподобный Иосиф — монах Киево-Печерской лавры, живший в XIV в. и причисленный к лику местночтимых святых, память — 28 августа.

75. ...дванадесятъ церковныхъ мастеровъ... ихже сама Пресвятая Богородица послала из Царяграда в Киевъ. — По преданию, греческие мастера, строившие и расписывавшие Успенский собор, стали монахами Киево-Печерского монастыря и после смерти были погребены в церковном приделе, где долгое время хранились как реликвии их свиты и книги, о чем рассказывает "Слово о создании церкви Печерской" Симона, входящее в состав Киево-Печерского патерика.

76. ...пили воду съ Маркова креста... — Марк Пещерник — монах Киево-Печерского монастыря, живший в XI в. и выполнявший обязанности гробокопателя; причислен к лику святых, память — 29 декабря. "Слово о Марке Пещернике", созданное Поликарпом, входит в состав Киево-Печерского патерика.

77. ...пошли в Феодосиеву пещеру. — Речь идет о Дальних пещерах, пещерном лабиринте под территорией Киево-Печерского монастыря протяженностью около 280 м с тремя подземными церквами (Рождества Богородицы, Феодосьевская, Благовещенская) и 45 захоронениями. Феодосий — один из основателей Киево-Печерского монастыря и его игумен (1062-1074). Житие Феодосия Печерского было написано Нестором в конце XI в. или в начале XII в., до канонизации святого (1108); оно послужило одним из основных источников Киево-Печерского патерика и позднее вошло в его состав.

78. ...мощи святыя Иулиании-княжны... — Согласно первой версии, речь может идти о Юлиании — дочери великого князя тверского Александра Михайловича, которая была замужем за литовским князем Ольгердом Гедиминовичем. После смерти мужа она постриглась в монахини под именем Марины, умерла в 1399 г. и была погребена в Киевских пещерах. По второй версии, это может быть княжна Юлиания Ольшанская, жившая в первой половине XVI в. и умершая в возрасте 60 лет. Мощи Юлиании Ольшанской были обретены при архимандрите Киево-Печерского монастыря Елисее Плетенецком (1599-1624), когда у стены Успенского собора копали могилу. Канонизация святой состоялась в XVII в. при киевском митрополите Петре Могиле. Мощи святой, обгоревшие при пожаре 1718 г., были положены в Антониевой пещере. См.: Закревский Н. Описание Киева. М., 1868. С. 660-661, 675.

79. ...строения короля Жигимонта... — Сигизмунд III (1566-1632), король Речи Посполитой и великий князь Литовский, происходил из династии Ваза, воспитывался иезуитами. В 1592-1599 гг. был по совместительству королем Швеции, но лишился престола из-за недовольства его политикой шведского протестантского дворянства. Вел активную католизацию Украины и Белоруссии, опираясь на решения Брестской унии 1596 г. Оказывал поддержку Дмитрию Самозванцу (1604-1605), в 1609 г. осадил Смоленск и начал боевые действия против "московитов", закончившиеся изгнанием интервентов из России в 1618 г. В период, когда Украина находилась под властью Польши, вел интенсивное строительство в Киево-Печерском монастыре.

80. ...изваян ис камяни князь Костентин Острожски...Князь Константин Иванович Острожский был похоронен в Успенском соборе Киево-Печерского монастыря в 1579 г. Надгробие, высеченное из розового мрамора, представляло фигуру средневекового рыцаря, лежащего на смертном одре — гробнице, поддерживаемой львами.

81. ...да делают же полату друкарную, где книги печатают. — В Киево-Печерской лавре типография появилась в 1615 г. Сначала она размещалась в маленьком деревянном строении. В 1701 г. на этом месте был возведен большой кирпичный корпус. В 1718 г. типография сгорела, но спустя четыре года ее восстановили. В 1772-1773 гг. архитектор Шарль де Шардон надстроил второй этаж здания типографии.

82. ...пошли ис Киева в Лядскую землю... — Лядская земля — территория польско-литовского государства Речи Посполитой. В XVII в. между Речью Посполитой и Османской империей шли войны за обладание украинскими землями. По решению Карловицкого конгресса 1698-1699 гг. к Польше отошла часть Правобережной Украины и Подолия.

83. ...городок, именем Белогородской... — Белгород (Киевский) известен с 980 г., основан князем Владимиром I, упоминается в "Повести временных лет" (сказание о белгородском киселе и др.). В Х-XIII вв. город-крепость, центр удельного княжества (XII в.), великокняжеская резиденция (конец XII в.). После монголо-татарского нашествия запустел, стал возрождаться в XVII в.; в начале XVIII столетия был небольшим укрепленным пунктом; ныне городище в селе Белгородка Киевской области.

84. Мыто — пошлина за проезд и провоз товаров. Знак мытной избы — колесо.

85. ...та Белогородка монастырская, Софейского монастыря... — В 1637 г. при митрополите Петре Могиле церковь Святой Софии в Киеве была преобразована в Спасо-Софийский мужской монастырь, имевший свои земельные владения и существовавший до 1787 г.

86. Фастов — известен с 1390 г.; ныне город в Киевской области на Украине.

87. ...полковникъ Палей... — Семен Филиппович Палий (Гурко) (40-е гг. XVII в. — 1710) — руководитель украинского правобережного казачества и крестьянства в освободительной борьбе против Польши. Был оклеветан Мазепой и в 1705-1708 гг. находился в ссылке в Томске. В 1709 г. принимал участие в Полтавском сражении.

88. Мясные заговины — последний день мясоеда, воскресенье перед масленицей.

89. Наволочь — в XVI в. был собственностью основателя Запорожской Сечи Евстафия Дашкевича; до середины XVII в. являлся одним из важнейших городов Украины; ныне это село в Житомирской области.

90. Петровское кружало — кабак на улице Петровка в Москве.

91. Сырная неделя — Сыропустная, Масленая неделя — последняя неделя перед Великим постом, когда запрещается есть мясо, но дозволяется сыр и масло.

92. ...разорено да развоевано от крымцов. — Крымцы — крымские татары. Крымское ханство являлось очагом опустошительных вторжений на южные русские и украинские земли. Так, например, в 1692 г. татары разорили окрестности Немирова, Винницы, сожгли десятки местечек и сел на Правобережье, причинили большой ущерб населению Левобережной Украины. Против Крымского ханства были направлены походы русской армии в 1687 и 1689 гг.; в 1690-е годы походы казаков против татар возглавлял фастовский полковник Семен Палий; самый крупный поход украинских казаков в пределы Крымского ханства состоялся в 1694 г., им руководил черниговский полковник Я. Лизогуб.

93. ...город ляцкой Немерово... — Немиров, согласно польским историческим источникам, основан в 1331 г. великим князем Ольгердом, отвоевавшим эту территорию у татар. В XVII в. принадлежал польскому магнату князю Иеремии Вишневецкому; в 1648 г. был разорен уманским полковником Иваном Ганжой; в 1672-1699 гг. находился под властью Турции. Ныне это поселок в Винницкой области на Украине.

94. Хрящ — самый грубый и толстый холст.

95. Аршин — старинная мера длины, в XVIII в. соответствовала 0, 71 м.

96. ...от Сорокина... — Сороки — в XVI в. город-крепость на реке Днестр, позднее утративший свое оборонное значение; расположен на территории современной Молдавии.

97. ...какъ мир стал... — Имеется в виду Константинопольский мирный договор, заключенный в июле 1700 г. в Стамбуле между Россией и Турцией. Договор о перемирии сроком на 30 лет был подписан чрезвычайными посланниками думным дьяком Е.И. Украинцовым и дьяком И.П. Чередеевым (Россия) и великим визирем Махметом Эффенди и его секретарем Александром Шкарлатом (Турция). Согласно договору, за Россией остался Азов с прилегающими землями и городками (ст. 4), отменялась ежегодная дань России крымскому хану (ст. 8). Оттоманская Порта обязывалась срыть военные укрепления и разрушить крепости в Поднепровье (ст. 2); стороны договорились не строить новых военных укреплений в пограничной полосе и не допускать вооруженных набегов. Константинопольский мирный договор предусматривал обмен и освобождение "полонянников" (ст. 9). Кроме этого, Турция должна была гарантировать свободное путешествие в Иерусалим русским паломникам (ст. 12), а также предоставить России право держать в Стамбуле своего посла на равных правах с другими державами.

98. ...шли на Яси. — Яссы — ныне город в Румынии.

99. Четверик — старинная мера сыпучих тел, составлявшая восьмую часть четверти; в XVII в. четверть равнялась 8,5 пуда, четверик — 16,6 кг.

100. ...от господаря воложскаго... — Речь идет о Константине Дуке, который был господарем Молдавии в 1693-1696, 1701-1703 гг. В годы правления Константина, сына господаря Георгия Дуки, усилилась борьба между боярскими группировками, были введены новые налоги, что разоряло страну и привело к росту гайдуцкого движения. При Константине Дуке была предпринята попытка установления торговых отношений с Россией.

101. ...посол московской, князь Дмитрей Михайловичъ... — Дмитрий Михайлович Голицын (1665-1737) — русский государственный деятель петровской эпохи. Происходил из древнего княжеского рода Гедиминовичей, с 1686 г. — комнатный стольник царевича Петра Алексеевича, с 1694 г. — капитан Преображенского полка. В 1697 г. Д.М. Голицын был отправлен за границу "для науки воинских дел", изучал навигацию в Италии. С 1701 г. являлся чрезвычайным послом России в Стамбуле, добивался у Турции согласия на свободное плавание русских кораблей по Черному морю. Был воеводой (с 1707) и губернатором (с 1711) Киева, президентом Камер-коллегии и сенатором (с 1718). В 1726 г. стал одним из организаторов Верховного тайного совета, президентом Коммерц-коллегии, содействовал воцарению Анны Иоанновны, однако в 1737 г. был лишен чинов и званий, заточен в Шлиссельбургскую крепость, где умер.

102. ...ко другой реке... — Речь идет о реке Жижия, притоке Прута.

103. Неделя православия — воскресенье в конце первой недели Великого поста (Сборная неделя, Сбор чистой недели). Праздник установлен в первой половине IX в. в Византии в честь победы православной церкви над ересями.

104. Благовест — звон в один колокол, возвещающий верующим о службе в церкви.

105. Обедня — литургия, основное богослужение в христианской церкви утром или в первую половину дня, во время которого совершается Причащение. Литургия включает в себя чтение отрывков из Библии, песнопения, молитвы, ряд символических действий и процессий, в аллегорической форме изображающих жизнь и смерть Христа.

106. ...лист царской... — Речь идет о проезжей грамоте, документе, который разрешает проезд через границу или по какой-либо территории.

107. ...в монастырь к Николе, пореклом Голя. — Имеется в виду Никольский монастырь, основанный не позднее 1564 г. Иоанном Голией.

108. ...в церквах стоят без клабуков... — Клобук — монашеский головной убор.

109. ...поет на крыласе. — Клирос — место для певчих по правую и левую стороны от амвона, возвышения в церкви перед алтарем.

110. Антифоны — песнопения, исполняемые во время богослужения попеременно двумя хорами (или клиросами).

111. Ирмос — первая составная часть каждой песни канона, ее первый тропарь, выполняющий функцию смысловой связки между определенной песнью канона и песнью библейской, тему которой ирмос кратко перефразирует.

112. Глас — один из восьми особых богослужебных типов музыкальной интонации, система которых, по преданию, была разработана Иоанном Дамаскиным. Гласы сменяются понедельно; песнопения, распределенные по гласам и по дням недели, содержатся в Октоихе.

113. Катавасия — название ирмоса, который поется в конце песни канона; для исполнения катавасии оба хора (клироса) спускаются со своих мест и сходятся на середине храма.

114. Канон — жанр христианской гимнографии, сложившийся в Византии к VIII в. Канон состоит из нескольких песен в честь церковного праздника или в похвалу святого. Каждая из песен в свою очередь делится на ирмос (зачин), несколько тропарей и катавасию.

115. ...стихеры хвалитныя... — Стихира — песнопение, написанное стихотворным размером или присоединяемое к стихам псалмов. В зависимости от места в структуре богослужения суточного круга выделяют четыре группы стихир: стихиры на "Господи воззвах"; стихиры литийные; стихиры на стиховне; стихиры на "Хвалите", или "хвалитные". Кроме этого, стихиры различаются в зависимости от их содержания, происхождения, авторства.

116. Славословие великое — одна из древнейших христианских песен, прославляющих Бога.

117. "Слава, и ныне" — общепринятое уставное сокращение "Слава Отцу, и Сыну, и Святому Духу, и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь!".

118. Отпускотпуст, заключительное благословение по окончании богослужения.

119. Гривна — денежная единица; московская гривна была равна 20 деньгам (10 копейкам).

120. ...в Буквареши... — Речь идет о Бухаресте, ныне столице Румынии.

121. ...до Голацъ... — Ныне город Галац в Румынии.

122. Око — мера веса, равная 3 фунтам (1 кг 200 г).

123. ...в Борлат... — Ныне город Бырлад в Румынии.

124. ...горы Венгерския... — Имеются в виду Восточные Карпаты.

125. Левок — левковый талер, славянизированное название голландского левендаальдера, монета, в начале XVIII в. равная 15 алтынам. На монете с одной стороны была изображена фигура одетого в броню человека, с другой — лев на задних лапах. Размером и весом левки уподоблялись талерам, но чеканились из худшего серебра, поэтому ниже ценились на рынке.

126. Черный поп — священник, принявший постриг, священноинок.

127. ...пристали к городу, а имя ему Рен... — Ныне город Рени в Одесской области на Украине.

128. ...городокъ Сакча. — Ныне город Исакча в Румынии.

129. ...городокъ турецкой Тулча. — Ныне город в Румынии.

130. Горач — ежегодная подать, взимаемая в Турции с иноверцев, немусульман.

131. Червонный — золотая монета, равная в России XVII в. (с 1667 г.) 1 рублю 12 копейкам, в ХVIII-ХІХ вв. — 2-3 рублям. Монета использовалась в основном для расчета с поставщиками, для заграничных платежей и нужд двора.

132. Килия — ныне город в Одесской области на Украине.

133. Белогородская орда — малые ногаи, татарское население южнорусских степей по нижнему течению Днестра и Дуная. Малые ногаи делились на несколько орд (Буджакская, Едисанская, Джамбуйлукская, Едичкульская), подчинявшихся крымским ханам, а через них — турецким султанам. В данном случае речь идет о Буджакской орде, кочевавшей от Днепровского лимана по берегу Черного моря к устью Дуная, то есть от Белгорода до Измаила. Орда совершала набеги на молдавские и украинские земли. В 1770 г. перешла под протекторат России.

134. Сандал — береговое турецкое судно с одной мачтой и большим рейковым парусом.

135. "...Станбулъ блиско, сирѣчь Царьградъ!” — Город находится на европейском берегу пролива Босфор, основан около 660 г. до н. э. как Византии; с 330 г. н. э. по имени римского императора Константина назывался Константинополем; в произведениях древнерусской литературы именовался Царьградом. Константинополь являлся столицей Римской империи (до 395 г.), затем Византии. В 1204 г. был захвачен и разгромлен крестоносцами, что нашло отражение в "Повести о взятии Царьграда фрягами" неизвестного автора — русского, находившегося в Византии либо в момент осады и штурма города, либо вскоре после описываемых событий. В первой половине XIII в. Константинополь был центром Латинской империи крестоносцев; в 1453 г. захвачен турками и превращен в столицу Османской империи; ныне крупнейший город Турции и основной порт страны.

136. ...тутъ на воротѣхъ морскихъ на горахъ высоко стоять столпы. — Речь идет о маяках Румели-фенер на европейской и Анадоли-фенер на азиатской стороне пролива Босфор, не только выполнявших функцию сигнальных огней, но и бывших мощными оборонительными сооружениями на черноморских берегах Турции.

137. ...стоять два городка по обе стороны турецкия... — Румели-гиссар на левом берегу и Анадоли-гиссар на правом берегу пролива Босфор — береговые укрепления, построенные при Магомете II.

138. ...Уским моремъ... — Речь идет о проливе Босфор.

139. ...в четвертокъ Андрѣева канона... — Имеется в виду четверг пятой недели Великого поста, когда читается "Великий покаянный канон" Андрея Критского, содержащий около 250 тропарей (в других канонах их обычно не больше 30). Святой Андрей был архиепископом Критским с 685 по 711 г., прославился как проповедник и писатель, автор молитв и церковных песнопений.

140. ...на Галанской странѣ. — Галатская сторона, один из районов Стамбула.

141. ...помолившеся... великому предотечи Иоанну... — Иоанн Предтеча, или Креститель, являлся предшественником Христа и пророком, предсказавшим его пришествие. Недовольный состоянием современного ему общества, он удалился в пустыню, где вел аскетический образ жизни. Иоанн Предтеча обличал пороки и призывал к покаянию в ожидании скорого пришествия Мессии. Внешним знаком покаяния и духовного обновления он избрал крещение. Среди тех, кого пророк крестил в Иордане, был и Иисус Христос. Иоанн Предтеча, живший во времена правления в Иудее Ирода Антипы и обличавший его за незаконную связь с Иродиадой, был заключен в темницу, а позднее обезглавлен по наущению Иродиады. Иоанн Предтеча являлся небесным покровителем автора "Хождения в Святую землю" Иоанна Лукьянова.

142. ...приплыл в куюку... — Каик — лодка, мелкое гребное судно с 1-3 парами весел, иногда с парусом.

143. ...на Колацкой юмрукъ... — Речь идет о таможне на Галатской стороне Стамбула.

144. ...по перемирному договору... — Имеется в виду Константинопольский мирный договор 1700 г., заключенный между Россией и Турцией (см. коммент. к л. 22 об.).

145. Аспра (аспара) — европейское название турецкой серебряной монеты акче, равной 3-4 копейкам.

146. Едрин (Едринаполь, Едринополе)Адрианополь, в первой половине XV в. столица Османской империи; ныне город Эдирне в Турции.

147. Козица — мешок из шкуры, снятой как чулок, для денег, для мехов; вид торговой пошлины, платившейся шкурками в козицах.

148. "Где-дѣ патриархъ?” — Речь идет о константинопольском патриархе Каллинике II (Акарнане), который родился в 1630 г. и трижды занимал патриарший престол (1688, 1689-1693, 1694-1702), неоднократно лишаясь власти в результате внутренних церковных "нестроений" и интриг при дворе турецкого султана. Д.К. Кантемир в "Истории Оттоманской Порты" лестно отзывался о Каллинике II. Правительство Петра I негативно оценивало деятельность константинопольского патриарха, отказавшегося помогать русским дипломатам в переговорах с турецкими властями.

149. У нашего, мол, патриарха... — Имеется в виду последний, десятый, русский патриарх — Адриан, в миру Андрей (1627-1700), занимавший этот пост с 1690 г. До возведения на патриаршество был иеромонахом московского Чудова монастыря, затем казанским и свияжским митрополитом (1686-1690). Являлся сторонником независимости церкви от царской власти и противником петровских преобразований, резко выступавшим против бритья бород. Известен как церковный писатель, автор поучений, посланий и грамот. После смерти Адриана патриаршество на Руси было ликвидировано Петром I.

150. Синайский монастырь — скорее всего, речь идет о подворье Синайского монастыря в Константинополе.

151. ...во Ерусалимской монастырь... — В данном случае имеется в виду Иерусалимское подворье в Константинополе.

152. А какъ сами... по вся годы к Москве-то человек по 30 волочатся за милостиею... — Путешествие греков за милостыней в Москву стало доходным предприятием, причем из России все, от бельца до патриарха, возвращались с богатыми подарками. Среди приходивших "к Москве за милостиею" было много проходимцев, подделывавших проездные документы и грамоты, а также людей, враждебно относившихся к России, что признавали иерусалимский и константинопольский патриархи. В 1628 г. метаморфозский митрополит Неофит, получив в Москве богатую милостыню, говорил про государя и патриарха "непригожие речи", заявляя, что на Руси "только де и веры, что звонят в колокола много, а иного нет ничего".

153. ... рясы луданыя, да камчатыя... — То есть рясы, сшитые из шелка: лудан (лаудан) — особый сорт шелковой ткани; камка — шелковая цветная узорчатая ткань.

154. ...дали за работу ево два варта. — Видимо, речь идет об ортах, или ахтценгрошерах, монетах Польши и Пруссии; один орт равнялся четверти талера.

155. ...в суботу Акафистову...Акафист — жанр церковной гимнографии, песнопение из 25 строф, прославляющее Христа, Богородицу, святого или праздник. Во время исполнения акафиста нельзя сидеть, отсюда его второе, не греческое, а церковнославянское, название — "неседален". Первый акафист был сложен в честь Богородицы по случаю чудесного избавления Константинополя от нашествия персов и аваров в 626 г. Этот акафист Пресвятой Богородице поется один раз в году — в субботу на пятой неделе Великого поста, в так называемую субботу Акафиста.

156. Фунт — единица массы, в системе русских мер равная сороковой части пуда (около 0,4 кг).

157. ...в неделю шестую... — Речь идет о шестой неделе Великого поста, называемой Вербной.

158. ...вышли к Фенарским воротам... — Эти ворота расположены в северозападной части Стамбула на берегу залива Золотой Рог.

159. "Хочете ли погулять в Софейскую церковь?» — Главная святыня Константинополя, Софийский собор является классическим образцом византийского зодчества. Он был построен в 532-537 гг. Анфимием из Тралл и Исидором из Милета и представлял собой трехнефную купольную базилику, сторона квадратного основания которой была равна 75 м. В высоту церковь достигала 65 м и имела 108 колонн (40 в нижнем этаже, 60 в галереях, 8 поддерживали четыре малых полукупола). Внутри она была облицована цветным мрамором и украшена мозаиками, ее освещали шесть тысяч золоченых лампад. Константинопольская София поражала русских паломников своей грандиозностью и великолепием. После падения Византийской империи (1453) собор был превращен в мечеть (Айя-София); турецкие пристройки ХVІ-XVIII вв. (минареты) исказили первоначальный архитектурный облик храма.

160. ...описание... Иустиниана-царя... — Византийскому императору Юстиниану I (482-565) приписывалось "Сказание о создании великия церкви Святыя Софеи". Юстиниан был императором Византии с 527 г., завоевал Северную Африку, Сицилию, Италию, часть Испании, провел кодификацию римского права. При нем активизировалось строительство в Константинополе, был возведен Софийский собор, создана система крепостей на Дунае.

161. ...пришли на площадь великою... — Площадь Ат-мейдан, где в древности находился константинопольский ипподром.

162. ...подобна нашей Красной площади... — Речь идет о Красной площади в Москве, образованной в конце XV в. Красной, то есть Красивой, площадь стала называться с конца XVII столетия. В ее формировании ведущую роль сыграли Кремлевская стена, определившая продольную композицию, и храм Василия Блаженного, ограничивший площадь с южной стороны. В ХVІ-ХVII вв. вдоль стены Кремля проходил оборонительный ров с перекинутыми через него мостами (засыпан после 1812 г.). Автор "Хождения" мог видеть на Красной площади Лобное место, устроенное в 30-х годах XVI в., а также возведенные в конце XVII столетия Монетный двор, Земский приход, Главную аптеку.

163. ...стоят 3 столпа: 2 каменныя, а третей медной.Первый столп — колонна византийского императора Константина I Великого (306-337), вывезенная из Рима, где ее венчала статуя Аполлона. Сначала на колонне стоял бюст Константина, позднее замененный статуями других императоров, Юлиана (361-363) и Феодосия (379-395). Колонна представляет собой монолит розового гранита высотой 30 метров и шириной у основания 2 метра. Она стоит на четырех бронзовых кубах; барельефы изображают различные сцены из жизни императора Феодосия I Великого. Второй столп — Золотая, или Замурованная, колонна, сооруженная при императоре Константине VII Порфирородном (911-959) в честь его деда Василия Македонского. Колонна сделана из небольших кусков песчаника, облицована позолоченными плитами с барельефами, изображавшими подвиги Василия Македонского, увенчана бронзовым шаром. Третий столп — Змеиная колонна, произведение древнегреческого искусства, созданное в честь побед Фемистокла и Павсания над персами (493-492 гг. до н.э.). Колонна, изображающая трех бронзовых змей, была привезена императором Константином I из античного храма Аполлона в Дельфах.

164. ...видомъ, что наша вверху Ивановская калаколня... — Речь идет о колокольне Ивана Великого в Московском Кремле, которую в 1505-1508 гг. возвел Бон-Фрязин на месте древней церкви Иоанна Лествичника "иже под колоколы" (конец XIV в.). В период правления Бориса Годунова, в 1598-1600 гг., колокольня была надстроена и достигла высоты 81 метра; она была сооружена из кирпича и белого камня: фундамент и цоколь — белокаменные, верхние части столпа — кирпичные.

Текст воспроизведен по изданию: Хождение в Святую землю московского священника Иоанна Лукьянова. 1701-1703. М. Наука. 2008

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.