Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ТУРЕЦКИЕ ДОКУМЕНТЫ О СОСТОЯНИИ ХОТИНСКОЙ ОКРУГИ (НАХИЕ) В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII в.

В Ориентальном отделе Народной библиотеки имени Кирилла и Мефодия в Софии сохранился отрывок реестра (дефтера), содержащий интересные данные о развитии поземельных отношений в Хотинской округе (нахие). Объем реестра — 8 листов, размер — 42х15 см.

В начале реестра недостает по меньшей мере 2 листов, на которых был написан его заголовок, а также имелись заметки, поясняющие, где, кем и с какой целью он был составлен. Там же находились данные о состоянии 34 деревень Хотинской округи. На л. 3б рассматриваемого дефтера в виде итога указано, что в этот дефтер были занесены данные о 93 деревнях, а на сохранившихся листах находим записи всего о 59 деревнях, т. е. утрачены сведения о 34 деревнях. Если учесть, что на каждую страницу дефтера переписчики вносили данные о 12 деревнях, то становится ясно, что потеряны 3 страницы или 2 листа.

Сохранившиеся начальные страницы дефтера заполнены результатами переписи деревень и населения Хотинской округи, произведенной османской администрацией в 1715 г. Но и после переписи этот дефтер не был заброшен. Он сохранялся где-то в главном казначействе (баш мухасебе), и временами в него вносились новые заметки, копии ферманов и других официальных документов, касающихся поземельно-демографических изменений в Хотинской округе. Таким образом, содержание дефтера не только является обычной фиксацией аграрного состояния в 1715 г., но и позволяет проследить некоторые моменты развития поземельных отношений и состава населения в данной округе. Это обстоятельство значительно увеличивает научное значение рассматриваемого дефтера.

Как известно, в XVII в. территория Южной Украины и Молдавии стала ареной длительных войн между Турцией и ее северными соседями. Османская империя уже минула зенит своего военно-политического могущества, в то время как Россия вступала в эпоху подъема. Относительное равновесие сил между ними обусловливало большую продолжительность войн, которые приносили значительные материальные потери населению, находившемуся в зоне военных действий.

В начале XVIII в. над землями Южной Украины и Молдавии снова пронеслись тучи войны. На Украину вторглись войска шведского короля Карла XII. В 1709 г. под Полтавой войска Петра I нанесли сокрушительное поражение шведам. Остатки разгромленной шведской армии во главе с раненым Карлом XII бежали на юг, ища спасения в пределах Османской империи. Карл XII вместе со своим союзником [141] изменником Мазепой укрылся в крепости Бендеры, а их войска были разбросаны по городам Молдавии и захваченной турками Украине.

В 1710 г. турецкое правительство объявило войну России. Молдавские и южноукраинские земли снова оказались в центре военных столкновений. На сторону России перешел молдавский воевода Дмитрий Кантемир. Но эта война закончилась для России неудачно.

Продолжительные войны принесли много бед крестьянам, жившим в зоне военных действий. Города и деревни несколько раз переходили из рук в руки. Войска грабили местных жителей. Квартировавшие в Молдавии войска шведского короля и Мазепы тоже не стеснялись грабить и разорять молдавских и украинских крестьян, несмотря на то что последние являлись подданными их союзника, турецкого султана. После заключения Прутского договора 1711 г. несколько тысяч молдавских и украинских крестьян бежали из своих деревень и ушли на север вместе с русскими войсками. Та же участь постигла и молдавского правителя Дмитрия Кантемира 1. Люди, ожидавшие освобождения от турецкого ига с помощью русского народа и боровшиеся вместе с русскими войсками за свою свободу, не хотели снова попасть под власть османских поработителей и покидали свои дома, уходя на север.

Многие деревни остались без жителей. Земли пустовали. Государственные доходы, собираемые с этих деревень, резко сократились. Последнее обстоятельство вынудило османские власти применить особую политику в отношении этой пограничной области. Целью этой политики было привлечь обратно бежавших крестьян, возродить и заселить пустующие деревни, чтобы земли начали снова обрабатываться, а налоги вновь поступать в казну.

Земли Хотинской округи до войны 1710 — 1711 гг. входили в состав «Богдана», т. е. Молдавского княжества. Теперь эти земли были выделены из состава молдавских владений и закреплены за Хотинской крепостью. Иными словами, Хотинская округа больше не подчинялась молдавскому воеводе. Ее землями непосредственно распоряжался назначенный стамбульским правительством начальник Хотинской крепости и хотинского гарнизона. Этими мерами, несомненно, ограничивались территория и компетенция молдавского воеводы, что должно было послужить карой за союз Дмитрия Кантемира с Петром I.

Вскоре после войны стамбульское правительство послало в Хотинскую округу своих чиновников произвести полную перепись деревень, установить численность оставшегося населения, а также доходы, положенные с этих деревень, — короче говоря, навести порядки в довольно потрепанной за время войны административно-фискальной организации данных земель. Хотинским правителям было предписано настойчиво собирать бежавших крестьян, заставляя их селиться в своих прежних деревнях. Вместе с тем им были даны указания не дозволять лицам русского или польского происхождения селиться на землях пустующих деревень. По-видимому, присутствие последних укрепляло решимость местных жителей в борьбе против османского господства, усиливало проявление непокорности в этом неспокойном для турок районе.

Специальным декретом османское правительство заново утвердило подати, которые должны были платить крестьяне Хотинской округи, т. е. регламентировало объем отбираемой у крестьян феодальной ренты. В этом декрете указывались размеры подушной подати, десятины, налога со окота и других повинностей, ежегодно выплачиваемых крестьянами. Крестьянам этого района предоставлялись некоторые льготы: [142] подушная подать взыскивалась со всех в размерах, предусмотренных для людей низшей, беднейшей категории; десятина должна была быть действительно десятиной, т. е. составлять одну десятую часть урожая, в то время как в некоторых районах брали одну восьмую и даже больше.

Льготные условия предоставлялись всем возвратившимся на свои места крестьянам. Каждому вновь поселившемуся в этих деревнях крестьянину предоставлялась земля, и в течение одного сельскохозяйственного года с него нельзя было брать никаких податей — ни десятины с урожая, ни подушной подати.

В то же время хотинским администраторам было предписано строго следить, чтобы каждый возвратившийся крестьянин освобождался от уплаты податей только на год, чтобы никому не дозволялось уклоняться от уплаты налогов под тем предлогом, что еще не прошел год с момента возвращения и, следовательно, не наступило время требовать с него подати.

После переписи деревни Хотинской округи были отданы под надзор разных лиц или военных частей. Формально им поручалось наблюдать за быстрым заселением этих деревень, за регулярным возделыванием земель. Конечно, эта политика не была новой в османской поземельной и административной практике. И в предшествующий период развития поземельных отношений в Османской империи никогда не ощущался недостаток в обезлюдевших деревнях и пустующих землях, особенно в пограничных районах. Такие земли, обычно ни за кем не закрепленные, отдавались «кому-либо из достойных пограничных жителей в качестве тимара для возрождения и заселения их», а владельцам «выправлялся берат» 2.

Лица, которым были розданы хотинские деревни, являлись выходцами из янычарского корпуса, командирами резидирующих в Хотине капы-кулу, т. е. местных военных гарнизонов. К этим деревням прикладывали руку, либо непосредственно, либо через своих представителей, мухафыз (комендант) Хотинской крепости, ага янычар и др. Но деревни предоставлялись им не как условные феодальные владения — тимары или зеаметы, и их обладатели не становились ленниками — тимариотами или займами. Они владели деревнями не в объеме прав силахийского берата, а пользовались гораздо более широкими полномочиями.

Вскоре после переписи и распределения деревень лица, которым они были отданы, затребовали из главного казначейства официальные документы, гарантировавшие им право беспрепятственно владеть деревнями и собирать подати с крестьян. Как видно из занесенной на л. 2б копии фермана о владениях и доходах Колчака Ильяса, этим владельцам выдавались не бераты, а мюльк-наме 3. Иными словами, султанское правительство наделяло их более широкими правами, предоставляя возможность распоряжаться землями по своему усмотрению — передавать часть «своих» земель кому пожелают, поселять на этих землях кого угодно и т. п. Стамбульское правительство, передавая земли и деревни этим людям, тем самым формально возмещало частично или полностью жалованье, которое они получали до той поры из казны. По-видимому, это было более выгодным для владельцев деревень, так как взамен нерегулярно получаемого из казны жалованья им предоставлялась возможность обеспечить себя надежными доходами, обирая крестьян. Но, быть может, именно поэтому вспыхнуло недовольство [143] среди янычарских начальников в остальных пограничных крепостях (в одном из документов прямо упоминаются Темешвари и Белград). Последние получали лишь жалованье из казны и несомненно завидовали хотинским начальникам, которым были предоставлены деревни. Чтобы предотвратить «возбуждение в пограничных областях и падение духа у военачальников», султанское правительство решило аннулировать выданные мюльк-наме.

В связи с этим было приказано произвести новую перепись в Хотинской округе. К сожалению, в наш дефтер не занесены результаты этой второй переписи, проходившей, по-видимому, в 1718 — 1719 гг. Нет подробных указаний и о том, какой режим был установлен в отношении этих деревень после второй переписи — стали ли они снова тимарами или остались прикрепленными к хотинскому казначейству, которое начало собирать причитающиеся подати с крестьян и расходовать их на оплату жалованья солдатам и начальникам хотинского гарнизона. Однако не подлежит никакому сомнению, что крестьяне продолжали платить все налоги, которые были зафиксированы декретом 1716 г.

В дальнейшем Хотинская округа снова вошла в состав молдавского воеводства. Сбор таможенных пошлин, а быть может, и остальных налогов перешел к молдавскому господарскому казначейству.

Ниже публикуются документы, которые были в свое время занесены на страницы названного дефтера. Преступая археографические правила, позволим себе начать с небольшой записи на л. 3б дефтера, так как она в некоторой степени объясняет причины и цель составления реестра. Перевод списка деревень будет дан лишь после этого. Остальные документы мы располагаем не в том порядке, в котором они помещены в дефтере, а в их хронологической последовательности. Это позволяет лучше проследить развитие поземельного режима на данной территории.

Наименования деревень написаны шрифтом полусиякат, часто без диакритических знаков, из-за чего оказалось очень трудно правильно дешифровать и идентифицировать упомянутые в дефтере названия. Кроме того, не хватало пособий — подробных географических карт или полных списков селений, ныне существующих в этом районе, — которыми можно было бы контролировать расшифровку географических наименований 4. Неоценимую помощь в восполнении пробелов в этом отношении оказали советские коллеги — доцент Киевского университета А. К. Мартыненко и научный сотрудник Института истории АН Молдавской ССР Д. Г. Драгнев, за что я приношу им свою глубокую благодарность. Хочется поблагодарить также сотрудника Института истории АН Молдавской ССР П. Г. Дмитриева, который любезно согласился предоставить нам рукопись своего труда «Материалы переписей Молдавии 1772 и 1774 гг.».

Все же осталось несколько деревень, которые не удалось полностью идентифицировать. Надеемся, что после опубликования документа советские, в частности украинские, коллеги сумеют восполнить пробелы в этом отношении.

Почти все названия деревень подлинно славянские. По-видимому, коренное население этого района являлось исключительно славянским, что сказалось и в топонимии. Следы романизации едва прослеживаются. [144] На нашу дешифровку несомненно оказало заметное влияние то обстоятельство, что мы пользовались лишь румынскими пособиями, где названия деревень намного более романизованы, чем это было в начале XVIII столетия.

Рассматриваемый документ обращает на себя внимание и некоторыми чисто языковыми особенностями. Отметим здесь лишь своеобразие в передаче славянского звука «ц» турецким алфавитом. Османской администрации часто приходилось записывать в реестрах деревни, названия которых содержали в себе букву «ц». Обычно они передавали этот звук при помощи буквы «джим», например «Голенци» по-турецки писалось «Голендже», что отдаляет текст от действительного названия деревни. В нашем реестре этот звук передается гораздо ближе к подлинному славянскому произношению. Так, например, название деревни Ленковцы в реестре записано **** т. е. Ленковтси. Звук «ц» обозначен при помощи буквосочетания «тс», что очень близко к действительному звуковому значению буквы «ц». Составители реестра стремились как можно точнее записать названия деревень.


Комментарии

1. См. Н. А. Мохов, Молдавия в эпоху феодализма, Кишинев, 1964, стр. 358.

2. Берат — жалованная грамота на условиях ленной службы.

3. Мюльк-наме — жалованная грамота на условиях неограниченной собственности.

4. Наиболее подробное пособие, которое оказалось в нашем распоряжении и которым мы пользовались, — «Ghidul drumurilor din Romania», Bucuresti, 1928. В этот атлас вошла и Хотинская округа, которая в то время относилась к территории боярской Румынии. Однако названия деревень в этом атласе даны румынской транслитерацией, которая отличается от современной орфографии географических названий.

Текст воспроизведен по изданию: Турецкие документы о состоянии хотинской округи (нахие) в первой половине XVIII в. // Восточные источники по истории народов юго - восточной и центральной Европы. Т. 3. М. Институт Востоковедения. 1974

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.