Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИСТОРИЯ ПРОИСХОЖДЕНИЯ ЗАКОНОВ ЯНЫЧАРСКОГО КОРПУСА

МЕБДЕ-И КАНУН-И ЙЕНИЧЕРИ ОДЖАГЫ ТАРИХИ

/106а/ Глава шестая

рассказывает о том, как строили янычарские ода и кто их соорудил

Ода для [янычар] были построены во времена султана Мехмед-хана, завоевателя Константинополя. Во время захвата Стамбула один бёлюк янычарских йолдашей во главе с везиром Махмуд-пашой 1, двигаясь со стороны моря, одержал победу. Проникнув внутрь [городских стен] через ворота Ун капаны 2 и добравшись до места, где нынче расположены Старые казармы, [янычары бёлюка] водрузили на этом месте имевшиеся при них знамена. А янычарский ага, которым являлся в то время секбанбаши, вместе со всеми бывшими при нем янычарами водрузил свои знамена [там, где расположены ныне] Новые 3 казармы.

Началось строительство упомянутых казарм. Поскольку бёлюков, которые [должны были] разместиться в Старых казармах, было мало, сначала построили их. Так как строительство их было закончено раньше, они получили название Старых. Когда они были построены и стали думать над тем, как разместить бёлюки, возникли разногласия. [Одни] говорили: «Давайте пустим их ашчи так, как распускают лошадей. В какую ода они зайдут наугад, пусть та и будет их», а [другие] просили: «Дайте эту [ода] нам». /106б/ [Тогда] стали занимать ода по [собственному] желанию, кому какая понравится. Кто в какую ода вошел, та и стала его. Вот поэтому ода не имеют порядковой [нумерации].

Затем закончилось [строительство] Новых казарм. Поскольку [149] они были построены позже [Старых], они получили название Новых. Их заселили так же, [как и Старые]. Они тоже не имеют порядковой [нумерации], потому что из какого бёлюка [был] вошедший [в ода] йолдаш, тот номер она и получила.

В Старых казармах живут яябаши, старейшие [янычары очага]. В Новых казармах размещены бёлюки аги. Они учреждены не столь давно. Старейшими [бёлюками] являются [бёлюки] яябаши. Бёлюки аги были созданы позднее, после того как во времена султана Баязид-хана 4 аги стали назначаться из числа дворцовых людей.

Когда янычары поселились в Старых и Новых казармах, они [стали] приводить туда найденных ими распутных женщин, и мало того, что там происходили разного рода непристойности, — скольких жен государственных мужей и почтенных людей, приходивших в казармы в злобе на своих мужей, убивали ради драгоценностей, которые на них были! Сколько трупов находили, когда вскрывали водосточные трубы! /107а/ Ныне есть такая 54-я ода яябаши, которую и до сих пор называют ода катранджи 5. Причина же вот в чем. В их помещениях жила одна блудница. Между тем эту проклятую любил еще кто-то из другого бёлюка, а потому двери этой ода вымазали дегтем. С того времени эту ода стали называть [ода] катранджи.

Когда во времена покойного султана Сулейман-хана дела эти обнаружились, убиенный [впоследствии] Ибрахим-паша 6 изволил предложить падишаху следующее: «А не построить ли нам для них (янычар) посреди ода соборную мечеть, [где] они будут совершать намаз? Что, если построить Орта месджиди, перестроить их ода, поставить крепкие ворота и назначить капуджи, чтобы не пускали [в ода] женщин и не разрешали [приносить туда] вино и запретные [вещи]? Что, если не впускать [в ода] являющихся в неположенное время?»

[Предложение] это было принято и был издан указ о строительстве [Орта месджиди]. Издали ферман о том, чтобы деньги на это выдавал шехир эмини. А на том месте, где [теперь] находится упомянутая Орта месджиди, [раньше] располагалась 13-я ода яябаши. Потребовалось убрать ее. /107б/ [Однако] они (яябаши этой ода) выразили желание остаться [на прежнем месте]. [Но затем] они рассудили так: «В конце концов, когда построят ворота, появится гедик капуджи, а это — дополнительные полтора [акче]. Нашей ода это [сулит] выгоду». И 13-ю [ода] убрали [с прежнего места] и присоединили к 11-му джемаату, а [янычар этой ода] назначили капуджи при воротах Адет. Капуджи назначили также 2-й бёлюк из числа бёлюков аги, а к воротам Солак поставили в [150] качестве капуджи яябаши 56-го [джемаата]. Еще один [джемаат] назначили капуджи у ворот мейдана.

Впоследствии при строительстве священной мечети Шех-заде султана Мехмед-хана 7 ода [99-го джемаата], который нес службу капуджи при [воротах] Каракёй 8, были переведены с места [строительства] мечети Шехзаде, а там, где [джемаат заново] разместился, возвели [вокруг] стены, отчего [он] оказался внутри этих стен, а ворота Каракёй — снаружи. Тогда капуджи [у ворот Каракёй] назначили [янычар] 73-го [джемаата]. К воротам [возведенных] внутренних стен также были назначены капуджи. Все это произошло во времена султана Сулейман-хана.

Когда строительство Орта месджиди было закончено, перестроили ода и поставили при них крепкие ворота, а [к воротам] приставили капуджи. В Старых казармах также установили ворота, перестроили [ода] и /108а/ назначили капуджи [к воротам, примыкающим к] дому Ферхад-паши, 44-й бёлюк аги, а капуджи [к воротам] со стороны [мечети] Шехзаде назначили солаков-мютеферрика 61-й [ода]. К находящимся по эту сторону воротам Мейт 9 в качестве капуджи поставили деведжи 95-й [ода]. Когда [все] было закончено, Его Высочество Ибрахим-паша посетил ода, о которых было рассказано. Сначала он заехал в Старые казармы, затем прибыл в Новые казармы и осмотрел Орта месджиди. Он совершил там полуденный намаз и назначил имаму и муэззину жалованье, [которое они должны были получать] от шехир эмини. [Ибрахим-паша] посетил также и бёлюки аги, и, когда он зашел в 25-й бёлюк, один йолдаш из числа ашчи, сын яябаши, то есть кулоглу, приготовил [ему] чашу сладкого шербета 10 и поднес ее паше. Поскольку Ибрахим-паша вспотел и хотел пить, он выпил много [шербета], а затем осыпал этого ашчи милостями и сказал: «Да будет эта ода моей!» До конца жизни он заботился об этой ода. Тогда она называлась ода паши. Затем, во времена султана Мурад-хана 11, повелением Мехмед-аги, бывшего тогда янычарским агой, /108б/ эта ода была расформирована [и размещена] в четырех [разных] местах, а [на ее месте] построили соборную мечеть, назначив хатибу этой мечети жалованье из [денег] янычарской казны. Из числа янычар назначили муаррифа 12, муэззина и каййыма 13. Мало того, что они [получили] жалованье, — за эту службу их освободили [от участия] в походах. За счет янычарской казны купили имаму [этой мечети] дом за 80 тысяч акче и обратили его в вакуф. С того времени в этой мечети проходит пятничная [служба] и возносится молитва во [имя] сохранения державы падишаха. Когда нужно сделать какое-нибудь наставление янычарам, [в эту мечеть] прибывают янычарские аги и здесь наставляют [янычар]. [151]

Воистину, с тех пор как Ибрахим-паша установил перед казармами ворота и воздвиг преграду [на пути] проникновения [в них] запретного, ода содержатся в таком порядке, что невозможно и передать. Если приходит мать какого-нибудь кулоглу, шакирд капуджи, поздоровавшись с ней, спрашивает, каков номер [ода], где служит [ее сын]. Он идет туда и вызывает его. Женщинам в помещения ода доступа нет, поэтому они очистились от распутниц.

Изготовление кече в самих ода началось во времена отца султана Сулейман-хана, султана Селим-хана. Он же постановил не отдавать [кече] одабаши [того янычара, для которого оно изготовлено], с тем чтобы не являлись посторонние люди и, заказав кече, /109а/ не увозили их в другие места, чтобы под видом янычар не притесняли реайю. Постановили никому не выдавать кече до тех пор, пока не явится [сам янычар] вместе со [своим] одабаши.

Там же изготовляются кече для капуджи. До тех пор пока у них не будет на руках тезкере кетхюда капуджи, им не выдают изготовленных кече. Ныне всеми этими вещами несколько пренебрегают. Быть может, следует сделать крепкое внушение, [чтобы все] делали так, как было прежде. Кече не должны выдаваться одабаши. Нужно хотя бы как следует наказывать [провинившегося] одабаши.

Нынче мир сильно испортился. Должно прилагать великое старание для того, чтобы порядку мира не чинилось вреда.

Исстари для обучения янычарских йолдашей стрельбе из лука какой-нибудь бёлюкбаши назначался талимханеджибаши. Главное помещение талимхане для янычар, что неподалеку от казарм, построил покойный султан Баязид-хан 14. В качестве талимханеджибаши поставили бёлюкбаши. В те времена 54-й бёлюк аги находился в Старых казармах. Так как он находился далеко от талимхане, его переместили оттуда и отдали распоряжение построить для него ода, примыкающие к талимхане, неподалеку от мейдана. /109б/ Поскольку [освободившиеся] ода в Старых казармах находились между 52-м и 56-м бёлюками аги, то половину их передали тем, а половину — другим. В Старых казармах нынче нет [таких] просторных помещений, как эти.

Каждый вечер к талимханеджи приходили йолдаши и стреляли из лука. [Талимханеджи] обучали [стрельбе] не умеющих [это] делать. Они упражнялись так каждый день. Беспрепятственно получали они от государственной казны луки, с тем чтобы, овладев искусством стрельбы из лука, янычары были бы искусны и в стрельбе из ружей. Они проявляли усердие [в этом деле] ради того, чтобы стрелою [уметь] разрывать нечистые тела врагов. [152]

Что же до нынешнего времени, то стоят [теперь] талимхане развалившимися, пауки плетут там свою паутину, стоят они заброшенными. Возможно, что уже и сам талимханеджибаши стрелять из лука не умеет.

Талимханеджибаши — это должность. Она дается мастерам своего дела, чтобы они обучали [янычар стрельбе], чтобы их талимхане действовали. [Должность талимханеджибаши] была учреждена для того, чтобы обучались желающие [быть искусными в стрельбе из лука]. [Деньги] на расходы [по обучению] выдают из государственной казны, потому что янычары — народ бедный, жалованье у них незначительное. Когда они приходят в [талимхане], хорошо бы [их] учить [стрелять] бесплатно, а то сколько стрел могут выпустить за деньги люди, [которые] бедны? Да и кто их будет учить [стрелять], [если стрелять] не умеют сами талимханеджи?! /110а/ Должность [талимханеджибаши] — [для] тех, кто знает это дело. Она дается даже постороннему человеку, если он искусен [в стрельбе из лука].

Во времена султана Селима Явуз-хана 15 из Персии явился некий человек и одержал верх над всеми стрелками очага. Когда Его Величество падишах сказал: «Проси у меня, что пожелаешь», тот ответил: «Я хочу [получить] должность талимханеджибаши». «Она твоя», — сказал [падишах] и издал высочайший указ. Янычарские йолдаши долго не соглашались с этим и возражали: «Эта должность принадлежит одному из нас. Мы не позволим дать ее другому». Тогда [им] вновь объявили о том, что [эта должность] безусловно принадлежит этому искусному [в стрельбе] человеку. После того как [султан] соизволил сказать: «Я дал [эту должность] ему. Если среди них есть человек, способный одержать верх над ним, пусть явится», но среди [янычар] не нашлось человека, который одержал бы над ним верх, они волей-неволей согласились с тем, чтобы он стал [талимханеджибаши]. Однако они были не согласны с тем, чтобы он носил кече яябаши: дали [свое] согласие лишь на то, чтобы он ездил в Диван, [надев] мюджеввезе. Некоторое время он входил в свиту Дивана и учил йолдашей стрелять из лука.

После того как он обучил их всем премудростям талимхане, один из солаков по имени Ландуха Мехмед одержал над ним верх в ударе [саблей] и стрельбе из лука. Когда [Ландуха Мехмед] получил сразу после этого звание талимханеджибаши, тот /110б/ перс однажды ночью исчез, уехал в Персию. После него те, кто становится талимханеджибаши, ездят в Диван в мюджеввезе. С того самого времени и стало в обычае [у талимханеджи] носить мюджеввезе 16.

Однако нынче талимхане бездействуют, а деньги на луки и стрелы [из казны] берутся. Нужно привести в действие [153] талимхане, чтобы утром и вечером молодые, опрятно одетые люди все вместе стреляли из лука. С тех пор как это не делается, янычарские йолдаши многое утратили из этого [вида] искусства [стрельбы], и не стало побед там, куда они направляются. Янычарским йолдашам необходимо стрелять из лука.

Талимханеджибаши возводят в ранг зенберекчибаши. Эти зенберекчибаши [существуют] исстари. Их очаг был создан во времена покойного султана Мурад-хана Гази 17. Поскольку в те времена ни пушек, ни ружей не было, большинство янычарских йолдашей стреляло из арбалетов. При обороне крепостей они также пользовались арбалетами. [Самого] искусного в стрельбе из арбалета назначали чорваджи 82-го [джемаата], а 82-й [джемаат] сделали [подразделением] зенберекчи. [Зенберекчи] обучали йолдашей стрельбе из арбалета. Ныне же, /111а/ после того как введены ружья, арбалеты вышли из употребления, а должность [еще] существует. [Зенберекчибаши] положено производить в более высокий чин так же, как и хассеки. Но теперь [зенберекчибаши] сразу же делают турнаджибаши. Однако это противозаконно. Они не должны становиться [турнаджибаши].

Знать, как обращаться с арбалетом, необходимо. Когда есть ружье, он не нужен. [Однако] нельзя [совсем] забрасывать это дело, потому что в крепостях [арбалеты] нужны. В крепостях неверных они чаще всего имеются. Поэтому все это необходимо соблюдать. Жалованье [зенберекчибаши] составляет 25 акче. Он носит чорваджийский ускюф. Позади [своего головного убора] он носит перо цапли. В очаге это хорошая должность.

После того как [янычарский] ага стал назначаться из числа дворцовых людей и были созданы бёлюки аги, когда число людей в них достигло 12 тысяч и слава их возросла, агам было передано в виде вакуфного [имущества] помещение, именуемое ведомством аги. Постановили, чтобы [ага] находился в нем. Арендной платой назначили одно акче в день. И поныне каждый становящийся агой пребывает там, потому что [ведомство аги] — как раз посередине между двумя казармами. К тому же [от него] близко до Дивана. Вот поэтому каждый, кто становится [янычарским] агой, пребывает в этом помещении. Смещенный с должности аги [продолжает] находиться там [еще] три дня. Янычары провожают прежнего агу строем и препровождают [в ведомство аги] нового. Закон таков. /111б/ Тогда же [в ведомстве аги] была устроена мастерская.

[Янычарскому] аге определили в качестве имама одного ученого [йолдаша] из числа людей очага. Его назначили яябаши в одной из ода. У него нет особой ода. Он остается [154] в той ода, в какой находился [до назначения имамом]. Из числа янычарских йолдашей назначили четыре-пять человек муэззинами и постановили, чтобы они по очереди пять раз в день призывали [янычар] на молитву в ведомстве аги. Главного муэззина, если он является человеком ученым, назначают имамом. Если же он человек неученый, его возводят в ранг загарджи и секбана. О том, кому предоставляется звание коруджи, было рассказано выше.

Те, кто являются имамами аги, не прибывают [в составе свиты в Диван] 18. Во время шествия, когда [имаму аги] положено ехать верхом, он надевает тюрбан, какой носят муллы. Однако [в отличие от муллы имам аги] носит накидку из грубого сукна с бахромой. Закон таков. Он исполняет обязанности имама аги пять раз [в день]. [Имам янычарского аги] не участвует в походе, если ага не отправляется в поход. Закон таков. Упомянутая должность дается кому-либо из яябаши. [Янычар] из бёлюков [имамами] не назначают. Если кто-либо из бёлюкбаши является человеком ученым, его [сначала] делают яябаши, а затем уж имамом. Хотя должность имама [аги] не древняя, однако это — хорошая должность [в очаге]. Имаму положена целая овца. Будучи лицом, близким к аге, /112а/ [имам] увеличивает число [янычар, находящихся в его подчинении]. [Его янычары] охраняют виноградники Стамбула, тянущиеся до хассов. Это установленные для них куллуки. Имамы аги не смещаются с должности, разве что [кто-нибудь из них] попросит звание деведжи. В этом случае оно [им] дается. Закон таков.

Когда число янычар увеличилось, то и число солаков, хотя их [должно быть] по 80 человек [в джемаате], довели до ста. [В каждом джемаате] их стало на 20 [человек] больше. Число [солаков] возросло [еще] во времена султана Сулейман-хана. Так как [солаки] необходимы для [свиты] падишаха, [чтобы шествовать] впереди [него], — а они являются большим украшением [шествий], — число их довели [в джемаате] до ста, сделав его законным. С того времени [это звание] стало гедиком. До тех пор пока кто-либо из [солаков] не умрет, его место другому не дается. Солаками делают не более 400 человек. Так — согласно закону.

Итак, необходимо соблюдать вышеупомянутые законы. Не следует предоставлять [должности] не по закону, с тем чтобы радовались души создавших эти законы падишахов и святых людей, посвятивших себя Аллаху. Когда священный взор падишаха незримо обращен на воинство ислама, его победы и успехи действенны и несомненны.


Комментарии

1 См. примеч. 34 к гл. 1 и 141 к гл. 2.

2 Ун капаны — турецкое название ворот в городской стене Константинополя, выходивших на Золотой Рог.

3 Здесь переписчик по ошибке написал слово *** вместо *** . В готской рукописи правильно — ***. В братиславской — ***.

4 Имеется в виду султан Баязид II (1481—1512).

5 Катранджи (от катран «деготь») — насмешливое прозвище янычар 54-й орта.

6 Речь идет о султане Сулеймане I (1520—1566) и одном из его великих везиров, Ибрахим-паше, казненном султаном.

7 См. примеч. 215 к гл. 1.

8 Каракёй — название городских ворот в европейской части Стамбула, обращенных на Босфор.

9 Мейт — название городских ворот Стамбула в районе Галаты на берегу Золотого Рога.

10 Шербет — сладкий напиток, изготовляемый из воды и фруктового сока.

11 Имеется в виду султан Мурад III (1574—1595).

12 Муарриф — служитель мечети, читавший молитвы во имя пророка, его сподвижников и всех мусульман. Поминал с благословением имена благодетельных лиц (Pakalin. TDTS, cilt 2, fas. 15, с. 552; Gibb, Bornen. Islamic Society, vol. 1, pt 2, с. 170, примеч. 2).

13 Каййым — прислужник в мечети.

14 Имеется в виду султан Баязид II (1481—1512).

15 Имеется в виду султан Селим I (1512—1520), имевший прозвище Грозный (Явуз).

16 Рассказ о появлении в янычарском корпусе чрезвычайно искусного в стрельбе из лука чужестранца имеется и в других источниках. Так, Хезарфен пишет о неком искусном в стрельбе из лука арабе, которому султан Сулейман пожаловал право носить мюджеввезе. Этот головной убор носили лишь высокие лица государства (Хезарфен. Тельхис, л. 61а). Вслед за Хезарфеном повторяет этот рассказ и Марсильи (Марсильи. Военное состояние, с. 55). Автор Мебде-и канун относит этот эпизод к более раннему периоду, к периоду правления султана Селима I (1512—1520).

17 Имеется в виду султан Мурад I (1361?—1389).

18 В ленинградской рукописи в этом предложении пропущено слово *** (в Диван). Оно имеется в соответствующих предложениях готской и братиславской рукописей.

(пер. И. Е. Петросян)
Текст воспроизведен по изданию: Мебде-и канун-и йеничери оджагы тарихи (История происхождения законов янычарского корпуса). М. Наука. 1987

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.