Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

3

Указ (нишан) султана Мурада III о передаче в полную собственность дар ус-сааде агасы Мехмед-аге доходов от таможенных пошлин с пристани Исмаил Гечиди, которая вместе с прилегающими землями была пожалована ему в мюльк дарственной грамотой 1589 г.

Перевод сделан с текста оригинала указа, хранящегося в Мусульманском отделе Берлинского Государственного музея под инвентарным номером I. 7042. Судя по данным, обозначенным на обороте фотокопии, любезно присланной нам музеем, эта грамота имеет размер 46 x 185 см. Почерк дивани джелиси. Текст снабжен изящной тугрой, свидетельствующей подлинность документа. Число строк 13. Документ составлен в Стамбуле. Дата: джумади ул-эввел 998 (март 1590) г.

Копия этого указа, как и предыдущей грамоты, была нами обнаружена в той же рукописи, Torok, F. 32, Coll. Восточного отдела Библиотеки Венгерской Академии наук в Будапеште и послужила контрольным текстом при чтении оригинала, скопированного в данном случае весьма точно.


Упоминание Аллаха всевышнего есть наилучшее /из начал/, и предварять им /всякое дело/ является самым справедливым и превосходным.

/Тугра/

Мурад-хан, сын Селим-хана, всегда побеждающий

(1) Повеление благородного, высокославного, великодержавного султанского указа и лучезарной хаканской тугры, исполняемое с помощью господа и милости милосердного, таково:

(2) Так как находящаяся на побережье Дуная местность, известная под названием Исмаил Гечиди, прежде была опасной и страшной, и путники не были в ней избавлены от разбойников, и там постоянно совершались убийства и ограбления, то /теперь/ возникла необходимость (3) оживить ее любым способом, возродить и благоустроить. Для осуществления этого предъявитель /настоящего/ высокославного, снабженного унваном благородства царственного указа и обладатель /сего/ красноречивого, несущего радость венценосного повеления (4) — гордость знатных и приближенных /ко двору/ людей, опора могущественных и облаченных властью, [55] достойный доверия правителей и султанов, наперсник величественного султана и собеседник высоко могущественного хакана, средоточие бесчисленных щедрот владыки — ага покоев счастья — Мехмед-ага, — да продлится высокое достоинство его! — был одарен (5) и облагодетельствован мюльком. Оказанием милости в виде моей дарственной грамоты (мюльк-наме) та местность была передана ему в пределах установленных границ ее со всеми положенными повинностями, со всеми холмами и горами, землями и реками, кышлаками и яйлаками, плодовыми деревьями, с пристанями и их доходами, садами, виноградниками, огородами, лугами, проточными водами и высохшими источниками, рудниками, (6) со всеми налогами общими и по шариату, а также со всеми сборами по обычаю; из того, что упомянуто и перечислено, — /все/ свободно от записей /в дефтеры/ и закрыто для входа /чиновных людей/.

Когда с течением времени названная местность была возрождена и благоустроена, а через восстановленную пристань стали следовать торговцы, (7) то прибыло прошение об оказании /моей/ милости: дабы и на упомянутой пристани Исмаил Гечиди /было дозволено/ взимать пошлину с провозимых товаров, подобно тому, как производится такой сбор с провозимых товаров и в других местах, и чтобы по моей исключительной благосклонности /к нему/ (8) был пожалован августейший указ и высокославный ферман относительно сбора пошлины в пользу вышеупомянутого /Мехмед-аги/ со всех товаров, которые провозятся через названную местность.

Поэтому я издал настоящий августейший указ и повелел, чтобы в пользу упомянутого выше Мехмед-аги — да продлятся высокие достоинства его! (9) — за которым по-прежнему непоколебимо сохраняется пожалованная /ранее/ моя августейшая дарственная грамота — мюльк-наме на описанную выше местность, ставшую ныне оживленной и благоустроенной, — поступали и таможенные пошлины, когда через ту пристань будут следовать торговцы, подобно тому, как всюду на пристанях того края по моему давнему царственному обычаю взимаются таможенные сборы. (10) И сколько бы товаров ни было провезено, и какое бы количество пошлины ни было собрано — все это становится полной и чистой собственностью вышеупомянутого /Мехмед-аги/, которой он владеет так, как пожелает. (11) В этом отношении пусть никто из моих прославленных, благородных детей, ни из великих везиров и великодушных эмиров, ни из дефтердаров государственной казны, ни из векилей 74 и амилей 75, ни из числа прочих, словом, ни единый человек, не вмешиваясь и не противодействуя, пусть никоим образом не посягает /на это/. (12) Пусть поступают по моему настоящему всесильному ферману и не потворствуют противодействию.

(13) Написано в месяце джумади ул-эввеле 998 (марте 1590) года. В богохранимом Костантинийе.


Комментарии

74. Векили — представители султанской власти в провинции, носившие различные титулы в зависимости от характера данных им поручений.

75. Амили — чиновники фиска, занимавшиеся учетом и сбором налогов в провинциях империи, сборщики налогов.

Текст воспроизведен по изданию: Новые турецкие документы XVI в. из рукописных коллекций Ленинграда, Будапешта и Берлина // Письменные памятники Востока. 1972. М. Наука. 1977

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.