Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS | Версия для слабовидящих
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Новые османские документы по истории Большой Ногайской Орды.

Ногайская Орда в XVI в. являлась одним из крупнейших и могущественных государств Восточной Европы и Центральной Азии. Самую подробную информацию о ногаях и Ногайской Орде того времени содержит русская дипломатическая переписка с Ногайской Ордой и Крымским ханством.

На этом фоне османские источники выглядят довольно скромно. Регулярные контакты между ногайскими правителями и Стамбулом не поддерживались: политика в Западном Дешт-и Кипчаке (Под «Западным Дешт-и Кипчаком» здесь понимаются территории, на которых находились Крымское, Казанское, Астраханское ханства и Ногайская Орда). (в частности, ногайский вопрос) была передоверена Портой крымским правителям. Турки же вспоминали о ногаях лишь иногда, в связи с организацией двух походов на Астрахань во второй половине XVI в., крымскими событиями и переселением кочевников на запад, в Буджак 1. Тем не менее османские документы являются самостоятельным источниковым комплексом и содержат информацию, отсутствующую в других источниках.

Сведения османских источников о ногаях XVI-XVII вв. в основном сосредоточены в «Реестрах важных дел» — «Умур-и мюхимме дефтерлери» (более распространено их сокращенное наименование «Мюхимме дефтерлери»). В этих реестрах регистрировались тексты султанских посланий иноземным и вассальным правителям и указов, изданных Имперским советом (Диван-и хумаюн) от имени султана 2. Как правило, ногаи упоминаются в переписке Порты с крымскими ханами и своими наместниками в Азове и Кафе.

Основная часть «Мюхимме дефтерлери» отложилась в Османском архиве при Премьер-министре Турецкой Республики. Их значение как источника по истории России XVI в. показано в одной из работ Ш. Лемерсье-Келькеже 3. Сотрудниками Османского архива [36] опубликованы тома 3, 5, 6, 7, 12, 82, 83, 85 «Мюхимме дефтерлери». Кроме того, недавно опубликовано самое раннее дошедшее до нас «Мюхимме дефтери» за 951-952/1544-1545 гг., которое отложилось в Музее дворца «Топкапы» (Стамбул) 4. Копии некоторых документов из «Реестров важных дел», относящихся к истории Среднего и Нижнего Поволжья второй половины XVI в., Генеральным управлением государственных архивов Турецкой Республики переданы архивному ведомству Республики Татарстан. Отдельные документы из неопубликованных реестров недавно увидели свет на русском языке 5. И все же указанный комплекс документов в значительной мере продолжает оставаться «terra incognita» для отечественных исследователей.

Предлагаемые вниманию читателей два документа были выявлены в Османском архиве аспиранткой Института истории им. Ш. Марджани АН РТ Р. Ф. Баязитовой, любезно предоставившей нам для публикации их копии.

Первый публикуемый документ — отпуск султанского указа азовскому бею об, изучении вопроса о возможности оказания помощи ногайскому мирзе Урусу. Документ содержит лаконичную, но довольно ценную информацию для истории ногайско-османских контактов.

Первое письменное упоминание об османо-ногайских контактах относится к 1485-1486 гг. Как сообщает Никоновская летопись, в это время «ординьский царь Махмут (Хан Большой Орды Саид-Махмуд)» совершил поход на владения Менгли-Гирея. Крымский хан обратился с просьбой об оказании военной помощи к султану. Последний же, согласно летописи, не только оказал хану помощь своими силами, но и «к Нагаем посла, велел им Орду воевати» 6.

В первой половине XVI в. Ногайская Орда находилась на периферии османских геополитических интересов. В Стамбуле о ней вспоминали лишь по поводу борьбы с Большой Ордой и попыток ее возрождения; в частности, стремились не допустить отъезда к ногаям потомков большеордынского хана Ахмеда, проживавших в Литве. Политика в отношении заволжских кочевников была отдана Портой на попечение Гиреев.

Контакты между Ногайской Ордой и Портой возобновились в 1549 г., когда в ставку бия прибыл османский посланник Ахмед-чавуш. Юсуфом, бывшим в то время бием Ногайской Орды, прибытие османского эмиссара рассматривалось как первый знак внимания османских падишахов к ногаям со времен Эдиге 7. В это время интерес Стамбула заключался в обеспечении [37] безопасного проезда своих эмиссаров, направлявшихся к союзникам османов в Среднюю Азию, через земли ногаев 8. Очевидно, Ахмед-чавуш представил «охранную грамоту» на имя ногайского бия, подобную тем «указам» на имя крымского и астраханского ханов и ногайского бия, которыми в Порте снабдили возвращавшееся в 1552 г. в сопровождении этого же чавуша и турецких аркебузиров посольство узбекского хана Невруз-Ахмеда (текст этих документов зарегистрирован в «Мюхимме дефтери» за 959/1552 г. 9). Господствовавшее в российской историографии до недавнего времени мнение об антироссийской направленности миссии Ахмед-чавуша в Ногайской Орде ныне подвергается сомнению 10.

Еще одна информация о ногайско-османских контактах содержится в отпуске послания османского султана крымскому хану Девлет-Гирею I от февраля 1552 г. Из документа следует, что в Стамбул прибыл эмиссар «одного из ногайских беев Исмаил-мирзы» (В 1545-1554 гг. Исмаил являлся нурадином (вторым по рангу лицом в Ногайской Орде), который доставил письмо будущего бия Ногайской Орды и отца Уруса. Попытка установления прямого контакта с Портой закончилась неудачей: просьба Исмаила была переадресована крымскому хану 11.

Ногайско-османские связи заметно активизировались во второй половине XVI в. после завоевания Россией поволжских ханств, но и тогда они, как правило, осуществлялись при посредничестве Крыма.

Характерно, что спустя два десятилетия сын Исмаила Урус, как и в свое время отец, занимая пост нурадина, тоже вступал в сепаратные связи с османскими властями. Попытка Уруса была сравнительно более удачной (хотя обращался он не в Стамбул, а к азовскому наместнику Порты). Если в 1552 г. рассмотреть обращение Исмаила было перепоручено крымскому хану, то в 1574 г. это поручается азовскому наместнику Порты (при этом последнему все же было предписано руководствоваться мнением крымского хана (Впрочем, делагь на основании этих отличий далеко идущие выводы относительно кардинального измене ния османской политики в отношении Большой Ногайской Орды за эти 20 лет вряд ли будет правомерно. Отличия в оформлении султанских указов могли быть связаны с такими субъективными факторами, как стиль правления османских государей Сулеймана I и Селима П, их личное отношение к хану Девлет-Гнрсю. наконец, исполнительский стиль чиновников, готовивших тексты документов. Ведь в обоих случаях решающее слово в вопросе оказания помощи адресантам обращений было оставлено за крымским ханом)).

В отличие от своего отца, Урус удостоился даже салютации после упоминания своего имени. Обращает на себя внимание сходство формулы салютации, использованной в его отношении в 1574 и 1587 гг. И 13 лет спустя султанская канцелярия продолжала титуловать его мирзой. Добавился лишь титул «бей» и немного изменилась салютация (*** — «Да умножится его слава!» вместо *** — «да будет вечной его слава!») 12. Очевидно, Урус заслужил благоволение Порты своим активным участием в крымско-османском походе на Астрахань в 1569 г. 13 Может быть, контакты этого мирзы с османами начались и ранее. Не Урусу ли или не людям ли из его окружения принадлежит встречающееся в двух грамотах султана Селима II от февраля 1568 г. утверждение о том, что Астрахань (и даже Казань) до русского завоевания якобы находились в подчинении у ногаев 14? По крайней мере, проногайский характер этой информации очевиден, и нам не известен никто из ногайских мирз, кто во второй половине XVI в. контактировал бы с османами более активно, чем Урус.

Было бы интересно выяснить, кто сообщил Порте о контактах Уруса с азовским наместником. Из текста указа последнему следует, что в Стамбуле узнали об этом не от самого азовского бея. Очевидно, источником информации для Порты был наместник Кафы, которому сообщил или доложил об этом азовский бей.

Неизвестно, оказала ли Порта какую-либо помощь Урусу в 1574 г., однако контакты последнего с османскими наместниками в Азове, а через них, возможно, и с Портой продолжались и после 1574 г. В 1587 г. посол Уруса, бывшего тогда бием Большой Ногайской Орды, прибыл в Стамбул с предложением о новом походе на Нижнее Поволжье, [38] а из османской столицы в Большую Ногайскую Орду был направлен чавуш 15 .

Второй публикуемый документ – отпуск султанского указа азовскому санджакбею, являющийся ответом на донесение этого наместника. В нем содержится крайне лаконичная, но интересная информация о хозяйственной жизни ногаев, их контактах с жителями Азова, ногайско-казацких отношениях.

Судя по контексту, в основном в документе описываются ногаи Малой Ногайской Орды (В середине XVI в. часть ногайских мир с подвластными им улусами, во главе с Гази (Казыем Ураковым), откочевала из Заволжья – территории Ногайской Орды (Большой Ногайской Орды, Больших Ногаев) на Северный Кавказ. Причиной этой миграции была борьба различных группировок ногайской знати за власть и влияние. Основанное Гази объединение, сформировавшееся во второй половине XVI в. в Приазовье и на Северо-Западном Кавказе, получило наименование Малой Ногайской Орды (Малых Ногаев, Казыева Улуса), однако есть информация и о Больших Ногаях. Интересны сведения об успешном занятии ногаев (очевидно, Малой Ногайской Орды) земледелием (В более поздних документах упоминаются просяные посевы Малый Ногаев «под Азовом на реке Челбаше» (см.: Трепавлов В. В. История Ногайской Орды. – 2001. – С.519.). Причем совместно с ногаями сеяли хлеб и неимущие жители Азова. Примечательно, что, по сведениям публикуемого документа, подданные Большой Ногайской Орды кочевали на определенном расстоянии от Азова, отдельно от Малых Ногаев. Обращает на [39] себя внимание, что в данном документе говорится о разорении ногаями казачьих поселений на Дону. В русских источниках ногаи, как правило, предстают жертвами казацкого разбоя. Из источника не понятно, какие ногаи (Большие или Малые) имеются в виду в данном случае. По нашему мнению, здесь речь идет о нападении на казачьи селения Малых Ногаев.

Документы датированы нами на основании указанной в пометах даты передачи оригиналов указов из султанской канцелярии капу кетхудасы (представителю при Высокой Порте) азовского санджакбея.

Несколько слов о восприятии ногаев османскими чиновниками. Современники-османы весьма нелестно отзывались об образе жизни и обычаях этих кочевников (Так же или примерно так, впрочем, «цивилизованные османлы» относились не только к ногаям, но и к другим кочевникам и полукочевникам, даже к крымским татарам (см.: Смирнов В. Д. Крымское ханство под верховенством Оттоманской Порты. - М., 2005. - Т. I: Крымское ханство под верховенством Оттоманской Порты до начала XVIII века. - С. 308-310; Kurat А. N. Turkiye ve idil Boyu (1569 Astarhan Seferi, Ten-idil Kanah ve XVI-XVII. Ytizyil Osmanli-Rus mtinasebetleri). - Ankara, 1966. - S. 62). Это было связано не только с различиями в образе жизни, но и с тем, что кочевники порой наносили ущерб оседлым подданным падишаха, тогда как защита жизни и имущества простых земледельцев (реайа ве берайа) являлась одним из официальных приоритетов османских властей (см.: Иванов H. А. Османское завоевание арабских стран. 1516-1574. - М., 2001.- С. 26-27, 48, 171, 237, 242-243). В XVI в. послания султанов крымским ханам с предписанием о направлении войск на театр военных действий, как правило, сопровождались строгим наказом о необходимости должным образом поддерживать дисциплину в татарском войске, «дабы оно не совершало враждебных действий в отношении наших подданных» (см., например: Документы по истории Волго-Уральского региона XVI-XIX веков из древлехранилищ Турции: Сборник документов / Сост. И. А. Мустакимов. - Казань, 2008.-С. 165-166). Особенно возмущали турок «экспроприаторские» наклонности номадов. Знаменитый османский адмирал Саиди Али (Сиди Али Рейс), в 1556 г. проезжавший через территорию Ногайской Орды, написал на «чагатайском наречии» стихотворение, посвященное «мангытам» (т. е. ногаям) и «узбекам» (Имеются в виду «кочевые узбеки» (см.: Ахмедов Б. А. Государство кочевых узбеков. - М., 1965. - 194 с.), полное инвектив в их адрес. Среди прочего он обвиняет их в грабежах караванов и призывает меч на их головы 16. В 1573 г. имперский Диван предписал азовскому наместнику пресечь практиковавшееся мирзами Малой Ногайской Орды обирание среднеазиатских паломников под предлогом взимания таможенных пошлин 17. Пересекавшие земли ногаев османские посольства также не чувствовали себя в безопасности, хотя высшие иерархи Ногайской Орды и признавали официально халифа-султана «своим государем» 18. Сохранилась запись распоряжения великого везира от 15 реби II 964 г. х./15 февраля 1557 г. н. э. о приеме на придворную службу по ходатайству крымского хана некоего Хюсрева— родственника чавуша Высокой Порты Ахмеда 19. Этот Хюсрев был ограблен «при проезде через страну ногаев». Несомненно, он сопровождал Ахмед-чавуша, возглавлявшего османское посольство, в Мавераннахр в 1552 г. Сам Ахмед-чавуш, по крайней мере дважды (в 1549 и 1552 гг.) пересекавший землю ногаев, неоднократно задерживался ногайскими мирзами 20, а на обратном пути в Турцию в 1556 г. был ограблен «подданными одного из мангытских мирз Арслан-мирзы» 21.

Опасение османов перед кочевниками-ногаями проявилось и в следующем эпизоде. В 1558-1559 гг., в связи с голодом в Ногайской Орде, большие массы ногаев мигрировали на территорию Крымского ханства, а некоторые их группы пересекли границы Молдавии и некоторых османских санджаков в Северном Причерноморье. Обеспокоенный скоплением кочевников на территории империи, султанский Диван предписал наместникам и другим должностным лицам санджаков расселить их небольшими группами и не допускать впредь проникновения других групп номадов 22.

В то же время османы использовали обосновавшихся в Приазовье ногаев при обороне крепостей, для сопровождения посольств 23.

В публикуемых документах знаком (?) обозначены фрагменты, в правильности перевода которых имеются сомнения. [40]

Ильяс Мустакимов, ведущий советник ГАУ при КМ РТ, Вадим Трепавлов, доктор исторических наук


№ 1. 982 г., не позднее реби I 28 = 1574 г., не позднее июля 18. - Отпуск султанского указа азовскому санджакбею об изучении вопроса о возможности оказания помощи ногайскому мирзе Урусу

Указ бею 24 Азака 25 Мухаммед-бею.

Моего слуха достигло, что от одного из ногайских мирз 26 [по имени] Рус — да будет вечной его слава! — к тебе прибыл посланник, чтобы испросить помощь моего Порога Счастья 27. Посему повелеваю:

по прибытии [моего указа сообщи,] действительно ли к тебе прибыл посланник от вышеозначенного 28? Если это так, обсуди этот вопрос 29 с его эмирским высочеством Девлет-Гирей-ханом 30 — да будут вечными его благородные качества! Если они 31 не будут возражать [против оказания помощи], подробно в письменном виде доложи моему Порогу Сча-[41] стья, какую помощь они сочтут целесообразной, дабы с этой стороны были приняты соответствующие меры.

Помета: Перпендикулярно тексту документа: «Дано его 32 кетхуде 33 Насуху. 28 реби I 982 года».

BOA, Muhimme Defteri № 26, hukum 241.

№ 2. 984 г., не позднее реджеба 9 = 1576 г., не позднее октября 2. - Отпуск султанского указа азовскому санджакбею о решении ряда вопросов, относящихся к Азовскому санджаку

Указ санджакбею Азака.

Ты прислал письмо, в котором ты сообщаешь [о следующем]. «Поскольку [та] область 34 находится в покое, а донские русы 35 непрерывно поставляют множество дерева, Азак больше не испытывает недостатка в дровах. Кроме того, ногайское племя сеет хлеб близ Азака, и [хлеб] хорошо родится. Когда жители Азака нуждаются в зерне, они сеют и собирают много хлеба. Неимущие же [из них] сеют [хлеб] вместе с ногайским племенем. При этом они 36 не только снабжают зерном Азовский вилайет 37, но уже года два обеспечивают [зерном] вилайеты Кафа 38 и Крым».

[Также ты сообщил, что] «зимой кочующие 39 близ Эждерхана 40 ногаи 41, переправившись по льду реки Адиль 42, подходят близко к ногаям 43 и пребывают (?) в местностях, находящихся на расстоянии трех-четырех дней пути от Азака. Затем по льду реки Адиль они переправляются на противоположный берег. Этой зимой ногайское племя осталось (?) на берегу (?) реки Тен 44, разрушило селения [...] 45 некоторых русов и вышло оттуда, не оставив близ Азака мест, где могли бы укрыться донские русы». [Кроме того, ты известил, что] «есть одно-два места, в которых могла бы быть построена крепостца 46, и в этом случае ногайское племя было бы в безопасности 47, летом и зимою пребывая на берегу (?) реки Тен. [В этом случае] донские русы не смогут подходить к Азаку и будут вынуждены покинуть реку Тен».

[Еще ты сообщил, что] «поскольку чавуш 48, направленный для [организации] починки [крепости Азак], задержался, а времени оставалось мало, необходимые места были [нами] починены до его прибытия. Он прибыл и [ныне] занимается ремонтом некоторых участков [крепости]. [Нами] жжется известь и подвозится камень. Однако, как [мною] докладывалось ранее, в текущем году [завершить] ремонт не удастся, будет починено лишь самое необходимое. Если будет угодно Аллаху, строевая древесина, необходимая этой зямой, будет заготовлена ближе к зиме, а починка необходимых мест будет завершена весной».

[Кроме того,] ты сообщил, что «русы, переправившись от Астрахани по Каспийскому морю, приступили к восстановлению 49 крепости* на берегу реки Бююк, впадающей в реку Терек 50». [Это,] и все остальное, о чем ты сообщил, было подробным образом [мне] доложено и охвачено моим священным познанием. Повелеваю:

по прибытии [сего указа] должным образом занимайся вопросами обеспечения безопасности того [вилайета] 51 и починкой крепости Азак. Постоянно пребывай в добром согласии и хороших отношениях с ногайскими мирзами. Не допускай оседания русов на берегах реки Тен и их входа в крепость под предлогом поставки дров. Проявляй совершенную бдительность и принимай необходимые меры таким образом, как тобой было доложено. Не допускай, чтобы русы селились поблизости от Азака и принимай необходимые меры для обеспечения безопасности вилайета. Не преминь и впредь сообщать ставшие тебе известными достоверные сведения, связанные с действиями неприятеля, либо относящиеся к делам [той] области.

Помета: Над текстом документа: «Дано кетхуде бея Насуху. 9 реджеба 984 года».

BOA, Muhimme Defteri № 28, hukum 579.


Комментарии

1. Трепавлов В. В. История Ногайской Орды. М., 2001. - С. 40.

2. Подробную характеристику «Мюхимме дефтерлери» как источника см.: Документы по истории Волго-Уральского региона XVI-XIX веков из древлехранилищ Турции: Сборник документов / Сост. И. А. Мустакимов. - Казань, 2008. - С. 27-32.

3. Lemercier-Quelquejay Ch. Une source inedite pour l'histoire de la Russie au XVIe siecle. Les registres des Muhimme Defterleri, des Archives du Ba§-Vekalet // Cahiers du monde russe et sovietique. - 1967. - T. 8. - № 2. - P. 335-343.

4. Topkapi Sarayi Arsivi H. 951-952 Tarihli ve E-12321 Numarali Muhimme Defteri / Yay. haz. H. Sahillioglu. - 1st., 2002. - 458 s.

5. Документы по истории... - С. 97-126, 189-247.

6. Полное собрание русских летописей. - М., 2000. - Т. 12: Летописный сборник, именуемый Патриаршей или Никоновской летописью. - С. 217.

7. Трепавлов В. В. Указ. соч. - С. 246.

8. Там же. - С. 249-250; Bennigsen A., Lemercier-Quelquejay Ch. La Grand Horde Nogay et le probleme des communications entre Г Empire Ottoman et l'Asie Centrale en 1552-1556 // Turcica. Revue et etudes turques. - 1976. - T. 8. - № 2. - P.; Strasbourg. - P. 224.

9. Bennigsen A., Lemercier-Quelquejay Ch. Op. cit. - P. 226; Документы по истории... - С. 110-113.

10. Мустакимов И. А. Введение // Документы по истории Волго-Уральского региона XVI-XIX веков из древлехранилищ Турции: Сборник документов / Сост. И. А. Мустакимов. - Казань, 2008. - С. 16-17.

11. Bennigsen A., Lemercier-Quelquejay Ch. Op. cit. - P. 219; Документы по истории... - С. 97-99.

12. Документы по истории... - С. 234, 239.

13. Об участии Урус-мирзы в астраханской кампании см.: Трепавлов В. В. Указ. соч. - С. 349-350.

14. Документы по истории...- С. 141, 146.

15. Там же. - С. 245; Bennigsen A., Berindei М. Astrakhan et la politique des steppes nord pontiques (1587-1588) // Harvard Ukrainian Studies. - 1980. - Vol. 3/4. - Pt. 1. - P. 74; [Лашков Ф. Ф.] Статейный список московского посланника в Крыму Ивана Судакова в 1587-1588 году // Известия Таврической ученой архивной комиссии. - 1891. - № 14. - С. 62-71.

16. Seydi Ali Reis. Mir'atiil-Memalik / Inceleme-Metin-indeks / Dr. Mehmet Kiremit. - Ankara, 1999. - S. 138.

17. Документы по истории...- С. 215-217.

18. Трепавлов В. В. Указ. соч. - С. 246-247.

19. Документы по истории... - С. 125-126.

20. Трепавлов В. В. Указ. соч. - С. 249.

21. Seydi Аli Reis. Op. cit. - S. 139.

22. 3 Numarali Muhimme Defteri (966-968/1558-1560): Tipkibasim. - Ankara, 1993. - Hukum №№ 832, 863, 864.

23. Документы по истории... - С. 127-129; 212-214; BOA, A. DVNS. MHM, 25/1775.

24. Бей (санджакбей) — правитель провинции (санджака) с обязанностями обеспечения внутреннего порядка и безопасности, контроля над сбором налогов, командования войсками. В XVI в. Азакский округ был одним из 28 европейских санджаков Османской империи.

25. Крепость Азак (Азов) на Дону с 1471 г. находилась под властью турок, в 1552-1553 гг. стала центром самого северного османского санджака. Во второй половине XVI в. в Азове жили в основном татары, турки и греки; степи вокруг города служили кочевьем крымским татарам и ногаям. Азов был важнейшим центром международной торговли в Северном Причерноморье.

26. Мирза (сокр. перс, эмир-заде) — титул татарской и ногайской аристократии, не принадлежащей к ханской династии. В Ногайской Орде мирзами становились только потомки мангытского бека Эдиге. В 1570-х гг. их насчитывалось около или более 200 человек

27. Порог Счастья — метафорическое обозначение дворца османских султанов.

28. Т. е. мирзы Уруса.

29. Т. е. просьбу мирзы Уруса.

30. Девлет-Гирей I — крымский хан в 1551-1577 гг.

31. Т. е. хан.

32. Т. е. азовского бея.

33. Кетхуда — административный ранг в Османской империи. В обоих публикуемых документах упомянут капу кетхудасы — представитель азовского санджакбея при Высокой Порте. В функции капу кетхудасы бейлербеев и санджакбеев входило осуществление связи между своими руководителями и центральным правительством.

34. Т. е. Азов с окрестностями.

35. Под донскими русами подразумеваются донские казаки.

36. Очевидно, имеются в виду жители Азова и ногаи.

37. Вилайет — управляемый округ, область.

38. Кафа (совр. Феодосия) — город на южном берегу Крыма, с 1475 г. входил в состав Османской империи, в XVI в. являлся центром особого санджака.

39. Букв, «находящиеся».

40. Эждерхан — здесь: русская крепость Астрахань, которая была основана воеводами в 1558 г. на левом берегу Волги. Татарский город Астрахань (Хаджи-Тархан, Аштархан, Эждерхан) — столица Астраханского ханства, завоеванного войском Ивана IV в 1556 г., — располагался на правом берегу Волги.

41. Имеются в виду ногаи Большой Ногайской Орды.

42. Река Адиль — Волга. Во второй половине XVI в. большие ногаи осваивали кочевья на волжском правобережье, ежегодно переходя туда со стадами с левого берега «по первому льду» — осеннему и возвращаясь обратно «по последнему (или: синему) льду» — весеннему.

43. Очевидно, имеются в виду ногаи, кочующие близ Азова.

44. Река Тен — Дон.

45. Непонятное слово: *** Может быть, имеются в виду селения (станицы) донских казаков. Тогда фраза «ба'зы русун [истабур]ларын» — «селения некоторых русов(-казаков)» должна была бы быть написана следующим образом: «русун ба'зы [истабур]ларын» — «некоторые казачьи селения».

46. ***

47. Букв. «наслаждалось бы покоем».

48. Чавуш — служащий из различных дворцовых служб. Чавуши обычно исполняли обязанности гонцов и курьеров султана или великого везира.

49. В тексте: ***. Другие значения этого слова: «починка, постройка».

50. Перевод предположительный. В тексте: *** - По всей видимости, речь идет о неизвестной из других источников попытке астраханских воевод восстановить крепость при впадении р. Сунжи в Терек — Сунженский городок. Он был основан русскими в 1567 г., по требованию Порты и крымцев ими же снесен в 1571 г. и вновь отстроен в 1578 г.

51. Т. е. Азова и его окрестностей

Перевод документов с османско-турецкого языка
Ильяса Мустакимова
ведущего советника ГАУ при КМ РТ

Текст воспроизведен по изданию: Новые османские документы по истории Большой Ногайской Орды // Эхо веков, № 1. 2009

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.