Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Донесение русского военного агента в Константинополе полковника Остен-Сакена о составе и квартирном расположении IV-го Анатолийского корпуса турецкой армии. 1852 г.

/Л. 1/ Военному Министру, Господину Генерал-адъютанту и Кавалеру князю Чернышеву

Генерального Штаба Полковника Графа Сакена

Рапорт.

В последствие рапорта моего за № 26-м, честь имею почтительнейше представить при сем Вашей Светлости записку, заключающую некоторые сведения о 4-м Анатолийском Корпусе Турецкой армии.

Полковник Гр. Сакен.

№ 30.
24 марта 1852.
Пера.

/Л. 2/ Сведения об Анатолийском Корпусе Турецкой армии

Состав и расположение Корпуса

4-й Корпус Турецкой Армии, расположенный в Анатолии и потому именующийся Анатолийским (Анатоли-Ордусу), состоит как и прочие Турецкие Корпуса из

дивизии пехоты (6 полков по 4 батал.)

дивизии Кавалерии (4 полка по 6 эскадр.)

и полка Артиллерии (8 пеш., 3 конн. и 1 горная батареи, по 6 орудий).

/Л. 2 об./ Корпусом командует Мушир (Мушир: полный Генерал. – Ферик: Дивизионный Генерал или Генерал-Лейтенант. – Лива: Бриг. Ген. или Ген.-Майор.) Решид Паша.

Начальник Штаба или Председатель Корпусного Совета, ферик Ахмед Паша.

Начальник пехотной Дивизии ферик Али-Риза Паша.

Командиры бригад: 1-й Лива Али Паша.

                                   2-й ____ Гуссейн Паша.

                                   3-й ____ Шюкри Паша.

Начальник Кавалерийской Дивизии ферик Селим Паша.

Командиры Бригад: 1-й Лива Вели Паша.

                                   2-й ____ Мустафа Паша.

Начальник артиллерии, Лива Салих Паша.

Начальник резерва, Лива Гафиз Паша.

Наличная числительность войск, не считая резерва, составляет приблизительно около 20000 человек, хотя по /Л. 3/ комплекту Корпус должен иметь до 30000; но сего числа никогда налицо не бывает.

Корпусный Штаб находиться в Харпуте; Штабы: пехотной дивизии в Ване, Кавалерийской в Эрзеруме и артиллерийского полка в Харпуте.

Пространство занимаемое квартирным расположением Корпуса, ограничивается южным берегом Черного Моря, соседственными Губерниями Кавказскими, пределами Персии от Баязета до Равендуза и далее городами Моссул, Диарбекир, Сивас, Юзгат, Амасия и Самсун. – В этом очерке войска расположены согласно прилагаемой при сем ведомости, занимая в городах казармы или купеческие ханы (постоялые дворы), а в местечках /Л. 3 об./ и деревнях – частные дома, отводимые под постой за незначительное вознаграждение владельцев. – Летом, войска – смотря по удобству – размешаются в лагерях, на каковой предмет отпускаются палатки.

Снабжение войск продовольствием, жалованьем, оружием и обмундированием.

Закупка продовольствия в тех местах расположения войск, где нет подрядчиков, производится офицерами или полковыми маркитантами; там же где находятся поставщики, заключается с ними договор на известное количество провианта, /Л. 4/ съестных припасов и фуража, с определением постоянной платы за доставляемые предметы. – Таковое условие представляется предварительно на рассмотрение Корпусного Совета и не приводится в действие прежде утверждения; но нередко оно менее точно соблюдается со стороны военной нежели подрядчиками. Некоторые поставщики берут на себя отдельную какую-либо часть продовольствия, другие доставляют отопление и освещение казарм, иные же обязываются снабжать войска на известном пункте, в каком бы числе они нам ни находились, всеми вообще потребностями.

При таком способе обеспечения войск местным и путевым во время передвижений продовольствием, военное /Л. 4 об./ ведомство не думает о необходимости иметь особые провиантские магазины. Даже собираемые ежегодно на щет Правительства рожь, ячмень и другие продукты, местное Начальство находит выгоднее продавать, нежели хранить в запасе, предоставляя Начальникам войск самим озабочиваться по неимению подрядчиков или в особенных случаях, покупкой и перевозкой из одного пункта в другой, провианта и фуража (Иногда, во время экспедиций против неповинующихся племен, продовольствие взимается от обывателей тех мест, в коих действуют войска).

На содержание солдата отпускается в день: хлеба 300 драхм (около 3 фунт.), 80 драхм мяса (около 1 фунта) и достаточное количество масла, рижу, соли, овощей и проч.

Воинским чинам полагается жалованье /Л. 5/ в месяц:

рядовому 20 пиастров. - 1 руб. 10 коп. сер.

Унтер-офиц. от 30 до 40. - от 1 р. 65 коп. до 2 р. 20 коп.

фельдфебелю

и вахмистру 50. - 2 руб. 75 коп.

Поручику 180. - 9 руб. 90 коп.

Капитану 270. - 14 руб. 85 коп.

Майору от 900 до 1200. - от 49 р. 50 к. до 66 руб.

Подполковнику 1350. - 74 руб. 25 коп.

Полковнику 1800. - 99 руб.

Генерал-Майору 7500. - 412 руб. 50 коп.

(бриг. Ком.)

Генерал-Лейт. 15000. - 825 руб.

(Началь. Див.)

Полному Генер. или Корп. Коман. 70000. - 3,850 руб.

Штаб и Обер-офицеры получают сверх того рационы.

Жалованье выдается довольно исправно; в последнем только году осталось таковое неуплаченным за несколько месяцев. На /Л. 5 об./ покрытие сего расхода употребляются доходы, собираемые из разных областей, занимаемых Корпусом, Эрзерумской таможней например, вносится для сего ежемесячно 162000 пиастров (около 9000 руб. сер.).

За несколько пред сим лет учреждены в Эрзеруме, Сивасе, Диарбекире и Моссуле, а недавно и в Харпуте, склады для вооружения и обмундирования действующих и резервных войск. – Склады эти пополняются, два раза в год, доставляемыми из Константинополя запасами, которые по прибытии в Самсун и Требизонд распределяются по вышеозначенным пунктам, из коих затем снабжаются войска по мере надобности. – Какое в оных первоначально было сложено количество /Л. 6/ снарядов и других предметов, с точностью определить нельзя. – В Эрзерумский склад поступило в 1851 году: 3600 ящиков с патронами, 4000 бочек пороху, 7000 ядер и проч.; полагать можно, что и остальные четыре склада пополняются в сей же соразмерности. – Арсеналов и оружейных заводов в районе Анатолийского Корпуса никаких не имеется.

Все потребное для обмундирования, не исключая даже белья, фесов (шапок) и сапогов, высылается готовое из Константинополя. – Офицеры до Штаб-офицерского чина, получают белье и обмундирование казенное.

Гошпитали.

В Эрзеруме, Харпуте, Диарбекире,

/Л. 6 об./ Джизре, Ване и Башкале, устроены гошпитали, находящиеся в довольно удовлетворительном состоянии. Каждый полк должен иметь, кроме того, своего медика, аптекаря и 4-х Хирургов, считая по одному на батальон. – Медикаменты, хирургические аппараты и прочие лечебные припасы, отправляются из Константинополя морем до Самсуна или Требизонда, а потом сухим путем в Корпусную Квартиру (Харпут), для рассылки по расположению войск. Нахождение одной только аптеки во всем районе Корпуса, имеет большие невыгоды, ибо смотря по отдалению мест от Харпута, цена лекарств увеличивается в значительной мере издержками на пересылку оных; притом медикаменты достигают мест назначения иногда после /Л. 7/ долгого странствования и неисправно. – Вообще военно-медицинская часть требует улучшений.

Рекрутский набор.

Каждый Мусульманин имеющий от 20 до 25 лет от роду, призывается к военной повинности. – Исключения из этого общего правила допускаются только для некоторых лиц духовного звания и тех, кои по Берату (грамоте) Правительства, имеют право на какую-либо наследственную должность. – Рекруты набираются ежегодно, причем соблюдается следующий порядок. – Всем жителям подлежащим набору, ведутся в городах, местечках и деревнях списки, в которые отмечены также отсутствующие.

/Л. 7 об./ По получении приказания о производстве набора определенного числа рекрут, Губернатор Пашалыка отправляет с командированными по распоряжению Корпусного Командира Штаб-офицером и медиком в предварительно избранные вблизи главного города сборные пункты, куда созываются обыватели окрестных мест, подлежащие рекрутской повинности. – По освидетельствовании прибывших людей и объявлении медика что они к военной службе способны, набирается по жребию требуемое число рекрут. – Отсутствующие, на которых падет жребий, извещаются о том чрез Земскую полицию и они обязаны явиться куда будет назначено. – Заменить рекрутскую повинность какою-либо другою, /Л. 8/ не дозволяется, но всякий на коего пал жребий, может поставить вместо себя вольнонаемного рекрута, оставаясь порукою за него в течение года.

Каймакамы (Наместники Губернаторские) придерживаются того же порядка при наборе в областях им вверенным. – В те провинции, в коих преобразовательная система (танзимат) окончательно еще не введена, Корпусный командир отряжает для производства набора, особую Комиссию, сопровождаемую несколькими ротами пехоты и в случае надобности даже артиллерией.

Собственно Турки дают рекрут без всякого ропота, но Курды и другие несовершенно еще покоренные Мусульмане, ненавидящее Оттоманское Правительство, /Л. 8 об./ оказывают при наборе сильное сопротивление. – Продолжающаяся уже столько лет война против Курдов, ничто иное как мера, предпринятая для подчинения этого народа танзимату и вместе с тем правильному образу рекрутского набора. – Для Анатолийского Корпуса набирается ежегодно около 8000 рекрут, из числа коих Эрзерумский Пашалык доставляет от 700 до 800 человек. – В случае надобности, отправляются рекруты из Анатолии для пополнения других Корпусов.

О резервном войске (редиф)

Выслужившие 5 лет в действующих /Л. 9/ войсках нижние чины, получают отпуск на 7 лет, но продолжают оставаться в распоряжении Правительства, составляя таким образом до окончательного их увольнения, резерв. – Учрежденный при Анатолийском Корпусе округ резерва находится, как и в прочих Корпусах, под начальством бригадного Генерала, подчиненного Корпусному Командиру и состоит из одинакового с действующим Корпусом числа резервных полков, с той разницей, что в них содержатся налицо только кадры из офицеров и унтер-офицеров, а прочие нижние чины, число коих полагается около 20000, считаются в отпуску, или на родине, то есть в районе /Л. 9 об./ округа, из коего поступили на службу, или же в других местах изнискивают себе пропитание разными ремеслами и промыслами, будучи обязаны явиться для пополнения кадров при первом востребовании. На этот случай, а равно на время сборов для учений, резервы снабжаются оружием и обмундированием из особых складов. – Сборы эти производятся, однакож, весьма неисправно, хотя по положению все отпускные нижние чины должны быть призываемы для учений ежегодно на 4 недели.

Об иррегулярном войске (Баши-Бозук)

При Анатолийском Корпусе находится в настоящее время не более 1500 человек иррегулярного войска. – Корпусный Командир, смотря по необходимости может вызывать

/Л. 10/ до 5000 Баши-Бозуков, которым положено: конному 140 пиастров (7 руб. 70 коп. сереб.), а пешему 70 пиастров (3 руб. 85 коп. сер.) жалованья в месяц и сверх того 300 драхмов (около 3 фунтов) хлеба в день; конным отпускается фураж на лошадей. – Баши-Бозуки должны обмундироваться и быть вооружены на собственный щет, им дают только необходимые военные припасы. Набор иррегулярных войск возлагается на старого и пользующегося общим уважением Баши-Бозука, которого Корпусный Командир по случаю столь важного поручения производит прямо в Бин-Баши (майор). – Нередко однакож, даже в тех областях где владычество Порты водворено, Мусульмане отказываются в доставлении Баши-Бозуков, по той причине что народонаселение уже и без того со /Л. 10 об./ времени введения Танзимата подвергается ежегодно рекрутской повинности.

Кроме Баши-Бозуков находятся в каждом городе или местечке, так называемые Забтие или полицейские солдаты. Эрзерумский Вали (Губернатор) получает от Правительства содержание на 140, каждый Каймакам на 40 и Мудир (Начальник округа) на несколько человек таковых солдат. – Состав сей полиции однакож весьма редко бывает в положенном комплекте, потому что лица, в распоряжение коих назначены Забтие, обращают по принятому обыкновению часть их жалования на другие расходы, а из остальных денег содержат малое только число человек, для этой службы необходимых. – Полицейским солдатам платится как Баши-Бозукам: Конному 140, а пешему

/Л. 11/ 70 пиастров в месяц. – В случае какой-либо откомандировки, выдаются им особо деньги на фураж и путевые расходы.

Занятия и фронтовое образование войск.

Войскам производятся учения преимущественно в летнее время.

В Кавалерии офицеры и нижние чины упражняются в верховой езде летом постоянно, зимою же по неимению манежей, Кавалеристы обучаются только приемам саблей и карабином, в казармах. Выездкой лошадей мало занимаются.

В пехоте занимают солдат во всякое время одиночным и шереножным учением, ружейными приемами и фехтованием на /Л. 11 об./ штыках, введенным в Турецкую пехоту французскими инструкторами и на которое обращается особенное внимание.

Как войска выводятся летом в лагери только по частям и в незначительном числе, то общего сбора пехоты, кавалерии и артиллерии, а следственно и совместных учений или маневров не бывает; но вместо того полки находятся часто в движении по случаю рекрутских наборов и для перемены квартир. – Также предпринимаются нередко экспедиции для усмирения разных неповинующихся племен, как на примере Дуджикских Курдов, а потому войска лишены возможности заниматься фронтовым образованием и отстоят в сем отношении от войск других Корпусов, подверженных /Л. 12/ меньше передвижениям.

Нижние чины вообще послушны и усердны в исполнении обязанностей; офицеры же, по большей части выслужившиеся из нижних чинов, не имеют того образования и заслуг, которыми они должны бы были отличаться от простых солдат. – Потребность в военном учебном заведении, какового до сих пор в районе Анатолийского Корпуса не существует, делается весьма ощутительной. – Хотя Корпусный Командир имеет в виду, основать школу для образования офицеров, однако нельзя предполагать, чтобы проект этот мог быть приведен скоро в исполнение.

Войска преданы Правительству и довольны Начальством. – Если иногда /Л. 12 об./ замечается ропот между моллами, дервишами и прочими классами народонаселения, то войска всегда оказывают недовольным сопротивление.

Способности Корпусного Командира и некоторых других генералов.

1) Командир Анатолийского Корпуса Решид-Паша родом из Грузин, в малолетстве был отправлен в Париж, где воспитывался; потом служил в Французской армии, в качестве Турецкого офицера. – По возвращении в Константинополь, покровительствуемый нынешним Верховным Визирем и другими сановниками, он /Л. 13/ в непродолжительном времени достиг степени Мушира (полного Генерала). – Его скромная наружность не обещает ничего воинственного, по причине слабого зрения он носит очки и потому называется солдатами Гиозлюклю-Паша (Паша-Очконосец). Он объясняется свободно по-французски и любит читать книги на этом языке. – Два неудачных похода в прошлом году против Дуджикских Курдов Дессимской области, из коих особенно в последнем Решид-Паша претерпел больший урон, - не дают совсем выгодное мнение о стратегических его способностях.

2) Председатель военного Совета Анатолийского Корпуса (Начальник Штаба) Ахмет Паша, человек без всякого воспитания и только своей храбростью дослужившийся до /Л. 13 об./ звания Генерал-Лейтенанта. – Он столь необразован, что не умеет даже грамоте и притом находится в постоянной вражде с Корпусным Командиром.

3) Али-Риза Паша, Начальник Пехотной Дивизии, состоял при посольстве Ахмеда-Февзи Паши в С. Петербурге, в 1834-м году, служил после того во флоте и за четыре года пред сим произведен прямо в Генерал-Лейтенанты, с назначением в Анатолийский Корпус. – Он усерден к службе и занимается частыми учениями войск, но особенных военных способностей не обнаруживает.

4) Селим Паша, Начальник Кавалерийской Дивизии, происхождением из Грузинских армян, принявший Магометанскую веру, /Л. 14/ показывает себя ревностным приверженцем Исламизма, ограниченных способностей и не заслуживает внимания. – Он прошел в Анатолийском Корпусе все чины от рядового до Генерал-Майора и за успешное доставление рекрут в Константинополь в прошлом году произведен в Генерал-Лейтенанты.

Главнейшие высшие чиновники, занимающие гражданские должности в районе Анатолийского Корпуса.

Вали (Губернатор) Мустафа Шериф Мазгар Паша, управляет с мая месяца 1851 года Эрзерумским Пашалыком, не отличается особенными способностями, самолюбив, расчетлив до скупости, впрочем строг и справедлив, оказывает /Л. 14 об./ большое внимание делам Российского консульства в Эрзеруме и старается давать им сколь возможно успешный ход, будучи побуждаем к тому, как сам выражается, чувством глубокой признательности за оказываемые Князем Воронцовым, его отцу Юсуфу Паше и ему, благодеяния, во время пребывания их в Одессе в 1829 и 1830 годах. Мазгар Паша собственно только сановник гражданский, но ему предоставлено отряжать войска в области вверенного ему Пашалыка, в случае непризнания там его власти или других беспорядков, могущих нарушить общественное спокойствие.

2) Каймакам в Баязете, Фейзулла-Эфенди, человек одряхлевший преждевременно от частого употребления крепких напитков и опиума, мало заботится /Л. 15/ об управляемой им провинции; это дало уже повод жителям приносить на него жалобы, оставшиеся однакож неудовлетворенными. – Полагают, что он пользуется сильным покровительством в Константинополе, ибо невзирая на отставление его за два года пред сим, по неспособности от должности Каймакама Карского, - он вскоре после сего назначен Каймакамом же в Баязет, важном пункте потому что область эта обитаема неповинующимися Курдами и граничит с Персией, а равно с значительной частью нашей Эриванской Губернии.

3) Каймакам в Карсе Осман-Паша, в летах преклонных, впрочем бодр и знает в совершенстве кроме Турецкого, также языки Персидский и /Л. 15 об./ Арабский. – Придерживаясь старинных правил, он произносит беспрестанно вслух разные молитвы и изречения Корана; не любит танзимат, ни нововведений и не хочет понять, что Христианин должен пользоваться правами наравне с Мусульманином. – Стоит больших усилий, чтобы он решился на выдачу беглецов из русских подданных, особенно если они принадлежат к его единоверцам. – Будучи корыстолюбив и имея в виду свои частные выгоды, он беспрестанно делает затруднения свободной закупке и вывозу из Карской области провианта, для наших Кавказских магазинов.

Примечания.

1) Хотя Штаб Корпуса находится в Харпуте, но Корпусный Командир /Л. 16/ редко имеет там пребывание. – Зимою и летом прошлого года он был занят походом против Дуджикских Курдов Дессимской области, не имевшим однакож особенного успеха. – Взятие в плен около 300 Курдов удачным маневром Начальника Штаба Ахмеда Паши, остался единственным подвигом этой Экспедиции.

Мушир Решид Паша находится теперь в Диарбекире и предполагает в сем году отправиться с регулярными войсками и Баши-бозуками против Дуджикских Курдов. – В походах этих действует одна только пехота; артиллерия и Кавалерия по причине возвышающейся постоянно каменистой местности, весьма мало употребляются.

Дессимская область сильно защищаема самой природой: крутые и скалистые /Л. 16 об./ возвышенности густой лес не дозволяют войскам далеко проникать вовнутрь. Народонаселение Дуджиков полагают от 30 до 35000 человек кочующих и производящих грабежи в соседственных Турецких деревнях; большая часть их имеет оружие и военные припасы.

2) Артиллерийский полк Анатолийского Корпуса, разделенный на 12 батарей, заключающих в себе 72 орудия и до 1500 человек, имеет штаб в Харпуте; но как к каждому пехотному или Кавалерийскому полку придается несколько орудий, то артиллерия, рассеянная таким образом по разным пунктам, никогда не находится в сборе и даже в лагерях бывает редко более 4-х орудий.

Вышеозначенные 12 батарей имеют /Л. 17/ хорошую упряжь и снаряжены исправно; вообще материальная часть артиллерии недурна.

Кроме 72-х полевых, находятся в некоторых пунктах и крепостные орудия. – Сверх того хранятся в складах Эрзерумском, Сиваском, Диарбекирском и Моссульском до 100 орудий разных калибров без лафет.

3) Конских заводов в очерке Анатолийского Корпуса не имеется. Корпусный Командир отправляет ежегодно ремонтиров по квартирному расположению войск, для закупки лошадей на пополнение полков. Нижним чинам Кавалерии назначаются лошади ценою от 750 до 1000 пиастров (от 40 до 60 рублей серебром). – Каждому Штаб и Обер-офицеру полагается лошадь, но ценою не более 1000 пиастров (60 рублей серебром).

/Лл. 18-19/ Ведомость показывающая расположение и приблизительную силу войск Анатолийского Корпуса

Места занимаемые войсками

пехота

кавалерия

артиллерия

число орудий

Примечания

Эрзерум

800

400

200

10

По протяжению нашей границы расположены едва 2000 человек в трех пунктах: Батуме, Карсе и Баязете

Карс

600

60

   

Баязет

 

50

   

Ван

400

 

80

6

Хошаб-Кале

200

     

Баш-Кале

400

 

52

2

Махмудие

180

     

Джулямерк

360

 

52

2

Гиавер

на

400

 

52

2

Котур

Персидской

360

 

60

3

Истран

границе

400

 

52

2

Арсан близ Маку на Персидской границе

100

     

Эрзингиан

600

 

18

1

Паламур

200

     

Палу

500

 

40

2

Козат в Дессимской области

600

 

36

2

Харпут

360

 

200

12

Диарбекир

800

400

36

2

Джезира

150

180

36

2

Мардин

   

120

4

Сиверск

 

600

   

Сивас

360

300

54

3

Юзгат

300

 

18

1

Батум

1100

 

36

2

Итого

9170

1990

1142

58

Общий перечень:

пехота: 15470

Кавалерия: 2990

артиллерия: 1492

Итого 19952 чел.

в откомандировке: в Багдаде

3000

1000

100

4

Йемене (Аравия)

3000

 

100

4

Алепе

300

 

150

6

Всего:

15470

2990

1492

72

/Л. 20/ Военному Министру, Господину Генерал-адъютанту и Кавалеру князю Чернышеву

Генерального Штаба Полковника Графа Остен-Сакена

Рапорт.

В представленных Вашей Светлости 24-го Марта, сведениях об Анатолийском Корпусе Турецкой Армии, упомянуто между прочим, что Корпусом этим командует Решид-Паша.

/Л. 20 об./ Ныне Генерал этот назначен Командиром 1-го (Гвардейского) Корпуса на место Махмуда-Паши переименованного в члены Государственного Совета; командование же Анатолийским Корпусом поручено Селиму-Паше, бывшему губернатору Конии, состоявшему прежде в военной службе.

Имею честь почтительнейше донести о сем Вашей Светлости в дополнение рапорта моего за № 30.

Полковник Гр. Сакен.

№ 31.
4/16 Апреля 1852.
Пера.

РГВИА. Ф. 450. Оп. 1. Д. 44.

Текст воспроизведен по рукописи.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.