Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЧИХАЧЕВ П. А.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Предлагаемый вниманию читателей сборник «Великие державы и Восточный вопрос» включает лишь небольшую часть литературного наследства талантливого русского ученого-востоковеда Петра Александровича Чихачева, который более 20 лет путешествовал по Османской империи.

Не только в XIX в., но, пожалуй, и во всей истории исследования Османской Турции и особенно Малой Азии трудно найти человека, который столько путешествовал по этой небезопасной тогда для европейского, а тем более русского, ученого стране и внес столь большой вклад в изучение природы, этнографии, географических, социально-экономических, историко-политических проблем этого важного района мира.

П. А. Чихачев родился в 1808 г. в Гатчине в семье военного. Первоначальное домашнее образование получил у лицейских профессоров в Царском Селе, где провел свои детские годы. В 1823 г. он был определен студентом по ведомству Государственной коллегии иностранных дел, а в 1828 г., закончив дипломатическую подготовку, произведен в коллежские регистраторы. Через два года его пожаловали в переводчики и причислили к Азиатскому департаменту Министерства иностранных дел. В 1832 г. Чихачев получил придворное звание камер-юнкера, а в апреле 1833 г. – чин титулярного советника.

Одновременно со службой в Министерстве иностранных дел Петр Александрович в течение десяти месяцев (1829-1830 гг.) слушал лекции на юридическом факультете Петербургского университета.

В Азиатском департаменте П. А. Чихачев занимался преимущественно Восточным вопросом и с 1834 по 1836 г. жил в столице Османской империи – Константинополе, работая помощником секретаря при русской миссии.

В 1837 г. Чихачев был командирован в Дрезден. В Германии он встречался с А. Гумбольдтом, Г. Розе и другими [4] выдающимися в то время учеными. В 1839-1841 гг. по рекомендации А.Гумбольдта он путешествовал по Южной Франции и Италии, пробуя силы в исследовании ряда «загадочных в геологическом и ботаническом отношении регионов Европейского континента».

В итоге этой экспедиции, в 1842 г. в Берлине на французском языке вышел его первый научный труд – «Взгляд на геологическое строение южных провинций Неаполитанского королевства…»

В ноябре 1841 г. П. А. Чихачев переменил службу в Министерстве иностранных дел на работу в Министерстве финансов. В январе 1842 г. штабом корпуса горных инженеров за подписью от генерала инфантерии Канкрина императору Николаю I была направлена просьба о посылке в научную экспедицию в Алтайский горный округ «вновь зачисленного для особых поручений при Министерстве финансов надворного советника камер-юнкера Чихачева, путешествовавшего уже перед сим во многих странах, и о способностях и о знаниях коего свидетельствуют с особою похвалою несколько европейских ученых, а особенно барон Гумбольдт».

Научное путешествие по Алтаю и Северо-Западному Китаю, совершенное в 1842 г., явилось вершиной исследовательской деятельности П. А. Чихачева в первой половине XIX в. Наряду с открытием Кузнецкого каменноугольного бассейна, составлением первой геологической и орографической карты Алтая, исследованием истоков Чуи и Чулышмана и описанием палеонтологических и зоологических сокровищ этого края, особое внимание привлекают данные им красочные описания социально-экономической жизни народов Алтая и глубоко поэтические картины природы.

С 1848 по 1863 г. П. А. Чихачев провел восемь научных экспедиций по Малой Азии. «Малая Азия, - писал П. А. Чихачев, - это страна, которая служила то колыбелью, то кладбищем для народов, для науки и для искусства. Она единственная в своем роде по своему гигантскому прошлому, так что можно было даже предположить на одно мгновение, что это прошлое не оставляет больше места ни для настоящего, ни для будущего. Поэтому исследователи и занялись почти исключительно её гробницами, которые действительно более великолепны, чем современные королевские жилища. Дивные создания человека заставили забыть создания природы и игнорировать, что наряду с красноречивыми развалинами прошлого здесь находятся памятники несравненно более грандиозные, имеющие свой язык и ждущие своих исследователей, чтобы заговорить этим языком».

П. А. Чихачев опубликовал около ста работ о Малой Азии, среди которых особую ценность и мировую славу получил его классический многотомный труд «Малая Азия». Особенно [5] много П. А. Чихачевым было сделано в области геологического, палеонтологического и ботанического исследования этой страны.

В 1861-1862 гг. П. А. Чихачев вновь путешествовал по Италии. На этот раз его внимание привлекли не палеонтология и физико-географические вопросы, а экономика и социально-политические условия жизни её населения. Еще до путешествия он издал несколько трудов, посвященных освободительному движению итальянского народа, к которому он относился с большим сочувствием.

Последней экспедицией, которую предпринял этот неутомимый путешественник и исследователь уже на закате своего жизненного пути – в 1877 и 1878 гг., была поездка в Северную Африку, через Испанию, Алжир, Тунис, Марокко, Египет и Ливию Чихачев впервые посетил еще в 1835 г., когда служил при русской миссии в Константинополе. Второй раз он был здесь в 1846 г. Однако тогда французский генерал-губернатор не разрешил ему путешествовать для изучения этих мест, утверждая, как писал Чихачев, что «появление русского, носящего полувосточную одежду (я только что вернулся из Средней Азии) и разговаривающего с арабами запросто на их языке, весьма таинственно и подозрительно». Как после первой, так и после второй поездки специальных работ не появилось. Результатом третьего путешествия стал большой труд «Испания, Алжир и Тунис» («Espagne, Algerie et Tunisie»), опубликованный в Париже в 1880 г. Позднее вышел еще ряд работ Чихачева, где вопросам географии Африки уделялось значительное внимание. В 1888 г. появилась в свет интереснейшая работа этого изумительно разностороннего исследователя, посвященная проблемам нефти. В частности, он высказывал предположения, что большие нефтяные запасы таятся в древних геологических пластах Туркмении и Поволжья.

Литературное наследство П. А. Чихачева, окончившего жизнь в 1890 г., огромно. Важные события общественно-политической жизни Запада и Востока того времени, нарастающие социальные противоречия, острая идеологическая борьба научного материалистического мировоззрения против религиозных вымыслов – все это нашло широкое отражение в его трудах.

Научную ценность его трудов, во многих отношениях не потерявших своего значения до наших дней, трудно переоценить. Уже при жизни его заслуги получили всемирное признание: он был почетным членом Российской Академии наук, Русского географического общества, Московского общества испытателей природы, Петербургского минералогического общества; членом-корреспондентом академий: Парижской, Берлинской, Мюнхенской, Венской, Филадельфийской и др.; [6] членом географических обществ: Королевского Лондонского, Берлинского, Римского и т.д.

Материалист и гуманист, разносторонне образованный человек, неутомимый путешественник, обладавший выдающимся литературным даром, исследователь П. А. Чихачев по праву заслужил, чтобы его имя стало в ряду тех, кто является национальной гордостью русской науки. Передовые люди России высоко ценили заслуги П. А. Чихачева перед родиной. В. Г. Белинский в статье «Русская литература», касаясь «книг ученых, учебных и вообще дельных… которые должны радовать патриотические чувства русского», упоминает и работы П. А. Чихачева. Н. Г. Чернышевский писал: «Важно «Обозрение памятников древностей в Малой Азии», составленное ученым, нашим путешественником П. А. Чихачевым. Он относит П. А. Чихачева к путешественникам, «трудами которых столь значительно распространены наши географические и этнографические сведения».

Заслуженно высокую оценку деятельности П. А. Чихачева дали и советские ученые – академики И. А. Орбели, В. В. Струве, В.А. Обручев и др. «Один из великих русских натуралистов Петр Александрович Чихачев, - подчеркивал П. М. Жуковский, - принадлежит к тем гигантам, которые навсегда останутся в истории науки».

Имя П. А. Чихачева увековечено в названии одного из хребтов Алтая, где в 1842 г. Петр Александрович проводил свои исследования.

Непосредственные наблюдения жизни стран Востока, знакомство с философскими и социальными идеями Западной Европы вызвали у П. А. Чихачева глубокий интерес к экономике, государственному и политическому устройству, быту и литературе многих стран и народов. Несколько политических и историко-политических трудов, отражающих это направление его многосторонней деятельности, собрано в настоящем сборнике. Каждая из статей освещает тот или иной аспект так называемого Восточного вопроса, т.е. положение Османской империи и борьбу крупных европейских держав – России, Англии, Франции и Австрии за господство в районе Ближнего Востока накануне, во время и после Крымской войны 1853-1856 гг.

Восточный вопрос неразрывно связан с национально-освободительным движением различных мусульманских и христианских народов, веками испытывавших гнет султанских властей. Он непосредственно касался судеб турок, греков, армян, сербов, болгар, румын, албанцев, молдаван, арабов, курдов и других народов. [8]

Восточный вопрос довольно подробно освещен в русской, советской и зарубежной литературе. Им занимались классики марксизма-ленинизма, историки и дипломаты, социологи и философы, географы и военные специалисты многих стран.

Международные события, связанные с Восточным вопросом, и в наши дни вызывают большой интерес. За последние десятилетия только в нашей стране вышло несколько десятков книг, посвященных той или иной стороне проблемы. Особенно большой интерес вызывает Крымская война – кульминационный момент восточной политики середины XIX в. Некоторые буржуазные историки намеренно извращают международные отношения того периода, стремясь представить причины, породившие Крымскую войну, лишь «захватническими устремлениями русского царизма». Нет сомнения, что царизм, выражая интересы правящих классов России, преследовал захватнические цели. Царское правительство в интересах русского купечества и буржуазии помогало славянам балканских провинций Турции, боровшимся за освобождение от оттоманского гнета, и тем самым старалось усилить свое влияние в этом районе и обеспечить выгодный режим черноморских проливов. В то же время западноевропейские державы не только стремились ущемить интересы России на Балканах, но и сами хотели подчинить себе Турцию. Особенно большую активность проявляла Англия, которая, маскируя свою агрессивную политику желанием якобы сохранить в этом районе статус-кво и противостоять России, рассчитывала захватить проливы и превратить всю территорию Османской империи в колонию. Использование исследователями трудов П. А. Чихачева, очевидца многих событий XIX в., во многом может содействовать дальнейшей разработке спорных проблем этого периода истории.

Конечно, Чихачев – сын своего времени и своего класса. По политическим убеждениям его можно отнести к представителям левого крыла либеральной буржуазии, хотя по ряду вопросов его высказывания отражают взгляды революционных демократов. Все это, естественно, предопределяет толкование П. А. Чихачевым современных ему политических событий. Советский читатель, конечно, легко обнаружит наивность в рассуждениях автора, когда он, когда, впрочем, и большинство его современников, основную причину национально-освободительной борьбы балканских народов видел в несовместимости «незыблемых основ христианской и мусульманской религий». Не удовлетворят современного читателя и выводы, которые делает Чихачев в ряде других случаев. Однако подобные недостатки не могут снизить интереса к его работам, основная ценность которых в том, что это – свидетельства честного и наблюдательного очевидца, размышления ученого и высокообразованного русского патриота и гуманиста. Более того, [9] материалистические взгляды Чихачева, столь ярко представленные в его естественнонаучных произведениях, не могли не оказать влияния и на его исторические и социально-политические работы. Особенно ясно это видно, когда он в отличие своих современников пытается искать социально-экономические корни в политике той или иной державы.

Первая политическая брошюра П. А. Чихачева, посвященная Крымской войне – «Об англо-французской политике в Восточном вопросе 1 вышла в свет в начале 1854 г. Турция и Россия в это время уже были в состоянии войны. Англо-французский флот вошел в Черное море 2, хотя Англия и Франция официально в войну еще не вступили. Анализируя внутреннее положение России, Турции, Англии и Франции, Чихачев рассматривает их внешнюю политику в прямой зависимости от социально-экономических условий в этих странах. Он приходит к выводу, что ни Россия, ни Турция, ни даже Франция не нуждались в развязывании Крымской войны 3, которая противоречила интересам этих стран.

П. А. Чихачев показывает, что Англия и Франция, выступая в качестве посредников, стремившихся якобы урегулировать русско-турецкие отношения, фактически старались разжечь военные действия. В 1853 г., когда были реальные возможности воспрепятствовать обострению конфликта, «Англия и Франция сделали все, чтобы толкнуть турок на военные действия, дав им понять, что в случае необходимости им будет оказана военная помощь».

Ввод англо-французского флота в Черное море был не чем иным, как демонстрацией против России. Поведение дипломатов Англии и Франции на заседании в Диване 4 также свидетельствует о том, что эти страны «занимали позицию, которая скорее способствовала возникновению войны между Россией и Турцией, нежели ее предотвращению...».

Последствиям Крымской войны посвящена вторая политическая брошюра П. А. Чихачева — «Прочен ли Парижский мир?» (La paix de Paris est-elle une paix solide?), которая вышла в свет через несколько дней после заключения Парижского мирного договора 5. Чихачев доказывает здесь, что Крымская война и Парижский договор не разрешили Восточного вопроса. Он считает, что мирный договор носит временный характер и Россия, после того как она реорганизует свой социальный строй и восстановит могущество, приступит к исправлению условий договора. Трудно точно предугадать то время, когда произойдет такая развязка, но совершенно очевидно, подчеркивал автор, Россия, найдет благоприятный момент, чтобы разрушить непрочное здание, воздвигнутое Парижским конгрессом.

Представляет интерес смелая и реальная оценка П. А. Чихачевым влияния Крымской войны на положение России. «Из [10] всех государств Европы, — отмечает он, — Россия, несомненно, больше других чувствует последствия восточного кризиса. Эти последствия сказываются не только на ее внешнеполитических отношениях, но также, и даже в большей степени, на ее внутреннем устройстве». П. А. Чихачев вскрывал гнилость и порочность режима Николая I. Он сравнивал Николая I с папой римским и считал, что оба они являются «анахронизмом нашей современной Европы». П. А. Чихачев показывал пренебрежительное отношение Николая I к народу, его неприязнь к просветительской деятельности и развитию личности, вскрывал систему взяточничества и подкупа, которая «разъедала и разрушала, подобно раку, весь социальный организм».

В опубликованной позднее в Брюсселе и Париже политической брошюре «Италия и Турция» («Italie et Turquie») П. А. Чихачев связывал результаты Крымской войны с необходимостью реконструкции внутреннего строя России, намечал пути преобразований и даже пытался предугадать их итоги. Он считал, что в России «нужно почти все перестроить», что Крымская война поставила на повестку дня разрешение ряда проблем, среди которых особое место занимает проблема освобождения крестьян 6. Еще до проведения крестьянской реформы П. А. Чихачев, анализируя социальный строй России, пришел к выводу, что в. итоге осуществления реформы политические права дворянства расширятся, что правительство будет ее претворять в жизнь, не подрывая основы частной собственности. Эта «мирная революция» будет иметь последствием, выражал надежду Чихачев, переход от абсолютной монархии к конституционной.

В 1860 г. вышла еще одна брошюра Чихачева — «Россия и Восточный вопрос» («La Russie et la question d'Orient»), в которой он писал: Крымская война «была для нас тем ударом грома, который потряс до основания дряхлое здание и пробудил его обитателей от глубокой спячки». «Каждым думающим человеком в России владеет лишь одна идея, одна цель, а именно — осуществить внутренние реформы. Все понимают, что мы стоим накануне революции, революции грандиозной...»

Обращает на себя внимание попытка автора проанализировать в этой брошюре отношение к вопросам войны и мира различных слоев населения. Он писал, что если в России и есть люди, выступающие за войну, так это та часть аристократии, которая пытается войной отвлечь широкие массы от внутренних преобразований. Рассмотрев позиции дворянства, купечества, духовенства и военных, П. А. Чихачев обращал особое внимание на отношение к войне широких трудящихся масс. «Остается народ — этот достойный восхищения, трудолюбивый умный народ, который не развратили три столетия [11] рабства. Народ, в котором зиждется сила и грядущее России. Именно он выплачивает чуть ли не все государственные налоги; благодаря ему существует правительство, живет в роскоши дворянство, а сам он в награду влачит жалкое, полное лишений и нищеты существование. Война для него не имеет иного значения, нежели ненавистный рекрутский набор, который он презирает всеми фибрами души. Кроме того, война означает для народа увеличение налогов, которыми его столь тяжко обременяют. Что касается народных помыслов, то все они связаны с жаждой раскрепощения, или, как говорят, свободы, которую народ тщетно ждет целые три года. Не такие ли чувства могут склонить его к войне?.. Русские не склонны до такой степени вдохновляться войной, чтобы ради нее забыть свои собственные дела. Если речь идет о защите родины, они готовы на любые жертвы, но к завоеваниям в общем остаются равнодушными, а теперь еще более, чем прежде».

Особое место в историко-политических работах П. А. Чихачева отводится вопросу о внутреннем положении Османской империи. В своих работах, особенно в «Письмах о Турции» («Lettres sur la Turquie.» 7, он убедительно показал развал Османской империи, который после Крымской войны не только не приостановился, а, наоборот, даже усилился.

П. А. Чихачев четко изобразил картину экономического упадка Османской империи, который наглядно проявлялся в ее финансовой несостоятельности и выражался в быстром росте дефицита бюджета и образовании колоссального государственного долга. Между тем «еще 20 лет назад она была, быть может, единственной страной в мире, которая могла похвастаться полным отсутствием задолженности и наличием в обращении только звонкой монеты».

П. А. Чихачев показал, что в плачевном состоянии находились и другие отрасли турецкой экономики: внутренняя торговля, где дорогостоящие перевозки осуществлялись вьючным транспортом; внешняя торговля, развитие которой тормозилось высокими пошлинами; земледелие, где «работы производятся... варварскими сельскохозяйственными орудиями». Говоря о застое в промышленности, П. А. Чихачев указывает, что «нынешний упадок в национальной турецкой промышленности объясняется отнюдь не неспособностью населения, а скорее преступным нерадением, правительства, которое не сумело стимулировать труд в промышленности».

Из материалов П. А. Чихачева, в частности — брошюры «Новый этап Восточного вопроса» («Nouvelle phase de la question d'Orient»), изданной в Париже в 1860 г., видно, что разложение и коррупция охватили буквально все сферы общественной и политической жизни Османской империи. Это особенно проявлялось в провинции, где широкий размах [12] приобрели грабежи мирного населения воинственными племенами — курдами, авшарами и другими.

Истории, культуре и быту курдов в работах П. А. Чихачева уделяется много внимания. (Правда, рисуя яркие картины жизни курдов — одного из древнейших народов Юго-Западной Азии, показывая их взаимоотношения с турками и другими народами страны, он не обращает внимания на классовые различия среди курдов: феодально-племенная знать, организовывавшая набеги на армян и греков, отождествляется им со всем курдским населением. Однако наряду с этим он справедливо указывает на то, что, несмотря на численное превосходство турецких войск в районах, где совершались эти набеги, турецкие власти не только не мешали, а, наоборот, всячески потворствовали им, используя национальную рознь для удержания своего господства.

В брошюре «Новый этап Восточного вопроса», как и в «Письмах о Турции», П. А. Чихачев уделил много внимания реформам, известным под названием: «Танзимат». Он писал: «Проследив в наших "Письмах..." шаг за шагом жизнь Турецкой империи, начиная с 1838 г., когда мы были атташе при русском императорском посольстве в Константинополе, и по 1858 г., когда в качестве натуралиста совершили последнее научное путешествие в Малую Азию, мы сделали из этого тщательного и добросовестного исследования следующие выводы: если за 20 лет, несмотря на требование самых решающих событий, несмотря на самые торжественные обещания, турецкое правительство не сделало ни единого шага на пути разрешения великих вопросов цивилизации и социального устройства, то это не столько потому, что оно "не хотело", сколько потому, что оно не "могло", и никогда не сможет...

...Начиная с 1858 г. мы старались привлечь общественное мнение к угрозе, которой подвергались христианские подданные Турецкой империи. Ее мы поспешили посетить сейчас же после заключения Парижского трактата, чтобы убедиться собственными глазами, до какой степени были обоснованы опасения, которые это соглашение нам внушало. Опасения эти, впрочем, были, настолько мотивированы, что даже самый скептический ум не мог бы их отвергнуть, даже не прибегая к проверке, которой мы считали нужным их подвергнуть.

В этой брошюре, так же как и в других своих работах: «Россия и Восточный вопрос» («La Russie et la question d'Orient» — 1860 г.), «Шансы мира и войны» («Chances de paix et de guerre» — 1875 г.), «Берлинский договор» 8 («Le traite de Berlin» — 1879 г.), П. А. Чихачев постепенно формулирует свои предложения о путях решения Восточного вопроса. Он выступал как против того, чтобы предоставить Османскую империю самой себе, т. е. против принципа сохранения статус-кво, так и против раздела Турции между великими [13] державами. Решение Восточного вопроса Чихачев видел «в широком и разумном применении национального принципа, т. е. в раскрепощении народов, населяющих Турецкую империю». Однако это раскрепощение должно происходить, по его мнению, «не с оружием в руках», а единодушным ультиматумом, предъявленным всеми странами на основе «прогресса и цивилизации».

В непосредственной связи с этими предложениями нужно рассматривать и его небольшую брошюру «Турция в изображении Мирэ» («La Turquie — Mires»), которая вышла в свет в январе 1861 г. в Париже. Брошюра была ответом на появление в декабре 1860 г. в крупных французских газетах серии статей французского коммерсанта М. Мирэ, претендовавшего на звание знатока административного, финансового и политического положения Турции. Вскрывая несостоятельность высказываний М. Мирэ о благополучии в христианских районах Турции, П. А. Чихачев привел весьма любопытный материал по государственному бюджету Османской империи, дал оценку займам, к которым султанат вынужден систематически прибегать. П. А. Чихачев разоблачил М. Мирэ и ему подобных европейских дельцов, извлекавших доходы от сложившейся в Османской империи системы налогообложения.

В брошюре «Берлинский договор», изданной в Париже примерно через год после заключения Берлинского договора, П. А. Чихачев дал характеристику этому международному документу. Он считал, что сам факт создания новых славянских автономных государств — Болгарии, Сербии, Черногории и других, а также возврат России Ардагана, Карса, Батуми и других районов свидетельствуют о том, «что существование Турции в тех границах, которые ей были определены, основано на гарантиях более прочных».

П. А. Чихачев отмечал, что британская дипломатия по Берлинскому договору добилась варварского уродования границ Болгарии, получившей независимость по Сан-Стефанскому договору 9, «парализовав развитие талантливого народа, перед которым открывалось будущее, и навязав тем самым Берлинскому конгрессу неразумное я непрочное дело».

П. А. Чихачев в этой работе показал также, что Англия под предлогом так называемой «русской угрозы» фактически оккупировала остров Кипр, который имеет для нее важное значение в качестве опорной базы в борьбе против французских притязаний.

В кратком предисловии невозможно пересказать все проблемы, которых касался П. А. Чихачев в своих работах. Однако для того, чтобы оценить широту его интересов, в этом нет необходимости. Достаточно, например, привести перечень вопросов, затрагиваемых в такой брошюре, как «Россия и Восточный вопрос» (экспансия Англии в Индии, Китае и других [14] странах, национально-освободительное движение в странах Востока, классовая борьба в русской деревне, крестьянская реформа в России, ее связь с социальным устройством и государственным строем и т. д.), чтобы получить представление об огромном диапазоне знаний замечательного ученого.

Выше было сказано, как резко обличал П. А. Чихачев гнилость военно-бюрократической абсолютной монархии, сковывавшей потенциальные силы русского народа, как он чувствовал обострение классовой борьбы в России, хотя и высказывался при этом против насильственного свержения самодержавия. П. А. Чихачев осознал необходимость прогрессивного развития России, но осуществить это можно было, по его мнению, путем установления в стране конституционной монархии.

Мимо внимания Чихачева не прошел и рост влияния идей социализма в Европе, хотя, как представитель либеральной буржуазии, он, естественно, считал распространение идей социализма «весьма опасной угрозой всему общественному строю». Еще в 1854 г. он писал: «Принципы социализма и право на труд начали уже завоевывать английский рабочий класс...», «значительная часть французского народа напичкана еще социалистическими принципами, которые тайно распространялись еще при Луи-Филиппе 10 и открыто проповедовались во времена республики».

Важно отметить еще одну политическую проблему, которой занимался П. А. Чихачев, — это национально-освободительная борьба народов Востока против колониализма. П. А. Чихачев клеймил позорную для человечества колониальную систему с позиций гуманиста и предвидел ее неизбежную гибель. Он отмечал, что «состояние глубокого волнения, в котором находятся мусульмане Азии и Африки, так же как и народы других стран, с давних пор подвергающиеся захватам со стороны Европы, — униженный Марокко, покоренный Алжир, все африканское побережье, ожидающее подобной участи, Китай, подвергшийся нападению на его земле, Индия, жаждущая сбросить ненавистное иго, Персия, существование которой находится под постоянной угрозой... Если учитывать брожение среди мусульманских народов, двухсот миллионов индусов и четырехсот пятнадцати миллионов китайцев, то нельзя отрицать, что на Востоке происходит нечто необычное...». Чихачев уверен, что все эти «народы, закабаленные и эксплуатируемые кучкой купцов, в один прекрасный день, вероятно, обретут свободу. Но, учитывая их национальный характер и степень их культурного развития, день их освобождения наступит, может быть не так быстро, как это было с народами английских колоний в Северной Америке; тем не менее такой день наступит неминуемо».

Особо хочется отметить характерное для этого честного [15] исследователя-гуманиста стремление к объективности. Если в более ранних его произведениях еще ясно прослеживается стремление противопоставить «эгоистичную и агрессивную» политику Англии более симпатичной ему политике Франции (что естественно для тогдашнего русского дипломата, прожившего много времени в Париже), то позднее, после личного знакомства с французским колониализмом, он меняет к нему свое отношение. «Англия, — писал он в 1854 г., — повсюду создавала колонии, захватывала важные военно-стратегические и торгово-экономические центры, подчиняла своим интересам международное право и беспеременно вмешивалась во внутренние дела суверенных государств», в то время как политика Франции «по своей природе не агрессивна... ее промышленность и торговля не гонится за монополией и главенством на внешних рынках». В работах того времени он еще возлагал надежды на «гуманизм» французской политики. Однако позднее, особенно после того как Чихачев детально познакомился с положением в Северной Африке, он с нескрываемым негодованием описывал ужасные картины варварства французских колонизаторов во время захвата ими Северной Африки. Так, в работе «Испания, Алжир и Тунис» он, описывая оазис Заджа, когда-то населенный арабами, отмечал: «От деревни Заджа в наши дни остались лишь полуразрушенные стены, памятники героической борьбы между арабами Заджи и французами в 1849 г. Войска последних численностью около 8 тыс. осаждали эту несчастную деревню в течение двух месяцев, бомбардируя из 15 пушек ее жалкие глиняные домишки. Деревню защищали примерно 2 тыс. плохо вооруженных арабов. Правда, число арабов все время пополнялось жителями из соседних оазисов, спешивших на помощь своим доблестным соотечественникам. Неприятель занял Заджу только тогда, когда все ее защитники пали смертью храбрых на поле сражения, когда дома их были совершенно разрушены».

П. А. Чихачев рассказывал о борьбе арабов против французских захватчиков. В частности, он описал поджоги посевов и лесов, которые совершали алжирцы в знак протеста против захвата их земель французами, рисует картины гнета и бесправия, царивших в Алжире после оккупации его французскими колонизаторами. Он отмечал, что французы не считались ни с какими правовыми обязательствами и использовали любой повод для объявления земель арабов своей собственностью. П. А. Чихачев писал, что в 1871 г. французы захватили 370.тыс. га лучшей земли, а восставшие племена обязали уплатить контрибуцию в размере 36 млн. фр. Случалось и так, что племена выкупали у французов свою же землю. «Говоря об арабах как о неукротимых дикарях, слишком часто забывают. — писал П. А. Чихачев, — что дело идет об [16] одной из самых способных рас земного шара, более чем другие восприимчивых к цивилизации. Уже совсем, забыли, что народам Европы потребовалось именно благодатное влияние арабов для того, чтобы вступить на путь цивилизации».

Едва ли не первым из тех, кто писал о Турции, отметил П. А. Чихачев активность в этой стране американцев. В брошюре «Прочен ли Парижский мир?» он писал: «Кто внимательно изучил Восток непосредственно на месте, а не в своей библиотеке, поражается деятельности, которую там развили в течение пяти лет миссионеры «Американского управления по делам иностранных миссий».

В 1852 г. в 150 городах и селениях мусульманского государства было по одному американскому миссионеру. Имелось также известное число новообращенных в христианство, поведение и принципы терпимости которых настолько хорошо сочетались с требованиями, возлагаемыми на хороших и лояльных подданных султана, что местные власти относились к ним с уважением и искренней симпатией. Американская миссия, посвятившая себя армянам Малой Азии, содержит более или менее крупные заведения в Константинополе, Смирне, Мерсине, Ване, Транезунде, Айнтабе, Эрзуруме и в других городах и повсеместно имеет множество филиалов для мужчин и женщин во всех населенных пунктах провинций, где расположены эти города. Только в одном маленьком городе Айнтабе, с очень небольшим населением, миссионерам удалось создать церковь, которая в 1852.г. вмещала 700 человек, а к концу года она уже не вмещала всех желающих. Прихожане тут же собрали 5 тыс. фр., к которым миссионеры добавили необходимую сумму для расширения церкви. В Измиде протестантская церковь насчитывает 400 прихожан, а школа — 100 учеников; в этой древней Никомедии в наши дни проживает примерно 4 тыс. человек.

Во всех районах Турции, где обосновались американские миссионеры-протестанты, им помогают их жены, причем проявляют при этом большую активность».

И наконец, для полноты картины следует указать, что и в вопросах политэкономии и влияния экономических факторов на политику П. А. Чихачев придерживался передовых для своего времени взглядов, хотя, конечно, он еще и далек от марксистского понимания этих вопросов. Чихачев довольно четко представлял себе, например, влияние конкуренции на заработную плату трудящихся, кризисы перепроизводства и т. п. Касаясь роста конкуренции на внешних рынках и положения английской промышленности, он писал: «Чтобы выдержать все нарастающую конкуренцию и сохранить свое превосходство, английские промышленники прилагают все усилия к сокращению издержек производства с целью подавить своих соперников дешевизной товаров. А это достигается в [17] основном только за счет заработной платы рабочих, судьба которых, в связи с ростом цен на предметы первой необходимости, становится все более и более незавидной».

Все эти качества блестящего ученого-востоковеда, и прежде всего то, что его труды всегда опираются на твердое знание фактов и проникнуты идеями широкого комплексного познания природы и общества, позволяют надеяться, что работы П. А. Чихачева не потеряли научного значения и в наше время, что они с интересом будут встречены не только специалистами, но и в широких кругах читателей.

Как показано выше, П. А. Чихачев прожил большую часть жизни за границей и публиковал там свои труды на иностранных языках (главным образом французском). С одной стороны, это позволяло ему более свободно выражать свое мнение (особенно относительно политики царского режима), с другой — это привело к тому, что русскому читателю его работы знакомы сравнительно мало, во всяком случае, меньше, чем они того заслуживают. Все статьи настоящего сборника, за исключением «Писем о Турции», на русском языке публикуются впервые.

Настоящий сборник составитель посвящает 200-летию со дня рождения выдающегося немецкого естествоиспытателя и путешественника А. Гумбольдта (1769-1859).


Комментарии

1. «Об англо-французской политике в Восточном вопросе» («De la politique anglo-franse dans la question d'Orient) написана после возвращения из шестой научной экспедиции по Малой Азии, продолжавшейся с 10 мая по 24 августа 1803 г. Будучи сотрудником штаба горных инженеров, П. А. Чихачев счел целесообразным опубликовать свой труд в Брюсселе под псевдонимом «Дипломат в отставке» («Un diplomate retire du service»).

2. В марте 1803 г. Франция направила часть своих военно-морских сил в Саронический залив к берегам о-ва Саламин. 2 июня сюда же из Мальты прибыл английский флот. 13 июня объединенный англо-французский флот пришел в Безика-Бей (недалеко от Дарданелл). 23 октября, когда на Дунае начались русско-турецкие военные действия, англо-французская эскадра вошла в Босфор, а 4 января 1854 г. — в Черное море.

3. Крымская, или Восточная, война — война Турции, Англии, Франции и Сардинии против России в 1853-1856 гг. Важнейшей причиной войны явились экспансионистские устремления западных держав, главным образом Англии, сталкивавшиеся с интересами России, которая использовала национально-освободительное движение славян и других народов, находившихся под турецким игом, в целях укрепления и расширения своих позиций в этом районе.

4. Диван — высший совет при султане или при великом визире в Османской Турции.

5. Парижский мирный договор положил конец Крымской войне. Он был заключен на конгрессе, проходившем с 25 февраля по 30 марта 1856 г. в Париже. В работе конгресса приняли участие Россия, Англия, Франция, Сардиния, Турция и Австрия. Уже в ходе конгресса по настоянию Наполеона был приглашен представитель Пруссии.

6. Речь идет о крестьянской реформе 1801 г. Учитывая требования экономического развития страны и обострившиеся, особенно после поражения в Крымской войне, крестьянские волнения против оброков, барщины и вообще крепостничества, царское правительство отменило в интересах нарождавшихся капиталистов крепостное право и тем самым ускорило превращение России в буржуазную монархию.

7. Во время седьмой научной экспедиции по Малой Азии (10 мая — 9 сентября 1858 г.) П. А. Чихачев по просьбе редактора французской газеты «Nord» направил в адрес редакции для публикации 15 писем. Позже эти письма вышли отдельной брошюрой («Lettres sur la Turquie») и получили достойное признание. Так, например, известный французский ученый и публицист Сен-Map Жирарден в «Journal des debats politiques et litteraires» в 1869 г. отмечал: «Я читал много книг о Востоке, и особенно о Турции. Но не знаю ни одной, которая увлекла и научила бы меня больше нежели "Письма о Турции" г-на Чихачева. Он истинно европейский ученый первого разряда, а его путешествие по Малой Азии — выдающееся явление в науке... Я люблю в нем путешественника и наблюдателя и предоставляю право моим коллегам по Академии наук хвалить его как русского ученого. Особенно нравятся мне в "Письмах" г-на Чихачева два качества. Во-первых, автор больше всего любит правду. Во-вторых, у него есть свое научное лицо, свой характер и собственный ум».

(Впервые «Письма о Турции» на русском языке были опубликованы в 1960 г. (П. А. Чихачев, Письма о Турции, М., ИВЛ, 1960).

8. Берлинский договор заключен на Берлинском конгрессе, проходившем с 13 июня по 13 июля 1878 г. под председательством Бисмарка. В основном был направлен против Сан-Стефанского договора (см. прим. 9).

9. Сан-Стефанский договор заключен между Россией и Турцией 3 марта (19 февраля) 1878 г. в местечке Сан-Стефано (близ Стамбула). Положил конец русско-турецкой войне, начатой 24 апреля 1877 г. Договор предусматривал независимость Черногории, Сербии, Румынии. Создавалось новое государство — Болгария, включавшее в себе Восточную Румелию. Территория Болгарии определялась в 16 тыс. кв. км и простиралась, от побережья Эгейского моря до Черного. Босния и Герцеговина получали самоуправление. России возвращалась Бессарабия, кроме того, к ней. отходило устье Дуная. В Азии к России отходили земли с городами Ардаган, Каре, Батуми и др.

10. Луи-Филипп (1773-1850) — герцог Орлеанский, затем король Франции (1830-1848). Во время февральской революции 1848 г. был свергнут с престола и эмигрировал в Англию

Текст воспроизведен по изданию: Чихачев П. А. Великие державы и Восточный вопрос. М. Наука. 1970

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.