Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Донесение состоящего при российской миссии в Берлине генерал-майора графа К. К. Бенкендорфа (от 3/15 апреля 1853 г.) военному министру В. А. Долгорукову с выдержками из сочинения прусского лейтенанта Г. ф. Боена о положении в Турции и из книги испанского генерала Брочеро «Записки о русской армии».

/Л. 2/ Состояние Турции в 1853 году, т.е. в год пророчества, сочинения Губерта Фон-Бен (Zustand der Turkei im Jahre der Prophezeiung 1853 von Hubert von Boehn).

Четыреста лет Турки будут господствовать
в Константинополе (Турецкое пророчество)

А. Извлечение

I. Введение

Автор рассказывает здесь о ложных сведениях, печатанных в различных журналах и сочинениях о Турецкой Армии и желает дать ясное понятие о нынешнем положении Турции.

II. Часть военная.

В Турецких и некоторых иностранных журналах высчитывают Турецкую армию в 664000 человек. Но такое число никогда не существовало налицо и находится только в предположении.

По плану Риза-Паши военные силы Турецкие состоят из 6-ти Корпусов (ordu), /Л. 2 об./ каждый в две дивизии. В корпусе состоит по 6-ти пехотных, по 4-е кавалерийских и по 1-му артиллерийскому полков, всего 25000 человек и кроме того такой же числительности резерв. Следовательно во всех 6-ти Корпусах было бы, по этому расчету, около 300000 человек.

К этому числу присоединяются еще:

1) Четыре отдельные корпуса в Крите, Триполи, Тунисе и Центральный Артиллерийский корпус

2) 32000 человек, набираемых в Боснии и Северной Албании.

3) 40000 человек из Сербии.

4) Египетская армия в 18000 человек.

5) Морской корпус в 34000 человек.

и 6) 30000 вооруженных полицейских войск.

Но из вышеозначенных 6-ти корпусов только первые три сформированы вполне, а именно: Гвардейский, Константинопольский и Румилийский Корпуса; остальные далеко от комплектного состояния и в настоящее время в весьма слабых силах.

/Л. 3/ Не считая войск Боснии, Сербии и Египта, на содействие которых, в случае военных действий, почти вовсе рассчитывать нельзя, все действующие войска Турецкой армии простираться будут до 340000 человек, в том однакоже предположении, что новый план переформирования приведется в исполнение. В настоящее же время трудно будет собрать 160000 или 170000 человек.

Турецкий закон – коран – запрещает принимать в армию людей не магомеданской веры. – Но в Европейской Турции из числа 15 1/2 миллионов жителей только 3800000 магомедан (в том числе 2700000 Славянского племени); в Азии же и Африке из 16000000 жителей 12000000 мусульман, следовательно 340000 армия должна комплектоваться из народонаселения в 15000000 жителей, что возможно только при хорошей системе рекрутского набора. В Турции же в этом отношении не существует никакого порядка, /Л. 3 об./ рекрутские наборы производятся всегда позже определенного срока, а рекруты – распределяются по различным родам войск не по способностям и по прежним занятиям своим, а совершенно по произволу начальства.

Набор производится по жребию и срок службы назначен пятилетний. – Все обязаны подвергнуться жребию в продолжение пяти лет; на кого же и после пятого года жребий не выпал, того записывают в резерв (редиф), который поэтому есть род ландштурма, составленный из необученной милиции, собираемой для учений ежегодно в продолжение одного месяца.

Обучение пехоты.

С тех пор как Прусское правительство отозвало своих офицеров-наставников, в Турции, при обучении войск, снова возвратились к прежней, Турецкой простоте; т.е. ограничиваются одними только ружейными приемами, /Л. 4/ а все эволюции и построения считают лишними и слишком утомительными. – Во фронте нет никакой тишины и спокойствия, каждый стоит и поправляет себя и своего соседа как и когда ему угодно.

Невежество в Турецкой армии в высшей степени в высшей степени, и хотя служащие производятся постепенно в чины, но знание и взгляды на службу старшего офицера большею частью остаются те же, как у рекрута.

Караулы, содержимые пехотою, бывают трех родов:

1) Майор или Майор-Лейтенант идет в караул с целою ротою и остается в нем год.

2) Капитан с 30-40 человек, остается в карауле 6 месяцев.

и 3) Поручик остается с 10-20 челов. 3 месяца в карауле.

Обучение кавалерии.

Сила прежней Турецкой кавалерии состояла /Л. 4 об./ в личной храбрости, в образе сражаться в легком вооружении и особом устройстве. Как эти качества так и непримиримая ненависть и фанатизм делали их, в прежние времена, столь страшными для всего юго-востока Европы. Теперь же полумерами нововведения уничтожена и тень прежних народных элементов. Турецкой кавалерии, названной Драгунами, дана одежда и вооружение по образцу французскому.

Образование кавалерии весьма мало подвинулось вперед или лучше сказать для него почти вовсе ничего не сделано.

Кавалерия употребляется для выставления пикетов по большим дорогам и для рассылки патрулей в окрестности столицы.

____________

Вообще должно заметить, что все сказанное в этом сочинении о разделении армии, о пехоте и кавалерии весьма верно и совершенно сходно с теми сведениями, которые присланы /Л. 5/ из Константинополя Полковником Графом Сакеном.

____________

Артиллерия.

Полевая Артиллерия.

На Литейном заводе в Тофане, находящемся под управлением Англичан, отлиты 1000 орудий для полевой артиллерии, также хранится в запасе большое количество новых лафетов и сбруя для полевой артиллерии.

Турецкая полевая артиллерия, которая в чрезвычайно хорошем состоянии, разделена на 5 полков, причисленных к 5-ти корпусам, и на 1 резервный полк. Артиллерийский полк состоит из 1638 челов. и 12 батарей, в которых в мирное время по 4, а в военное по 6 орудий в каждой. Кроме того, Корпус Багдатский имеет 24 орудия.

Замечательно, что в Турецкой артиллерии гаубицы отделены от пушек, и батареи состоят только из тех или других. Притом существуют еще /Л. 5 об./ горные гаубичные батареи, которые приносят весьма большую пользу в горной стране.

Стрельба в цель.

Места для цельной стрельбы выбраны отлично, и замечательно, что Турецкая артиллерия стреляет и попадает в цель лучше, чем артиллерия той армии, из которой Турки брали своих наставников.

Мюширу Тофанскому подчинены все крепости государства, Дарданеллы и Босфор, но артиллерийские полки совершенно отделены и подчинены командирам тех корпусов, к которым они причислены.

Религиозный фанатизм Турок погас, любовь к отечеству им незнакома и войско держится одним только страхом.

Что касается до укрепления столицы, то в настоящее время они состоят из старой разваленной стены, находящейся в нынешнем своем положении /Л. 6/ без всякого значения, но с твердою волею и употреблением больших усилий столица может быть еще укреплена до наступления грозящей опасности.

Артиллерия Босфора.

Неприятельские корабли могут пройти чрез Босфор не иначе как по взятии сухопутной армией береговых батарей, в которых размещены более 400 орудий, большею частью большого калибра; притом въезд в пролив весьма неширок.

В батареях Босфора расположены 451 орудие, из числа которых 2/3 медные и 1/3 чугунные, не считая 22 орудий в Карабурну, не имеющих лафетов. Всех батарей считается 21, которые составляют маленькие каменные крепостцы с казармами, пороховым погребом и мечетью, и расположены по обеим берегам пролива.

Вся Артиллерия Босфора составляет «Бригаду Черного моря» состоящую из 2-х полков, по одному на каждом берегу, /Л. 6 об./ в полку 2 табура (отделения), в табуре 3 роты, а во всех 12-ти ротах Бригады считается 1800 человек.

Артиллерия Дарданеллов.

Орудия Дарданеллов (числом немного более 400) сосредоточены в больших батареях, и из них около 200 находятся на одном месте пролива. Артиллерия эта составляет также одну Бригаду, состоящую из двух полков, по одному на каждом берегу пролива.

Дисциплина и наказания.

В Турции не существуют ни правила, ни законы, ни постановления для службы; все это заменяется кораном, а потому дисциплина обозначает здесь деспотическую власть – с одной и раболепство с другой стороны.

Телесные наказания существуют в Турецкой армии в полной силе и к ним присуждаются не одни только нижние чины.

Военно-учебные заведения.

Для образования хороших офицеров /Л. 7/ предположено было учредить при каждом из шести корпусов род кадетского корпуса, кроме того: центральное заведение, так называемую военную школу в Пере, морское, инженерное училище и военно-медицинскую школу. Как сначала никто не хотел поступать в корпуса эти, то правительство стало отпускать кадетам все содержание и одежду, давало им жалованье и производило даже в офицеры до капитана; от этого произошло, при дурном устройстве корпусов и при лености Турок, что люди, имеющие уже за 40 лет от роду, все еще оставались кадетами, будучи весьма довольны своей судьбой.

Экзамен в присутствии Султана.

Автор рассказывает в подробности все приготовления к экзамену в кадетских корпусах и самое производство его, показывающее, что правительство имеет одно только желание наделать в свете как можно больше шуму о Турецком /Л. 7 об./ просвещении и образовании, нисколько не заботясь однакоже подвигается ли оно вперед, или нет.

Крепости.

Все крепости Турецкие носят одно только название, а в сущности представляют груду развалин; в одной только Силистрии начали пользоваться хорошею местностью для устройства лучших укреплений.

Флот.

Флот Турецкий находится в самом жалком состоянии; зимою он расположен во внутренней, а летом во внешней гавани; в море никогда не выходит, учений никаких не производит, а гниет оставаясь на месте. Ежегодно отправляют в Архипелаг один только корабль для сбора податей. Хотя по спискам во флоте должны быть 84 судна, т.е. 48 кораблей парусных и 36 пароходов, но налицо состоит только 18 кораблей и 18 пароходов, /Л. 8/ вооруженных пушками и не смотря на то, что на верфях работают и починяют беспрерывно, все новые корабли привозятся из Англии и Америки.

Оружие и одежда.

Все оружие приготовляется на туземных фабриках под надзором Англичан, но все оно дурного качества. Сукно делается в Смирне Англичанами, бумажные материи привозятся из Англии и Америки, а кожа из Дунайских Княжеств и России. Пороховой завод в Сан-Стефано на Марморном море находится в руках Армян. Оружейная фабрика в Долма багтче, большое заведение, стоющее огромных денег казне, но весьма неудобно устроено; в нем тратится много времени и издержек на изобретения и странности, ни к чему не служащие.

Б. Перевод.

III. Материальное состояние государства.

Народонаселение Европейской Турции /Л. 8 об./ преимущественно греческое, Турки владеют одними только городами и из них держат в повиновении окружающую страну; те же самые отношения существуют на Северном и Западном берегах Малой Азии от Трапезонда до Родоса в поле страны шириною в 6 миль. Все деревни населены Греками, и даже в окрестностях Константинополя находятся уже многие, в которых не понимают ни слова по-Турецки.

Число всех Магомедан (вместе с перешедшими в магомеданскую веру, как например Славянские жители Булгарии, Боснии, Кроации, Албании и проч.) простирается в Европейской Турции только до 3800000 человек – при общем народонаселении в 15500000 жителей; распределив их по вероисповеданию, получится следующее между ними отношение (По последней ревизии 1844-го года):

/Л. 9/ Магомедан в Европе 3800000

    во всем государстве 20550000

Греков и Армян в Европе 11370000

    во всем государстве 13730000

Католиков в Европе 260000

    во всем государстве 900000

Жидов в Европе 70000

    во всем государстве 170000
_____________________________

Всего в Европе – 15500000

В трех частях света 35350000.

 

Но принимая в соображение поколения и национальности их, отношения между ними выказываются еще в большую невыгоду для повелителей страны; а именно в Европейской Турции считается:

Турок 1100000

Славян 7200000

Романов Молдаван 4000000
Валахов

Арнаутов, Эпиротов 1500000

Греков 1000000

Армян 400000

Жидов 70000.

/Л. 9 об./ Татар 230000

______________

Всего – 15500000 жит.

 

При этом исчислении Молдавия, Валахия, Сербия и Черногория считанны Турецкими провинциями, чего едва ли можно положить в сущности.

Для получения взгляда на отдельные провинции могут служить следующие данные:

Валахия (по-Турец. Эфлак) 2600000

Молдавия (по-Турец. Богдан) 1400000

Сербия (по-Турец. Сирб) 1000000

Босния (по-Турец. Босна ве Герзек) 1400000
Кроация
Герцеговина
Черногория

Булгария (по-Турец. Булгаристан) 4000000

Албания (по-турец. Румили) 2600000
Эпир
Фессалия
Македония
Западная часть Фракии

Восточная часть Фракии (по-Турец. Эдирне,т.е. Адрианополь) 1800000

Острова (по-Турец. Джезаир) 700000

/Л. 10/ Первые три из этих провинций находятся только под косвенным влиянием Турции и делаются со дня на день все более независимыми; Славянские провинции (Босна ве Герзек) несут Турецкое иго, беспрерывно восставая против него, так что число совершенно покоренного народонаселения страны превышает едва 9000000 жителей.

_____________________

Хотя без сомнения чрезвычайно важно получить точные и верные сведения о состоянии страны, - некогда сильной, теперь в упадке находящейся, - но остается горестной задачей, быть вынужденным произвести приговор, когда при обсуждении действий правительства остаются только немного данных для спасения общего характера его и для поддержания мечты и лживых надежд энтузиастов, которые воображают себе, что одна наружная оболочка испорчена, а в сущности все в хорошем состоянии.

/Л. 10 об./ Изо всех огромных средств Турецкого государства остались только запущенная, малонаселенная страна и ленивое бессильное народонаселение. Природа щедро наделила страну, но человек, не уважая ничего, превратил дары ее в проклятие; леса опустошены, поля необработаны и самые плодородные лучшие места, превращенные в пустые степи, в настоящее время не в состоянии более доставлять пропитания нищенскому народонаселению (Turkey, Truth unfolded. Malta, Mail office). Турки во время своего владычества не выстроили ни одной деревни, не обработали ни одного поля, едва ли посадили одно дерево, и южная растительность, о которой так много говорят, сосредоточена в некоторых только уголках Босфора.

Иностранец, зная Турцию по одним только историческим преданиям их прежнего могущества и великолепия, удивится, при первом посещении своем, /Л. 11/ тому бедствию и невежеству, которые господствуют неограничено над страною; он сочтет древние предания за басни, за преувеличенные выдумки, украшенные цветистым языком востока. Но и в настоящее время еще многие припомнят великолепие и роскошь, отличающие некогда все сословия народа; богатство, даже между низшими классами существовавшее; знаки изобилия и расточительности, обратившиеся в пословицу, как и высокомерное тщеславие и восточная гордость, которые презирают принимать советы от образованных христиан.

Защитники правительства утверждают, что страна находится в переходном состоянии, что многие из самых дурных качеств исчезли – и что время исправит все дурное! – Но время только свидетель печальной и безутешной болезни и дряхлости его, а для спасения страны от /Л. 11 об./ угрожающей гибели нужно более чем один слепой фатализм.

Разбойничная алчность прежних Турецких правлений и корыстолюбие всех чиновников слишком известны, чтобы приводить им новые доказательства. Это произвело чувство боязни и сомнительности, овладевшее всеми до такой степени, что всякий и каждый заботится только о том, как бы скрыть свое имение и казаться беднее, чем в самом деле.

В настоящее время нет более надобности притворяться; бедность и неопрятность большей части народонаселения служат ясным выражением существующего, и сокровища, накопленные в прежние времена находятся в руках немногих. При этих неопровержимых истинах Турецкие журналы утверждают, что общественное и материальное состояние страны улучшилось! Подобные нелепости повторяются /Л. 12/ во всех Европейских периодических сочинениях, и даже в самом Константинополе можно быть введенным в заблуждение.

Хотя настоящее правительство и не претендует более на право отбирать имущество у богатых Райев для пополнения истощенной казны своей, то тем не менее все сословия народа скрывают и утаивают свое состояние и тем препятствуют процветанию промышленности нации.

В глубокой древности Турецкого деспотизма, когда каждый город управлялся правителем с неограниченной властью (Derebeg, графом долины), промышленники пользовались в занятиях своих большей свободой чем с тех пор, как правительство приняло все управление в свои руки. – Злоупотребление власти вознаграждалось в прежние времена для низших сословий оказыванием по крайней мере некоторой /Л. 12 об./ степени покровительства; почему именно эти классы народонаселения и должны более других жалеть о подобной перемене своего состояния, ибо в настоящее время они сделались совершенно беззащитными, а число притеснителей их увеличилось несметно, и они падают от того со дня на день все более и более в рабство и бедствие. А потому желание утаить и скрыть свое имущество овладело каждым, даже самым беднейшим, следовательно владение имуществом теряется для страны в нравственном отношении и производительные силы капиталов, - коих лишены торговля и обороты, - остаются мертвыми, уничтоженными.

Существовало время, когда Турецкие фабрики были рассеяны по всему государству и доставляли работу значительной части народонаселения, и как произведения подобных фабрик и мануфактур /Л. 13/ были приноровлены к восточным обычаям и восточному вкусу, то и произвели значительную внутреннюю торговлю, а тем небольшие производители внутренних стран были в состоянии сбыть такие произведения, которые, по причине больших издержек при перевозке, не могли быть перевозимы на значительное расстояние. Хотя большая часть этих учреждений и не были приноровлены к Европейским потребностям, но все-таки велась значительная торговля с иностранными рынками, например с Египтом и чрез его посредничество с Африкой и Азией. Этою торговлею процветали многие пограничные города (Трапезонд, Смирна, Бейрут, Александрия), пришедшие в последние годы в упадок и сделавшиеся незначительными.

Нельзя не признаться, что в последние года Европейская торговля значительно увеличилась и разумеется, что этим обстоятельством пользуются те, которые /Л. 13 об./ стараются доказать улучшение страны и желают ввести в заблуждение других или сами обмануты дурными, только для виду произведенными нововведениями Константинополя. При совершенном недостатке в статистических таблицах бывает довольно трудно доказать цифрами пользу или невыгоду этого, - но тем не менее получаются при ближайшем изыскании столько данных, что вполне убеждаемся, что внутренняя и пограничная торговли сделались жертвою Европейской; причем вся польза, от них получаемая, идет в руки Европейских купцов, тогда как деятельность иностранной торговли в Константинополе остается без всякой пользы для страны. – Вот следствия необдуманных поступок правительства, которое, мечтая только о приобретении доходов, не подумало о том, что меры для сего принятые ведут к разорению.

/Л. 14/ С постепенным увеличением бедности, изменился и вкус народа и целые роды промышленником исчезли. Люди, долгое время проживавшие в стране этой, замечают видимые изменения в личных явлениях жителей, одежда, домашний быт и прислуга которых в прежние времена несли на себе отпечаток промышленной деятельности и искусства; тогда в высших и средних сословиях видны были богатые, пестрые одежды, шитые чалмы, шарфы, шали, тонкие покрывала, шелковые материи и фантастические ткани из шелка, полотна и бумаги; богатые ковры, бархатные подушки с великолепным шитьем, богатые покрывала и украшения для лошадей; огнестрельное и холодное оружие самой искусной наборной работы и прислуга в богатой одежде. Искусство и промышленность процветали по всем отраслям, не для одних /Л. 14 об./ только богатых, но и для низших сословий, так что даже самый бедный мог отдать дань восточному любимому народному вкусу личным убранством и роскошью. Самый бедный деревенский житель гордился венками, сплетенными из золотых и серебряных монет и украшающими лоб жены и детей его, гордился блестящею медною посудою на своем очаге. Но теперь ремесленники потеряли свое занятие. Вместо блестящей медной – обходятся (не только сельские, но и городские жители) дурною глиняною посудою и великолепные цвета и богатые материи их одежды уступили место самым грубым и дешевым шерстяным и бумажным изделиям Англии.

Если бы кто-нибудь усомнился – и оно почти натурально, что каждый, не убедившийся в этом лично, должен быть неверующим, - в справедливости показаний, касательно упадка государства /Л. 15/ и в особенности промышленности, то пусть он спросит у любого купца, какое огромное число разных предметов изготовлялось в Турции до греческой революции, предметов давно уже исчезнувших с базаров и которым даже названия теперь едва известны. В настоящее время покупаются в Персии и Хоросане те многочисленные вещи, которые иностранцы и путешественники вывозят отсюда в Европу, как редкости достойные удивления. Пусть при этом энтузиаст объяснит ту несобранность, что с возрастанием Европейской торговли народонаселение видимо уменьшается, - факт, который не может быть объяснен иначе, как только тем, что Европейская торговля уничтожила народную промышленность.

Правительство, будучи в затруднительных финансовых обстоятельствах, делало сначала вредные постановления для народной промышленности, впоследствии /Л. 15 об./ же, будучи вовлечено в огромные заблуждения на счет государственного богатства, совершенно уничтожило ее. Немного теперь найдется людей, которые решатся употребить время и деньги свои на устройство машин и фабрик, чтобы подвергнуться потом притеснениям несведущих чиновников и неограниченному самовольству столько же несведущего правительства. Не подлежит никакому сомнению, что множество других государств, в отношении механических наук и искусств, уничтожат соответствующие отрасли Турецкой промышленности, даже при самых благоприятных для Турции обстоятельствах и при обыкновенном ходе дел; но с другой стороны нельзя утвердительно сказать, чтобы Турция лишена была всякой возможности вести счастливое соперничество, ибо, подобно тому как каждая страна имеет свои чрезвычайные вспомогательные /Л. 16/ средства, которые при мудром и верном хозяйственном управлении и употреблении дают ей возможность выказать свое превосходство над странами, не имеющими этих преимуществ, - так и в Турции кроются пребогатые средства, как в необработанной плодородной почве земли, так и в обработке виноградников, оливковых деревьев, в шелководстве и в едва известных рудниках, которые при незначительной обработке дадут богатую прибыль.

Но Турецкие правила наложения податей уничтожают все общепринятые основания политической экономии, в чем легко убедиться их таможенного тарифа:

За вывоз продуктов назначено 12% ценности товаров; из числа которых 9% слывут под названием внутренней и 3% выездной пошлины.

Ввозные же пошлины назначены /Л. 16 об./ зато только в 3% ценности товаров, тогда как транзитная пошлина за привозные товары определена только в 2% (Turkey, Truth unfolded).

В новейшие времена первая пошлина по сделанной ревизии уменьшена на 10%, а последняя на 4% ценности товаров; притом различные торговые трактаты лишили Турцию возможности возвысить пошлину на заграничные товары; так что вся таможенная система ничто иное, как премия, данная иностранным государствам, ибо каждый английский купец имеет право ввезти свой товар с пошлиною в 4%, тогда как Турецкий соперник его отягощен пошлиною в 10%, а потому и нельзя удивляться совершенному Турецкой промышленности. – И так страна, которая в состоянии дать большое распространение своей шелковой промышленности и благоприятствует вырабатыванию /Л. 17/ шелка в большей степени, чем какая-нибудь другая страна, останется всегда в одном и том же положении и вывозить только весьма посредственный сырец.

То же самое бывает и с вином; за него платят двойную пошлину, во-первых десятую часть со сбора винограда, и во-вторых как за произведение промышленности – всего около 40%, - так что одним этим постановлением ввоз иностранных вин поддерживался бы, если б коран не ставил тому препятствия. Но виноделие затруднено еще другим постановлением. – Виноградарь не смеет собрать виноград раньше, пока десятинная комиссия не оценит урожая; само собою разумеется что комиссия не приходит в должное время, отчего весь виноград, неспелый, переспелый и сухой собирается в одно время, винодел не имеет выбора и может произвесть напиток низкого /Л. 17 об./ достоинства, только для местного употребления (для нетурецкого народонаселения) годный. Таким образом, исправление вина для вывозки делается совершенно невозможным и самый драгоценный источник целых провинций (именно Мало-Азиатских) систематически не только запущен, но даже уничтожен.

Но причина разрушения страны этой, приготовленного самим правительством, лежит еще глубже. Правительство мало-помалу убедилось в каких огромных размерах делались похищения, а потому прибыло к средству отдавать на откуп доходы государства (десятину и поземельную подать) и доходы таможни. Неизбежным следствием этого было то, что действительный доход государственной казны содержался к общему сбору, тяготевшему на стране, почти как 1:3! – Разительный пример этому виден в таможнях /Л. 18/ Константинополя и Смирны, которые в настоящее время отданы на откуп обе вместе за ежегодную плату в 42 1/2 миллиона пиастров (около 2 1/2 миллионов рублей серебром); из этого числа приходится на Смирну 14, на Константинополь 28 1/2 миллионов, но по умеренному исчислению один Константинополь платит 60 миллионов, так что откупщикам (разумеется Армянам) остается до 30 миллионов для покрытия расходов. – В 1850 году Смирна платила около 24 миллионов пиастров, - а потому не подлежит почти никакому сомнению, что, при хороших распоряжениях, правительство, из одних этих двух портов, могло бы иметь доход в 100 миллионов пиастров (около 6000000 рублей сер.), - тогда как в настоящее время оно для получения 40 миллионов терпит страшные злоупотребления и несправедливости, а промышленность страны исчезает, и обогащаются одни только льстецы и расточители.

___________________

/Л. 18 об./ Географическое положение Турции между христианством и Европейским образованием с одной – и варварством с Азиатским язычеством с другой стороны, уже причиною, что страна эта никак не может дальше оставаться в нынешнем положении предрассудков и невежества, и если не примет, хотя принужденно участие в успехах и просвещении столетия, то исчезнет между Азиатскими ордами или, при совершенном запущении своем, сделается по частям желанною добычею своих соседей, хотя лорд Джон Россель и объявил недавно в Парламенте, что Англия – и вся Европа – должны сочесть за величайшее несчастье, если предвиденное происшествие это случится теперь или в скором времени.

Преобразование Турции, составляя любимую мечту многих восторженных Европейских государственных людей и надежду христианства для распространения /Л. 19/ просвещения, уничтожая преграды варварского невежества, - подобное преобразование делается возможным единственно посредством улучшения запущенного земледелия и отыскания скрытых в самой стране источников.

Но едва ли ныне господствующий народ, с своим разрушительным стремлением, призван к подобному существенному преобразованию страны.

Уже в продолжение многих лет даже самый поверхностный наблюдатель был убежден, что Турция приближается к своему разрушению; в новейшие же времена в ней все безостановочно стремится к гибели, так что несмотря на предсказания журналов о благих следствиях, от перемены систем и т.п. происходящих, - рано или поздно правительство должно обанкротиться, как самая страна давно уже несостоятельна!

Если б в Турции существовали люди, которые действительно заботились бы /Л. 19 об./ о процветании и благоденствии страны, и если бы они имели намерение возвести государство на ту политическую точку влияния между другими державами, которая следует ей по своему пространству и географическому положению, то необходимо не только их самое старательное и добросовестное усердие, но и пожертвование всякой собственной выгоды, дабы прежде всего искоренить непоколебимою волею и патриотическим стремлением то зло, которое уже с некоторого времени господствует между высшими сановниками, главная вина коих состоит преимущественно в том, что при пагубном подражании Европейским учреждениям теряются, без всякой пользы, все старания и труды народа, а обогащается только бесчисленное множество праздношатающихся, пришлецов, вертопрахов и обманщиков.

/Л. 20/ Извлечение из книги на Испанском языке «Записки о Русской армии» составленной Генералом Брочеро, бывшим в России с Инженер-Генералом Зарко-дель-Валье в 1846 и 1849-м годах.

Эта книга, не заключая в себе никаких рассуждений и выводов, не представляет ничего нового и занимательного. Она состоит из собрания сведений очень подробных, и большею частью весьма верных: о составе русской армии; о способе комплектования ее людьми и лошадьми; из нескольких выписок из Свода Военных постановлений; краткого обзора границ; системы крепостей; и отчета о военно-учебных заведениях, изложенного с большими подробностями.

Генерал Брочеро отдает полную справедливость обдуманной организации нашего военного управления, и в особенности указывает соотечественникам своим за заботливость и попечение Государя /Л. 20 об./ Императора о воспитании военного юношества.

Ошибки в собственных именах и некоторые промахи в числах, неизбежные при издании подобного отчета за границей, заставляют удивляться только тому, что их не так много, как бы следовало ожидать.

РГВИА. Ф. 450. Оп. 1. Д. 27.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.