Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Ренегат Солиман-Бей.

Если Морея, если Греция снова подпадет господству Турков, то единственною сему виною будет человек, распоряжающий всем Египетским войском под начальством Ибрагима. Во многих публичных листках его называли вторым Наполеоном по необычайной деятельности, быстроте и по решительности воли. В самом же деле он есть не иное что как только расчетливый трус и расторопный полковой начальник, или разве малым чем больше. Но он составил и обучил войско для Египетского Наместника - войско такое, которое не уступает Европейскому. По собственному показанию (См. Lauvergnes Souvenirs de la Grece. Paris, 1826) Сева (Французское имя ренегата), когда судьба привела его в Египет, он вовсе не воображал себе, что будет воевать против Греков. Солиман произшел на свет в Лионе от бедных родителей, [128] которые до ныне живы и получают от него пенсии по 2000 франков ежегодно. Сначала служил он солдатом на флоте в Тулоне; бежал оттуда в Италиянскую армию, и наконец был уже ескадронным начальником при Наполеоне. После падения сего властелина, Сев оставлен на половинном окладе. Но лишь только Буонапарте возвратившись с острова Ельбы, ступил на землю Франции, Сев не замедлил к нему присоединиться, нашел беглеца на половине дороги, поднял в Тулоне трехцветный флаг, сделался адъютантом Генерала Груши и Подполковником. Конец сражения при Ватерлоо заставил Сева искать безопасности в Египте. Там, с двадцатью франками в кармане и с надеждою в сердце, посчастливилось ему быть представленным Наместнику. Сев имел при себе патент на чин Подполковника, понравился Паше и был принят им в службу, с жалованьем по 80 пиастров в день и с правом деньги сии получать вперед за каждый месяц. Французский Консул в Александрии старался поддерживать благоволение Паши к новому пришельцу, и Сев, после многократных аудиенций, определен был в должность смотрителя при добывании каменного угля - [129] место во все неприбыльное. При начале возмущения в Греции, когда Паша вздумал учредить у себя войско на образец Европейский, Сев тотчас вызвался набрать баталион из Арабов. Спустя два месяца, он представил солдат своих Паше, который с удовольствием обещал сформировать еще два полка, и выписать для них из Марсели как мундирные вещи, так и оружие. Дотоле, именно до 1821 года Сев имел значительность весьма неважную; быв сперва частным человеком, потом надзирателем над копями, наконец екзерцирмейстестером. Но для войска, беспрестанно увеличивающегося, потребен был начальник и вождь, действующий сообразно с Европейскими правилами. Христианина запрещено возводить в сие достоинство; ему никак непозволяется начальствовать даже над последним из чтителей Могаммеда. Паша объявил Севу об етом важном препятстве, велел несколько времени подумать, и потом предложил ему свои мысли таким образом: "Слушай! если б я родился во Франции и был в твоих обстоятельствах; я тотчас отрекся бы от пророка. Бог везде один. Чти его, как тебе угодно; только завтра объяви главному Иману, что желаешь [130] сделаться Мусульманином. Что же касается до обряда," прибавил Наместник тихим голосом "мы сделаем его без свидетелей." Против таких доводов Севу говорить было нечего, и он через несколько дней уже имел на себе великолепную одежду Бея. Мегемед-Али сам наименовал его Солиманом. Теперь ясно, каким образом прежний Сев, или нынешний Солиман, образователь Египетского войска, очутился в Морее, где коммандует он под непосредственным начальством Наместникова сына, Ибрагима.

Сев хочет казаться ревностным Магометанином: прилежно посещает свой гарем; вино пьет в беседе только с добрыми приятелями; в час молитвы наблюдает со всею точностию, чтобы Арабы его неленились исполнять долг набожности, как следует.

В корпусе его господствует строгой порядок воинский. Полковых начальников бьет он из своих рук; капитаны получают побои от своих полковников, а нижние чины колотят взаимно друг друга. Старание сделать побудительною причиною действий одну лишь честь неимело никакого успеха. Побои удерживают Араба [131] в пределах порядка, а фанатизм занимает у него место храбрости в пылу сражения.

(С Немец.)

Текст воспроизведен по изданию: Ренегат Солиман-бей // Вестник Европы, Часть 148. № 10. 1826

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.