Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

О нынешнем состоянии Греции

(Извлечение из письма полковника Стангопа к Г. Боурингу, секретарю Греческого Комитета, в Лондоне)

Письмо полковника Стангопа начинается обозрением политических обстоятельств, и сношений нынешнего времени. Он советует грекам держаться политики твердой и откровенной; не вдаваться в тонкости и хитрости, и в тоже время удерживаться от дерзости и самонадеянности, которые могли бы обратить на них неприязнь держав Европейских.

О нынешнем и так называемом им правлении и военных силах Греции, сообщает он следующие сведения:

1. Исполнительная власть, до сего времени, была в руках людей различного [322] права и образа мыслей. Сначала, при влиянии князя Маврокордато, Примасов и Фанариотов, отличительным характером оной были порядок и вместе с тем интриги, производимые посторонним влиянием; потом, в правление Колокотрони и его приверженцев, одержала верх военная демократия, вскоре превратившаяся в олигархию. — Наконец партии Капитанов, или частных начальников, были вытеснены, и Кондуриоти сделался главою исполнительной власти; вместе с тем и острова заняли принадлежащее им место. Грабительства и насилия Капитанов научили народ достойно ценить благодеяния сильного, благоустроенного правления, и он с надеждой и доверенностью взирает на своих нынешних представителей, ожидая от них исправления бедствий, нанесенных ему владычеством грабителей.

2. Законодательная власть состоит из людей, которые набраны отчасти гражданскими и военными олигархами, отчасти народом, и потому разделяют выгоды своих избирателей; они большей частью суть люди честные, но не имеют больших способностей, и сведений в делах; по крайней мере, они друзья порядка, удалены от всякого лихоимства, и добросовестны в [323] употреблении общественные денег. Благородство и твердость, с которыми они воспротивились нападению Колокотрони, достойны удивления. — 3. Отправляющие должность Министров. Маврокордато, Негри, Калетти и другие умные и образованные греки занимали места в так называемом министерстве; но в то время, когда полковник Стангоп прибыл в Аргос, назначен был новый чиновник к отправлению должности министра внутренних дел. (Полковник не говорит, какое существует отношение между особами и которых он именует министрами, и так называемой им исполнительной властью, и что он собственно разумеет под первыми.) — 4. Юстиция. Византийское и часть французского уложения служат основанием греческому судопроизводству; между тем ни одно из них не пользуется большим уважением, и отправление правосудия находится в величайшем беспорядке, или, лучше сказать, оно еще вовсе не существует. Происходящий от того вред, в нынешнее военное время, еще не так ощутителен, как бы думать надлежало, и может быть, уравнивается; тем преимуществом, что в Греции нет закоренелых [324] злоупотреблений и обычаев, которые препятствовали бы введению хороших законов. Греция есть необработанное и плодородное поле, готовое произрастить всякое полезное семя. — 5. Полиция. Она находится в руках военных предводителей, и вообще отправляется с желаемым успехом. — Личная безопасность жителей, равно как и путешественников, во всяком случае лучше охраняется, нежели во время турецкого. владычества. — 6. Примасы. Они более наклонны к турецким нравам и образу правления. Влияние их в Морее велико; но в восточной и западной Греции имеет первенство власть Капитанов. Идра состоит под влиянием одного Примаса, который во многом зависит от простого народа; такое же управление и на Спецции; правление Ипсары имеет основания более сообразные с законными началами. Прочие острова состоят большей частью под кротким влиянием так называемого греческого правительства. — 7. Положение Греческой Церкви. Духовенство пользуется большим влиянием, но не в той мере, как сие существует в некоторых европейских землях. Впрочем греческое духовенство принимало великое участие в освобождении отечества, защищая дело оного не [325] только молитвами и проповедями, но и оружием. Оно не удалено от светских должностей. Вице-президент законодательного сословия и отправляющий должность министра внутренних дел суть духовные, равно как некоторые из Капитанов, (отправляя военную службу, они освобождаются от своего священнического достоинства). Духовные вообще трудолюбивы и прилежны; обыкновенной одеждой не отличаются они от мирян. Как священники, так и светские люди с большим прилежанием читают Библию на природном своем языке, я первые не поставляют никаких препятствий распространению в народе образования. — 8. Капитаны или суть сами храбрые люди, или произошли от воинов, которых турки не могли поработить, и с которыми они по сей причине заключили договор, уступив им род поместьев с феодальными правами. Капитаны выходят большей частью из сословия пастухов и земледельцев; хотя многие из них развратились от сообщения с турками, но вообще нравы их просты; они отличные воины и грабители, но жестоки только против врагов. Из зависти и недоверчивости к Примасам и Фанариотам, от дикой любви к свободе и от ненависти к [326] постороннему влиянию, особенно к иностранному владычеству, придерживаются они демократии. Страсти их ныне находятся в большом волнении, хотя в теперешнее время общая опасность соединила все партии. — 9. Народ. Греческие крестьяне отличаются многими, хотя и грубыми добродетелями; они были порабощены, но не развращены. Иное должно сказать о жителях городов: по причине частого сообщения с турками, они соединяют в себе пороки господ и рабов. Главнейший порок греков есть скупость, необходимое следствие неуверенности в своей собственности под турецким владычеством. В деспотическом правлении пороки почти перестают быть пороками; скупость, коварство, хитрость, лесть, низость, грабеж и убийство суть единственные оружия утесненных: неудивительно, что все сии пороки гнездились в душах утесненных греков! При учреждении благоустроенного правления оные непременно исчезнут. 10. Вспомогательные средства. Греция велика, но большая часть ее земель лежит без употребления. Земледелие и торговля вообще в самом жалком положении. Причины тому весьма легко понять можно: законы и безопасность лиц и имуществ не оживляют их. Народ не столько [327] отягощен податями, как утеснен и недоволен способами, посредством коих Капитаны и Примасы взимают оные, и беспорядком в употреблении общественных доходов. Желательно, чтоб правительство приобрело достаточную надежную власть, и могло принудить Капитанов и Примасов, обращать доходы в государственную казну, вместо того, чтобы расточать их на собственные нужды, как доныне; сего можно достигнуть образованием армии, для защищения законного порядка от внутренних и внешних врагов. 11. Заем. Греки думают, что у них все есть, кроме денег. Следствием сего ложного понятия есть то, что они пренебрегают все отрасли правления, которые видимо не приносят денег. Капитаны вообще не хвалят займы, страшася, что сим увеличится влияние их противников; прочая часть народа с нетерпением ожидает заключения займа, полагая справедливо, что хорошее употребление малой суммы, утвердит не только независимость, на и благоустройство Греции. Законодательная власть сделала многие распоряжения, чтобы обеспечить уплату процентов. — 12. Партии. В Греции можно принять три партии. Во-первых, Капитаны, которые стремятся к [328] владычеству и грабежу под предлогом демократии; они храбры и богаты, но имеют и сильных противников, которым они успеют противостать, если привлекут на свою сторону народ умеренностью и правосудием, то есть соединением своих выгод с выгодами отечества. Во-вторых, Примасы и олигархи: и они добиваются власти и богатств, и в призвании иностранного властителя видят средство к достижению того и другого. Третью партию можно назвать народной; она состоит из людей, которые не принадлежат ни к военной, ни к гражданской олигархии; из крестьян, купцов, граждан и некоторых жителей островов. Начальниками их считаются некоторые люди с образованием и с талантами. Когда вторжение турок угрожало Греции, то партия сия сблизилась с Капитанами; по миновании опасности, она стала противиться их грабительствам и лихоимствам; единодушием своим начинает она приобретать влияние и власть. 13. Воспитание. В Греции чувствителен недостаток в образованных людях; это видно во всех отраслях правления. Учреждение типографий и школ, и воспитание молодых людей с отличными дарованиями в чужих краях, могут иметь [329] самые благодетельные следствия.— 14. Морская сила. Она состоит большей частью из купеческих судов (бригов) с островов Идры, Спецции и Ипсары; число их простирается до 80. Сии суда содержатся отчасти приношениями частных людей; матросы храбры и опытны. Характер греческого флота тот же, который видим в греческом войске: он не был в состоянии противиться общей турецкой силе, но в небольших стычках далеко превосходил турецкой флот, и может истребить оный некоторым родом партизанской войны на море. 15. Войско. Предводители войска суть Капитаны, о которых прежде говорено было; нравами они большей частью грубы и просты; в делах умны и храбры, и сражаясь в горах, непобедимы. Воины разделяют добродетели и пороки своих предводителей, которые имеют над ними весьма мало власти, и редко их наказывают, но за то и платят им жалованье весьма неисправно; если они не довольны своими начальниками, то возмущаются или оставляют их; — должно сказать, однако, что ныне войско содержится в большем повиновении, нежели в начале войны. Греческие солдаты чрезвычайно приучены к трудам, и переносят величайшие [330] недостатки с веселым духом. Они на бегу скоры как лошади, в горах невозможно нагнать их, и когда любовь к независимости внушает им терпение, то они действительно непобедимы. Греческие воины не могут вообразить возможности, чтоб турки их когда-либо победили. Чувство сие распространено по всей армии. По мнению Стангопа, достаточно 28000 чел., чтобы обезопасить Грецию от нападений турок, если в то же время произведено будет поголовное вооружение народа, для подкрепления войска в случае нужды. В обратном завоевании крепостей Патраса, Леранта и Негропонта, полагает он чрезвычайную важность. —

Полковник Стангоц не упоминает в сем обозрении о внутреннем управлении. Греции: выписываем здесь то, что он говорил об оном в письме от 18 января 1824 г.. Греция разделена на уезды и округи, которые управляются префектами и подпрефектами. Каждая волость избирает старосту, который состоит в ведении начальника округи; тот и другой подведомы подпрефекту. Префект зависит от высшего чиновника, имеющего звание министра внутренних дел. В каждом уезде есть суд, главный секретарь и чиновники по части финансов, военной и [331] морской, и, где нужно, смотритель над гаванями. В каждом уезде есть совестный или мирный судья; в каждой округе суд, состоящий из трех лиц; сверх того в каждом уезде есть суд, состоящий из пяти членов, и называемой оружейным. Совестный судья решит все дела, которых предмет не превышает ста пиастров, и в тех случаях, когда дело идет о сумме менее пятидесяти пиастров, без апелляции; точно также судит он небольшие уголовные проступки. Он не может присудить в наказание более трехмесячного ареста, но имеет право превращать телесные наказания в денежные пени не свыше 150 пиастров. На сии решения нельзя подавать апелляции. Каждый совестный судья имеет секретаря и регистратора; на одно судебное дело не может произведено быть без составления письменного протокола (statement of cause); все решения должны быть произносимы публично и письменно; если тяжущиеся хотят подать апелляцию, то они должны объявить сие немедленно по выслушании приговора. Первые суда (окружные) решат дела гражданские, уголовные и торговые, и апелляции на совестного судью; все приговоры должны быть письменные, и на них можно подавать [332] апелляции в апелляционный суд; приговоры сих последних (Сочинитель не говорит, что сии суть вышеупомянутые оружейные суды, tribunaux des armes) окончательны в делах, коих предмет не превосходит 4000 пиастров; в последнем случае подается апелляция так называемому вышнему Судилищу Греции (General tribunal of Grece), В уголовных делах приговор апелляционного суда окончателен, и только в том случае можно подавать апелляцию вышнему Судилищу, когда присуждена смертная казнь. Каждый приход имеет нотариуса, который должен быть утвержден правительством; все денежные дела должны быть производимы в его присутствии, равно как и завещания.

Пер. Н. Без.

Текст воспроизведен по изданию: Современная история. О нынешнем состоянии Греции // Сын отечества, Часть 99. № 3. 1825

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.