Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ОТРЫВКИ,

Содержащие некоторые любопытные подробности о Турции и Египте

(Из Wittmans Travels.)

Я приехал в Газу и осмотрел вопервых ту часть города, где живут Христиане; ибо они, подобно как и все прочие секты, имеют особенную часть, назначенную им для жительства. Я въехал в город с Восточной стороны, чрез самое то место, где, сказывают, находились ворота, которые Самсон унес на плечах. В сем же самом городе подавил он неприятелей своих под развалинами храма. [240]

Предместия Газы состоят из земляных мазанок; но самый город показался мне лучше всех прочих, виденных мною в Сирии. Я ходил на базар, или рынок, для покупки разных нужных мне вещей, и нашел его не в цветущем состоянии. Я видел множество обломков статуй и мраморных столбов в стенах домов.

Я осматривал развалины огромной мечети, в долине близ города. Стены сей мечети имеют толщину чрезвычайную. Над дверями приметил Турецкую резную работу, в совершенной невредимости. Внутри мечети, многие мраморные столпы лежали на полу. Жители Газы имеют предание, что сии столпы были туда принесены Санжиаком в прошедшем столетии. На Восточной стороне города видел я развалины многих укреплений, подорванных Французами, во время владения их сим городом. Нам сказывали, что в бытность армии погибло тут 500 Французов от моровой язвы, и двенадцать тысячь человек из их войск истреблены в Сирии болезнями, мечем и голодом.

Я был у Губернатора, которой принял меня весьма учтиво. Он был нездоров, так как и сын его, у [241] которого болели глаза. Сия болезнь очень часто свирепствует в сей стране, и я видел в Газе множество слепых.

Окрестности города сего весьма приятны, по причине множества пленительных садов, составляющих очаровательный ландшафт. Хлебные поля обещевали изобильнейшую жатву, и вид моря, отстоящего не более, как на одну милю, довершал красоту сего бесподобного местоположения.

Прогуливаясь по прекрасным и обширным садам Газы, нашел я в них множество лучших плодоносных дерев, как-то фиговых, шелковичных, гранатовых, абрикосовых, померанцовых и лимонных. Там сеют также и табак.

В двух милях от Газы видел я деревню, в которой домы построены с отменным искуством из кирпичей, обожженных на солнце, и покрыты бревнами, которые смазаны между собою глиною. Сии кровли служат жителям огородами, и на них сеют разные поваренные травы. Зелень, покрывающая сии жилища, делает их совсем не похожими на домы, так что путешественнику не пришло бы и в ум, что он подъезжает к селению, естьли бы не [242] удостоверяла его в том колокольня или минарет мечети.

По возвращении моем в лагерь, сказали мне, что видели большое стадо антелоп на ближней горе. Мы поехали верьхом и с ружьями; но сии животные так легки и резвы, что мы не могли ни одного застрелить. Мы видели также множество перепелок и жакалов (род лисиц). Рек сих последних иного беспокоил нас в лагере. Вероятно, что сих-то самых животных Самсон употребил на сожжение хлебных полей Филистинских.

По взятии Александрии, сели мы в шлюпку и, после весьма приятного плавания по Абукирскому озеру, увидели в полдень Аглинской лагерь и вышли на берег близь артиллерийского парка.

Следующий день употребили мы весь на осматривание разных военных постов. Десятого, ездили прогуливаться верьхом до Помпеева столпа. Сей памятник, находившийся прежде посреди Александрии, отстоит теперь на милю от города. Новейшие открытия доказали, что сей столп был воздвигнут в честь Домициану. Он Коринфского ордена и сооружен из гранита. Шафт его, или стержень имеет 90 футов длины, не [243] щитая основания, имеющего пять футов высоты. Сие основание было починено, за несколько лет перед сим, одним Александрийским Губернатором. Столп сей состоит из трех частей. Обелиск Клеопатрин, не далеко от оного находящийся, состоит из одной части и построен также из красного гранита. Он возвышается на 60 футов сверьх земли, в которой большая часть оного скрыта. Другой обелиск, из такого же камня, лежит тут же. Иероглифические письмена были так глубоко вырезаны на сих камнях, что по сие время еще совершенно целы, кроме Восточной стороны, где они изгладились от палящих ветров, от которых гранит выкрошился, но с других сторон сохранил он весь лоск свой.

11-го Числа поехали мы в Александрию и, проезжая в ворота со стороны моря, увидели часть колоссальной руки, вырезанной из граниту; от начала пальцев до конца кисти имела она 3 фута длины. Сия рука была привезена Французами из Верхнего Египта, и догадываются, что она составляла часть колосса, воздвигнутого в честь Мемнону. Мы видели многие любопытные развалины, особливо гробницы, покрытые иероглифами. [244]

Великий Каир, столица Египта, которую Арабы называют Месром, а природные жители Какирою, лежит на Восточном берегу Нила и простирается до подошвы горы Мокатама. Сей город отдален от реки почти на одну Аглинскую милю и обнесен стеною, которая имеет около трех Географических миль в окружности. Замок, построенный на самом возвышенном месте города, называется Арабским именем Жеббель-Жиржис. Некоторые думают, что он был построен, за семь столетий перед сим, Салагом-Эддимом, Султаном Египетским; но другие полагают, что он сооружен в цветущие времена Греции и составлял часть древнего Египетского Вавилона. Сии здания, заключающие во внутренности своей многие развалины, были прежде обиталищем Египетских Султанов, и остатки их ручаются за прежнее их великолепие. Прежде вступления Французов в Египет, Каирский Паша имел свое пребывание в старых палатах, находящихся во внутренности крепости; гвардия его, свита, Янычары и Ассафы имели также особливые жилища.

Сколь ни страшна кажется сия крепость жителям Каира, но положение ее [245] было бы очень невыгодно, естьли бы надлежало ей выдержать правильную осаду; ибо гора Мокатам, господствующая над нею, учинила бы долговременное сопротивление невозможным.

Стены крепости находятся весьма в худом состоянии от небрежения правительства; впрочем они довольно высоки и хорошо построены; во многих местах перекладывали их снова.

В крепости находится Монетный двор, где бьют золотые и серебреные деньги с городским клеймом. Сия монета в Турции и Египте так испорчена, что едва ли не ниже 35-й пробы.

Улицы в Каире весьма узки и не вымощены, и так затруднительны для иностранцев, что они почти всегда имеют нужду в проводниках. Высота домов и теснота улиц доставляют однакож тень весьма приятную в сем знойном климате. Сверьх того во время сильных жаров рачительно поливают сии улицы, что освежает воздух и отвращает пыль, которая вообще так изобильна и легка, что малейший ветр поднимает вихри оной, и пешеходцы претерпевают от сего крайнее беспокойство. Домы в Каире весьма высоки и покрыты террасами. Нижние этажи [246] обыкновенно из белого тесаного камня, а верхние деревянные; окна все выдались на улицу и снабдены решетками. Домы так сближены вверху, что почти можно подавать друг другу руку через улицу. Комнаты главных домов суть пространны и покойны. Они всегда отверсты с Северной стороны, для впущения свежего воздуха. В домах Беев и богатых купцов находятся фонтаны, которые умеряют жар. Сии фонтаны почитаются в Египте приятнейшею роскошью. Полы в комнатах выстланы мрамором, а стены украшены изящною мозаическою работою. Домашние уборы подобны Турецким; их составляют почти одни софы и ковры.

Знатные и богатые люди проводят целые дни, сидя на софах своих и занимаясь курением табаку, или питьем кофе и шербета. Напротив того простолюдимы работают беспрестанно на солнце и, не взирая на то, кажутся быть довольными, хотя пища их очень недостаточна. Вообще можно сказать, что народ в сей стране удивительно ограничен в потребностях своих: нищенское рубище едва прикрывает сих бедняков, и они валяются в нечистоте со скотиною, без малейшего отвращения. [247]

Палаты Беев весьма обширны и обнесены высокими стенами. В нижнем жилье не имеют они окон. Большая часть сих палат были разорены, когда Агличане вступили в Каир.

Мечети в сем городе весьма многочисленны и занимают в нем большое пространство. Минареты в некотором расстоянии делают очень хороший вид, но мечети сами по себе не могут равняться с Турецкими.

Город Каир простирается в длину от Севера к Югу почти на полторы мили, а в ширину на одну милю. Он имеет многие ворота, из которых главные многие ворота, из которых главные суть Северные и называются Бабель-Нассер. Вошед в город чрез сии вороты, увидишь вопервых длинную торговую улицу с лавками по обеим сторонам и весьма многолюдную. Тут находится множество как тамошних, так и Европейских товаров. В сей улице и во многих других расставлены большие деревянные подсвечники, служащие к освещению города в торжественные дни.

Кофейные домы в Каире посещаются Импровизаторами, которых любопытные призывают и платят им. Сии Импровизаторы часто бывают в [248] беднейшем состоянии; их можно узнать по небольшому соломенному калпаку. Встречаясь на больших дорогах с проезжими, они всегда готовы приветствовать их весьма льстивыми стихами и за труды свои довольствуются самою малою платою.

Мне не возможно было узнать ничего достоверного о населении Каира. Оно кажется очень велико; но сие происходит, может быть, от того, что улицы весьма тесны и потому всегда наполнены людьми. Внутри сего пространного города находится весьма много пустырей, кроме больших площадей, оставляемых перед мечетями, домами Беев и народными зданиями.

Во всем Каире нет ни одного колодезя пресной воды, кроме находящегося в крепости, которой кажется очень древен и построен весьма любопытным образом. Утверждают, что сей колодезь был вырыт по приказанию Калифа Саллаг-Эддина, или Иосифа; почему и называют его колодезем Иосифовым. В крепости находится огромное здание, называемое также палатами Иосифовыми, и которое служило жилищем Калифу Саллаг-Эддину. В нем видны остатки прежнего великолепия; особливо одна [249] комната украшена отменною мозаическою работою. В сей комнате ткут теперь сукна. Подле оной находится другая, в которой потолок расписан фресковою живописью, весьма по видимому древнею; но более всего доказывает глубокую древность сего здания то, что на стенах оного начертаны имена прежних Царей Египетских такими письменами, которые не оставляют ни малого сомнения в том, чтоб не были они изображены во времена сих Царей.

Теперь возвращаюсь к колодезю Иосифову. Он имеет 280 футов глубины и 40 футов окружности. Около него построена галлерея, чрез которую люди и животные спускаются до самого дна колодезя. Все сие здания иссечено в камне, которой, правда, известковой и довольно мягкой. Вода не много солоновата; ее черпают посредством колес, к которым прикреплены глиняные сосуды; сии колеса приводятся в движение волами и буйволами. Вода выливается в жолобы, из которых черпают ее для употребления.

Город довольствуется по большой части водою Нила. Сию воду привозят в кожаных сосудах и употребляют на сию работу множество людей и [250] животных. Женщины и дети беднейшего класса народа, которые не имеют способов покупать воду, принуждены сами ходить за нею на реку; они носят ее на головах с большою ловкостию и даже с приятностию.

Жители Великого-Каира, так как и большой части других Египетских городов, состоят из Арабов, Египтян, Греков, Армян, Турков и Мамелюков. Арабы без сомнения составляют многочисленнейший класс во всем Египте. Число Христиан, поселившихся в сей стране, весьма не велико. Арабской язык, которой вошел во всеобщее употребление, есть почти единственный в Каире, а Египетским более не говорят. Правда, что священники употребляют древние Египетские книги во всех духовных обрядах; но многие достойные вероятия особы утверждали мне, что ни один почти из них не знает языка сего.

Арабы, живущие в Каире, весьма статны и деятельны. Женщины, в простом народе, участвуют во всех работах, требующих силы. Цвет лица их очень смугл и черты неприятны. Они выходят за-муж весьма молоды, и очень плодородны; но бедное их [251] состояние подвергает детей многим опасностям. Сии младенцы имеют обыкновенно печальной и унылой вид; они часто подвержены глазным болезням. Вообще оспа похищает их великое множество. Они также подвержены завалам в брыжейке. Дети Европейцев, поселившихся в Каире, суть равномерно слабы и хворы; они редко достигают совершенного возраста. Нет сомнения, чтоб сии детские болезни не происходили от недостаточной и худой их пищи, также как и от великой нечистоты жилища простого народа.

Арабы носят голубые бумажные рубашки и широкой кожаной пояс. Голову обвертывают белою или цветною шалью на-подобие чалмы. Ходят босые и без башмаков. Шеики носят голубые и шахматные платки, которые распускают по плечам; обуваются в туфли.

Одежда женщин сего класса также весьма проста: она состоит из голубой рубашки; они ходят также без чулков и без башмаков; лицо закрывают черным шелковых покрывалом, так что одни глаза у них только видны; брови и ресницы чернят черным приготовленным карандашем, и которой называется по тамошнему Алквифукс. Они [252] красят себе подбородок голубою краскою, а пальцы красною или померанцевою: сии последние краски составляются из листьев Генны. Женщины носят браслеты из цветных стекол и широкие кольцы на руках; к серьгам своим часто привешивают они разные монеты.

Богатые женщины одеваются почти точно так, как Турчанки. Они также носят длинное черное покрывало, простирающееся до пят.

В Каире ткут разные бумажные материи, как белые, так и разноцветные, шали, шелковые и шерстяные платки; делают также разные уборы для лошадей, и весьма искусно вышивают.

Седла, делаемые в Каире, по большей части покрываются бархатом с богатым золотым шитьем.

Там находится еще другая весьма деятельная мануфактура, а именно, шелковых снурков, на которых носят сабли через плечо и пистолеты, привешиваемые за плечами.

Арабы употребляют также сии снурки для вздергивания до локтя широких рукавов рубах своих; ибо они обыкновенно обнажают переднюю часть рук. [253]

Сабли, привозимые из Дамаска и Персии и продаваемые в Каире, очень уважаются; но как они чрезвычайно хропки, то для владения ими требуется большое искуство и снаровка. Турки и Мамелюки весьма разборчивы в рассуждении сабель, но еще более щеголяют они лошадьми, которых великое множество приводят на продажу в Каир. На пример, естьли несколько прядей в гриве у лошади вьются, то цена ее нарочито возвышается.

В числе товаров, вывозимых из Египта в Европу, надлежит щитать пшено, кофе и многие красильные припасы, также лекарственные смолы, шелк-сырец, постные масла, мыло, кожи, финики, миндаль и сухие плоды.

Главное увеселение Каирских жителей составляют танцовщицы, которые пляшут на улицах и площадях. Сии женщины не закрывают лиц своих, что в сей стране и во всем Востоке почитается большою непристойностию. Сии танцовщицы имеют гораздо более легкости и гибкости, нежели приятности; пляска их весьма жива и довольно бесстыдна. Они обыкновенно бьют в кости и пляшут при звуке гобоя и бубнов. [254]

За пляскою следует варварской концерт, не имеющий никакого согласия.

Сии зрелища служат во всех городах и селениях Египта не только забавою для простого народа, но даже самые почтеннейшие люди призывают танцовщиц в домы свои, чтоб учить плясать с приятностию жен своих, не опасаясь ни мало, чтоб сии презренные создания развратили нравы их.

Фигляры также много уважаются простым народом в Египте. Они очень искусны и проворны в ремесле своем. Ходят также по улицам Каирским прыгуны и балансеры, которых всегда сопровождает шут для увеселения народа.

Старый Каир лежит к Югу на полмили от Великого-Каира. Почти все здания оного составляют ничто иное, как кучу развалин; но набережная, к которой пристают суда с хлебом и другими произведениями Верхнего Египта, представляет весьма живое зрелище. Это есть один из главнейших хлебных рынков во всем Египте.

Булак, находящийся на Восточном берегу Нила в полумиле от Великого Каира к Северо-Западу, служит главною пристанью для торговых судов [255] Нижнего Египта. Там бывает великое множество хлеба и разных товаров. Сей город был прежде в весьма цветущем состоянии, но война разорила его. Лучшие здания уже не существуют. Предместия Каира, или, лучше сказать, деревни, окружающие сей город, также разорены.

Непосредственно на Юге от Каира виден большой водовод, служивший к доставлению вод Нильских в дом Паши, находившийся в крепости. Сей водовод имеет три ста сводов, но оставлен ныне в небрежении. Французы воспользовались им для защиты Каира; они заклали камнями расстояние между сводами, и таким образом превратили его в большую стену.

Египетские лошади, которые суть настоящей Арабской породы, различаются по свойствам их и по красоте соразмерностей. Мамелюки и другие кавалеристы снабдены лошадьми сего рода. Верблюды и ослы употребляются для перевозки тягостей. В сей стране повозки не известны, и знатнейшие жители Каира заставляют носить себя в носилках, которые называются тарталанами. Ослы не в таком здесь пренебрежении, как в Европе; о сих полезных животных имеют великое [256] попечение и от времени до времени стригут их. Вообще они больше и шагистее Европейских.

В здешней столице одни только Мамелюки и Турки имеют право ездить верьхом на лошадях; прочие жители принуждены употреблять для сего лошаков и ослов. Женщины также ездят на сих животных совершенно по-мужскому: седла их весьма высоки и покрыты коврами. Одежда их во всем подобна черной домине.

В сей стране едят буйволовое мясо, как мы говядину. Сии животные бывают жирны и отменно вкусны весною, когда, по слитии Нила, трава начинает прорастать. Быки и коровы почитаются столь полезными животными, что их не употребляют в пищу. Их обыкновенно назначают к черпанию воды, для напоения полей и садов.

Египетские козы весьма отличаются как видом своим, так и количеством молока; уши у них чрезвычайно длинны.

Баранина в известное время бывает чрезвычайно вкусна и дешева, равно как и домашние птицы, гуси, голуби и яйца. Все сие можно удобно достать во всем Египте. [257]

Плоды изобильны и многоразличны. Есть множество персиков, абрикосов, померанцев, лимонов, фигов, фиников, миндаля и гранат. Персики и абрикосы посредственны, но померанцы и лимоны весьма хороши, так как виноград и арбузы которые в сем знойном климате весьма уважаются по причине их прохладительного свойства.

Между драгоценными произрастениями сей страны должно полагать лук, славный своею сладостию, также огурцы, тыквы, свеклу, редьку, шпинат, корень, называемый Кулькасом, и Бизлеам, род растения красного цвета и видом похожего на яйцо.

Во всех возвышенных местах Египта видны богатые поля пшеницы, называемой усачкою, ячменя, пшена, Индейской пшеницы, лупинов, или волчьих бобов, чечевицы, бобов, индига и картана. Хлеб молотят, заставляя топтать его ногами лошаков, ослов и буйволов, и мелют его ручными мельницами. Печеный хлеб весьма хорош и дешев.

Печи топят соломою Индейской пшеницы и картана, или тростником.

Я был свидетелем одного любопытного священного обряда, которой прежде [258] ежегодно возобновлялся, но, по прибытии Французов в Египет, был оставлен: это есть ход, сопровождающий верблюда, везущего священный ковер, которой служит к покрыванию Кабы, или дома Божия в Мекке. Сие зрелище весьма занимательно для жителей Каира. Кади и множество Дервишей находились при сем. Главные Чиновники Великого Визиря следовали за ними с музыкою и с распущенными знаменами. Наконец Тагер-Паша замыкал ход со многочисленным войском. Верблюд, везущий священный ковер, был украшен развевающимися перьями и покрыт попоною из зеленого сукна с богатым золотым шитьем. Народ теснился вокруг его, стараясь прикоснуться к священному ковру. Другие верблюды, покрытые равномерно зеленым сукном, следовали за первым; Имамы пели стихи из Алкорана, и вооруженные всадники замыкали шествие.

Мы отправились из крепости Ибрагима 15-го, рано по утру, в покрытом судне, и плыли на парусах вверьх по Нилу до Бедорашена, деревни, лежащей в 14 Аглинских милях от Каира и против Галуана. Оттуда пошли мы пешком в Меттер-Генну, другую [259] весьма бедную деревню, в двух милях от первой находящуюся. Сия деревня заслуживает быть посещаема по причине относящихся к ней преданий. Уверяют, что она построена на самом том месте, где был прежде Мемфис, город, толь славный в Истории Наук и Художеств, и заключавший в себе толикие богатства. Мемфис был основан Королем Ухореусом, которой назвал его именем своей дочери. Сия вышла за Нила и была матерью Египта, или Египтуса.

Меттер-Генна отстоит на шесть или семь Аглинских миль от пирамид Саккарских. Там видны многие отломки гранита, покрытые иероглифами и разбросанные по земле. Сии отломки принадлежали к столпам разных орденов Архитектуры. На Востоке от деревни видны большие кучи развалин в направлении от Юга к северу. Надлежит заметить, что во всем Египте такие кучи находятся всюду, где только можно заключать, что был прежде город. По близости от сих развалин нашли мы остатки стены чрезвычайно толстой и, вероятно, весьма древней. Строение оной, кажется, было подобно тем стенам, которых развалины видел я [260] близ Константинополя и Александрии. Полагают, что стена, которой развалины видны еще подле сего последнего города, составляла ограду Птоломеевой библиотеки. Кирпичи расположены в ней параллельными слоями; камни же суть известковой породы и во всем подобны тем, которые составляют массу горы Мокатама. Кирпичи от малейшего усилия рассыпаются как песок, хотя и сохранили вид свой.

Сии разные следы древнего города заставляют меня заключить, что и действительно Мемфис находился в сем месте. Стена, о которой я теперь говорил, служит сильнейшим доводом в пользу сего предположения. Все те, которые посещали древнейшие памятники, найдут и здесь отличительную и необманчивую печать оных. Обломки столпов, покрытых иероглифами, и груды развалин, собранные в сем месте, служат сильнейшими на то доказательствами. Близость Саккарских пирамид равномерно подтверждает, что Мемфис тут находился.

После духоты и пыли, беспокоивших нас в Каире, окрестности Меттер-Ганны показались нам прелестными. Там видны высокие пальмовые рощи и [261] богатые хлебные поля. Я купил отломок Египетского идола и взял кусок известкового камня, из которого построена упомянутая мною стена, также кусок гранита от столпов.

По возвращении нашем в Бедерашен, Шеик позвал нас к себе и угощал разными закусками и кофеем. Мы приплыли в Касем-Бей не прежде девяти часов вечера, по причине противного ветра.

На берегах канала, ведущего из Нила в Галуан, приметили мы развалины древнего здания.

Предлагаю Читателям записки, собранные мною в Каире, о приращении и убыли воды в Ниле:

1801 Года Июля 16-го, посещал я Мекиас или Нило-мер, находящийся к Югу острова Рондага, близь Старого Каира. Араб, делающий наблюдения, сказал мне, что Нил начал прибывать с 28-го или 29-го Июня. Вода поднималась так скоро, что надлежало ожидать в сей год большого наводнения. Я списал примечание, начертанное на воротах Мекиаса; оно есть следующее:

"В 9-й год Французской Республики, и в 1215-й год Эгиры, через тридцать месяцев по завоевании Египта [262] Бонапартием, Мену, главнокомандующий Генерал, починил Мекиас."

"Нил во время маловодия стоял на три локтя и десять дюймов столпа, в 10-й день после солнцестояния VIII года."

"Он начал подниматься, в Каире, в 16-й день после сего солнцестояния. Во 107-й день после оного поднялся он на два локтя и три дюйма, выше шафта столпа."

"Он начал убывать во 115-й день после сего солнцестояния."

"Все поля наводнились. Сие чрезвычайное приращение воды, на 14 локтей и 17 дюймов, подает надежду, что жатва в сем году будет весьма изобильна. Шафт столпа имеет 16 локтей высоты."

"Локоть состоит из 54 сантиметров (Новая Французская мера, составляющая 4 лин. 43441952), и разделяется на двадцать четыре дюйма."

Говорят, что Дельта поднялась на 14 локтей, в продолжение трех тысячь двух сот осьмидесяти четырех лет. Савари замечает, что самые изобильнейшие годы в Египте бывают те, в которые вода в Ниле поднимается на 18 локтей. [263]

23 Июля, Нил поднялся на 12 дюймов от 16 числа.

3 Августа, вода поднималась ежедневно на 12 и 13 дюймов, в продолжение многих дней.

5 Августа, вода сделалась чрезвычайно мутна и желтовата, так что не можно было ее пить, не дав отстояться илу. В сей стране делают для сего большие чаши из весьма ноздреватой глины: Арабы называют их бирдаками. Беспрестанное выдохновение воды сквозь поры сей глины содержит оную весьма свежею в сих сосудах.

9 Августа, канал Князя верных, протекающий через весь Каир, был отперт с обыкновенными обрядами. Вот каким образом сие происходит: Губернатор Каирский и главные Турецкие Чиновники, в сопровождении огромной музыки, идут к тому месту канала, где имеет он сообщение с водоводом. Народ забавляют фейерверками и пальбою; потом разоряют плотину, и вода стремительно втекает в канал. На нем появляется множество судов, украшенных богатыми флагами. Магомет Паша, сидевший на берегу канала, бросал от времени до времени в воду [264] деньги, которые Арабы доставали со дна канала, будучи великие мастера нырять.

18 Августа, Нил поднялся на 16 локтей и 10 дюймов, так что покрыл половину капители столпа. 1-го Сентября вода стояла на высоте 17 локтей, то есть, почти совсем покрыла капитель. В течение Августа поднялась она почти на 9 футов.

16 Сентября - 17 локтей 13 дюймов. 19 Остров Рондаг почти совсем наводнился.

21

17 локтей

16 дюймов.

23

17

18

25

17

21

27

17

23

29

18

1

2 Октября

18

4

Такова была самая большая высота Нила в 1801 году. Река начала убывать 8 Октября в Каире, а в Розете прежде.

Жители замечают, что Северный ветр поддерживает воду долее на высоте ее, и что поля от сего более напояются и следовательно приносят обильнейшую жатву; естьли же напротив того ветер будет Западный, во время полноводия, то вода скорее [265] стекает, и не довольно напитанная земля не так бывает плодородна.

Прилагаю таблицу уменьшения вод от 8 Октября 1801 года.

24 Октября вода убыла на 5 дюймов.

9 Ноября

1 локоть

8

13

2

4

15

2

10

22

3

15

30

4

19

8 Декабря

5

6

14

5

14

22

6

2

27

6

6

1802,

3 Января

6

18

10

7

17

7

7

24

7

14

31

7

20

7 Февраля

8

14

8

4

Из вышеприведенных таблиц следует, что в 1801 году Нил поднимался всего на 37 футов и один дюйм, и что до 14 Февраля 1802-го он убыл на 15 футов. Около сего времени был я готов отправиться из Каира обратно в Англию.

Осадка, оставляемая Нилом на поверхности полей, имеет черноватый [266] свинцовый цвет; но высыхая, делается серожелтою. Как сия грязь содержит в себе много глины, то, высыхая, трескается. Я взял несколько сей земли для исследования, и как скоро она будет ко мне доставлена, то не премину сего исполнить с величайшею точностию. Я приметил во многих местах, где земля была ровна, что слой сего ила имел около 9 дюймов толщины; но сухой имеет он не более 5 дюймов. Члены Французского Института разлагали химически сию Нильскую грязь и нашли в ней следующее:

100 Частей сего вещества содержали:

11 Воды.

9 Чистого угля (carbone).

6 Железной извести, или ржавчины (oxide de fer)

4 Кремня (silex)

4 Магнезиального мелу (carbonate de magnesie)

18 Известковой земли (carbonate calcaire)

48 Квасцовой земли, или чистой глины (alumine.)

И того 100 частей.

Нильская вода, отстоявшаяся в глиняных сосудах, о которых я выше [267] говорил, весьма чиста и доброкачественна. Я хранил оную несколько месяцов в открытых сосудах, и она ни мало не потеряла своей доброты.

(Окончание впредь.)

Текст воспроизведен по изданию: Отрывки, содержащие некоторые любопытные подробности о Турции и Египте // Вестник Европы, Часть 16. № 16. 1804

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.