Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ВИЛЬЯМ ВИТТМАН

ПУТЕШЕСТВИЯ

ПО ТУРЦИИ, МАЛОЙ АЗИИ, СИРИИ И ЧЕРЕЗ ПУСТЫНЮ В ЕГИПЕТ В ПРОТЯЖЕНИИ 1799, 1800 И 1801 ГГ. С ТУРЕЦКОЙ АРМИЕЙ И АНГЛИЙСКОЙ ВОЕННОЙ МИССИЕЙ

TRAVELS IN TURKEY, ASIA-MINOR, SYRIA, AND ACROSS THE DESERT INTO EGYPT DURING THE YEARS 1799, 1800, AND 1801, IN COMPANY WITH THE TURKISH ARMY, AND THE BRITISH MILITARY MISSION

ОТРЫВКИ,

Содержащие некоторые любопытные подробности о Турции и Египте

(Из Wittmans Travels.)

Турецкие войска состоят из людей всякого цвета, роста и вида: необходимое следствие смешения разных народов! Южные Африканцы совершенно черны; Северные чрезвычайно смуглы, и вместо волосов имея на голове шерсть, неоспоримо доказывают, что они одинакого происхождения с Неграми, хотя прежде и думали, что Северные Африканцы суть потомки Европейских переселенцев. Египтяне, Сирияне и Диарбекцы также черны, или очень смуглы. В числе же Белых, служащих в Турецких армиях, находятся Европейцы, жители Натолии, Армяне, Грузины и Татары. Между Бедуинами встречаются иногда люди совсем черные. Что касается до Грузинов, то они справедливо славятся пригожством и отменною живостию цвету лица их.

В двадцати-тысячной Турецкой армии верно найдешь целую половину служителей, купцов, маркитантов и [132] других разночинцев, которые не носят оружия и не отправляют никакой военной должности. Каждый Начальник, или Паша, окружен всегда многочисленною толпою прислужников, которые не спускают с него глаз, для исполнения приказания по малейшему мановению его. Чем многолюднее свита Паши, тем более почитают его и боятся. Однакож нет ничего в свете столь ненадежного, как его состояние, так что едва ли последний из подчиненных может ему позавидовать. Естьли удастся ему отличиться каким нибудь славным подвигом, то часто возбуждает он сам зависть в Начальниках своих, которые всячески стараются его погубить и принесть на жертву своей ненависти. Иногда возлагают на него невозможные препоручения, а за неисполнение оных лишают его имения, чинов, не редко и самой жизни. Поелику Турки почитают успех в делах, какого бы они рода ни были, за достоверный знак Божиего благоволения и покровительства, то часто прикрываются оным мрачнейшие злодеяния.

Многочисленная сволочь, не разлучная с Турецкими войсками, не только много затрудняет их в походах и манёврах, [133] но часто причиняет недостаток в съестных припасах. Сколько прилагают Турки старания армий, столько, напротив того, небрегут о запасных магазинах и всех способах к заготовлению провианта. Сия беспечность простирается часто до того, что солдаты терпят долговременный голод. Мы сами были тому свидетелями.

Всякой Паша имеет свой штандарт, или бунчук; каждой Дервиш, или Поп, имеет свое священное знамя, обыкновенно зеленого цвета. В каждой роте, из тридцати человек состоящей, есть особливое знамя, или значек. У Арнаутов оных еще более. Необходимое следствие такого множества знамен есть то, что в шеренгах находится очень много людей, которые не сражаются, и только что мешают манёврам. Турки уверены, что большое число знамен устрашает неприятеля.

Турецкие лагери освещаются по ночам большими фонарями, из железных обручей составленными. В сии фонари опускают зажженную холстину, напитав ее прежде постным маслом и смолою. Перед ставкою каждого Паши находится по нескольку сих фонарей. [134]

Турки так неосторожны и несведущи в Тактике, в расположении лагерей, больших караулов и часовых, что беспрестанно подвержены нечаянным нападениям, которых следствием бывает обыкновенно рассеяние целой армии, потеря обозов и проч.

Турки до крайности суеверны. Они беспрестанно носят на себе предохранительные талисманы, состоящие обыкновенно из некоторых стихов Алкорана.

В Турции верят слепо некоторым предсказаниям, говоря, будто найдены они вырезанными, не ведомо кем, на гробницах их святых. В сих предсказаниях содержится между прочим, что Россияне завоюют Турецкую Империю; что в первой раз разобьют они Турецкую армию на берегах Днестра, а в другой под Константинополем; что сие последнее сражение решит участь города сего, и Султаны перенесут потом столицу свою в Дамаск.

Чудный корпус войск, называемых Янычарами, учрежден Султаном Амуратом I. Сей Государь приказал похитить пятого из всех пятнадцатилетних мужеска пола Христианских детей в Булгарии, Македонии и Греческих Провинциях. Сих мальчиков [135] воспитали в Магометанском законе и заставляли упражняться в тяжелых сельских работах, потом научили их действовать оружием; а чтоб привыкли они к кровопролитию, заставляли их рубить саблями преступников. Слово Янычар значит: сын иностранца. В последствии, когда перестали брать с Христиан дань людьми, и наложили денежную, то и Янычаров стали уполночисливать за деньги, так как и прочие войска. Ныне набирают их из самого беднейшего класса народа, и теперь сей корпус гораздо меньше прежнего уважается, хотя и по сие время составляет еще лучшее Турецкое войско. Янычары лучше других солдат вооружены и одеты. Они имеют винтовки или штуцеры, без штыков. Оружие сие делается в Дамаске. Стрельба сего войска по необходимости производится весьма медленно по той причине, что много требуется времени заряжать сии штуцеры. Другое оружие Янычар состоит из кинжала и пары пистолетов, затыкаемых за пояс. Иногда имеют они и сабли. В некоторых случаях Янычары надевают белые шапки, или калпаки, которых длинные тульи закидываются назад; а спереди пришивается [136] к ним кожаная трубка, в которую втыкивают ложку, коею едят они Пилав. Панталоны их не так широки и беспокойны, как у других воинов. Летом обнажают они ноги, руки и плеча; носят красные туфли и надевают иногда плащи. В палатках своих сидят и лежат на маленьких Турецких коврах; когда же не имеют оных, то употребляют для сего овечьи кожи. В походах носят они воду в небольших кожаных мехах.

О числе Янычар говорят различно. Иные утверждают, что они простираются до ста тысячь; а другие уверяют, что их только 40 тысячь. Каждый Оддаг, или полк, имеет знамя с изображением особливого знака. Сии знаки состоят из рыб, птиц, зверей, разного оружия и проч. Сей корпус не очень храбро защищает свои знамена, но гораздо более печется о сохранении котлов, которых всякой полк имеет по два. Сии котлы находятся всегда в средине полку с уполовником и большим ковшем для раздачи Пилава. Посуда сия почитается священною, и служит надежным убежищем всем тем, которые к ней приближаются. Во всяком полку содержится она вдвойне, [137] чтоб не могла вся попасть в руки неприятеля, чего Янычары более всего страшатся, ибо в таком случае полк распущен будет.

Янычары отправляют ночную стражу в Константинополе, и вооружаются для сего дубинами. Жалованье их, кроме провианта, состоит почти из пяти шилингов (110 копеек) в месяц. Начальник, или Шеф сего войска, есть весьма знатная особа, а именно: Трехбунчужный Паша, и заседает в Диване.

Выключая Аги и Полковников, все прочие Офицеры Янычарского корпуса очень мало уважаются. Как все в Турции покупается за деньги, или получается чрез покровительство: то всякой простолюдим, в каком бы он низком состоянии ни родился, часто вдруг восходить на вышшую степень знатности.

Солдаты, набираемые в Морее, Македонии, Боснии и проч., называются Арнаутами. Они вообще склонны к возмущениям. Жители сих стран воспитываются для войны и приуготовляются к оной беспрестанно в мирное время, так что вступают в службу к той из соседственных воюющих Держав, которая дает им больше денег. Они [138] очень сильные и здоровые люди, имеют в лице нечто свирепое и почитаются искусными ворами. Хотя обыкновенно служат они пешие, но их употребляют иногда и для конницы. В Египте служили они конные. Одежда их состоит из балахона, или чекменя. Офицеры имеют такого же покроя чекмени, но бархатные и вышитые золотом. Арнауты надевают латы и обертывают ноги листом металла. Они носят сандалии, говоря, что заняли их от древних Спартан, и уверяют, что происходят от сего народа, которому стараются подражать в храбрости и нравах. Головы у них гладко острижены, кроме длинного хохла на теме, который загибают они назад. Их содержание обыкновенно очень худо. В продолжительных походах часто терпят они крайний недостаток в одежде и съестных припасах. Они так страстны к игре, что проигрывают друг другу свое оружие, платье и все имущество. Арнауты грабят и опустошают страны, ими проходимые, и так люты и кровожаждущи, что ссоры их с товарищами часто кончатся смертоубийством. Между собою говорят они особливым языком, похожим, по [139] уверению некоторых Ученых, на древний Иллирический.

Оружие их состоит из длинного ружья, двух пистолетов, затыкаемых за пояс, и кинжала, или охотничьего ножа. Они никогда не носят солдатской сумы, в которую, правду сказать, не чего им и класть. Арнауты стреляют в цель с отменным искуством.

В Турецкой коннице и пехоте всякой солдат берет такое оружие, какое хочет. Кавалеристы по большей части вооружены пиками и метательными копьями, которые бывают иногда в сажень длиною, с железным острым наконечником, по крайней мере в один фут. Под сим наконечником прикреплен пук перьев, для поддерживания копья в надлежащем направлении. Они очень искусно действуют сим оружием, и бросают его с отменною силою и меткостию. Сверх сего вооружены они еще бердышами, дубинами, саблями и карабинами. - Турки никогда почти не употребляют штыков. Кавалеристы обыкновенно имеют по два пистолета в арчаке седла и два меха с водою, висящие на луке, также курительную трубку, которая есть для них вещь необходимая. [140]

Конница составляет большую часть Турецких войск. Лошади вообще хороши; всадники управляют ими с удивительным проворством и ловкостию; стремена у них очень коротки.

Кавалеристы во время сражения не наблюдают никакого порядка в местах, но только не заезжают в чужие эскадроны. Перед начатием баталии призывают они Бога на помощь, крича: Алла! Алла!

Грузины и Черкесы, составляющие легкую Турецкую конницу, отличаются храбростию, статностию и чрезвычайною силою. Они привыкают к войне с юнейших лет, имея почти беспрестанные ошибки с соседственными народами. Одеты они почти так, как Татары, кроме того, что не бреют головы, и вместо чалмы носят овчиные шапки.

В числе добровольно-служащих в Турецкой армии находится множество ревностных последователей Магомета, которые из отдаленнейших стран Турецкой Империи стекаются под знамена Пророка; прочие же все суть грабители, привлекаемые надеждою получить богатую добычу. [141]

Слово Мамелюк значит уроженца дальних стран. Мамелюки суть по большей части Грузинские и Черкаские невольники, вывезенные в Египет; но в числе их находятся и такие, которых смуглый цвет и черты лица доказывают, что они происходят из Нубии. Никто не может быть произведен в Беи, не быв прежде невольником. Достойно примечания, что потомки мамелюков не могут по сие время привыкнуть к Египетскому климату. Примечено также, что дети Европейцев, рожденные в Египте, редко достигают совершенных лет, и что вообще потомки всех иностранцев не долговечны.

Предприимчивые и щастливейшие из мамелюков достигали в прежние времена до знатнейших гражданских достоинств в Египте, и некоторые из них были главными правителями сей страны; на сего давно уже не случается. Сии войска вообще отличаются верностию и надежнее всех прочих.

Арабы, которые нанимаются смотреть за армейскими верблюдами, не имеют палаток, и каждой вечер, как скоро армия остановится, составляют большой круг из седел своих [142]

верблюдов. На средине сего круга разводят большие огни из помета сих животных и из сухих трав. Сии Арабы отличаются веселонравием; собравшись вокруг огня, забавляются они рассказыванием историй, пением и пляскою.

Пока верблюды навьючены, и Арабы почитают себя обязанными отвечать за целость вверенных им товаров, то никогда не случалось еще, чтоб они что нибудь украли из оных; но как скоро заплатят им деньги и отпустят их,то они опять делаются страшными ворами и всячески стараются что нибудь похитить у бывших своих хозяев.

Для рассылки с известиями о важных военных происшествиях употребляются Татары. Некоторое число оных, под начальством Хана их нации, всегда стоят лагерем не подалеку от ставки Верховного Визиря, для исполнения его препоручений. Их же обыкновенно отправляют из Константинополя с Фирмами, или Султанскими Указами, во все края Империи. Сии Татары отличаются благонравием, трезвостию и верностию. Препоручения, на них возлагаемые, выполняют они с удивительною поспешностию, и в дороге почти [143] совсем не спят. Фирман, которой Татарин везет, дает ему право брать везде лошадей и все нужные для содержания своего.

В лагерь, Визирский почетный караул состоит из так называемых Бостанжи. Сие слово значит садовника. Войска, носящие сие имя, суть весьма многочисленны в Константинополе. Телохранители Султанские суть также Бостанжи, и всякой раз, когда Двор прогуливается по воде, они управляют Султанскою шлюпкою. Бостанжи-Паша, или Начальник сего корпуса, управляет гражданскою частию Сераля и всех селений, находящихся на обоих берегах Восфора.

Турки суть неоспоримо храбрый народ. Жаль, что суеверие и большие недостатки правления делают сие драгоценное качество совершенно бесполезным. - Турки трезвы, терпеливы и отменно честны в торговых делах. Бедные люди ведут жизнь самую строгую, и тем способнее бывают к солдатскому состоянию. Они очень редко едят мясо; сухари, сыр, лук, оливки, и масло из оных составляют почти единственную их пищу. Любимое их блюдо есть Пилав, или Плов, то [144] есть баранина, или какая нибудь домашняя птица, разваренная со пшеном; но простой солдат редко может снабдить себя сим лакомством: табак и кофе заменяют оное. Кофе пьют они самой крепкой. Женщины курят табак, равно как и мущины. Обыкновенное питье Музульманов есть вода; но когда однажды преодолевают они зазрение совести, препятствующие им пить вино, то напиваются оным допьяна.

Шахматная игра, которая им дозволена (карты и кости строго запрещены), занимает большую часть их досугов, как в лагере, так и в городах. Они также охотники до музыки, но поют очень грубо и нескладно.

Турецкий солдат получает в день около трех копеек с денежкою, кроме сухарей и пшена. Сего малого жалованья достает однако же ему на покупку кофе, табаку и сливок.За больными солдатами нет почти никакого присмотра, и они часто умирают безо всякой помощи. Полковые Лекари занимаются единственно лечением Чиновников.

Жизнь лагерная и походы не освобождают Турков от исполнения обрядов омовения и молитвы, которые Магомет [145] предписал им отправлять по пяти раз в день. Пред каждою молитвою они вымывают себе ноги, руки и лицо; потом расстилают небольшой ковер, и на оном кладут установленное число поклонов. В девять часов по утру, то есть после второй молитвы, они завтракают. При захождении солнца, после вечерней молитвы, едят они в другой раз. Бедные люди вообще едят только по два раза в день.

Хотя Магометанская религия, будучи совершенно исключительною, учиняет большую часть Турков грубыми и спесивыми: однакож знатные люди обыкновенно очень вежливы и обходительны.

(Продолжение впредь.)

Текст воспроизведен по изданию: Отрывки, содержащие некоторые любопытные подробности о Турции и Египте // Вестник Европы, Часть 15. № 10. 1804

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.