Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

О Вгаабисах.

Происхождение Вгаабисов. История Шек-Магомеда и Ибн-Соута

(Секта Вгаабисов, или, как доныне называли их, Вехабисов произвела великие смятения. Все принадлежащее к ее Истории, заслуживает внимание и возбуждает любопытство. Сия статья, полученная из Смирны, напечатана во Французской национальной газете. Изд.).

Емен с древних времен был обитаем Бедуинами, или Аравитянами-пастухами. Из сей-то страны вышли многочисленные племена, наполнившие часть Азии и обширные пустыни Африканские. Здесь родился Магомет и другие люди, прославившие имя Аравитян и распространившие их владения.

В Емене возникла секта Вгаабисов Сии Аравитяне, потрясшие восток могуществом своим, не более пятидесяти лет существуют на свете. Нынешняя [50] сила их есть залог будущего величия, и служит верною порукою в событии сего чаяния. Способы, которыми они произвели в действо подвиги столь отличные, час от часу становятся важнее и удобнее к исполнению.

Вгаабисы находятся еще так близко к своему началу, что можно с точностию назначить его эпоху. Назад тому пятьдесят лет, один Арабский Шек (Слово Шек означает начальника у Аравитян), по имени Шек-Магамед, основал сию секту. Вгаабисы производят его от Абдел-Вгааба, сына Солиманова. По общему между ними преданию известно, что Солиман, бедной Араб Негдисова племени, видел во сне, будто вылетевшее из тела его пламя распространилось на окрестных полях и пожрало на пути своем в пустынях шатры, а в городах домы и жилища. Устрашенный сим сновидением, Солиман потребовал изъяснения от Шеков своего племени, которые протолковали оное в хорошую сторону, сочли его щастливым предзнаменованием и возвестили Солиману, что сын его будет основателем новой веры, обратит [51] пустынных Аравитян и покорить жителей городов многолюдных. Сновидение сбылось не на Абдел-Вгаабе, сыне Солимана, но на Шек-Магамеде, его внуке.

Не известно, в самом ли деле был сей сон, или - что гораздо вероятнее - он вымышлен Шек-Магамедом; но достоверно то, что новый пророк воспользовался расположением умов, которого причиною было сновидение. Малочисленное племя Негдисов, к которому он принадлежал, составляло часть кочевого народа Таминского, и происходило от Магомета по прямой линии; сие обстоятельство много способствовало к распространению новой секты: ибо у Арабов благородство первостепенное принадлежит потомству пророка.

Шек-Магамед дал особливой толк Корану. Он утверждал, что сия книга, написанная самым Богом, сошла на землю, и что Магомет был только орудием, которое употребил Бог для сообщения людям своего закона. Он проповедывал учение, содержащееся в Коране; но допуская одно только сие учение и ограничивая им новую веру, отвергал все другие предания, принятые Магометанами. Следственно Магамед был не основателем новой секты, но возобновителем Магометова [52] исповедания, и Религия Вгаабисов есть Религия Корана в первобытной чистоте своей.

Первой догмат Корана поучает, что Бог есть един, вечен, всемогущ, милосерд; сей догмат был единственным предметом Магамедовой проповеди. Он так прилеплен был ко мнению о единстве Существа Верховного, что не хотел признавать между Им и человеком никакого другого среднего существа, одаренного свойством, превосходящим естество наше, или уподобляющимся Божеству. Таким образом, он запретил молиться Святым и Пророкам, уничтожил все обряды почестей, воздаваемых людям, которым суеверие приписало различные титла; признал одни только отличия, на которые мудрость и добродетель имеют право. Почитая Магомета мудрецом, он хотел, чтобы и другие почитали его только мудрецом, не более; чтобы не обременяли его молитвами, которые надлежит возносить к одному Богу; чтобы оставили его в покое наслаждаться на небе блаженством, которое он заслужил на земле своею добродетелью.

Шек-Магамед с равною строгостию отвергал поклонение Иисусу Христу, Моисею и другим, почитаемым от [53] Магометан в качестве Пророков. Он объявил, что Бог гневается на Турков за их глубокое почтение к Магомету; называл себя посланным на землю для истребления сего идолопоклонства и для обращения верующих к служению одному Богу; утверждал, что Музульмане, крепко прилепленные к своей вере, суть идолопоклонники, заслуживающие казнь смертную. Первое правило его учения состояло в том, что всех их надлежит умертвить, как оскорбителей Божие величества и осквернителей чистого Богопочитания.

Новое учение обратило к себе последователей в племени Магамедовом; но сии последователи сначала были весьма нестрашны, и надлежало иметь сильнейшее подкрепление, чтобы распространить и утвердить Религию, столь строгую и не терпящую других исповедании. Магамед почувствовал это; оставил Емен, странствовал по Сирии и по берегам Ефрата, старался привлечь на свою сторону Пашу или другого вельможу, которой согласился бы помочь ему войском и деньгами. Но получив отказы в Мекке и Дамаске, быв выгнан из Багдада и Бассоры, он возвратился в Аравию, где был принят с большею [54] благосклонностию от Ибн-Соута, Государя Дерайегского и Агзаского.

Известно, что Бедуины состоят из различных племен, по видимому, соединенных сходством нравов, но в самом деле разделенных обыкновениями, которые запрещают племенам вступать во взаимные супружеские связи. Сей обычай служит основанием их независимости, ограничивая племя тесным кругом, и соединяя членов оного родственным союзом. Таким образом каждое племя есть многочисленное семейство, управляемое избранным Шеком; а Шек имеет власть только прекращать частные ссоры, и немедленно лишается своего достоинства, если подаст к тому хотя малую причину.

Некоторые племена с древних времен ведут между собою беспрестанную войну, другие живут в добром согласии; союзники имеют одно общее имя и составляют особенной народ Аравийский, на пример Негдисы - нация, известная на востоке своими лошадьми прекраснейшей породы, превосходящей все прочие. Солиман, дед нового пророка Магамеда, принадлежал к немногочисленному племени Негдисского народа. Сие племя со времени Солимана весьма уменьшилось и [55] соединилось потом в Емене с двумя другими племенами, Агнезисами и Атубами, равным образом пришедшими в бедственное состояние. Три родоначалия, нарушив обыкновение предков своих, соединились между собою родством, и составили одно племя, которое, приняв к себе многих бродящих Аравитян, знатно увеличилось и покорило многие орды, кочевавшие в Емене. Число побед их возрастало вместе с умножением победителей. В продолжение двадцати лет соединенное племя покорило Арабестан, овладело Дерайегом и Агзою, и смешавшись с побежденными народами, наконец составило нацию многочисленную, страшную Аравийским поколениям, которые сначала презирали ее.

Таким образом в средоточии Аравии явился новый народ, положивший основание своего величия на бедности. Сей народ избрал себе начальником Ибн-Соута, именовавшегося Князем Дерайегским и Агзским, к которому Шек-Магамед, по возвращении своем в Емен, отнесся с просьбою о помощи.

Обстоятельства благоприятствовали к исполнению желания Шек-Магамеда. Ибн-Соут, начальствуя над народом воинственным, привык к победам [56] и беспрестанно желал завоеваний; в учении основателя новой секты он видел предлог к нападению на племена Аравийские и имел в руках средства исполнить свои желания. Он принял предложенную Религию. Многие из его подчиненных, принадлежавшие прежде ко племени Шека-Магамеда и давно уже прилепившиеся к его учению, обрадовались сему происшествию. Пример Князя и подчиненных привлек многих на сторону преобразителя, так что наконец вся нация приняла его учение.

В сию-то эпоху вера получила правильное образование. Новообращенные наименованы Вгаабисами, от имени Абдел-Вгааба, отца основателева. Шек-Магамед удержал при себе титло первосвященника, или верьховного Шека; Ибн-Соут принял достоинство военачальника Вгаабисов. Власти светские и духовные достались в разные руки, и - что достойно замечания - сие разделение сохранилось потом между сынами Ибн-Соута и Шека-Магамеда.

Дерайег был столицею новой Империи. Сей город, лежащий на юго-восточной стороне Бассоры, отделяется от нее пустынею и достоин примечания каменными своими домами, вместо того, [57] что в Агзе и селениях Еменских жилища построены из бревен и листьев пальмовых. Находясь в Дерайеге, Ибн-Соут начал производить в действо свои властолюбивые намерения. Он не пропустил ничего для совершения их с желаемым успехом. Его воины, давно уже привыкшие к трудам, быв непрестанно в движении, приобрели новые силы и сделались неутомимее. Ибн-Соут употребляемых до того времени в войсках лошадей заменил дромадерами (род верблюдов). Сии животные бегают так же скоро, как лошади, но крепче их и сильнее; кажется, что они назначены Природою для населения пустыней, которые без них были бы необитаемы. Ибн-Соут повелел, чтобы на каждом дромадере сидело по два всадника, убавил их корм, уменьшил количество провианта для людей, и распорядил так, чтобы животное могло носить на себе съестного припаса для пути двадцатидневного. Таким образом многочисленное войско приведено в состояние поспешно переходить пустыни и внезапно нападать на неприятеля, не приготовившегося к защищению.

Ибн-Соут умер, победив многие племена Аравийские. Ему наследовал [58] сын его Абдел-Азис, и совершил предприятия своего предместника. Он в разные времена нападал на независимых Аравитян; его воины были несравненно многочисленнее каждого племени, которые, живучи в отдалении одно от другого, и будучи несогласны между собою, не могли соединенными силами противустать победителю. Вгаабисы внезапно появлялись среди племени, которое покорить хотели. Посланник Абдел-Азиса, имея в одной руке Коран, в другой мечь, отдавал Бедуинам грамату своего повелителя и предлагал условия, на которых они должны были покориться. Тон и слог сих писем дают понятие о нравах Вгаабисов и их строгости, которая есть отличительная принадлежность всех основателей новых Религий.

"Абдел-Азис такому-то племени.

"Да здравствует племя...! вы непременно должны уверовать в книгу, которую вам посылаю. Не будьте подобны Туркам, погрязающим в идолопоклонстве и мечтающим, будто Бог имеет товарища. Соделавшись правоверными, вы получите спасение; отвергнув же учение мое, будете жертвой войны и смерти." [59]

Такие угрозы, подкрепляемые многочисленным войском, не встречали препятствий. Племена Аравийские покорялись, одно после другого; все Бедуины приняли закон Магамедов, и обширные пустыни, от Черного моря до залива Персидского и от счастливой Аравии до Алепа и Дамаска, были обитаемы последователями сына Абдел-Вгаабова.

Сии победы были весьма выгодны для Абдел-Азиса. Если племя сопротивлялось, в таком случае умерщвляли людей, всех без изъятия, а их имение доставалось победителям. Если же они добровольно принимали веру Вгаабисову, то Абдел-Азис требовал от новых подданных десятую часть всего их имения, основываясь на предписании Корана. Сей налог относился не только до денег, домашних приборов и скотины, но даже до людей; Абдел-Азис брал к себе в войско по одному из десяти человек и заставлял их служить без платы. Таким образом он собрал многолюднее ополчение и бесчисленные богатства, об умножении которых не переставал стараться. Утверждают, что в сию эпоху он так был силен, что по первому знаку мог выставить в поле 100000 [60] воинов. Но не льзя полагаться на восточные рассказы.

Взятие Имам-Гассема и Мекки. Победа над Вгаабисами. Смерть Абдел-Азиса.

Могущество Абдел-Азиса возбудило внимание Порты. Удивительно, для чего она смотрела равнодушно на его первые успехи. Но сие великое Государство носит на себе только одно имя Оттоманской Империи, и состоит по большей части из Провинции мятежных, не повинующихся верьховной власти.

Порта, не будучи в состоянии усмирить непокорных, старается обессилить их, посевая между ими взаимное несогласие. По сей-то причине она терпит неопасного мятежника, а часто и покровительствует его, для того, чтобы опаснейшему воспрепятствовать усиливаться. Таким образом власть Султана поддерживается непокорством подданных, сие непокорство происходит от слабости самой власти.

В 1801 году Порта начала заботиться о том, чтобы остановить успехи Вгаабисов, и послала повеление Солиману-Паше, Багдадскому Правителю, выступить против них с войском. Сей Паша, собрав многочисленное ополчение [61] поручил начальство над нею Алию, своему Кайе, заступившему потом его место. Али-Кайя присоединил к себе Аравийское племя Ел-Енбейтов, врогов Абдел-Азиса, не хотевших принять его закона. Магомет-Бек-Шеаут, начальник племени, был путеводителем войска, которое назначено было для нападения на Абдел-Азиса в стране Агзской, средоточии его Империи.

Дерайег, столица Вгаабисов, разделяется от Багдада пустынею расстоянием на двенадцать дней пути. Чрезвычайной жар и недостаток воды делают путешествие весьма трудным и опасным. Али-Кайя, потеряв дорогою много людей, наконец дошел до Агзы, с армиею довольно страшною. Вгаабисы, привыкшие сами нападать, видя внезапное приближение неприятеля, пришли в уныние, так что Абдел-Азис должен был спасаться бегством. Он достался бы в руки неприятеля, если бы не удалось ему подкупить Шек-Магомета-Шеаута подарками. Сей начальник, отрекшись от союза с Багдадским Пашею, предложил свое посредство к примирению. Те же способы, которые произвели перемену над Шек-Магомет-Шеаутом, подействовали над самым Али-Кайею. Он [62] заключил мир с Вгаабисами, которых покорить зависело от его воли, и возвратился в Багдад с великим богатством.

Казалось, что сей поход, которой мог быть пагубным для Абдел-Азиса, должен бы отвратить его от намерения впредь нападать на области Оттоманские. Не смотря на то, он, едва опомнясь от прежнего страха, не замедлил овладеть Имам-Гуссемом. Вот История сего города, соделавшегося столь известным в Европе, после его покорения.

Имам-Гуссем, сын Алия и внук Магомеда, имея намерение овладеть Кейфою, был убит под сим городом и погребен на равнине Кербеллской. Алиевы последователи воздвигли над ним гробницу, построили на сем месте город и назвали оной его именем. Сей город был разорен в 851 году Калифом Мутавекелом, потом возобновлен Царями Персидскими по введении Рафдисовой Религии в их области. После того, Шах-Измаил, родоначальник Сифевнеской Династии, повелел над могилою Имам-Гуссема построить огромную мечеть, которую преемники его, Шах-Абасет и Надир-Шах, украсили и обогатили. Сия мечеть, обогащенная сокровищами Персиян, соделалась предметом поклонения для сего народа. [63]

Город Имам-Гуссем, лежащий на восточной стороне в шести милях от Гиллы, содержит в себе 7 или 8 тысячь жителей, и управляется одним Мутселимом, которого Паша Багдадской присылает ежегодно. Войско сего Паши и корпус природных Персиян составляют гарнизон крепости и охраняют сокровища мечети. Сии стражи, равно как и все жители Имам-Гуссема, почти все исповедуют Рафдисову веру и имеют великое почтение к пророку Алию. Они ежегодно отправляют празднество в честь его имени и посещают гроб его, находящийся в пяти милях от города Имам-Гуссема. Абдел-Азис нарочно ожидал сего праздника для овладения городом, и произвел в действо свое намерение 20-го Апреля 1802-го года, то есть, в тот самой день, когда жители ходили на поклонение ко гробу пророка. 12000 Вгаабисов внезапно напали на город, и овладели оным по слабом сопротивлении, которое привело в такое бешенство варваров, что они, следуя бесчеловечному учению своей веры, умертвили всех мужчин без изъятия; сего не довольно: они не пощадили даже беременных женщин, вынимали младенцев из утроб матерних и терзали их на [64] мелкие части, с тем намерением, чтобы ни один человек мужеского пола не избежал от их жестокости.

Более 3000 нещастных жертв лишились жизни при сем случае. Хищники все разграбили. Гроб Имама был покрыт богатым ковром, унизанным жемчугом величины необыкновенной; сии сокровища и другие, присланные в дар от Королей Персидских, достались в добычу Вгаабисам. Они разрушили мечеть, испровергли минареты, сняли с купола медную вызолоченную крышку, которую они сочли за золотую. Двести верблюдов нагружены были добычею и отправлены в Дерайег. Абдел-Азис совершил дело сие и приобрел несчетные богатства, не потеряв ни одного человека.

Известие о разграблении Имам-Гуссема опечалило всех жителей Багдада и скоро дошло до самого Короля Персидского. Фет-Али-Шах жестоко упрекал Солимана-Пашу в нерадении Кайи, оказанном им во время похода в Дерайег, и угрожал, что сам пошлет сильное войско против Вгаабисов, если Паша не предпримет деятельнейших мер к истреблению сих разбойников. Солиман-Паша обещался в точности исполнить требование Шаха, и немедленно собрал [65] многочисленное войско в своей области. Повеления со стороны Порты много споспешествовали к сим приготовлениям; но до сих пор ничего еще не предпринято. Следующее обстоятельство служит доказательством, что сам Солиман не полагался на свою силу. Сокровища, находившиеся в мечети Мегад-Иман-Алия, отца Имам-Гуссемова, для сохранения их от хищничества Вгаабисов, перенесены ко гробу Мегад-Иман-Муссы, отстоящему от Багдада на одну милю.

(Продолжение впредь.)

Текст воспроизведен по изданию: О вгаабисах // Вестник Европы, Часть 19. № 1. 1805

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.