Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ХЕРОНИМО ДЕ УСТАРИЦА

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ТОРГОВЛИ И МОРЕПЛАВАНИЯ

УПАДОК ИСПАНИИ В КОНЦЕ XVI И НАЧАЛЕ XVII ВЕКА

Из сочинения испанского экономиста дона Херонимо де Устарица “Теория и практика торговли и мореплавания”.

Сочинение знаменитого испанского меркантилиста Устарица было напечатано впервые в Мадриде в 1724 г. В нем, подводя печальные итоги экономическому и политическому упадку Испании, ставшему явным с конца XVI в., автор хотел убедить дворянско-абсолютистское государство в том, что его спасение заключается лишь в подъеме промышленности, в поощрении строительства мануфактур и в поддержке национальной буржуазии. “Отсутствие собственного производства и необходимость покупать товары за границей,— доказывал автор,— влекут за собой постоянную массовую утечку драгоценного металла, который, попадая в Испанию из ее американских владений, не задерживается, однако, в Испании, а переходит в руки ее более трудолюбивых соседей, обогащая их и являясь в то же время причиной разорения испанцев”.


О ПРИЧИНАХ УПАДКА ТОРГОВЛИ. ПРОМЫШЛЕННОСТИ В ИСПАНИИ И ОБ ОСНОВНЫХ СРЕДСТВАХ К ЕЕ ВОССТАНОВЛЕНИЮ, ПООЩРЕНИЮ И ПОДДЕРЖКЕ

I. Так как торговля состоит главным образом в покупке, продаже и обмене товаров или продуктов страны как по морю, так и по сухопутью, как вне государства, так и внутри его, то можно сказать, что Испания всегда вела торговлю. У нее никогда не было недостатка в покупателях или в продавцах ее продуктов; продукты других стран всегда ввозились в нее как самими испанцами, так и иностранцами. Но способ, которым велась эта торговля, был настолько вредоносен для нее, что она обнищала, обезлюдела и ослабела до того уровня, в каком ее можно наблюдать в данный момент и в каком ее изображают публично другие народы в сочинениях, ей посвященных. Примером может служить книга, озаглавленная “Голландская торговля”, автор которой не назвал себя. Думают, однако, что это один из французских министров, человек знающий и чрезвычайно способный... В ней можно прочесть следующие слова: “Главная торговля Голландии с Испанией ведется через Кадикс; именно в этом знаменитом порту снаряжаются и в него возвращаются галионы, которые поддерживают оживленную торговлю с Перу; именно сюда прибывают флоты, идущие из Мексики и Новой Испании, которые привозили, да и теперь еще [208] привозят, почти все золото и серебро, которые мы видим в Европе. Однако можно сказать поистине, что хотя испанцы и владеют землями, откуда текут в таком изобилии драгоценные металлы, сами они имеют их меньше, чем другие нации: обстоятельство, которое показывает, что золотые россыпи не обогащают государства в той же мере, в какой ее обогащает торговля... Ясно, что Испания переживает упадок только потому, что она пренебрегала торговлей и не учреждала многочисленных мануфактур на обширных пространствах своего королевства. Франция же обязана своими богатствами только тому, что она заботилась о процветании своей промышленности, а поскольку она торговала с Испанией, у нее никогда не было недостатка в деньгах, даже во времена дорогостоящих и затяжных войн... Твердо установленный Принцип таков, что чем больше ввоз иностранных товаров будет превышать вывоз наших, тем скорее и неизбежнее будет наше разорение, и последствия такого превышения ввоза над вывозом бывают чувствительнее, чем последствия самых ужасных несчастий”.

II. От огромного несоответствия между нашими закупками и продажами за границей, равно как и от других причин, всем известных, можно заключить, что в среднем ежегодно из Испании вывозится 15 млн. пезет золотом и серебром... Эти вычеты драгоценного металла наводят на самые серьезные размышления и требуют мер, соответствующих тому ущербу, который неизбежно будет наноситься монархии, если она допустит, чтобы у нее забирали монету: ибо если так будет продолжаться дальше, совершенно очевидно, что она сама ослабеет во всех отношениях, тогда как она увеличит силы своих противников, даже силы турок и неверных, вечных врагов нашей веры. И для того, чтобы подтвердить правильность того, что я сказал относительно утечки золота и серебра из Испании, я приведу то, что говорят по этому поводу некоторые авторитетные авторы. Доктор дон Санчо де Монкада, профессор священного писания в Алькале, говорит в третьем отделе главы 1 своего трактата, опубликованного в 1619 г., что согласно докладу, представленному 24 года назад его величеству, после открытия Вест-Индии в 1492 г. и до 1595 г. было вывезено в Испанию два миллиарда пезет золота и серебра только из Вест-Индии, т. е. за 103 года в среднем по 20 млн. пезет ежегодно; что было вывезено приблизительно столько же незарегистрированного и что из всего этого количества в Испании осталось не более 200 млн.— 100 млн. в монете и 100 млн. в изделиях. Если произвести подсчет с 1595 г. до 1714 г. и если предположить, что в Испанию привозилось только 12 млн. ежегодно в течение этих 129 лет, то это составит сумму в 1 536 млн. пезет, а общая сумма с 1492 г. будет 3 536 млн. Дон Педро Фернандес де Новаретте в 21-й речи о сохранении монархии говорит, что, не считая тех денег, которые были в Испании, и тех, кои были извлечены из копей Гвадалканала, из Вест-Индии было привезено зарегистрированных 1 536 млн. с 1519 по 1617 г., что составит более чем 15 млн. ежегодно в среднем для каждого из [209] этих 98 лет. Если мы предположим, что привозилось ежегодно до 12 млн. в предшествующие27 лете 1492 по 1519 г., с которого Новаретте начинает свой счет, и если мы предположим, что добыча была не меньшей в течение 107 лет, протекших с 1617 до нынешнего 1724 г., мы получим другую сумму, а именно 1 596 млн., а всего вместе 3 132 млн. Прибавим сюда количество драгоценного металла, которое было до этого в королевстве: общий итог будет равен 5 миллиардам пезет в золоте или серебре, даже если мы будем следовать подсчетам Новаретте, который берет более низкие цифры. Ближе к истине было бы, однако, их не уменьшать, а наоборот, увеличить, принимая во внимание количество драгоценного металла, прибывающего в Кадикс в наши дни...

Посмотрим теперь, сколько остается золота и серебра в Испании как в монете, так и в поделках. Я убежден, что даже те, кто готов говорить об этом с легким сердцем, не назовут суммы больше 100 млн., включая сюда и то, что имеется у церкви и частных лиц. Таково явное следствие утечки золота из королевства, и это уплывание драгоценного металла за границу достигает в среднем 20 млн. пезет ежегодно для каждого из 232 лет, протекших с 1492 до 1724 г., так что я выше нисколько не преувеличивал, утверждая, что утечка составляет 15 млн. пезет ежегодно...

III. После всех только что перечисленных фактов не приходится сомневаться, что торговля, которую мы вели столько лет... истинная причина наших несчастий. Точно так же понятно, что для того, чтобы эта торговля была для нас полезна и приносила нам великие выгоды... нужно, чтобы мы использовали изобилие и превосходные качества нашего сырья. Нужно, наконец, строго применять все те средства, которые дадут нам возможность продавать иностранцам больше продуктов нашего производства, чем они продают нам своего производства. В этом весь секрет и единственная польза от торговли... [Необходимо поднять производство, учреждать мануфактуры...], всякий разумный человек должен понимать это; в особенности, если пропагандирующие эти идеи обратят внимание на то, в какой мере указанные выше принципы будут способствовать восстановлению наших городов. Возьмем в качестве примера Севилью, вспомним о ее прежнем блеске, о многочисленности ее населения в прежние времена, о ее прославленных богатствах! Если бы вместо 300 или 400 станков шерстяного и шелкового производства, которые остались там в настоящее время, в городе было бы 16 000 станков, как было когда-то, согласно официальным данным, эти станки, вырабатывая тонкую или обыкновенную материю, занимали бы, считая по 3 человека на станок, 48 000 рабочих и приблизительно 60 000 человек, если включить сюда и семейных. При таких условиях и государственные акцизы на продукты дали бы казне огромные суммы... Но дело идет не только о восстановлении 16 000 станков, которые были некогда в Севилье. Ясно, что все то, что говорилось о средствах восстановления ее богатства и блеска, равным образом приложимо ко всем [210] прочим городам и провинциям Испании, особенно в Сеговии, Толедо, Кордове, Гренаде, Мурсии, Валенсии, Сарагоссе, Вальядо-лиду, Медине-дель-Кампо, Бургосу и другим (Автор указывает, что по официальным данным в начале XVI в. общее количество текстильных станков в Испании было не меньше 60 000.), которые во времена не столь отдаленные цвели благодаря своим мануфактурам и другим коммерческим предприятиям. Польза от такого восстановления промышленности была бы для каждого из них пропорциональна их размерам, количеству населения, изобилию и качеству сырья, готовых продуктов и производству каждого из них. Однако успех мануфактур и производств зависит не только от количества и изобилия сырья, производимого в стране. Бывает иногда, что производство само покрывает отсутствие или недостаток некоторых вещей. Можно привести несколько примеров, но достаточно указать на Геную или Голландию. Хотя их территория не производит ни шелка, ни шерсти, ни веществ, употребляемых для крашения, это не мешает им иметь многочисленные и хорошо оборудованные мануфактуры как шелковые, так и шерстяные. Испания снабжена в изобилии сырьем наилучшего качества и другими продуктами; в ее распоряжении достаточное количество рабочих рук; у нее изобилие съестных припасов для продовольствования рабочих, чего нет ни в Голландии, ни в Генуе. Наконец, народ этой монархии таков же, каким он был когда-то. Нужно думать, что в этом отношении он сделает все, что в его силах, раз правительство проявит заботу о том, чтобы побудить его к делу, поощрить и помочь ему. Главное — нужно устранить препятствия, которые мы сами воздвигли на пути развития мануфактур и продажи их продуктов как. вне государства, так и внутри его. Это препятствие заключается в тяжелых налогах на съестные припасы, которые потребляются рабочим, на сырье, которое он обрабатывает; в чрезмерном и неоднократно взимаемом налоге “алькабале” на каждую продажу, в 15-процентном налоге на ткани, вывозимые из королевства,— и все это противно принципам политики и естественного права, которыми в данном случае руководствуются другие нации. Я много раз говорил об этом раньше, я неустанно готов повторять: учреждение мануфактур и реформа тарифа — таков перечень действительных средств, при помощи которых мы сможем залечить наши раны и возвратить силу нашему королевству.


Текст воспроизведен по изданию: Хрестоматия по истории средних веков. Т. 3. М. 1950

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.