Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Письмо Шимона Боруградского ректору Клементинума о. Эммануэлю де Бой

Письмо второе

Достойный Отче во Христе! Мир Христов!

Почти два года мы не получали писем ни от Вашего Святейшества, ни из чешской провинции, но в этом нет ничего удивительного, ибо уже год не видели мы в этой земле ни корабля, ни вестей из Испании. Однако, поскольку отправление корабля, который по каким-то делам направляется в Испанию, кажется мне подходящим случаем, пишу эти несколько строк. (...)

Я по-прежнему занят работами и поручениями, которые дает мне вицё-король. Только закончу одно, уже гонят на другое; так случилось, когда в прошлом году наводнение грозило затоплением всему городу, и я шесть месяцев провел вне Мехико. Город стоит среди озер и окружен со всех сторон горами, и воды могут отходить лишь через один сток, который не способен вместить такое количество воды. Ибо в Мексиканское озеро впадает целых семнадцать рек, и некоторые из них очень полноводные и большие. Некоторые из этих рек не в силах были вместить такое количество воды, прорвали плотины и устремились прямо в город, затопляя все предместья и губя здания и сады. Когда вице-король и королевский сенат осознали всю опасность, они доверили одному из высоких чиновников охранные работы. Но тот, потратив больше четырех тысяч золотых и потеряв на работах несколько месяцев, ничего не сумел добиться. В такой отчаянной ситуации вице-король обратился ко мне, и когда король дал согласие на мое назначение, работа была доверена мне. С помощью Божией и Девы Марии я завершил все дело за один месяц и спас город от гибели, изменив полностью ход водяного потока и направив его обходным путем в озеро. Для этого потока я сделал новое русло и укрепил его прочными дамбами, так что наводнение того года, хотя и было сильным, не унесло ни горсти почвы. И на всю эту работу я, на удивление, затратил всего лишь 662 золотых.

Когда этот удивительный успех увидели в областях, соседних с Мехико, например, в землях маркиза дель Балле, или Кортеса, то они подали специальное прошение вице-королю от королевского сената, с просьбой, чтобы я изменил и направил по другим руслам течение двух рек, которые в прошлом году страшным образом опустошили город Куоака. Поддержавший это прошение вице-король снова добился для меня разрешения от провинциала и поручил мне эту очень ответственную работу. Я взялся за дело и за пять месяцев закончил его. Я изменил течение реки, которая перед этим прорвала плотину и пошла прямо в направлении города Куоака и двух монастырей, а дальше на Мехико, и отвел ее на три мили в сторону, к другому озеру. Длина заново выкопанного ручного русла была 11 тысяч 605 локтей, а все траты на это дело обошлись, к общему удивлению, в 1700 золотых. И, Хвала Богу, все получилось; и подданные, и окрестные землевладельцы, сильно страдавшие от наводнений, почувствовали, что теперь они будут в целости и сохранности.

А когда я подумал, что смогу передохнуть от работы в дальней провинции на Филиппинах, мне принесло новые труды и заботы восстание или беспорядки, которые произошли в этом городе. События разворачивались так. Страшное наводнение прошлого года полностью уничтожило посевы в окрестностях города, и стал чувствоваться недостаток зерна. Вице-король, vida nouzi, приказал привозить из [65] мест, удаленных на 40 - 50 миль, запасы пшеницы для городских хранилищ, но из-за большого количества Индиан и горожан этого не хватало, на каждую неделю требовалось семь тысяч мер кукурузы, ею Индиане главным образом питаются). Зерно завозили с октября месяца прошлого, 1691 года, до июня 1692, и конечно, хлеба стало меньше, потому что цена пшеницы выросла на 12 золотых (за меру), а за меру кукурузы - на 4 золотых. 7-го июня в закрома пришло всего 300 мер, а в страшной толчее задавили индианского ребенка и многие должны были уйти без пшеницы. Чтобы избежать беспорядков, один из членов королевского сената был назначен наблюдать за порядком при хранилище. 8 июня, которое пришлось на октаву Божьего Тела, этот чиновник находился при хранилище и распродал зерно. В тот день тоже пришло 300 мер, и чиновник, распродав их, ушел домой со сторожем. Индиане же, видя, что пшеницы больше нет, отправились прямиком к дому архиепископа и потребовали пшеницы; при этом вблизи королевского дворца раздавались угрожающие выкрики. Когда же они ничего не добились в доме архиепископа, около 50 Индиан вернулись на площадь и прежде, чем кто-нибудь подумал о чем-то подобном, вооружившись камнями, они атаковали балкон и окна дворца, разбивая окна, двери и все, до чего камни могли долететь. Дворцовая стража, видя это нападение, трижды выходила с четырьмя служащими вице-короля, чтобы прекратить демонстрацию, но должна была отступить под градом камней. Это была напрасная попытка, потому что за четыре часа на площади собрались более 10 тысяч Индиан с факелами, смолой, жиром и камнями, и увидев, что все двери дворца заперты, они развели огонь у всех пяти входов, поджигая сначала арки и ставни. А поскольку дворец имел нижнюю аркаду, которая охраняла их от пушечных залпов, (Индиане) развели огонь внизу, и пламя, раздуваемое ветром, быстро охватило весь дворец. Ободренные этим успехом, восставшие подожгли и тюрьму, виселицы, здание суда и местное зернохранилище. А поскольку проникнуть во дворец вице-короля они не могли, то набросились на лавки, их же на площади было 170, и разграбив, подожгли и их. Легко себе представить, какое тут было смятение. Горожане и испанцы, боясь, чтобы беспорядки не перекинулись на всех Индиан и на слуг, отсиживались дома, и каждый ждал, чем все это кончится; и так Индиане, не встречая никакого сопротивления, "выпустили пар", и найдя зерно и разграбив лавки один за другим вернулись домой, так что в десять часов уже никто из них не оставался на площади. Вице-короля во дворце не было, так как он, по старому обычаю, участвовал в процессии в монастыре св. Франциска; там он и узнал о восстании. И хотя в первом порыве гнева он хотел тут же выступить, дворяне и монахи задержали его, прося, чтобы он не подвергал себя столь явной опасности, тем более что неизвестно, какие корни у восстания, возможно, что это восстание не так Индиан, как испанцев: если он хочет один, без войска, стать против толпы, то пусть вспомнит, как восставшие Индиане когда-то убили раненого короля Педро; и что гораздо безопаснее руководить обороной города из монастыря.

Также и супруги вице-короля не было дома; видимо, она направилась в кафедральный собор помолиться перед милостивым образом, называемым De los Remedios, а потом вышла пройтись за город. Но когда она возвращалась и была уже у улицы Святого Франциска, которая ведет на площадь, ее задержали двое мужчин, которые предложили ей укрыться в нашем доме. И она поспешила к монастырю святого Франциска и так с сопровождавшими ее тремя дуэньями избегла опасности, ибо Индиане, завидя ее бегство, бросились за ней. Остальные слуги остались во дворце, и с женщинами не было никого из дружины вице-короля, кроме его исповедника, Альфонса де Гирос, члена нашего Общества. Тот, видя, что они [66] попали в осаду, вывел всех женщин, числом 13, через сад до соседнего дома и через дыру в кирпичной стене, ибо другого пути не было, доставил их в дом архиепископа в целости и сохранности. Когда наступило утро, знатные горожане собрались в монастырь и сопроводили вице-короля, в окружении военных, через площадь ко дворцу маркиза дель Балле, где он сейчас и находится.

Но если все же вернуться к моим работам: после четырех или шести дней, когда пожар загасили, сенат поручил мне, с согласия вице-короля, чтобы за три тысячи триста золотых я осуществил сохранение дворца, которому угрожало обрушение. Я подготовил для новостройки два плана на выбор, но от осуществления строительства отбился, потому что в этой стране царит великая зависть. Это я рассказываю вам для того, чтобы вы братьям коадъюторам, которые собирались бы сюда приехать, ясно объяснили, что они едут не на миссии, а на тяжкие труды, которых им хватает и дома, в своей провинции, и чтобы эти братья знали, что в провинциях получают они более щедрую награду, чем та, которую я получил здесь. Хотя я сохранил для сакристии больше 12 тысяч золотых, ко мне относятся так, точно я ничего не сделал. Вице-король, маркиз де Лагуна очень настаивал, чтобы я вернулся вместе с ним в Испанию, я же не хотел этого делать; но если теперь увижу дверь открытой - уже не стану колебаться, чтобы вернуться; надеюсь, что это удастся с нынешним вице-королем, потому что он уже послал в Рим просьбу о моем увольнении и каждый день ждет ответа. Получит ли вице-король это разрешение, и вернусь ли я жив и здрав в Европу, я сообщу Вашему Святейшеству. Засим самым сердечным образом препоручаю себя Вашему Святейшеству и остаюсь Вашего Святейшества слугой и сыном во Христе.

Шимон де Кастро из Общества Иисуса. В Мехико, 20 августа 1692.

Текст воспроизведен по изданию: Колумб, открывший Другой Свет. Тема Нового Света в искусстве Речи Посполитой и Чехии конца XVI-XVIII вв. // Латинская Америка, № 5. 2007

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.