Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Тайный наказ, данный при Царе Алексеи Михайловиче первому Русскому Посольству в Испанию, и записки Русских Посланников, веденные ими в 1667 и 1668 годах в Испании и во Франции.

ЗАПИСКИ ПОСЛАННИКОВ ПЕТРА ПОТЕМКИНА И СЕМЕНА РУМЯНЦОВА.

Да по указу ж Великого Государя Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всея Великой и Малой и Белой России Самодержца, Его Царского Величества Стольник и Наместник Боровский Петр Иванович Потемкин, да Дьяк Семен Румянцов посылали из Ишпанского порубежного города Аирона во Францужскую землю в город Байон к Державцу Генералу Поручику к Маркезу де Санпею [2] подьячего Андрея Сидорова да с ним Толмача Романа Агина объявить про приезд свой июня в 27 день.

И как подьячий и толмач приехали к городу Байон и в городовых воротах служимые люди, которые стоят на карауле, остановили и спрашивали их, которого государства они люди и от кого и для каких дел, к кому едут.

И подьячий Андрей и толмач Роман им сказали присланы они от посланников Великого Государя Его Царского Величества объявить Державцу про их приезд, чтоб они сказали это Державцу и довели их до него.

И караульщики им сказали: чтоб де вам побыть здесь покаместь Державцу известят, и пошли к Державцу и про них ему объявили.

И помешкав немного взяли подьячего и толмача на двор к Державцу, и как к Державцу на двор приехали, и на дворе их встречали многие люди, а сам Державец встретил, вышед из палаты.

И подьячий Андрей говорил Державцу речь: посланы

от Великого Государя Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всея Великой и Малой и Белой России Самодержца и многих государств и земель восточных и западных и северных отчича и дедича и наследника и государя и обладателя, от Его Царского Величества, к Великому Государю вашему Людвигу Королю Францужскому и Наварскому к Его Королевскому Величеству, в посланниках Стольник и Наместник Боровской Петр Иванович Потемкин, да Дьяк Семен Румянцов, Великого Государя его Царского Величества с грамотой о из государских делах, которые настоят к их государской братской дружбе и любви наскоро, и он бы Державец о приезде их к Великому Государю своему к Королевскому Величеству отписал, и дав им корм и подводы отпустил их к Королевскому Величеству не задержав. [3]

И Державец выслушав речь подьячего говорил: Великого Государя Его Царского Величества Посланником известите о присылке их, на чем они Царского Величества Посланники ко мне с вами наказывали и о том писать буду в Парис (1) к Маршалу к Дюку де Грамону, потому что город Байон и иные многие люди ведает он по указу Королевского Величества, а ему Державцу приказаны одни служилые люди ведать, и Дюк де Грамон Королевскому Величеству о том обо всем известно учинит, и что указ Королевского Величества о том к нему будет и он им посланником тотчас известно учинит, а без указу Королевского Величества принять ему их Посланников и подводы дать и отпустить к Королевскому Величеству невозможно.

А подьячий у него Державца спрашивал: сколь скоро чаять о том указ Королевского Величества.

И Державец сказал: указ де Королевского Величества, надо будет ждать недели четыре и больше, потому что до Париса от сех мест больше девяти сот верст.

И подьячий Андрей Сидоров, да толмачь Роман Агин Державцу говорили: двор он в Байоне посланником до указу Королевского Величества даст ли и подводы под них и подо всех посольских людей, на чем до Байоны доехать, велит ли дать?

И Державец сказал: Царского Величества Посланником скажите: дворы им в Байоне готовы сколько надобно, только за те дворы деньги платить им свои, и подводы нанимать собою же, а ему без Королевского указу того учинить нельзя: дворы без найма и подводы дать не мочно, потому что люди у них вольные, ни на каком дворе поставить ему без заплаты не мочно.

И подьячего и толмача отпустил к Посланникам, а от Аирона до Байоны тридцать пять верст. [4]

И подьячий Андрей и толмач о том о всем Посланникам ведомо учинили.

И Стольник Петр и Дяк Семен, поговоря о том, что бы им не зазимовать за морем, что время приходит осеннее, а указа им Королевского ожидать будет многое время, потому что от Аирона до Париса больше девяти сот верст, и если Король Францужский не укажет им подвод дать и корму, или ему то за гнев будет, что живучи за рубежом в Ишпанском Государстве его Королевского указу о приеме не выждали, и чтоб тем Великого Государя Его Царского Величества дел порухи не учинить и в конец бы всех людей государевых тем непоморить, если зимовать получится за морем, и послали по самой великой нужде во Францужскую землю в город Байон к Державцу Подьячего Ивана Прохорова да Толмача Романа Агина.

Июня в 29 день в Байон к Державцу ездили подьячий Иван Прохоров да толмач Роман Агин и говорили ему Державцу: приказывал ты к Посланником Царского Величества, с подьячим с Андреем Сидоровым, что без указу Королевского Величества подвод и корну им посланником отпустить не смеешь и двора в Байоне дать им не сиеешь же, а указа де тебе о том ожидать от Королевского Величества будет четыре недели и больше, и Великого Государя Его Царского Величества Посланники велели тебе говорить: вели двор дать в Байоне, и подводы под них посланников прислать на рубеж, и о заплате за двор и подрядчиком за подводы, что будет платить о том к ним Посланником с нами накажи подлинно.

И Державец подьячему и толмачу сказал: двор в Байоне готов и подводы на рубеж под Посланников Великого Государя Его Царского Величества пришлю не замешкав, и о цене и прямой подрядчиком накажу, чтоб лишнего не взимали. [5]

Июля во 2-й день поехали из Аирона рекою Уреею Посланники и все посольские люди в барках: провожал их Аиронский Воевода Дон-Гаврил де-Ордин со многими начальными людьми за реку Урею, потому что подрядчики с лошадьми и с телегами в Ишпанскую землю за рубеж не поехали.

А переехав Посланники через реку Урею во Францужскую землю ночевали в деревне Бегобии на Францужском рубеже и в ту деревню прислал Державец дворянина да с ним солдат, кому Посланников проводить до города Байона.

И Стольник Петр и Дьяк Семен поехали из деревни Бегобии и дворяне и подьячие и все посольские люди на наемных подводах, а что дано найму и то писано в росписи под статейным списком.

Июля в 3-й день приехали в город Байон.

И того ж числа приезжал к Посланником Байона города Державец Маркез де-Сенпей и говорил: о чем де вы Посланники Царского Величества к нему наказывали и он о том о всем, и о приезде вашем Королевскому Величеству и к Дюку де-Грамону писал, а подвод и корна до Париса без указу Королевского Величества дать ни коими мерами невозможно, а ожидать вам будет Королевского Величества указу здесь в Байоне или как изволите.

Того же числа приходил к Посланником Француженин того двора, где они стоят, и говорил: как вы Царского Величества Посланники изволите есть, а у него все готово.

Стольник Петр и Дьяк Семен ему велели сказать, что они в постные дни рыбы не едят, а как будет время и у них готовить будут яства свои повара.

И тот Француженин сказал: у нас де чин такой, кто у кого на дворе стоит, у того человека едят и пьют, а ему деньги за то платят. [6]

И Посланники велели у него спросить: сколько яств у него будет и каковы яства, и что за весь стол ему будет взять.

И тот Француженин сказал: изволили б де Посланники пущать, все им будет готово, а лишние заплаты за тот стол не возьмем.

И после того принесли челядники его скатерть и яства.

И после обеда Посланники велели спросить, что прислать к нему за тот обед заплаты?

И он велел прислать за тот обед пятьдесят ефимков, а только было девять яств рыбных, да вино Францужское.

И Петр и Семен, видя такую безмерную высокую цену, и того опасаясь, если Королевское Величество не велит им дать корму и подвод и за двор на котором стоят заплаты учинить, а ждать будет Королевского указу много время, а на всякий день платить будет такая дорогая цена, посылали к Державцу, чтоб с нами виделся.

Июля в 4-й день Державец к Посланникам приезжал.

И Петр и Семен ему говорили: чает ли он, что корм и подводы и за двор заплата, на котором ныне стоят, Королевского Величества будет ли или нет?

И Державец Посланником сказал: У Королевского Величества иных Государей послом корму и подвод не бывает, а что об вас Посланниках Царского Величества какой указ Королевского Величества будет, того ему выдать не возможно.

И Петр и Семен ему Державцу говорили: если Королевское Величество корму и подвод нам дать не укажет и за двор за тот, что ныне стоим в Байоне заплаты из казны Королевского Величества не будет, а мы измешкаем будучи в Байоне многое время и для того тебе Державцу говорим: объяви нам подлинно, если не чаешь о том указа Королевского Величества вскоре, и мы по самой [7]

великой нужде велим нанять подводы до города Бордоя (Бордо) на свои деньги; Для того, чтоб Великого Государя нашего Его Царского Величества делу от того порухи не учинилось и не зазимовать бы нам за морем; и июлем месяцем быт в Парисе у Королевского Величество, их Королевскому Величеству, о том о всем ты отписал, чтоб про то про все Королевскому Величеству было известно, для чего мы подводы велели на свои деньги нанять до города Бордоя, и чтоб за те подводы указал Королевское Величество из своей казны в Парисе заплатить нам деньги.

Державец, выслушав их Посланников говорили: Королевское Величество укажет ли вам дать подводы или нет, того ему ведать невозможно, а о том о всем, что вы мне говорили, отпишу в Парис к Маршалу Дюку де Грамону, а Маршалок извистит королевскому Величеству, а то буди на воле вашей; как изволите: здесь ли ждать похотите Королевского указа о всем, или подводы велите нанимать на свои деньги. И буде вы велите нанимать подводы, и о том ему объявить, и он подрядчиком велит взять цену прямую.

Июля в 5-й день приходил к Посланником Полковник Корнилиус от Генерала спросить о здоровье и говорил: как вы Посланники из города Байоны ехать изволите в Бордой, чтобы Генералу было про то ведомо.

Посланники говорили: как подводы наймут, тотчас и поедем.

Того ж числа ввечеру приезжал к Посланником Генерал ель-Маркез де-Сенпей со многими начальными людьми, а говорил: как вы изволите из Байона к Королевскому Величеству ехать, а он чает, что Королевского указу об вас вскоре не будет и хочет он Державец сего числа из Байона ехать в маетность свою и чтоб вы Посланники для ведомости дали ему роспись, что с вами к Королевскому Величеству есть каких даров и вашего [8] посольского, платья и всякой рухляди, для того, что у них в Байоне таможенный откупщик сбирает пошлину на Маршалка Дюка де-Грамона и говорил де тот откупщик, чтоб вы Посланники все ему объявили, для того, чтоб ему было ведомо сколько взять с вас пошлины.

А Стольник Петр и Дьяк Семен ему говорили: у Великого Государя нашего, у его Царского Величества Послом и Посланником всех Государств бывает всякая достойная честь, а того никогда не бывает, чтоб их осматривать сколько с ними каких даров и их посольского платья и всякой рухляди, и с того б имать пошлину никогда так не бывает, также ни в которых Государствах Великого Государя нашего его Царского Величества Послом и Посланником того не бывает и нам того никоими мерами учинить не мочно—посланы мы от Великого Государя нашего, от Его Царского Величества к Великому Государю вашему к Его Королевскому Величеству о их государских великих делах, которые належат к их государской братской дружбе и любви в посланниках, а купчин с нами и товаров никаких нет, для чего нас осматривать и имать пошлины, и по тех разговорах Державец поехал к себе на двор.

Июля в 6-й день приходил к Посланником от Генерала Полковник Корнилиус, а говорил: Прислал де его Генерал ель-Маркез де-Сенпей, а велел вам объявить: о котором деле вчерашнего числа была у вас с ними речь и про то велел вам сказать: в Байоне де городе два откупщика таможенных сбирают всякую пошлину; один на Королевское Величество, а другой сбирает на Маршалка Дюка де-Грамона, и Королевского де Величества откупщик Генерала послушает во всем, и пошлины с вас не возьмет, а другой откупщик, что сбирает пошлину на Маршалка Дюка де-Грамона и тот Генерала не послушает, а говорил, чтобы вы Царского Величества [9] Посланники написали сколько у вас сундуков и чемоданов, и в котором сундуке или чемодане какая рухлядь.

И Стольник Петр и Дьяк Семен ему говорили: у Великого Государя нашего, у его Царского Величества когда бывает великих христианских Государей и Мусульманских Послы и Посланники, и тем Послом и Посланником бывает всякая достойная честь, а того никогда не бывает, чтоб с платья посольского пошлину имать и тем их не бесчестить, скажи Генералу, по самой великой нужде, чтоб нам в Байоне не замотчать и за морем не зазимовать велим роспись учинить, сколько у нас с посольским платьем и с рухлядью сундуков и чемоданов, а осматривать не дадим, потому что ни в которых Государствах Великого Государя вашего Его Царского Величества Послом того не бывает, и то мы чиним по самой великой нужде, что подводы нанимаем на Бордою на свои деньги, а надеемся на милость Королевского Величества, что велит нам заплату за то учинить в Парисе.

Полковник Корнилиус говорил: Генерал Маркез де-Сенпей велел вам объявить, что он во всем вам Царского Величества Посланником всякого добра делать рад, и о том бы вам было ведомо каков во Францужском Государстве чин, и чтоб нигде никакого задержания и мешкоты ни зачем не было: в Государстве их, такой извычай со всяких чинов людей и Послов пошлину емлют, потому что откупают пошлину у Короля и у великородных его королевских людей, и многие тысячи дают откупщики, и если бы и Королевское Величество шел мимо тех городов, где откупщики пошлину емлют и они б де и с самого Короля пошлину взяли, потому что такое у них в Государстве право положено, и потому у них с вас Послов пошлину емлют, а если де вы изволите его Державца послушать и пошлину тому откупщику дать, что доведется, и Королевское Величество велит вам [10] ту пошлину заплатить в Парисе, в том пожалуйте поверьте Державцу, а он Державец говорил всем бургомистрам города Байона, чтоб и они того откупщика уговорили, и бургомистры де ему откупщику с великим прошением говорили, чтоб он с вас пошлин не имал и он Державцу и буртомистрам отказал, сказав: что не взяв с вас пошлин из города выпустить не велит, а на Державца вам Посланникам в том не покручиниться: в Государстве их люди вольные.

И Посланники говорили: на приятстве Генерала ель-Маркеза Де-Сенпея кланяемся, что он нам любовь свою оказует, и накладываемся в том на его приятство.

Корнилиус говорил: про ваше приятство Генералу он скажет, только изготовьте роспись, для того, чтоб у нас на дворе нигде ничего не осматривали, а велите роспись написать, как вы изволите.

Петр и Семен ему говорили: роспись у нас всему готова будет, только объяви то все Генералу, что с тобою мы говорили, чтоб Королевскому Величеству известно было о том, что емлет откупщик с посольского вашего платья пошлину.

Корнилиус говорил: о всем Генералу объявим, ведомо не замешкав вам Посланникам учиним.

И того же числа Полковник Корнилиус взял у Посланников роспись, сколько у них сундуков и чемоданов с посольским платьем и со всякой рухлядью.

И говорил: велел де вам Державец сказать, что откупщик Маршалков без пошлины вас допустить не хочет, а меньше двухсот золотых червонных ему с вас неимовать, и то для прошенья Державца: ель-Маркеза и о том де, как вы Царского Величества Послы изволите.

Стольник Петр и Дьяк Семен ему говорили: скажи Державцу ель-Маркезу де-Сенпею, чтоб отпущал нас к королевскому Величеству не задержав, а что откупщик [11] Маршалка Дюка де-Грамона хочет с нас взять с посольского платья пошлину двести золотых червонных и теб золотые взял Державец сам или бургомистры, для того что Королевское Величество велит нам те золотые отдать в Парисе и тому мы верим; и чтоб отписал он о том в Парис к Королевскому Величеству, даем мы те золотые по самой великой нуже, чтоб нам здесь для того не замешкать и за морем не зазимовать.

Июля в 8-й день приходили к Посланником три человека бургомистров с тем же Полковником Корнилиусом и говорили: пришли де они к вам челом ударить и оказать: Королевского Величества таможенный откупщик с вас Царского Величества Посланников ничего не спрашивает, а что откупщик Маршалка Дюка де-Грамона без пошлин вас не пропустит; они его уговаривали, и он де их не слушает, только де у них тот откупщик таков, хотя своего Государства Послы или Посланники куда идут, пошлину ему платят, а без пошлин никого не пропустят; Ипшанской де Посол шел мимо Байоны, и тот откупщик взял у него с платья и со всей рухляди пошлину.

Петр и Семен им говорили: на вашем приятстве кланяемся, что вы нас пришли навестить, а такого бесчестья нам нигде не бывало, как и пошли мы от Великого Государя нашего от Его Царского Величества из великого Российского царствия, как ныне видим в Государстве вашем от откупщиков; посланы мы от Великого Государя нашего, от Его Царского Величества к Великому Государю вашему к Его Королевскому Величеству о их Государских делах и братской дружбе и любви Великого Государя вашего Его Царского Величества с любительной грамотой к Королевскому Величеству наскоро, и нам здесь подвод не дано и для поспешения хотим мы подводы нанять на свои деньги и держат нас здесь не ведомо за что; просит откупщик с посольского нашего платья пошлины, что ни в которых государствах того Послом и [12] Посланником Великого Государя нашего Его Царского Величества не бывало.

И в то ж время пришел к Посланником откупщик, который сбирает пошлину на Короля и говорил: извольте вы Царского Величества Посланники ехать к Королевскому Величеству в Парис, а пошлин ничего он от вас не возьмет, а в Маршалкове де откупщике он не волен, извольте с ним видеться сами. И после того приходил к Посланником откупщик Маршалка Дюка де-Грамона, а говорил: чтоб де Посланники велели дать сто дублонов золотых пошлины, со всего что у них есть посольского платья и всякой рухляди.

И Стольник Петр и Дьяк Семен ему говорили: купецких людей с нами и товаров никаких нет, кроме посольского платья; никто ничего не продавывал, имать тебе пошлины у нас не с чего.

И тот откупщик увидел у Посланников образы окладные, Спасов, да Пресвятой Богородицы, и говорил: не токмо де с вашего посольского платья и со всякой рухляди пошлину возьмем и с образов, что на них оклады серебреные с каменеем и жемчуга.

И Стольник Петр и Дяк Семен говорили: враг креста Христова, как ты не устрашился так говорить, что с образа Создателя нашего и Господа Иисуса Христа сына Божия и Пречистые его Матери Пресвятой Богородицы, что на тех святых и честных иконах утварь устроена по нашей благочестивой христианской вире, и ты и, с того хочешь пошлину скверный пес взять, не токмо было тебе с тех пречестных и святых икон пошлину имать, но и с посольского нашего платья и с рухляди никоими меры имать было немочно, потому посланы от Великого Государя нашего от Его Царского Величества к Великому Государю вашему к Его Королевскому Величеству для великих их Государских дел и братской дружбы и любви, а [13] купецких людей и товаров никаких с нами нет, для того и пошлин имать тебе с нас было немочно.

А видя твое бесстыдство и нрав зверской, как псу гладному или волку несыту имущу гортань восхищать от пастырей овцы, так тебе бросаем золото яко прах.

И выговорив ту речь Стольник Петр бросил ему сто золотых своих двойных на землю.

И бросив ему те золотые, взял на него письмо на Голандском языке за его рукою, чтоб было про то ведомо у Королевского Величества в Парисе и что пошлину взял тот откупщик.

Июля в 10-й день поехали Посланники и дворяне и все посольские люди из Байона, наняв подводы до города Бордоя, а что дано найму и то писано под статейным списком.

Провожал Посланников за реку в барках Полковник Корнилиус со многими начальными людьми и переехав реку поехали верхами; рухлядь всякую повезли на лошадях вьюками, а от города Байона до города Бордоя тридцать миль.

И отъехав стояли в деревне Ундрусе. Июля в 11-й день стояли в деревне Алестру. Июля в 12-й день стояли в деревне Нурете. Июля в 13-й день стояли в деревне Уреи.

Того ж числа посылали Посланники Стольник Петр и Дьяк Семен в Бордой подьячего Андрея Сидорова, да с ним толмача Романа Агина объявить Державцу про приезд свой.

И подьячий и толмачь в Бордое у Державца у Маркеза де Сент Люка были, а как приехали к нему на двор и на дворе встретил их секретариус и пошли в палату к Державцу.

И подьячий Андрей говорил речь, как ему было наказано, а толмачь туже речь говорил по цесарки. [14]

И Державец выслушав ту речь у переводчика своего говорил:

Великого Государя вашего Его Царского Величества Посланником скажите, хотя Великого Государя нашего Его Королевского Величества ко мне указу об них не бывало, только он всякого добра им рад делать и чтоб ехали в город Бордой, а двор до Королевского указу велели б нанять на свои деньги, а ему без указу Королевского Величества двора им дать немочно.

И подьячий и толмач ему говорили, чтоб он послал служилого человека с кем посмотреть им двора и о цене договориться.

И Державец послал с ними бургомистра да трех человек солдат.

И подьячий и толмач двора с ними смотрели и от того двора просили у них по пятидесяти ефимков на сутки.

И подьячий и толмач с той ведомостью поехали на встречу к Посланником и встретили их за четыре мили от города Бордоя и про то объявили.

И Стольник Петр и Дяк Семен в город Бордой не поехали и стали не доезжая до Бордоя за пять верст в селе Градипьяно.

Июля в 15-й день посылали Стольник Петр и Дьяк Семен в Бордой к Державцу Подьячего Андрея Сидорова, да переводчика Ивана Госенца, а велели ему Державцу объявить, что стали они Посланники не доехав до города Бордоя за пять верст, для того что де к нему Державцу Королевского указу об них не бывало, а как указ Королевского Величества будет, и он бы им Посланником учинил ведомо.

Державец говорил: которого числа Королевского Величества указ будет, и он им Посланником тотчас учинит ведомо.

Подьячий и переводчик ему говорили: про приезд [15] Посланников Царского Величества писал ты Державец к Королевскому Величеству?

И Державец им говорил: о приезде Царского Величества Посланников к Королевскому Величеству, он неписывал, а писал к нему о приезде их из района Генерал ель Маркез де Сенпей.

И подьячий и переводчик ему говорили: тому ныне три недели, как Байонский Державец сказывал, о приезде Посланников Царского Величества, к Каролевскому Величеству писал, а ныне бы ты Державец изволил к Королевскому Величеству о том писать же,

Чтоб Царского Величества Посланником здесь не зазимовать и Великого Государя Его Царского Величества и Королевского Величества их государским делам от того мотчания и порухи не учинилось.

Державец говорил: К Королевскому Величеству он отпишет тотчас о приезде Царского Величества Посланников.

И после того Державец присылал к Посланникам двух человек дворян Королевских спрашивать о здоровье и велел им сказать к Королевскому Величеству он о приезде их писал, а как указ будет и он тотчас учинит им ведомо.

Июля в 18-й день приезжал из Бордоя Королевской Гарды Капитан и говорил: приехал он к вам Посланником челом ударить и спросить о здоровье вашем, и бить челом Петру и Дьяку с великим прошением по коих мест Королевского Величества указ к вам будет, извольте стать на моем дворе в палатах, а ему де то в великую честь, что Великого Государя Его Царского Величества Послы у него на дворе стоять будут.

И Стольник Петр и Дьяк Семен со всеми посольскими людьми на двор к нему Капитану переехали, и стояли у него до тех мест, как по Королевскому указу их приняли. [16]

Июля в 20-й день приезжал к Посланником из города Бордоя начальный человек, а говорил: прислал де его к вам Державец для того, ведомо ему учинялось, что приходят к вам Посланником всяких чинов многие люди смотреть из города Бордоя и из иных мест, и вам де от них беспокойно и Державец прислал к вам Царского Величества Посланником для оберегания десять человек солдат.

И Стольник Петр и Дяк Семен на приятстве его Державца велели бить челом, что для оберегания к ним служилых людей прислали.

(Продолжение будет)

Текст воспроизведен по изданию: Тайный наказ, данный при Царе Алексеи Михайловиче первому Русскому Посольству в Испанию, и запаски Русских Посланников, веденные ими в 1667 и 1668 годах в Испании и во Франции // Сын отечества, № 7. 1851

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.