Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Тайный наказ, данный при Царе Алексеи Михайловиче первому Русскому Посольству в Испанию, и записки Русских Посланников, веденные ими в 1667 и 1668 годах в Испании и во Франции.

ЗАПИСКИ ПОСЛАННИКОВ ПЕТРА ПОТЕМКИНА И СЕМЕНА РУМЯНЦОВА.

Мая в 4-й день сказывал Посланникам Пристав Францышка де Лира: о чем вы говорили с Думным Дьяком, с Петром Фернандом, и он Королевскому Величеству докладывал против всех тех статей, о чем вы Посланники с ним наказывали и велел вам сказать:

К Великому Государю вашему, к его Царскому Величеству, Королевского Величества любительная грамота будет написана на Ишпанском языке, а список с той грамоты, пришлют к вам на Латинском языке, и как будете у [2] Королевского Величества на отпуске и после того на другой день, грамоту Королевского Величества, что к Великому Государю вашему, к Его Царскому Величеству с вами посылают, пришлют к вам на двор. А того де в Государстве Ишпанском не повелось, чтоб при Королевском Величестве, которым Послам грамоты отдавать, и вновь образца учинить ни которыми дела не мочно.

Петр и Семен ему говорили: К Великому Государю нашему, к Его Царскому Величеству, грамоты мимо Королевского Величества, ни у кого нам не имывать.

Пристав говорил: сказывали де Думному Дьяку Петру Фернанду, что у Великого Государя Леопольдуса Цесаря Римского Послам в Посланникам Великого Государа вашего Его Царского Величества грамоты отдают при Его Цесарском Величестве; и про то де совершенно Королевину Величеству ведомо, что у Леопольда Цесаря Римского и ныне Царского Величества Послам грамоту прислали к ним на двор. Да и преж сего того никогда не бывало, чтоб при Царском Величестве грамоты отдавать Послам Царского Величества. А вы де здесь в Государстве хотите новый образец собою учинить, чего от веку в их Государстве не бывало ни Цесарским Послам, ни иных Государей Послам грамот при Королевском Величестве не отдают же. И Королевские де Величества велели вам сказать: грамоту к вам пришлют на двор, а вновь образца ни како не учинят; о том бы вам Посланником было ведомо.

Стольник Петр и Дьяк Семен Приставу говорили: Разве до некто видеть не хотя в братской дружбе и в любви Великого Государя нашего Его Царского Величества с Великим Государом вашим, с Его Королевским Величеством, такую речь вмещает.

А у Великого Государя Леопольдуса Цесаря Римского никогда того ее бывало, чтобы к Послам Великого Государя [3] нашего Его Царского Величества грамоты присылать на двор, а если бы и учинилось ныне у Цесаря Римского так, что грамоту к Великому Государю нашему к Его Царскому Величеству, прислали к Посланником на двор, только мы учинить того не хотим. Мимо Королевского Величества грамоты к Великому Государю нашему к Его Царскому Величеству и у кого нам не имывать. Извести о том Королевскому Величеству, если и корма не велит нам давать и великую тесноту учинить, и мы не токмо тесноту за честь Великого Государя нашего, Его Царского Величества, хотя смерть принять готовы. А тому не бывать, чтоб ту грамоту к Великому Государю нашему к Его Царскому Величеству, которую с нами посылают Королевское Величество принять на дворе, хотя изволить с первым самым Ближним Думным человеком прислать.

А буде Королевское Величество велит нам видеть свои королевские очи и грамоту при своем Королевском Величестве к Великому Государю нашему к Его Царскому Величеству, велит дать, и отпустить нас к Великому Государю нашему, к Его Царскому Величеству от своего Королевского Величества лица и то добро, да и о том Королевскому Величеству извести, чтоб Королевское Величество в грамоте своей, какову шлют с нами к Великому Государю нашему к Его Царскому Величеству, Великого Государя нашего, Его Царского Величества именование и титла написаны были сполна, как Великий Государь наш Его Царское Величество сам себя в своей Царского Величества любительной грамоте к Королевскому Величеству писал, а буде Королевского Величества в грамоте именование Великого Государя нашего, Его Царского Величества и титлы написаны будут не против того, как Великий Государь наш Его Царское Величество сам себя описует и нам такой грамоты не имывать.

И Пристав сказал: все то извещу Королевскому [4] Величеству, что от вас Посланников слышал, и поехал с посольского двора пристав к Королевскому Величеству.

Того ж числа приезжал к Посланникам Посольских Дел секретариус Гаврил и говорил с великим учтивством, чтоб они Посланники дали ему ведать: Великий Государь ваш Его Царское Величество в своих Государских титлах пишется Царем и Самодержцем и что Царь и Самодержец разумеется.

Стольник Петр и Дьяк Семен ему говорили: о таком великом самом деле хочешь от вас ведать и о том с нами говорить по, Королевского ль Величества указу, или прислали тебя к гам о том спрашивать Думные люди.

Секретариус говорил: О том велели ему спросить у вас Посланников Королевского Величества Думные люди, а не от себя он о том говорит, чтоб Королевскому Величеству совершенно о том ведать для того, как бы в грамоте та речь написать на Ишпанском языке и разуметь бы им то совершенно, и опасая чести Великого Государя вашего Его Царского Величества.

И Стольник Петр и Дьяк Семен ему говорили: Великому Государю вашему Царю в Великому Князю Алексею Михайловичу всея Великой и Малой и Белой России. Самодержцу, то Царское состояние Бог дал от прежних Великих Государей Царей, и Великих Князей Российских. Прародители Его Великого Государя вашего Его Царского Величества, Великий Государь Царь и Великий Князь Владимир Всеволодович Мономах Киевский и всея Россия, воевал Греческие великие Государства дажь до самого царствующего Константина-Града. И Греческий Царь Константин Мономах, прося милости у Великого Государя Владимира Всеволодовича прислал к нему Великому Государю почестью крест Животворящего Древа в Царскую шапку и венец и диадему, которым Царским саном поставлялись все Великие Государи [5] Цари Греческие на царство Греческое, и от того времени посимест все Великие Государя наши Цари и Великие Князья Российские поставляются на все великие и преславные Государства Российского царствия тем Царским венцом и диадемою, а блаженные памяти Великого Государя нашего Царя и Великого Князя Михаила Феодоровича всея Великой России Самодержца, Дед, а Великого Государя нашего Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всея Великой и Малой и Белой России Самодержца Его Царского Величества Прадед, блаженные памяти Великий Государь наш Царь и Великий Князь Иван Васильевич всея России Самодержец с Божьей помощью поимал под свою царскую руку великие Царства которые сами выдаете, где были Цари Большие Золотые Орды Астраханские и Казанские великие Царства и Государства и Сибирское Царство. И ныне Великий Государь наш, Его Царское Величество те все великие Царства, с Божьей помощью, держать под своею Царскою высокою рукою; и по тем великим Царствам и Государствам Великий Государь наш Его Царское Величество в своих Царского Величества грамотах Царем и Самодержцем и описуется.

И секретариус, выслушав речь о том у Посланников говорил: совершенно он о том доразумел, что Царь и Самодержец именуется, а до сего времени не знал и о том бы на него пожаловать Посланником не покручиниться, а Ближним людям о том он объявит.

Мая в 5 день Пристав Францышко Посланником говорил: о чем вы наказывали с ним к Думным Королевского Величества людям, и о том о всем им объявил; и Думные люди Королевского Величества докладывали, и о том де у Королевского Величества с Думными людьми было сиденье для того, что то дело новое и преж того в Государстве Ишпанском такого образца не бывало, чтоб Цесарским и иных Государей Послам грамоты при Королевском Величестве отдавать к тем Государям, и Королевино де [6] Величество для Великого Государя вашего Его Царского Величества к сыну ее к Великому Государю их, к Его Королевскому Величеству братской дружбы и любви велела вам сказать отпуск будет вам от Королевского Величества лица, и грамоту Королевского Величества, что с вами посылает к Великому Государю вашему к Его Царскому Величеству, отдадут вам при их Королевском Величестве и у руки Королевского Величества будете и со всякой достойной честью вам отпуск будет и о том вам Королевино Величество велела объявить, а как быть у Королевского Величества на отпуске и о том ведомо будет вам дни за три или за четыре, а грамота Королевского Величества написана будет на Ишпанском языке к Великому Государю вашему к Его Царскому Величеству, а список с той грамоты на Латинском языке, перед отпуском пришлют к вам Посланником дня за четыре.

Мая в 6 день Пристав Францышка де Лира принес нам к Посланникам с Королевской грамоты список на Латинском языке, а тот список несправчиво был написан.

И Стольник Петр и Дьяк Семен тот со грамоты список Приставу отдали и приказали накрепко, чтоб Великого Государя нашего, Его Царского Величества именование и титлы написаны были, в том с Королевской грамоты в Латинском списке, против того, как Великого Государя, Его Царского Величества именование и титлы написаны в Его Царского Величества грамоте, какову Королевскому Величеству подали на посольстве будучи.

И Пристав тот со грамоты список взяв у Посланников, поехал с посольского двора; а сказал, что про все про то скажет он Думным Ближним людям, и о том они Королевскому Величеству известят.

Мая в 10 день, Пристав Францышка де Лира привез к Посланником с Королевской грамоты другой список, на [7] Латинском де языке, и Иван Госенц тот список переводил; а сказал: Великого Государя, Его Царского Величества именование и титлы написаны в том списке сполна, как и во грамоте Великого Государя, Его Царского Величества писано к Королевскому Величеству, какова подана на посольстве.

Мая в 15 день, Пристав Посланником говорил: Королевские де Величества велели вам видеть свои Королевские очи, сего ж месяца в 18 числе.

И Пристав Францышка де Лира приехал к Посланникам Мая в 18 день говорил: Великий де Государь и Великая Государыня, Их Королевские Величества, велели вам видеть свои Королевского Величества очи: извольте ехать на Королевский двор, и кареты Королевские под вас готовы.

И того ж числа Стольник Петр и Дьяк Семен и Дворяне, к Королевскому Величеству на двор поехали в каретах. В первой карете сидели Скольник Петр да с ним Дьяк Семен; против их Пристаь Францышка де Лира, да переводчик Иван Госенц. В двух каретах Дворяне. В четвертой карете подьячие, да толмач.

Приехали Посланники на Королевский двор к тому ж крыльцу, что и в прежних приездах были. А стойки перед Королевским двором не было, только пехоты с тридцать человек стояли на переходах, в бархатном цветном платье, с протозаны.

Встречал Посланников в проходной палате Маркез де Рьяль, а говорил речь: Великий Государь, Их Королевское Величество и Великая Государыня, Их Королевино Величество, велели, вас Посланников, мне Маркезу встретить. И Посланники с ним по из обычаю виталися, и пошли в палату к Королевскому Величеству. Маркез пошел с нами ж, по левую сторону у Дьяка у Семена. [8]

И как вошли в палату, и Королевское Величество стоит по правую сторону, а Мать его, Королевино Величество по левую сторону, на месте своем стоит. И в то время, как увидел Король Посланников, шляпу снял. И Стольник Петр и Дьяк Семен Королевскому и Королевину Величеству поклонились по обычаю.

И после того, подступя поблизку Королевского Величества, Думный Дьяк Петр Фернанд подвесь Стольнику и Наместнику Боровскому, Петру Ивановичу Потемкину, Королевского Величества грамоту к Великому Государю нашему к Его Царскому Величеству. И Стольник Петр Иванович, приняв грамоту у Думного Дьяка, отдал Дьяку Семену Румянцеву, а Дьяк Семен отдал Подьячему.

И после того Королевское Величество говорил: Великому Государю брату нашему, Его Царскому Величеству, от нас поклонитесь, а после того Королева, выступя из места своего, говорила: Великому Государю, Царю и Великому Князю, Алексею Михайловичу, всея Великой и Малой и Белой России Самодержцу, Его Царским Величествам и Великой Государыне, Царице и Великой Княгине, Марьи Ильичне, Их Царским Величествам, от нас поклонитесь, как увидите Их Царских Величеств пресветлые очи. И после того Королевское и Королевино Величество позвали Посланников к руке. И Стольник Петр и Дьяк Семен, и Дворяне и Переводчик и Подьячие и Толмач и целовальник, который был у казны у Великого Государя, у руки были.

А как пришли Посланники в палату к Королевскому Величеству, и как жаловали Король и Королева их к руке и покаместь пошли из палаты Посланники, и в то время Король и Королева стояли.

И как Стольник Петр и Дьяк Семен поклонялись Королевскому и Королевину Величеству и в то время Король шляпу снял и после того пошли Посланники из палаты. [9]

Провожал Посланников из Королевской палаты Маркез де Рьяль до тех же мест, где он их встретил; а с Королевского двора провожал и до посольского двора в каретах с Посланники ехал, Пристав Францышка де Лира.

А как приехали Посланники от Королевского Величества на посольский двор и в то время на Королевской грамоте подписи прочесть было некому, для того, что переводчик Иван Госенц Ишпанского языка не знает.

И Петр и Семен приказали подьячему Андрею Сидорову, чтоб он на той Королевской грамоте на подписи высмотрел накрепко Великого Государя нашего Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всея Велико и Малой и Белой России Самодержца Его Царского Величества в именование и титлах все ли сполна написано, и не пропасано ль в чем, петому что он Андрей будучи в Ишпанской земле понавык честь Латинского письма.

И подьячий Андрей Сидоров смотрел и сказал, что в именовании и в титлах Великого Государя Его Царского Величества на подписи у той Королевской грамоты написано не по чину и не против Латинского списка с той грамоты.

А после того на другой день велели Стольник Петр и Дьяк Семен сыскать для совершенного свидетельства Сивильского Доминикана, потону как были Посланника в Ишпанском городе Сивилии и брат его Доминиканов Брабанец, Каспар-Плюс на двор к ним Посланником прихаживал и для переводу Ишпанского языка с Севильским державцом приезживал и о Государских делах с Посланники говаривал, да и к нему Доминикину в Мадрид писал, чтоб для Великого Государя Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всея Великой и Малой и Белой России Самодержца Его Царского Величества, им Посланникам во всем добра хотел.

И как тот Доминикан пришел на посольский двор и [10] Стольник Петр и Дьяк Семен велели ему у той Королевской грамоты на подписи именование и титлы Великого Государя Его Царского Величества перевести на Латинском языке, а переводчик Иван Госенц с Латинского языка перевел на Русский язык с подьячим с Андреем Сидоровым.

А в том Доминиканове и Госенцове переводе пишет:

Пресветлейшему и Велеможнейшему Великому Государю Брату Нашему Алексею Михайловичу Божьей милостью Царю и Великому Князи всея Великой и Малой и Белой России Самодержцу Московскому, Киевскому, Владимирскому, Новгородскому, Царю Казанскому, Царю Астраханскому, Царю Сибирскому, Государю Псковскому и Великому Князю Смоленскому, Тверскому, Югорскому, Пермскому, Вятскову, Болгарскому и иных; Государю и Великому Князю Новагорода Низовские Земли, Черниговскому, Рязанскому, Ростовскому, Ярославскому, Белозерскому, Удорскому, Облорскому, Кондинскому и всея северные страны Повелителю, и Государю Иверские Земли, Карталинских и Грузинских Царей и Кабардинские Земли, Черкасских и Горских Князей, Отчичу, Дедичу, Наследнику и Государю и обладателю и иных многих Государств и Земель Восточных и Западных и Северных Приятелю и Брату Нашему любительнейшему.

И Стольник Петр и Дьяк Семен о том говаривали:

Во списке с Королевской грамоты, каков он принес к ним Посланником на Латинском языке Великого Государя Его Царского Величества именование и титлы написаны сполна и по чину, как Великий Государь наш, Его Царское Величество сам себя описует; а в грамоте Королевской для чего на подписи на Ишпанском языке написано не против того было? Что было надобно писать преж, то писано после. И велели ему приставу о том сказать Думным людям, а Думные люди о том известили Королевскому и Керолевину [11] Величеству и чтоб Королевское и Королевино Величество велели ему ту свою грамоту исправить и Великого Государя нашего Его Царского Величества именование и титлы написать по чину и по достоинству, как Великий Государь наш Его Царское Величество писал в своей Царского Величества любительной грамоте к их Королевскому Величеству, и ту грамоту велели б переписать вновь.

И Пристав Посланникам говорил: против Латинского языка Ишпанского языка слов не сойдется, и слово в слово написать чиновно так не мочно.

И Стольник Петр и Дьяк Семен ему говорили: Список с Королевские грамоты, что на Латинском языке привез его к нам ты Пристав Францышка, и с того списка на Королевской грамоте, с Ишпанского языка подпись перевели у нас на Русский язык, и нам о том подлинно ведомо от переводчиков, что написать мочно против Латинского списка и в грамоте на Ишпанском языке слово в слово, и тебе б о том сказать Ближним Королевского Величества думным людям, и Ближние б люди до Королевского Величества донесли, и чтоб Королевское Величество ту свою грамоту велели переписать и Белявого Государя нашего, Его Царского Величества именование и титлы написать, как Великий Государь наш Его Царское Величество сам себя описует и против того Латинского с грамоты списка по чину и достоинству все б было в том грамоте написано.

И Пристав говорил: Великие Государь их и Великая Государыня, их Королевские Величества с Великим Государем вашим с Его Царским Величеством в братской дружбе и любви быть желают, наипаче и того, как с иными Государи; а именование Великого Государя вашего Его Царского Величества и титлы написаны все сполна, не прописано ничего в той Королевского Величества грамоте [12]

И Стольник Петр и Дьяк Семен ему говорили: Про то тебе объявляет, именование Великого Государя нашего Его Царского Величества написано сполна, только не по чину, не так как Великий Государь наш, Его Царское Величество сам себя описует.

И Пристав говорил: Великого Государя вашего, Его Царского Величества именование и титлы все написаны во грамоте Королевского Величества, как настоит по их науке, а кроме того на Ишпанском языке написать не мочно.

Посланники говорили: Буде в грамоте и на подписи Великого Государя вашего, Его Царского Величества именование и титлы будут написаны не против того, как Великий Государь наш, Его Царское Величество сам себя описует и как Его Царского Величества именование и титлы написаны в том списке, каков к ним прислан с Королевской грамоты на Латинском языке, и нам такие грамоты не имывать, и отказали впрямь и грамоту ему отдавали.

И Пристав грамоты не взял, а сказал, что он про все скажет Думным людям и они доложат Королевскому Величеству и о том вам Посланникам учинит ведомо.

Мая в 24 день Пристав сказывал Посланникам: У Королевского де Величества с Думными людьми о том сиденье было, и Королевские Величества велели вам сказать, что лучше того никакими мерами на Ишпанском языке написать грамоты не мочно.

И Посланники Приставу говорили: Если Королевское Величество не велит той своей грамоты исправить и вновь переписать и нам такой грамоты к Великому Государю нашему, к Его Царскому Величеству не имывать и грамоту ему отдавали и Пристав грамоты не взял, а сказал, что он известит о том Королевское Величество.

И мая в 25 день Пристав приехал к Посланникам сказал: Королевского Величества Ближние люди о том [13] докладывали и Королевское Величество ту свою грамоту велели переписать для братские дружбы и любви с Великим Государем вашим, с Его Царским Величеством, хотя и не по обычаям Ишпанского Государства, как у Королевского Величества чаять и обычаи належат; и сказав поехал со двора.

И того ж числа к Посланникам приезжал Пристав Францышко, да с ним Королевский Посольских дел секретариус Гаврил, и против того латинского со грамоты списка, написав на Ишпанском языке именование и титлы Великого Государя Его Царского Величества и свидетельствовав с Латинским с грамоты списком его Гаврилово письмо, переводчик Иван Госенц, да Подьячий Андрей Сидоров. А ту Королевскую грамоту, которую к Великому Государю, к его Царскому Величеству взяли Посланники при Королевском Величестве Приставу отдали и Пристав, взяв у них, повез к Королевскому Величеству, и то письмо на Ишпанском языке для подлинного свидетельства взял Королевский секретариус Гаврил с собою, что писал с Латинского с грамоты списка именование и титлы Великого Государя нашего Его Царского Величества, повез к Королевскому Величеству для совершенного исправления.

Мая в 26 день прислал Королевское Величество к Посланникам на двор свою Королевскую грамоту исправив и переписал вновь с Приставом, а сказал Пристав, что в той Королевского Величества грамоте и на подписи Великого Государя вашего Его Царского Величества именование и титлы написаны против того, как Великий Государь ваш Его Царское Величество писал в любительном своей Царского Величества грамоте к Королевскому Величеству.

И Посланники взяли у Пристава грамоту Королевского Величества и велели переводчику Ивану Госенцу и подьячему Андрею Сидорову да толмачу Роману Яглину свидетельствовать и на подписи той Королевской грамоты написано Великого Государя Его Царского Величества именование и титлы, как [14] Великий Государь наш Его Царское Величество писал к Королевскому Величеству в любительной своей Царского Величества грамоте с полным именованием и титлы.

И Стольник Петр и Дьяк Семен его Пристава в то время дарили собольими, казны Великого Государя Его Царского Величества, а что ему дано и то писано в расходных книгах под статейным списком.

И после того приехал от Королевского и Королевина Величества дворянин и привез к Стольнику Петру две персоны Королевского и Королевина Величества писаны на полотне.

А говорил: Великий Государь и Великая Государыня, их Королевское Величество прислали; к тебе Царского Величества Послу свои Королевского Величества персоны для Великого Государа вашего Брата Своего Его Царского Величества братские дружбы и любви и жалуючи вас Послов на память и на знак их Королевской милости к вам.

И Стольник Петр приняв персоны Королевского и Королевина Величества говорил: Великому Государю вашему Карлусу Божьей милостью Королю Кастилийскому и иных, и Великой Государыне вашей доне Марианне де Устрии, Божьей милостью Королеве, их Королевским Величествам, за их Государскую милость челом бью, что они Великие Государя изволили прислать свои ко мне Королевского Величества персоны для Великого Государя нашего милосердого и хвалам достойного Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всея Великой и Малой и Белой России Самодержца и многих Государств и Земель Восточных и Западных и Северных отчича и Дедича и Наследника и Государя и обладателя, Его Царского Величества братские дружбы и любви. И если благоволит Господь Бог мне видеть Великого Государя вашего, Его Царского Величества пресветлые очи, известим про милость Королевского Величества к нам, Великому Государю нашему, Его Царскому Величеству. [15]

И после того с тем же дворянином прислали Королевское и Королевино Величество две персоны свои Королевского Величества ко Дьяку Семену Румянцову и речь он говорил такову ж, как и Стольнику Петру и Дьяк Семен Румянцов на их Королевского Величества милости потому ж велел бить челом.

И Стольник Петр и Дьяк Семен того Королевского дворянина дарили соболями от себя, а что дано, и то писано по статейным спискам.

Мая в 28-й день приезжал на Посольский двор от Королевского Величества Казначей Дон Францышка Хамбоа к Посланником с Королевскими дары, да с ним Пристав Францышка де Лира.

А говорил Казначей: Великий Государь их Карлус Король и Великая Государыня Королева их Королевские Величества жалуют вас Посланников своими Государскими дары для Великого Государя вашего Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всея Великой и Малой и БелойРоссии Самодержца и многих Государств и земель Восточных и Западных и Северных Отчича и Дедича и Наследника и Государя и Обладателя, Его Царского Величества братские дружбы и любви.

Тебе Стольнику и Наместнику Боровскому Петру Ивановичу Потемкину запона алмазная в золоте, и поднес ее Стольнику Петру, а после того Дьяку Семену Румянцову запонку ж алмазную в золоте.

И Стольник Петр и Дьяк Семен, приняв у Казначея запоны, говорили:

Великому Государю вашему Карлусу, Божьей милостью Королю Кастильскому и иных, и Великой Государыне Вашей Доне Марианне де Устрии Божией милостью Королеве Их Королевским Величествам на Их Государской милости, что они Великие Государя пожаловали прислали к нам с дары тебя [16] своего Королевского Величества Казначея и за ту Их Королевского Величества милость челом бьем, что для Великого Государа нашего Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всея Великой и Малой и Белой России Самодержца и многих Государств и Земель Восточных и Западных и Северных Отчича и Дедича и Наследника и Государя и Обладателя, Его Царского Величества братские дружбы и любви, отпускают нас со всякой достойной честью к Великому Государю нашему и Его Царскому Величеству, и о том желательно простираются чтоб с Великим Государем нашим, с Его Царским Величеством у Великого Государя нашего у Его Королевского Величества братская дружба и любовь на веки укрепилась неподвижно.

И если великий в Троице славимый Господь Бог по воле Своей всесильной Великого Государя нашего Его Царского Величества также и Великого Государя вашего Его Королевского Величества в любви братской и дружбе соединительных учинить, и в той Их Государевой любви на веки укрепит.

И тому Их Государскому братскому любительству и дружбе все окрестные христианские Государи удивляться будут, что от веку меж такими Великими Государи ссылок не бывало, а ныне всемогущего в осиявающего пресветлого Божества пресветлая луча коснулась благочестивого и хвалам достойного Великого Государя вашего Его Царского Величества сердцу его Государскому и к любительному братству и дружбе с Великим Государем вашим, с Его Королевским Величеством в дальних Запада странах сходительна к совершенной любви Его Великого Государя нашего учинила.

Также и от вас слышим, что Королевское и Королевино Величество Великого Государя вашего Его Царского Величества присылке зело обрадовались, и просят у Господа Бога, чтоб в вечной братской дружбе и любви быть с Великим Государем нашим с Его Царским Величеством Их Королевскому Величеству. [17]

А как аж даст Господь Бог увидим Великого Государя вашего Его Царского Величества пресветлые очи и о всем о том Его Царскому Величеству известим.

И после того Королевского Величества Казначея Стольник Петр и Дьяк Семен дарили от себя соболями, а что ему дано и то писано под статейным списком.

А как Казначея с Посольского двора поехал и Стольник Петр и Дьяк Семен у Пристава спрашивали: что тем запонам цена, которые привез от Королевского Величества к нам Казначей в дарах, надобно о том нам ведать.

И Пристав Францышка де Лира сказал: той алмазной запоне что от Королевского Величества привез Казначей тебе Стольнику Петру Ивановичу, цена ей одиннадцать тысяч пятьсот ефимков.

А Дьяка Семена Румянцева запоне цена шесть тысяч пять есть ефимков.

Мая в 29-й день говорили Посланники Приставу Дон Францышку де Лиру: По указу Великого Государя нашего Его Царского Величества велено из Ишпанского государства ехать к Великому Государю Людвику Королю Францужскому, Великого Государя нашего, Его Царского Величества с грамотою для Их Государских дел, которые настоять к Их Государской дружбе и любви, и Великий бы Государь ваш, Его Королевское Величество до Французского порубежного города велел дать нам подводы и Пристава.

И Пристав говорил: О том он известит Ближним людям, а Ближние люди доложат Королевскому Величеству, а что указ будет Королевского Величества о том вам Посланником учинить ведомо. Да Пристав же Посланником говорил: Для чего вы де по сие время Королевскому Величеству про то не объявили, что вам быть у Францужского Короля, а в Мадриде вы Царского Величества Посланники жили многое время, а про то никому не объявили. Петр и Семен ему [18] говорили: Вы у нас не спрашивали, а нам не случилось о том с вами говорить, потому, по указу Великого Государя нашего Его Царского Величества о делах мы говорили с Ближними людьми Королевского Величества, также с тобою Приставом, а не отправив было посольство у Королевского Величества в Мадрид и не соверша дел Великого Государя нашего Его Царского Величества к Великому Государю вашему к его Королевскому Величеству, о чем с нами от Великого Государя нашего от Его Царского Величества было наказано в то время о Посольстве Французского Короля и говорить было нам с вами не к делу, а как пришло то время и мы вам объявили.

(Продолжение в следующей книги)

Текст воспроизведен по изданию: Тайный наказ, данный при Царе Алексеи Михайловиче первому Русскому Посольству в Испанию, и запаски Русских Посланников, веденные ими в 1667 и 1668 годах в Испании и во Франции // Сын отечества, № 2. 1851

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.