Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Тайный наказ, данный при Царе Алексее Михайловиче первому Русскому Посольству в Испанию, и записка Русских Посланников, веденные ими в 1667 и 1668 годах в Испании и во Франции.

ЗАПИСКИ ПОСЛАННИКОВ ПЕТРА ПОТЕМКИНА И СЕМЕНА РУМЯНЦОВА.

Марта в 7-й день пристав Францышка Стольнику Петру и Дьяку Семену говорил: Великий де Государь их, Его Королевское Величество и Великая Государыня их Ее Королевино Величество, велели вам Посланникам видеть свои Королевского Величества очи, и с грамотой Великого Государя вашего, Его Царского Величества быть на посольстве нынешнего числа, и иных государств послов и посланников у Королевского Величества в то время никого не [2] будет. Да прислан от Королевского Величества к вам Царского Величества Посланником дворецкий меньший, Конт де-Рьяль, да с ним товарищ, да шесть человек дворян, а велено ему Конту, с вами Посланники к Королевскому Величеству ехать, и чтоб вам Посланником его Конта встретить.

Стольник Петр и Дьяк Семен велели Дворецкого Конта и товарища его на нижнем крыльце встретить переводчику, да подьячим, а дворяне встречали в сенях; Стольник Петр и Дьяк Семен встретили в палате, где было королевское место устроено, и по их обычаю с ними витались и пошли в палаты к Стольнику Петру. А вшед в палату сели в креслах, Стольник Петр и Дьяк Семен по правую сторону, а Дворецкий Конт и товарищ его по левую сторону, и немного помотчав, Дворецкий Конте де-Рьяль говорил: Прислали де их Великий Государь их, Его Королевское Величество и Великая Государыня их Ее Королевино Величество к вам Великого Государя, Его Царского Величества Посланником, чтоб вы изволили ехать к их Королевским Величествам, а мне и товарищу моему и дворянам Королевского Величества велено ехать с вами.

И под вас Царского Величества Посланников присланы с нами лошади Королевского Величества посольских чиновных людей.

И Стольник Петр и Дьяк Семен Конту говорили: Великому Государю вашему и Великой Государыни вашей к их Королевским Величествам ехать и видеть их государские очи готовы. И велели нести любительные поминки, которые посланы от Великого Государя, от его Царского Величества к Королевскому Величеству.

Несли поминки королевских людей сто человек.

А после того Посланники поехали верхами к Королевскому Величеству на посольство, по правую сторону ехал [3]

Стольник Петр Иванович Потемкин; с левую сторону у него Дворецкий Конт де-Рьяль, да Дьяк Семен Румянцев.

А Великого Государя Царя т Великого Князя Алексея Михайловича Всея Великой и Малой и Белой России Самодержца, Его Царского Величества к Королевскому Величеству любительную грамоту в камке вез подьячий Андрей Сидоров.

Царского Величества посольские дворяне ехали перед Посланники с правую сторону, а королевские дворяне по левую сторону, переводчик и подьячие и толмачь ехали по переди их.

А на королевский двор приехали к крыльцу; перед воротами королевского двора и по крыльцу стояли и около Посланников шли королевские надворные пехоты со сто человек с протазаны, а как пошли переходами к Королевскому Величеству, Дворецкий Конт де-Рьяль пошел с левой стороны и у Дьяка Семена товарищ его, а пристав Францышко де-Лиро и дворяне королевские шли перед Посланники.

Встречи Посланникам на крыльце не было, а как вошли в сени встречал Маркез де-Рьяль, а говорил: Великий де Государь Их Королевское Величество указал ему Маркезу вас Царского Величества Посланников встретить, и пошел по левую сторону, попреж Дьяка Семена Румянцова. А как вошли в палату и Королевское и Королевино Величество встали: Королевское Величество встал по правую сторону, а Королевино Величество по левую сторону.

И Посланники Королевскому Величеству поклонились по обычаю, и Королевское Величество в то время шляпу снял, и после того положил шляпу на себя, а не сел.

И помолчав немного Посланники приступив к Королевскому Величеству, Стольник и Наместник Боровской Петр [4] Иванович Потемкин правил поклон от Великого Государя Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всея Великой и Малой и Белой России Самодержца и многих государств и земель восточных и западных и северных отчича и дедича и наследника и Государя и обладателя, от Его Царского Величества Карлусу Королю, Его Королевскому Величеству.

А как Стольник Петр титло Великого Государя, Его Царского Величества говорил, и в то время Король и Королева выступив из мест своих стали, а шляпы Король не сиял.

И стольник Петр говорил речь по наказу, что против Великого Государя нашего, Его Царского Величества именования, Король шляпы не снял и про здоровье Его Царского Величества не спросил.

И ближний Королевского Величества человек, дворецкий Маркез де-Атона говорил: как де вы Посланники Царского Величества вошли в палату и в то время Королевское и Королевино Величество встали и посямест стоят.

И Королевское Величество шляпу снял в то время для брата своего Великого Государя вашего Его Царского Величества, а не для вас посланников.

А как ты, Царского Величества Посол, начал посольства от Великого Государя своего, от Его Царского Величества править к Королевскому Величеству, и в то время Королевское и Королевино Величество отступя от мест своих стали, и то они Королевские Величества чинят для чести Великого Государя вашего, Его Царского Величества, почитаючи Его государское пресветлое имя.

А прежде сего ни при которых послах Королевино и Королевское Величество так не стаивали, да и все де посольство ваше Их Королевское Величество не будет сидеть для того, хотя быть в вечной братской дружбе и любви с Великим Государем вашим, с Его Царским Величеством. [5]

А что де Королевское Величество не спросил о здоровье Великого Государя вашего, Его Царского Величества и то без хитрости учинил и не презираючи чести Великого Государя вашего Его Царского Величества, потому что не в взрослых летах Королевское Величество и вам Царского Величества Посланникам в том на Королевское Величество не подивить.

А что де Королевское Величество стоит в шляпе и то де у них ведется искони; и из которых государств послы и посланники ни бывают и того в Шпанском государстве не повелось, чтоб в то время Королевскому Величеству снимать шляпу, и вам Послам в том на Королевское Величество не подивить же, то учинено, как чин в Шпанском государстве належит.

Стольник Петр и Дьяк Семен королевским ближним Думным Людям говорили:

Мочно б Великому Государю вашему, Его Королевскому Величеству для Великого Государя нашего Его Царского Величества братские дружбы и любви, и для, первые Его Царского Величества присылки, учинить Королевскому Величеству и не во образец.

И после того Королевское Величество спрашивал о здоровье Великого Государя Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всея Великой и Малой и Белой России Самодержца и многих государств и земель восточных и западных и северных отчича и дедича и наследника и Государя и обладателя Его Царского Величества. И Посланники о том говорили речь по наказу.

А после того Посланники, Стольник Петр и Дьяк Семен правили поклон от Великого Государя Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всея Великой и Малой и Белой России Самодержца от Его Царского Величества, и от Великие Государыни Царицы и Великой Княгини Марьи Ильичны Королевину Величеству Доне Мариане де-Устрии, матери Карлуса Короля. [6]

И Королева Дона Мариана де-Устрия, про многолетнее здоровье Великого Государя Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всея Великой и Малой и Белой России Самодержца и Великие Государыни Царицы и Великой Княгини Марии Ильичны спрашивала с великим учтивством, а говорила: Как вы Посланники поехали от Великого Государя вашего от Его Царского Величества и Великий Государь ваш и Великая Государыня ваша, Их Царской Величества в добром ли здоровье?

И после того Посланники, Стольник Петр подал Великого Государя Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всея Великой и Малой и Белой России Самодержца, Его Царского Величества грамоту. Королевскому Величеству.

И Королевское Величество принял грамоту Великого Государя Его Царского Величества у Стольника Петра сам и отдал ближнему человеку.

А после того Посланники явили от Великого Государя Царя и Великого Князя Алексея Михаиловича всея Великой и Малой и Белой России Самодержца от Его Царского Величества любительные поминки и подали по росписи, отняв ярлыки, половину Королевскому Величеству, а другую Корилевину Величеству.

И первые сороки соболей Королевское Величество и Королевино Величество приняли сами у Стольника Петра и положили подле себя и все любительные поминки Великого

Государя Его Царского Величества велели Королевские Величества класть поближе себя, Королевскому Величеству с Его стороны, а Королевину Величеству с ее стороны. И как понесли меха горностаевы и в то время Королевское Величество светел учинился, и пришед, изволил их смотреть и шляпу скинул в то время с себя на землю, и Королевино Величество почала безмерна быть светла, видя сына своего Королевское Величество весела. [7]

И говорила Корелевино Величество: Великого Государя вашего, Его Царского Величества, о братской дружбе и любви присылку и любительные поминки с великой любовью и за крайнее приятство приемлем и ему Великому Государю челом бьем.

И после того Стольник Петр и Дьяк Семен говорили речь о делах Великого Государя, Его Царского Величества Королевскому Величеству.

А как Стольник Петр и Дьяк Семен посольство Королевскому Величеству отправляли, и Великого Государя Его Царского Величества грамоту Королевскому Величеству подали и любительные поминки и речь о делах говорили и Королевское и Королевино Величество в то время и во все посольство стояли, и как Посланники челом ударя Королевскому и Королевичу Величеству пошли из палаты, и Королевское Величество в то время шляпу снял.

А на посольстве при Королевском и Королевине Величестве стояли близко с правую сторону от Короля Боярыня, вдова, мама Его Королевского Величества, да Дворецкий Его Королевекий Маркез де-Атона, а иные ближние люди стояли поодаль, а от Королевы с левой стороны стояли Боярыни вдовы и девицы, и при Королевском Величестве в то время было в Палате многолюдно, а чинов никаких при Королевском Величестве не было.

На Королевском Величестве платье было бархатное, цветное, с немецкого образца с кружевами, шляпа с перьем; на Королеве платье было черное обычное. А с королевского двора Посланники и дворяне поехали в королевских трех каретах, от того ж крыльца, к которому приехали.

В карете сидел Стольник Петр, подле его Дьяк Семен, против их Королевский Дворецкий Конт де-Рьяль и товарищ его, а Пристав Францышко де-Ляра сидел в стремени с правую сторону, с левую сторону [8] переводчик. В двух каретах сидели дворяне; в четвертой карете подьячие, да толмач, в которой приезжал пристав к Посланникам на посольский двор.

А как приехали на посольский двор, и дворецкий Конт де-Рьяль и товарищ его провожали Посланников в палату, и Посланники их подчивали по чину посольскому; и провожали до тех же мест, где их встречали.

А дворяне и подьячие и переводчик и толмач провожали по чину, где кто встречал на приезде.

А со столом от Королевского Величества к Посланникам не было присылки; был стол королевский на дворе посольском по чину, как и в иные дни. Подчивал Пристав Францышко де-Лира. Да и в разговорах от Пристава и от иных знатных людей, которые приезжали на посольский двор, Посланники слыхали, что ни которых государств послом у Королевского Величества столов не бывает, кроме трех дней, а что де вам Великого Государя Его Царского Величества Посланникам столы Королевского Величества с великой со всякой честью и ни которых государств послом и посланникам в Ишпанском государстве того не бывало: учинен такой образец вновь для Великого Государя вашего, Его Царского Величества братские дружбы и любви.

Марта в 8-й день Великого Государя Его Царского Величества грамоту, которую подали Посланники Королевскому Величеству на посольстве будучи, принес посольских дел Секретариус Гаврил, а говорил: прислали де Его Королевское и Королевино Величество к ним Посланникам для того, что той Царского Величества грамоты перевесть у них некону, и чтоб де вы Посланники велели ту Царского Величества грамоту перевесть своему переводчику.

Посланники говорили ему: Послан с ними с той Великого Государя Его Царского Величества грамоты список [9] на Латинском языке, и тот список ему Гаврилу отдали, а велели донести до Королевского Величества.

Марта в 16-й день приходил к Посланникам тот же посольских дед секретариус Гаврил, и сказывал:

Великого Государя вашего, Его Царского Величества, со грамоты список, что прислали вы Посланники к Королевскому Величеству на Латинском письме, перевел он Гаврило на Ишпанский язык, и того де списка Великая Государыня их Королева слушала сего месяца в 10-й день. А чол де тот список перед Королевиным Величеством один канцлер ди Арагон, а в то время у Королевина. Величества ближних людей, кроме его, никого ни было.

А после того приказала Королевино Величество того списка слушать ближним самым первым людям, шести человекам, которым приказал Государь их Дон Филипп Король, по смерти своей оберегать сына своего Карлуса Короля и в духовной написал всякие государственные дела управлять до тех мест, как Великий Государь их, Карлус Король, Его Королевское Величество будет в возрасте.

А после тех ближних людей слушали всея палаты Думные Люди. И Королевино де Величество и Ближние Люди удивляются безмерными дела, что Великий Государь ваш, Его Царское Величество к брату своему к Великому Государю их, к Его Королевскому Величеству писал в своей Царского Величества любительной грамоте с превысокой братской любовью и дружбою и с великим приятством. И от такого любительного приятства меж Великим Государем вашим Его Царским Величеством и Великим Государем Их Королевским Величеством впредь чаять великой братской любви и дружбы на веки.

Да он же Гаврил слышал, говорили Королевского Величества Ближние люди в то время, как слушали Великого [10] Государя вашего, Ее Царского Величества с грамоты списка: Государь де их великий Филипп, Король Ишпанский и Государство Ишпанское славное; а про то Великому Государю вашему, Его Царскому Величеству неизвестно, что Его Королевского Величества не стало, тому ныне четвертый год и грамота Великого Государа вашего Его Королевского Величества писана к Великому Государю их Дон Филиппу Королю, а не к Карлусу Королю. И Ближние люди неприятство не ставят, и тому не удивляются, для того, что великое государство Московское от Ишпанского великого государства в самом дальнем расстоянии и ссылки у Государей их Королей никогда с Великим Государем вашим с Его Царским Величеством и с прежними Великими Государя не бывало.

Стольник Петр и Дьяк Семен ему Гаврилу говорили: Ведомо Королевского Величества Ближним людям, что преж сего у Великих Государей наших Царей и Великих Князей Российских, также и у Великого Государя нашего Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всея Великой и Малой и Белой России Самодержца у Его Царского Величества с Великим Государем их, с Его Королевским Величеством ссылок по се время за дальним расстоянием не бывало, и Великому Государю нашему Его Царскому Величеству потому и неизвестно, что Государа их Филиппа Короля не стало, в о том Ближним Королевского Величества людям и самим мочно знать и великому удивлению себя не давать. А как аж даст Бог, отпустит нас Великий Государь их Его Королевское Величество к Великому Государю нашему к Его Царскому Величеству, и свою Королевского Величества грамоту и Великому Государю нашему к Его Царскому Величеству с нами пошлет, и послов своих будет слать, и Великий Государь наш Его Царское Величество брата своего Великого Государя вашего Его Королевского Величества именование в своих Царского Величества грамотах впредь [11] учнет писать так, как Великий Государь ваш в своих любительных грамотах к Великому Государю вашему к Его Царскому Величеству будет писать, да и в любительной Великого Государя нашего Его Царского Величества грамоте к Великому Государю вашему к Его Королевскому Величеству о том писано ж.

Марта в 17-й день говорил Посланникам Пристав Францышка де-Лира: приказывали де ему Королевского Величества Думные люди, а велели у вас Посланников спросить: опричь тех дел Великого Государя вашего, Его Царского Величества, которые Королевскому Величеству объявили вы, будучи на посольстве, иные какие дела с вами наказаны ль? И чтоб вам про то им Думным людям объявить.

Стольник Петр и Дьяк Семен к королевским Думным людям с Приставом приказали: что они в ответе у них Думных людей быть готовы, только ни наперед надобно быть у Королевского Величества на дворе, и видеть Его Королевского Величества очи, и челом ударить за Его Королевского Величества жалованье, за столы, что по Его Королевскому указу на посольском дворе им, Посланникам и дворянам и всем посольским людям, столы были полные. А быв у Королевского Величества, и к ним Думным людям в ответ пойдем, и о делах Великого Государя нашего Его Царского Величества, о которых с нами наказано, говорить будем. А чтоб в тот день и в то время, как нам быть у Королевского Величества, иных государств послов и посланников и гонцов никого не было.

И Пристав сказал: Королевского Величества Думным людям о том он известит и им Посланникам ведомо учинит.

Марта в 18-й день Пристав сказывал Посланникам: приказывали они Посланники, что в ответе у Думных людей быть готовы, только б наперед видеть [12] Королевского Величества очи, и потом идти к Думным людям в ответ.

А в ответе б у Думных людей быть на Королевской же дворе. И в Ишпанском де государстве того никогда не бывало, что Посланником и Послом быть в ответе на Королевском дворе, и преж видеть Королевского Величества очи; бывают де послы в ответе и дела объявляют на дворе у Думных людей, у кого Королевское Величество укажет.

Стольник Петр и Дьяк Семен с Приставом приказывали Королевского Величества к Думным людям: присланы они от Великого Государя, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всея Великой и Малой и Белой России Самодержца, от Его Царского Величества к брату его к Великому Государю их, к Его Королевскому Величеству, а не к ним, Думным людям. И им Царского Величества Посланникам, не быв у Великого Государя их, и не видав Его Королевского Величества очей, и за Его Королевского Величества жалованье, за стол, челом не ударив, к Думным людям в ответ идти, и на королевском дворе не мочно, а не токмо, чтобы в ответе быть на дворе, у которого Думного человека и дела б объявлять, и то не сбытное дело.

И Пристав сказал: о том Королевского Величества он Думным людям объявит, и им Посланникам ведомо учинит.

Марта в 19-й день, сказывал Посланникам Пристав Францышка де-Лира, что по указу Королевского Величества будет к вам Ближний человек Его Королевского Величества, посольских дел Думный Дьяк Петр Фернанд говорить с вами о государских делах, и чтоб вам Посланникам о том было ведомо.

И Петр и Семен Пристав говорили: Королевского Величества Ближнего человека, кто будет к ним прислан [13] от Королевского Величества, для великих государских дел, и они его со всякой достойной честью примут.

Марта в 23-й день в понедельник Светлые недели приезжали от Королевского Величества к Посланникам посольских дел Думный Дьяк Петр Фернанд, да с ним Пристав Францышка де-Лира. Встречали его переводчик, да подьячие на крыльце, а дворяне в сенях. Посланники в палате у дверей, где королевское место, и пошли в палату, Стольник Петр по правую сторону, а Думный Дьяк Петр Фернанд по левую сторону; и пришед в палату сели в креслах. И немного посидев, Петр Фернанд, встав и сняв шляпу говорил речь: прислала де его к ним Царского Величества Посланникам Великая Государыня их Дона Марианна де-Устрия и велела объявить: Великого Государя вашего Его Царского Величества грамоту любительную, Великая Государыня, их Королева слушала и зело радуется Его Царского Величества братской дружбе и любви и удивляется Его, Великого Государя вашего, Его Царского Величества премудрому и высокому разуму, и просит у Господа Бога о том, чтобы Милосердый Господь Бог меж Великим Государем вашим, Его Царским Величеством, и сыном ее, Государем нашим Карлусом Королем, Его Королевским Величеством их государскую братскую дружбу и любовь умножал на веки.

Также и о посольстве, как вы отправляли от Великого Государя от Его Царского Величества к Великому Государю нашему, к Его Королевскому Величеству и о любительных поминках Великого Государя вашего Его Царского Величества, Королевино Величество зело радуется и за великое приятство приемлет.

Да ведомо Королевскому Величеству учинилось от Ближних людей, что с вами Посланники и иные государские дела к Их Королевскому Величеству наказано, и Великая Государыня их Королева велела вам Посланником видеть свои Королевского Величества очи, а в который день [14]

вам у Их Королевского Величества быть, о том вам учинят ведомо с Приставом, чтоб Их Королевскому Величеству о всем ведать подлинно от Великого Государя вашего от Его Царского Величества, сверх любительной грамоты иные какие дела с вами наказаны, а что вы Посланники приказывали с Приставом Королевского Величества к Думным людям, чтоб те дела, которые сверх Царского Величества грамоты с вами наказаны и о тех делах говорить вам Королевского Величества с Думными людьми в ответе, видев Королевского Величества очи и в Ишпанском государстве того не бывает, чтобы посольские и государства их великие дела преж Королевского Величества ведать Ближним Думным людям. Всяких дел преж слушает Королевское Величество, а потом укажет слушать самим Ближним Думным людям и вам Посланникам для Великого Государя вашего Его Царского Величества братские дружбы и любви к Великому Государю их к Его Королевскому Величеству те дела, которые сверх Царского Величества грамоты с вами наказаны, поднести Королевину Величеству на письме, чтоб к Великому Государю вашему, к Его Царскому Величеству против его государской любительной грамоты обо всем о том писать также с великим любительством, как Великий Государь Его Царское Величество писал в своей Царского Величества грамоте и о тех делах, которые сверх Царского Величества любительной грамоты с вами наказаны.

И Стольник Петр и Дьяк Семен Петру Фернанду говорили: слышим от тебя Думного человека, что Великая Государыня ваша Дона Мария де-Устрия, Божьей милостью Королева, выслушав грамоту любительную Великого Государя нашего милосердого и хвалам достойного Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всея Великой и Малой и Белой Россия Самодержца и многих государств и земель восточных и западных и северных отчича и [15] дедича и наследника и Государя обладателя, Его Царского Величества братской дружбе и любви зело радуется и удивляется его государскому премудрому и Высокому разуму и молить Господа Бога о том, чтобы Милосердый Господь Бог меж ими Великими Государи, как меж Великим Государем вашим Его Царским Величеством, также и сыном ее Великим Государем вашим Его Королевским Величеством братскую дружбу и любовь умножил на веки.

Также и о посольстве, как отправляли от Великого Государя нашего Его Царского Величества к Великому Государю вашему к Его Королевскому Величеству и о любительных поминках Великого Государя нашего, Его Царского Величества Королевино Величество зело радуется и за великое приятство приемлет. И если Господь Бог велит видеть нам Великого Государя нашего, Его Царского Величества пресветлые очи, и о том о всем Великому Государю нашему Его Царскому Величеству известия.

А у Королевского Величества быть и видеть Их Королевского Величества очи мы готовы, только бы в тот день и в то время иных государств послов и посланников и гонцов никого не было.

А от Великого Государя нашего, от Его Царского Величества к Королевскому Величеству, сверх королевской любительной грамоты и сверх тех дел, что на посольстве будучи, Королевскому Величеству объявили, тайных дел с нами не наказано.

И чтоб Королевское Величество велели им Посланникам видеть свои Королевские очи, а после быть у Думных людей в ответе на их же королевском дворе и о тех делах, о которых от Великого Государя нашего, от Его Царского Величества с нами наказаны в ответе говорить с Думными людьми, хотя у вас того и не повелось, что Посольские и всякие великие дела преж [16] Королевского Величества ведать Ближним Думным людям, та в их Королевского Величества воле. А нам мимо указа Великого Государя нашего, Его Царского Величества учинить не мочно и Королевино б Величество на нас о том гнева не подержала, как нам от Великого Государя нашего, от Его Царского Величества наказано, так и делаем, и тебе б Думному Дьяку о том известить Великой Государыне вашей, Ее Королевину Величеству.

И Думный Дьяк Петр Фернанд сказал: о том доложит он Королевскому Величеству и учинит им Посланникам ведомо и после того подчивали его Посланники по чину посольскому и пили про многолетнее здоровье Великого Государя Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всея Великой и Малой и Белой России Самодержца, Его Царского Величества и Королевского Величества и проводили его Стольник Петр и Дьяк Семен до палатных дверей, а дворяне до среднего крыльца; переводчик и подьячие и толмач до нижнего крыльца; посольские люди до кареты, и поехал Думный Дьяк к Королевскому Величеству.

Марта в 29-й день, ввечеру, приезжал к Посланникам Пристав Францышка де-Лира и говорил: которую вы Царского Величества Посланника речь наказывали с Думным Дьяком с Петром Фернандом, а велели доложить Королевскому Величеству, и Думный Дьяк Петр Фернанд Королевскому Величеству докладывал и Королевино Величество те дела, которые от Великого Государя вашего, от Его Царского Величества любительной грамоты и о тех делах по указу Царского Величества велено вам говорить в ответе с Думными людьми; и Королевино Величество велела вам Посланникам говорить: для Великого Государя вашего, Его Царского Величества братские дружбы и любви к сыну ее, к Великому Государю их, к Его Королевскому Величеству, чтоб те дела подали вы на письме Королевскому Величеству и о том бы ведать подлинно преж Думных людей Королевскому Величеству, а после [17] Ближним Думным людям про то велит Королевино Величество объявить.

И для того, что Королевское Величество в молодых не в взрослых летах, а мать его, Государыня их, Королевино Величество остерегатель. Его Королевского Величества здоровья, и всего государства Ишпанского, посольские и всякие великие дела хочет Королевино Величество видать преж Думных людей и вам Посланникам за то, за что стоять, что те дела Королевину Величеству на письме подать по их Королевского Величества изволению, чтоб их Великих Государей братская дружба и любовь умножилась и возрастала на веки.

Посланники говорили: от Великого Государя нашего, от Его Царского Величества те дела, которые сверх Его Царского Величества любительной грамоты, какову подали Королевскому Величеству на посольстве с нами наказаны, а велено было о тех делах говорить нам в ответе с Ближними людьми Королевского Величества и о том мы с тобою Приставом наказывали Ближним королевским людям и с Думным Дьяком. с Петром Фернандом о том говорили, чтоб он известил Королевскому Величеству, что мимо указа Великого Государя нашего, Его Царского Величества учинить было того наи не мочно, а ныне слышим мы от тебя Пристава, что Королевское Величество с великим прошением к нам Посланникам изволили приказать о том, чтоб те дела поднести на письме Королевскому Величеству, и когда то Королевскому Величеству годно, чтоб те дела, о которых было в ответе говорить с Ближними людьми, подать на письме Их Королевским Величествам, для того, чтоб Великого Государя вашего Его Царского Величества и Великого Государя вашего Его Королевского Величества братская дружба и любовь множилась и впредь бы им Великим Государям быть на веки в братской дружбе и любви, хотя и не мочно было нам того учинить только для того, чтоб Их [18] Великих Государей братской дружбе и любви не к нарушению и делу б их государскому ко всякому благополучному совершению, буди по их Королевского Величества изволению. О тех Великого Государя нашего, Его Царского Величества о делах, о которых было говорить нам с Ближними людьми в ответе, подадим на письме Королевскому Величеству, как увидим Их Королевские очи.

Да и о том бы тебе Францышка де-Лира объявить Ближним людям, а Ближние б люди донесли до Королевского Величества: послана с нами Великого Государя нашего Его Царского Величества опасная грамота на послов Королевского Величества.

А по указу Великого Государя нашего Его Царского Величества велено ту Его Царского Величества грамоту отдать Думным людям, кто будет с нами по королевскому указу в ответе и о том бы Их Королевскому Величеству было известно ж.

И в которой день нам у Королевского Величества быть и в тот бы день и в то время иных государств послов и посланников и гонцов никого не было.

Апреля в первый день Пристав Францышка сказывал Посланникам: что по вашему посольскому приказу Королеве он докладывал о всем, и Королевское Величество велела вам сказать, что те дела, которые сверх Царского Величества грамоты с вами наказаны, хотите подать в письме для братские дружбы и любви Великого Государя вашего, Его Царского Величества с Великим Государем вашим, с Его Королевским Величеством по их Королевскому прошению: и то Королевину Величеству зело годно, и видит Королевское Величество, что вы желаете видеть Великого Государя вашего Его Царское Величестве с Королевским Величеством в вечной братской дружбе и любви, да и о том вам Королевино Величество велела говорить, чтоб в грамоту Великого Государя вашего, Его Царского Величества опасную на послов Королевского [19] Величества, которая с вами прислана, поднести б Их же Королевскому Величеству и велели вам Королевино Величество объявить, о том бы вам Царского Величества Посланникам не сомневаться; что изволила Королевино Величество ту грамоту Великого Государя вашего, Его Царского Величества на послов себе подать, не презирая чести Великого Государи вашего, Его Царского Величества, но желая видеть сына своего Карлуса Короля в такой братской в вечной дружбе и любви с Великим Государем вашим, с Его Царским Величеством, как и с братом своих единородным с Леопольдусом, Цесарем Римским и вас Послов Царского Величества также почитает, как Цесарских Послов.

Да и про то вам Королевино Величество велела объявить, в которое время вам быть у Королевина Величества и видеть Их Королевина Величества очи и в то время Королевского Величества не будет, потому что в молодых летах и никаких дел не знает, а будет при Королевино Величестве один Ближний человек, Дворецкий де-Атона.

А как даст Бог, совершив Великого Государя своего Его Царского Величества дело, будете у Королевского Величества на отпуске, и в то время Великая Государыня и Великий Государь Их Королевское Величество будут вместе и отпустят вас к Великому Государю вашему, к Его Царскому Величеству от своего королевского лица со всякою достойной честью.

Стольник Петра, и Дьяк Семен говорили: Для Великого Государя нашего, Ело Царского Величества братские дружбы и любви к Великому Государю вашему к Его Королевскому Величеству не противны Их Королевского Величества воле, если в чем мочно; и буде так годно Великой Государыне вашей, буди по Ее Королевина Величества изволению; мы присланы от Великого Государя нашего, от Его Царского Величества к Их Королевскому Величеству о братской дружб и любви, а не споры [20] чинить, а как у Великого Государе нашего, у Его Царского Величества в посольских обычаях бывает и как нам от Его Царского Величества наказано о его государских делах про то тебе сказывали, да и Ближним людям о том велели объявить же.

Апреля в 4-й день сказывал Посланникам Пристав Францышка де-Лира: Королевские Величества указали вам быть у себя нынешнего числа и видеть Их Королевские очи, чтоб вам о том было ведомо, и сказав Пристав Посланникам поехал к Королю.

И после того приехал на посольский двор и говорил: чтоб де вам Царского Величества Посланникам на меня пожаловать, не подивить, что поизмешкал на королевском дворе. Был сего числа у Королевского Величество английский посол и мне де было к вам вскоре быть невозможно. Извольте ехать к Королевскому Величеству, а Королевино Величество вас ожидает, и кареты под вас готовы.

И Посланники Приставу говорили: сего числа сказываешь был у Королевского Величества английский посол преж нас и нам быть ныне невозможно, да и говорено тебе о том, в который день и в которое время лучится быть у Королевского Величества, в тот бы день и в то время иных государств послов и посланников и гонцов никого не было, а ты о том нам ведомо не учинил, что сегодня будет Английский посол у Королевского Величества, а если бы нам о том было ведомо и мы тебе отказали давно, что нам после Английского посла у Королевского Величества никоими мерами быть невозможно. Извести Королевину Величеству.

Да и о том доложи Королевину Величеству, в котором числе нам быть у Королевского Величества и видеть их Королевские очи, чтоб в тот день и в то время иных государств послов и посланников и гонцов не было. [21]

Пристав сказал: Королевину Величеству тотчас извещу о том, что вы мне говорили, а на меня вам гневу не подержать, что вам не объявил про Английского посла забвеньем, то учинилось от многих дел, а не хитростью; и поехал тотчас к Королю.

А кареты королевские в то время были готовы у посольского двора.

И не много помолчав, Пристав приехав сказал: Королевину Величеству он докладывал, о чем вы Посланники приказывали и Королевино де Величество велела вам сказать, что вам Царского Величества Посланникам не подивить на Их Королевское Величество; учинилось та забвеньем, а Королевину Величеству надобно то, чтоб Великого Государя вашего, Его Царского Величества имени было все к чести и впредь все к дружбе в любви меж ими, Великими Государями, и указала вам Посланникам видеть свои Королевского Величества очи в пятом числе сего месяца или как вам годно, так изволите и ехать.

А что сегодня вам про Английского посла ведомо не учинил, в том пожалуйте не покручиньтесь, учинилось то забвением, а не хитростью.

Апреля в пятый день, в воскресенье, часу в восьмом дня, Стольник Петр в Дьяк Семен у Королевского Величества были.

С королевскими кареты приезжал Пристав Францышка де-Лира.

В первой карете сидели Стольник Петр и Дьяк Семен; против их Пристав Францышка де-Лира; в двух каретах сидели дворяне и подьячие. На королевский двор приехали к тому же крыльцу, как в первом приезде были.

В первой Королевиной палате встретил Посланников Королевского Величества Дворецкий, который приезжал от Короля к Посланникам и с ними ехал, как [22] на Посольстве были, и встретив с Посланники катался.

И пошли к Королеве в палату Стольник Петр по правую сторону; подле его Дьяк Семен; подле Семена Дворецкий с левой стороны.

И пришед Стольник Петр и Дьяк Семен в палату, и стала по близку от Королевина Величества и били челом на их королевском жаловании и за их королевские столы и поклонились по обычаю.

И Королевино Величество велела Посланников спросить о здоровье Дворецкому Маркезу де-Атену и все ли де Царского Величества люди в добром здоровье и во всяком покое.

И Стольник Петр и Дьяк Семен говорили: милостью Господа Бога и Великого Государя нашего Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всея Великой и Малой и Белой России Самодержца и многих земель восточных и западных и северных отчича и дедича и наследника и Государя и обладателя, Его Царского Величества счастьем в добром здоровье и милостью Великого Государя нашего Его Царского Величества и вашим Королевского жалованьем во всяком покое, и на вашем Королевского Величества жалованьи челом бьем.

И велела Королевино Величество Посланникам надеть шапки.

Посланники Королеве по обычаю поклонились на ее жалованье и шапок было не надели, для того, что Королева стояла.

И Королевино Величество велела говорить Посланникам Маркезу де-Атону в другорядь, чтобы шапки надели и Посланники шапки надели, и не много постояв, сняли.

А после того Стольник Петр говорил речь Королевину Величеству:

А о чем вы Великая Государыня и сын ваш, великий Государь, ваши Королевской Величества к нам [23] наказывали с Думным своим Дьяком с Петром Фернандом и Приставом Францышком де-Лира, которые дела от Великого Государя нашего, от его Царского Величества сверх Великого Государя нашего любительной грамоты с нами наказаны, и те бы дела объявить Вашему Королевскому Величеству на письме, о которых было делах, по указу Великого Государя нашего, Его Царского Величества, велено нам говорить с вашими Королевского Величества с Думными людьми в ответ и грамоту Великого Государя нашего Его Царского Величества опасную, которая с нами прислана на послов вашего Королевского Величества водность вашему Королевскому Величеству.

А по указу Великого Государя нашего, Его Царского Величества ту его Государскую грамоту велено было нам отдать вашим Королевского Величества. Думным людям, которые с нами по вашему Королевскому указу будут в ответе.

А для Великого Государя нашего Его Царского Величества ко брату Его к Великому Государю, к сыну вашему, к его Королевскому Величеству братские дружбы и любви, а не смея, ваше Королевское Величество прогневить, и того опасайся, чтоб меж вами Великими Государи, как меж Великим Государем нашим Его Царским Величеством нашей Государской братской дружбе и любви спон от того не учинилось, объявляем те для Великого Государя нашего, Его Царского Величества Вашему Королевскому Величеству письмом.

И выговоря речь, Стольник Петр поднес Королеве грамоту Великого Государя, Его Царского Величества опасную на послов Королевского Величества. И Королева приняла сама с великой честью, и подержав, отдала Боярыне, которая стояла близко ее.

А после того Стольник Петр поднес Королеве на Латинском письме о тех делах Великого Государя Его Царского Величества, о которых было говорить с Думными людьми в ответе. [24]

И Королевино Величество, приняв у Стольника Петра то письмо никому не отдала, положила за рукав.

И говорила Королевино Величество Посланникам: Великого Государя вашего, Его Царского Величества грамоту опасную на послов наших Королевского Величества, которую велено вам, по указу Великого Государя вашего, Его Царского Величества отдать Думным нашим людям, будучи в ответе, и о тех делах речь на письме, о которых было вам, Царского Величества Посланникам, говорить с Думными нашими людьми в ответе ж, нам Королевину Величеству ныне подале, выслушаем сами, и против того велим вам ответ учинить. А что вы, хотя видеть наше Королевское Величество с Великим Государем вашим с Его Царским Величеством в братской дружбе и любви навеки, учинили по нашему изволению, за то вам помоги Бог.

Посланники поклонясь по обычаю, Королевину Величеству, из палаты пошли. Провожал тот же Дворецкий Королевского Величества до тех мест, где встретил.

Как Посланники были у Королевина Величества в в то время сына ее Карлуса Короля в той палате не было. Королева стояла при Посланниках, не на Королевском своем месте, отступя далече к окну безмерным обычаем за просто. При Королеве стоял с левую сторону первый Ближний человек, чином Майордома, Маркез де Атона, по русски Боярине и Дворецкий; по правую сторону стояли вдовы и девицы. Королева была в таком же платье, в котором и на первом приезде; только перед прежним прибавки у Королевича Величества рукав сделан соболий, из любительных поминок Великого Государя нашего, Его Царского Величества. И у Боярынь у всех, который в то время были при ее Королевине Величестве рукава собольи ж.

А были Посланники у Королевина Величества в палатах, а не в Королевских. Место ее Королевино черными сукнами обито и кресла черными ж сукна покрыты. [25]

Чинов никаких не было и безлюдно было безмерно. У сеней ее Королевиных пехоты человек с десять стояли с протазаны, которые на карауле по вся дни бывают для оберегания их Королевского Величества.

Дорогою едучи с посланники Пристав говорил: Как де вы Посланники у Королевского Величества на посольстве были, и в то время было при Королевском Величестве безмерно многолюдно, а ныне для того было и безлюдно, что Королевино Величество изволила вам у себя быть так, как м брата своего Леопольдуса, Цесаря Римского Послам безо всякого опасения и желая, чтоб с Великим Государем вашим, с Его Царским Величеством сыну ее Государю нашему, Его Королевскому Величеству быть в братской дружбе и любви на веки.

Апреля в 8-й день Пристав Францышка говорил Посланникам: Великая Государыня и Великий Государь их Королевские Величества, велели вам Царского Величества Посланникам сказать: извольте посмотреть их Королевского двора, на котором Королевское Величество бывает для потеха и Королевского Величества не токмо, что на потешный двор Королевский ехать, куда ни изволите тешиться ездить, всегда готовы кареты.

И Посланники говорили: Королевскому Величеству на милости челом бьем: по их Государскому изволению, где их Королевское Величество изволит, туда и поедем.

Апреля в 9-й день Стольник и Дьяк Семен и Дворяне и все посольские люди Королевского двора и сада смотреть ездили.

С каретами приезжал Пристав Францышка де Лира.

На потешный двор въехали в каретах. Встречали на дворе у нижнего крыльца Королевские Дворяне, человек с десять, и пошли перед Посланниками в палаты с Великим учтивством и в палатах оказывали всякое строенье.

Палаты строены с их обычаев вверх о трех жильях. В палатах по стенам ковры, наборные золотом и [26] серебром и толковые браные разные образцы; столы в палатах аспидные. Около всех палат сады и воды изводные и травы узорами устроены равными; потому что зимы у них и больших морозов никогда не бывает. Промеж сада столп каменный, на нем персона Филиппа четвертого, Короли Ишпанского, вылита в меди на лошади медяной же.

А быв в Королевских палатах и в саду, ездили верхами Посланники и Дворяне и все посольские люди по изволению Королевского Величества, смотреть большего королевского сада. Лошади присланы были королевские, нарочно на тот двор.

А в том саду яблоки, груши, дули, вишни, ядры миндальные, ягоды винные, виноград, лимоны, оранцы, орехи грецкие, кипарисы, финичные древа. А вода в том саду приведена за двадцать верст: и устроены пруды, плотины каменные. В том же саду кляштор, строенье королевское; в костеле поникадило и лампады и подсвечники и решетки серебреные. И оказав в садах и в кляшторе строенье всякое, Пристав и дворяне королевские подчивали Посланников и всех посольских людей разными сахара ми и вином Ишпанским и водою коричном и лимонною, а прислано все было с Королевского двора нарочно. А от города до того потешного королевского двора с версту.

И как приехали Посланники на посольский двор, и после того приходил дворянин к Посланникам с королевского потешного двора, которому приказан тот королевский двор, да с ним тринадцать человек королевских же людей с хлебными яствы: устроены с сахары и с яблоки, да с разными травами.

И пришед королевский дворянин к стольнику Петру в палату говорил: Великая Государыне наша и великий Государь наш их Королевские Величества прислали к вам Царского Величества Посланникам с хлебенными яствами, что сами их Королевские Величества кушают, а по указу Королевского Величества те хлебенные яства [27] печены ныне на том их Королевском патентом дворе для вашего посольского приезда.

И стольник Петр и Дьяк Семен приняв яства, Королевскому дворянину говорили: Великой Государыне вашей и Великому Государю вашему их Королевскому Величеству на их Королевского Величества жалованье челом бьем. И того дворянина и всех посольских людей подчивали и подарили Королевского Величества дворянину нору соболей Великого Государя. Его Царского Величества казны. А Королевским людям, которые с хлебенными яствы приходили, Стольник Петр дал от себя по ефимку всем, и подчивали всех по чину посольскому.

Апреля в 19-й день приезжал к Посланникам Королевского Величества Думный Дьяк Петр Фернанд дель Кампо, да с ним пристав Францышка де Лира.

И вшед в палату с Посланники виталися и сели по местам.

И встав Думный Дьяк говорил Посланникам: Великая Государыня наша и Великий Государь наш их Королевские Величества прислали его к вам Царского Величества Посланникам и велели говорить. Великого Государя вашего, Его Царского Величества опасную грамоту на послов Королевского Величества, которую вы посланники подали Королевину Величеству в другом приезде, и речь о тех делах Великого Государя Его Царского Величества, о чем было вам Посланникам говорить с Близкими Думными людьми в ответе Великая Государыня наша Королева слушала.

И Великого Государя вашего его Царского Величества любительной приятной присылке радуется вседушно и зело тому удивляется, что Великий Государь ваш, Его Царское Величество для своей Государской братской дружбы и любви на Послов их Королевского Величества свою Царского Величества опасную грамоту прислал с вами.

И у Всемогущего Господа Бога милости просит, чтоб Всемилостивый Господь Бог меж Великим Государем [27] вашим, Его Царским Величеством, и сыном ее, Великим Государем нашим Карлусом Королем, Его Королевским Величеством, их Государскую братскую дружбу и любовь умножил навеки. Также и Великого Государя вашего Его Царского Величества дело, с которым вы от великого Государя вашего от его Царского Величества присланы, совершить в братском любительном приятстве, чтоб впредь им Великим Государем быть в братской дружбе и любви навеки.

И Послов своих Королевское Величество к Великому Государю вашему, к Его Царскому Величеству о братской дружбе и любви слать будут неотложно.

А как Великий Государь ваш Его Царское Величество укажет своего Царского Величества купецким людям на Великого Российского Царствия приезжать на кораблях Ишпанского Государства в города, которые под державою Великого Государя Нашего Его Королевского Величества, и тем купецким людям Великого Государя вашего Его Царского Величества во всех городах будет всякая повольность и свобода, как иных государств торговым купецким людям в государств их бывают, и пошлину имать с них будут потому ж, как и иных государств с торговых людей в Ишпанском Государстве пошлину емлют.

А которые купецкие торговые люди Великого Государа Нашего, Его Королевского Величества похотят ехать в Российское Великое Государство к пристанищу корабельному Великого Государя вашего, Его Царского Величества к Архангельскому Городу со всякими товары, и им от Королевского Величества о том повелено будет со всякой свободой, как и в иные государства для купечества на кораблях ходят.

Стольник Петр и Дьяк Семен говорили: Великой Государыне Вашей, Королевину Величеству и Великого Государя вашего Его Королевского Величества к Великому Государю нашему Царю и Великому Князю Алексею [29] Михайловичу всея Великой и Малой и Белой России Самодержца и многих Государств и Земель Восточных и Западных и Северных отчичу и дедичу и Наследнику и Государю и Обладателю, к его Царскому Величеству, к любительной братской дружбе и любви подвижность слышим, и чтоб Господь Бог меж их великих Государей ту братскую дружбу и любовь умножил на веки.

А как аж даст Бог увидим Великого Государя нашего Его Царского Величества пресветлые очи и о том о всем Великому Государю Нашему Его Царскому Величеству известим.

А Великий Государь Наш, Его Царское Величество прислал нас к брату своему, к Великому Государю вашему к Его Королевскому Величеству, хотя быть с Великим Государем вашим, с его Королевским Величеством в братской дружбе и любви, как Великий Государь Наш Его Царское Величество со всеми окрестными Великими Государи Христианскими в дружбе и любви пребывает и послы и посланники ссылаются.

А после стольник Петр и Дьяк Семен Думному Дьяку говорили: Доложи Королевскому Величеству, о чем, Великого Государя нашего, Его Царского Величества, в любительной грамоте к Великому Государю вашему, к Его Королевскому Величеству писано и что Великого Государя нашего Его Царского Величества сверх любительной грамоты с ними было наказано и мы то Королевскому Величеству объявили на письме, по их Королевского Величества изволению.

И чтоб Королевское Величество к Великому Государю вашему к Его Царскому Величеству против Его Царского Величества грамоты с нами в своей Королевского Величества грамоте и всем отписали, и нас к Великому Государю нашему к Его Царскому Величеству отпустили не задержав и своих Королевского Величества Послов и Посланников с нами послали.

И Думный Дьяк говорил: Великая Государыня наша [30] и Великий Государь наш их Королевские Величества, почитая любительную братскую присылку Великого Государя вашего, Его Царского Величества, вам Посланникам рады, чтоб в Государстве их вы были; а из Великого Царствия в Ишпанском Государстве Послы никогда не бывали. А вы приказываете по часту, чтоб вас отпустить к Великому Государю Вашему к Его Царскому Величеству и как время то будет, то изволит Королевское Высочество вас отпустить к Великому Государю Вашему к Его Царскому Величеству, и о том вам Посланникам ведомо учинит пристав.

Стольник Петр и Дьяк Семен Думному Дьяку говорили: К великому Государю Нашему Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу всея Великой и Малой и Белой России Самодержцу, к Его Царскому Величеству Королевского Величества грамота написана ль?

И Думный Дьяк сказал: к Великому Государю вашему к Его Царскому Величеству Королевского Величества любительная грамота готова будет вскоре, а как вы у Королевского Величества на отпуску будете и увидите Королевского Величества очи и после того на другой или на третий день ту грамоту, что к Великому Государю вашему, к Его Царскому Величеству с вами Королевское Величество посылает, пришлет к вам посланникам на посольский двор с ним, с Думным Дьяком или с кем иным.

Стольник Петр и Дьяк Семен говорили: У Великого Государя нашего, у Его Царского Величества в посольских обычаях так бывает, от которых Великих Государей Послы и Посланники к Великому Государю нашему, к Его Царскому Величеству приходят и Великий Государь наш, Его Царское Величество тех послов и посланников жалует на приезде и на отпуске, велят им видеть свои Царского Величества пресветлые очи и отпускает их от своего Царского Величества лица и грамоты к тем Государям послам и посланникам подают при [31]

Его Царском Величестве. Да и у всех великих Христианских Государей, у Цесаря Великого и у королей, у Английского и у Датского, и у иных великих Государей и у королей так послам и посланникам бывает, отпускают от своего Государского лица и грамоты подают при них Государях. И Государь бы их Королевское Величество, хотя с великим Государем нашим, с Его Царским Величеством быть в братской дружбе и любви и в ссылке на отпуске велел бы нам быть у себя и грамоту к Великому Государю нашему к Его Царскому Величеству велел отдать нам при себе, Великом Государе, в отпустил пас к Великому Государю нашему к его Царскому Величеству от своего Государского лица; то меж их великих Государей начало доброму делу и любви. А как аж даст Господь Бог, у Великого Государя вашего, у Ею Царского Величества будут Великого Го-Сударя вашего Его Королевского Величества Послы и Посланники и Великий Государь наш, Его Царское Величество Государя вашего Послам или Посланникам велит учинить по тому-же.

Думный Дьяк Посланникам говорил: в Ишпанском Государстве того никогда не бывало, чтоб послам или посланникам грамоты отдавать при Королевском Величестве.

Посланники ему говорили: Сказывал нам ты, Думный Дьяк, что Королевские Величества Великого Государя нашего Его Царского Величества присылку приемлют с великой честью, чтоб их Государская дружба и любовь вложилась на веки, за что ж так учинить, что к Великому Государю нашему, к Его Царскому Величеству свою Королевского Величества грамоту прислать к нам на двор, а не при своем Королевском Величестве отдать. И то знатно в начале, что неприятство Королевского Величества и не любовь является к Великому Государю нашему, к Его Царскому Величеству.

А о которых было делах наказано нам от Великого Государа нашего, от его Царского Величества говорить с Думными Королевскими людьми в ответе и Великого Государя нашего, Его Царского Величества грамоту опасную на послов Королевского Величества, Думным же людям было отдать и те дела Королевское Величество велели. нам подать на письме и грамоту опасную Королевино [32] Величество сама у вас изволила принять; а учинили мы то

для того, чтоб меж ими великими государями ко братской дружбе и любви, а не к разорванию. А Королевскому Величеству грамоты своей к Великому Государю нашему, к его Царскому Величеству для чего нам не отдать при своем Королевском Величестве. Хотя того у вас в Государстве преж сего не бывало, а для Великого Государя нашего Его Царского Величества присылки и братские дружбы и любви мочно то и вновь учинить Королевскому Величеству.

И Думный Дьяк говорил: Великая Государыня наша и Великий Государь наш их Королевские Величества, хотя быть с Великим Государем вашим, с его Царским Величеством в крепкой братской дружбе и любви на веки, наиначе и того как с иными Великими Государи во дружбе и любви пребывает. А то он объявил, как у них в посольских обычаях имеется, в том бы на него не подивить и о том обо всем, о чем вы посланники с нам говорили, известит Королевскому Величеству.

Стольник Петр и Дьяк Семен Думному Дьяку говорили: Доложи Королевскому Величеству и о том, чтоб преж отпуску нашего велели Королевское Величество с любительные своей грамоты, какову посылают к Великому Государю нашему, к его Царскому Величеству прислать к нам на Латынском языке список, чтоб отдать нам подлинно, с чем Королевские Величества к Великому Государю нашему, к Его Царскому Величеству нас отпускают.

Да и о том Королевского Величества доложи, к Великому Государю нашему, к его Царскому Величеству, Королевского Величества любительная грамота на каком языке будет написана, надобно то нам видеть.

И Думный Дьяк говорил: К Великому Государю вашему, к его Царскому Величеству, Королевского Величества чаять написана будет на Ишпанском языке, а о чем вы посланники с ним говорили и он о том о всем известит Королевскому Величеству.

А что Королевского Величества о том указ будет и он вам ведомо учинит; и поехал с посольского двора к Королевскому Величеству.

(Продолжение в следующей книги)

Текст воспроизведен по изданию: Тайный наказ, данный при Царе Алексеи Михайловиче первому Русскому Посольству в Испанию, и запаски Русских Посланников, веденные ими в 1667 и 1668 годах в Испании и во Франции // Сын отечества, № 12. 1850

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.