Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Тайный наказ, данный при Царе Алексеи Михайловиче первому Русскому Посольству в Испанию, и записки Русских Посланников, веденные ими в 1667 и 1668 годах в Испании и во Франции.

ЗАПИСКИ ПОСЛАННИКОВ ПЕТРА ПОТЕМКИНА И СЕМЕНА РУМЯНЦОВА

Лета 7175 (1667) июня в 4-й день Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович всея Великой и Малой и Белой России Самодержец, велел Стольнику и Наместнику Боровскому Петру Ивановичу Потемкину да Дьяку Семену Румянцеву ехать к Ишпанскому Филипу, да ко Францужскому Лудвику Королям, в посланниках. [2]

И по указу Великого Государя Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всея Великой и Малой и Белой России Самодержца Стольник Петр Иванович Потемкин, да Дьяк Семен Румянцов с Москвы поехали июля 7 числа.

К Архангельскому городу приехали августа в 25-м числе.

От Архангельского города пошли в Ишпанскую землю к городу Кадису (Кадиксу), октября в 3-м числе, на корабле, который пошел с Армейскою икрою в Италию.

В Ишпанскую землю к городу Кадису пришли декабря в 4-м числе и стояли от города версты за три, и в то время с опасных (военные корабли) и с торговых кораблей, которые стояли под городом Кадисом, стрельба из пушек была великая.

И того ж числа к Стольнику Петру Ивановичу и Дьяку Семену Румянцеву приезжали на корабль Голанския земли с опасных кораблей начальные люди, которые стоят близко города Кадиса, Вилим фон Берган с товарищи и говорили: слышали де они, что приехали вы в Ишпапское Государство от Великого Государя его Царского Величества, приехали к вам посланником челом ударить, и спросить в добром ли здоровье такой дальний путь морской перешли, и после того приезжали на корабль к посланникам Голанские земли Одмерал да Резидент.

И Стольник Петр и Дьяк Семен говорили: По милости Всемогущего Господа Бога и Великого Государя нашего Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всея Великой и Малой и Белой России Самодержца и многих Государств и земель восточных и западных и северных отчича и дедича и наследника и. Государя и обладателя, его Царского Величества счастьем морской путь прошли в добром здоровье. И подчивали их по чину посольскому и [3] про многолетнее здоровье Великого Государя его Царского Величества пили, и в то время с корабля, на котором посланники приехали и с иных кораблей, стрельба из пушек была великая.

Того ж числа приезжал из города Кадиса на корабль Ишпанец, Капитан Антон Могита, от воеводы Мартына де Сейса, а говорил: Слыша воевода про их посольский приезд, что они приехали из Великого Российского Царствия от Великого Государя его Царского Величества к Великому Государю их к его Королевскому Величеству, прислал к ним челом ударить и спросить о их посольском здоровье.

И посланники говорили на приятстве воеводы Мартына де Сейса, что прислал спросить об нашем здоровье, кланяемся, и подчивав его отпустили.

И того ж числа посланники Стольник Петр и Дьяк Семен Румянцов посылали в Кадис Феодора Ушакова да переводчика, да, подьячего; и Федор Ушаков и переводчик и подьячий в Кадисе у воеводы были и он их принял с великой честью и что им наказано о приезде посланников объявить, ту речь воеводе говорили, и как Федор Ушаков пошел от воеводы из палаты и он его со многими начальными людьми провожал до судна и послал с ними к посланникам того ж капитана Антона да Езуита, да с ними дворян 5 человек.

А как капитан и дворяне приехали к кораблю и их на корабле встречали подьячие, а для приезда на корабль поставлена была Стольника Истра Ивановича палатка персидская и капитан и дворяне вшед в палатку говорили: прислал их Воевода Мартын до Сейс к нам Царского Величества посланником, как вы изволите в Кадисе ли быть до королевского указу или в Портомарии (порт св. Марии, в четырех милях от Кадикса)?

Петр и Семен говорили: На приятстве воеводы [4] Мартына де Сейса кланяемся, что прислал вас к нам, а что говорите в Кадис ли нам ехать или в Портомарию, в том покладываемся на его волю.

И капитан говорил: о том о всем воеводе он скажет, и вам посланником учинит ведомо.

Декабря в 5-й день приезжал на корабль к посланником Кадиский воевода Мартын де Сейс: встречали его дворяне, и вшед в палатку с посланники витался и сели по местам.

И говорил воевода: слыша он, что вы посланники приехали от Великого Государя от его Царского Величества из такого дальнего и великого Государства к Государю к его Королевскому Величеству, приехал к вам челом ударить, и о вашем здоровье спросить: в добром ли здоровье ехали морским путем?

Посланники говорили: Милостью Господа Бога и Великого Государя нашего Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всея Великой и Малой и Белой России Самодержца и многих государств и земель восточных и западных и северных отчича и дедича и наследника и Государя и обладателя его Царского Величества счастьем ехали морским путем в добром здоровье, а за твое приятство, что ты Королевского Величества воевода приехал нас навестить, кланяемся, и о том нам дай ведать, к Королевскому Величеству о приезде нашем писал ли и нас к их Королевскому Величеству в Мадрид отпустишь ли, и подводы и корм нам до Мадрида дать велишь ли?

Воевода говорил: о приезде вашем к Королевскому Величеству писал, а корму и подвод вам дать я к Королевскому Величеству в Мадрид отпустить вас никоими мерами без указу Королевского Величества не мочно; ожидать вам будет посланником о том королевского указу здесь в Кадисе или в Портомарии, и двор вам готов, где изволите стоять в Кадисе или в Портомарии; а за тот двор, где будете стоять платить вам деньги свои по договору, а без найму ни на какой двор поставить мне [5] вас без королевского указу немочно, потому что здесь Государства вольные, и па меня бы вам пожаловать в том гнева не подержать, а естьли Королевского Величества указ об вас посланниках будет и я тотчас вам ведомо учиню.

Да воевода ж говорил, чтоб вы Царского Величества посланники от себя изволили послать в Портомарию и велели Дюку де Медину Целии, Капитану Генералу Андалузии, про приезд свои объявить для того, человек он Королевского Величества честный и великородный, города поморские здешние приказано ему ведать и без ведома его учинить мне не мочно ничего; а по разговорах воеводу подчивали по чину посольскому и про многолетнее здоровье Великого Государя его Царского Величества пили и в то время с корабля, на котором посланники приехали, и с иных кораблей из пушек стрельба была великая.

Декабря в 6-й день, посылали посланники Стольник Петр в Портомарию Семена Полозова да переводчика, да с ними двух человек подьячих, да с ними ж Голанец для перевода Ишпанского языка к Дюку де Медину Целии, объявить про приезд свой, и чтобы велел их принять, и дав подводы и корм отпустил их к Королевскому Величеству в Мадрид.

И Дюка де Медина Целий Семену Полозову сказал: слышал он, что пришли из Великого Российского Царства посланники от Великого Государя, от его Царского Величества и он их принять и к Королевскому Величеству отпустить без указа ни которыми делы не смеет, и чтоб Царского Величества посланники двор нанимали в Портомарии до королевского указа на свои деньги.

И декабря в 7-й день приехали Семен Полозов и переводчик и подьячие из Портомaрии к посланникам на корабль.

Декабря в 10-й день Стольник Петр и Дьяк Семен, наняв барки дорогою ценою приехали в Портомарию со всеми посольскими людьми и стали на одном дворе у [6] Галанца, у торгового человека Бергнеды: найма от двора давать по договору было по десяти ефимков на сутки; а как посланники с корабля поехали в Портомарию и капитан и корабельщик в то время с корабля из пушек стреляли многажды на радости, для того что дал Господь Бог до Ишпапского Государства доехали и от турецких воровских кораблей пришли на море в добром здоровье.

И того ж числа присылал к посланникам Дюк де Медина Целии капитана спросить о здоровье.

Декабря в 12-й день приходил от Дюка де Медина Целии племянник его Маркез Клискор, да с ним шесть человек начальных людей спросить посланников о здоровье, и говорил, чтоб вам Царского Величества посланником не покручиниться на дядю его, Дюку де Медина Целии, принять ему вас без королевского указу ни которыми делы не мочно, а как Королевского Величества указ о том будет и вам Царского Величества посланником по указу Королевского Величества всякая достойная честь учинена будет.

Петр и Семен на приятстве дяди его Дюку де Медина Целии велели бить челом, что прислал о здоровье их спросить и велели ему Дюку де Медина Целии объявить, которые послы и посланники Великого Государя нашего Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всея Велико и Малой и Белой России Самодержца и многих Государств и земель восточных и западных и северных отчича и дедича и наследника и Государя и обладателя его Царского Величества бывают у Великих Государей христианских и у мусульманских, и им честь бывает великая, корм и подводы им дают и всякое вспоможение чинят и дворов не наймуют.

Также у Великого Государя нашего у его Царского Величества тех Государей послом и посланником потому ж всякая достойная честь бывает.

Маркез Говорил: и в Ишнанском Де Государстве также ведется: из которых Государств послы и [7] посланники бывают у Государя их, у его Королевского Величества и тем послом и посланникам достойная честь по их обычаям бывает, а с Великим Государем вашим, с его Царским Величеством у Великого Государя нашего у его Королевского Величества по се число ссылок не бывало и без королевского указу Дюка де Медина Целии учинить ничего не смеет, а чаять, что вам посланникам от Королевская Величества честь будет свыше иных Государств послов, потому присланы вы от Великого Государя, от его Царского Величества впервые: как и Государство Ишпанское стало, послов и посланников из Великого Российского Царствия никогда не бывало.

А Великого Государя вашего его Царского Величества имя во всех Государствах славно.

Декабря в 25-й день приходил к посланникам домникан Петрус, и сказывал, что он Дюку де Медину Целии отец духовный, а прислал-де его Дюка Де Медина Целии, и велел вам посланникам сказать, что по указу Королевского Величества велено вас принять Кадискому воеводе Мартыну де Сейсу со всякой честью, а не ему Дюку, и он де о том безмерно печален, что прислан указ Королевского Величества к Кадискому воеводе, а не к нему Дюку, а хотя де Королевского Величества указ прислан и не к нему Дюку, однако ж и он во всем вам Царского Величества посланником рад служить и всякое споможение чинить, где будет мочно.

А Королевское де Величество слыша, что от Великого Государя Царя и Великого Князя Алексея Михаиловича всея Великой и Малой и Белой России Самодержца, от его Царского Величества присланы вы посланники зело обрадовалась, а что в Портомарии и Кадисе вас не приняли и чести вам никакой не учинили и о том Королевского и Королевина Величества и великий гнев на Дюка де Медина Целии, и чтоб вам посланникам о том не покручиваться, учинилось то без хитрости, потому что дело новое. И Стольник Петр и Дьяк Семен Дюне де Медину Целии [8] велели на его приятстве бить челом, что прислал его домникана с такой ведомостью.

Декабря в 30 день к Стольнику Петру Ивановичу и к Дьяку Семену Румянцеву приезжал из Кадиса воевода Мартын де Сейс, да с ним королевских дворян с двадцать человек: встречали его у нижнего крыльца переводчик, да подьячие, дворяне у палатных дверей, а посланники в палате. И вшед в палату воевода Мартын де Сейс с посланники витался, и говорил: по указу де Королевского Величества велено вас Царского Величества посланников принять ему со всякою достойною честью, и он их Царского Величества посланников приехал принять; а кареты вам Царского Величества посланником и подводы подо всех посольских людей на чем ехать до Мадрида готовы, и к Королевскому Величеству отпустят тотчас; а за те кареты и за лошадей платить вам посланником свои деньги и до Мадрида ехать на своих проторях, потому что того в Государстве их не повелось: ни которых Государств послом и посланником подвод и корму и дворов не дают.

И Стольник Петр и Дьяк Семен говорили: к Великому Государю вашему, к его Королевскому Величеству ехать мы готовы, а то тебе объявляем, за кареты и за лошади, на которых нам ехать в Мадрид к Королевскому Величеству и за двор заплаты, где мы будем стоять от нас не будет, потому Великого Государя нашего Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всея Великой и Малой и Белой России Самодержца и многих Государств и земель восточных и западных и северных отчича и дедича и наследника и Государя и обладателя его Царского. Величества послов и посланником у всех Великих Государей Христианских и у Мусульманских честь бывает великая, корм и подводы дают и всякое споможение чинят, также и у Великого Государя нашего, у его Царского Величества, когда бывают послы и посланники [9] их Великих Государей, и тем послом и посланником потому ж достойная честь всякая бывает.

Воевода говорил: каков ему от Королевского Величества о вас посланниках указ прислан, и он то все исполнит, а о чем ему указа нет, того учинить ему невозможно.

И Стольник Петр и Дьяк Семен ему говорили: из Великого Российского Царствия от Великого Государя вашего, от его Царского Величества к Великому Государю вашему, к его Королевскому Величеству присылка первая и то учинилось по воле Всесильного и Всемогущего Господа Бога, что Великий Государь наш его Царское Величества брата своего Великого Государя вашего, его Королевское Величество изволил своею Государской братской дружбою и любовью наведать.

И если Великий Государь наш, его Царское Величество, и Великий Государь ваш его Королевское Величество в братской дружбе и любви будут на веки, и о том окрестные Великие Государи Христианские будут радоваться, а неприятели их Государские будут страшны, и видя бы вам Великого Государя нашего Царского Величества к Государю вашему к его Королевскому Величеству к братской дружбе и любви такую подвижность, говорить было о подводах иного, о таком малом деле и слов многих плодить и не о чем.

Воевода Мартын де Сейс говорил: чтоб вам Царского Величества посланником на него не покручиниться, каков ему Королевского Величества указ прислан, так он и объявляет, а для Великого Государя Вашего его Царского Величества и для Великого Государя нашего его Королевского Величества их Государевой братской дружбе и любви кареты вам Царского Величества посланником и всем посольским людям подводы будут готовы Королевского Величества до Мадрида и для того, чтоб Великого Государя вашего его Царского. Величества и Великого Государя нашего его Королевского Величества их [10] Государской к вечной братской дружбе и любви было, а не к нарушению. Хотя такого образца в Государстве Ишпанском и не бывало, а ныне только кареты и под воды под вас Царского Величества посланников готовы и за дворы заплата будет из казны Королевского Величества; где стоять будете едучи до Мадрида, и за тот двор, что вы в Портомарии стоите.

А корм вам посланником ныне дать без Королевского Величества указу не смеет, чтоб нам о том на него не покручиниться.

А как аж даст Бог доедете до Мадрида и увидите Королевского Величества очи и вам будет самая честь великая свыше иных Государств послов, потому что от Великого Государя вашего от его Царского Величества к Великому Государю их к его Королевскому Величеству присылка первая, и Великому Государю нашему, его Королевскому Величеству в великое приятство и любовь, что Великий Государь ваш, его Царское Величество своею Государской любительною присылкою изводил его Королевское Величество наведать.

Стольник Петр и Дьяк Семен говорили: отпущайте нас не задержав к Королевскому Величеству в Мадрид, а по милости Великого Государя нашего его Царского Величества много у нас всего, если Королевского Величества корма нам и не будет.

Декабря в 31 день воевода Мартын де Сейс к посланником приезжал, и пришед в палату говорил: по указу Королевского Величества кареты и верховые лошади и телеги вам Царского Величества посланником и всем посольским людям готовы сколько надобно; и дворянина, которому провожать вас, пришлет тотчас.

А по разговорах посланники воеводу Мартына и дворян и начальных людей, которые с ним приезжали, подчивали по чину посольскому.

И подарили его двумя пары соболей Великого Государя казны, для того, что он воевода посланников принимал [11] и кареты и подводы под них и подо всех посольских людей дал и за двор, что в Портомарии посланники и все посольские люди стояли, заплатил по десяти ефимков на день.

И как посланники две пары соболей Великого Государя казны ему воеводе в подарках дали, и он с великой честью приняв бил челом и никому их нести не дал, сам из палаты понес, да он же воевода Мартын дарил Стольника Петра, суденышком серебряным в двадцать золотников.

И Стольник Петр против того дарил его воеводу от себя исподом белым хребтовым добрым, и на подарках Стольника Петра кланялся с великим учтивством и говорил: в чем вы Царского Величества послы прикажете послужить, и он вседушно рад всякого добра делать.

И прислал к посланникам Депунтальского воеводу дон Бенита, и велел ему быть в приставах у посланников, и ехать с ними к Королевскому Величеству в Мадрид.

Генваря в 9 день посланники из Портомарии ехали; с каретами по них приехал пристав Бенита, да пешего строя капитан Айтон Перес, да с ним служилых людей Человек с двадцать и провожали за город верст с пять.

Того ж числа ввечеру приехали в город в Сент-Люкас, и поставили посланников и всех посольских людей на одном дворе в разных палатах.

Генваря в 10-й день приезжал к посланником СентЛюкаса Города воевода с королевскими дворяны, и вшед в палату с посланники витался и говорил: слыша он их посольский приезд, приехал челом ударить и спросить о их здоровье, до сих мест доехали в добром ли здоровье?

Стольник Петр и Дьяк Семен ему говорили: Милостью Всемогущего Господа Бога до сих мест доехали в добром здоровье.

И воевода говорил: Великого Государя вашего его [12] Царского Величества имя во всех государствах славно; бывал де он во многих государствах, и о том слыхал, и у Господа Бога просит, чтобы Государя их Королевского Величества с великим Государем вашим с его Царским Величеством в братской дружбе и любви укрепил на веки.

И Стольник Петр и Дьяк Семен говорили: Великого Государя нашего Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всея Великой и Малой и Белой России Самодержца и многих государств и земель восточных и западных и северных отчича и дедича и наследника и Государя и обладателя, его Царского Величества пресветлое имя не токмо в тех, Государствах, в которых ты воевода Королевского Величества бывал, но и во всей вселенной яко солнце сият, и то знатно, что ты человек у Королевского Величества честный и разумный, и для наук в иных Государствах сказываешь бывал и про пресветлое имя Великого Государя слыхал в какой великой славе обносится во всех Государствах и желаешь того, чтоб Господь Бог Великого Государя нашего, его Царского Величества в братской дружбе и любви с Государем вашим с его Королевским Величеством укрепил на веки; и знатно, что ты верный слуга Государя своего усердно о том у Господа Бога просишь.

А по разговоре, Стольник Петр и Дьяк Семен его Воеводу и дворян, которые с ним были, подчивали по чину посольскому.

И генваря в 14-й день приезжал с утра к посланникам тот же воевода и говорил, что приехал их навестить и челом ударить.

Генваря в 14-й день поехали посланники из Сент-Люкаса рекою Сивиллией в барках. Под посланников прислал из Кадиса воевода Мартын де Сейс барку, камками прикрыта.

Генваря в 15-й день отъехав от Сент-Люкаса ночевали в трех верстах. [13]

Генваря в 16-й день ночевали на той же реке не доезжая до города Сивиллии за десять верст.

Генваря в 17-й день приехали к городу Сивиллии и стали от города за три версты.

И того ж числа приезжал к посланником на стан из города Сивиллии от Державца от Конта де Уманиса дворянин, и говорил: прислал де его Державец Сивильский Конт де Уманис велел вас посланников Царского Величества спросить о здоровье.

И Стольник Петр и Дьяк Семен велели на его приятстве кланяться.

И того ж числа приехали к городу Сивиллии в барках и от Державца прислав, к пристанищу дворянин с каретами в чем посланником и дворянам ехать на двор, а как посланники на двор поехали, провожал их королевский дворянин, да с ним капитан, а около карет шли солдаты.

Генваря в 18-й день, в четвертом часу дня приезжал к посланникам на двор Сивильский Державец Конт де Уманис со многими дворяны и с начальными людьми: встречали его на крыльце переводчик, да подьячие и толмачь; в сенях дворяне, в палате Стольник Петр и Дьяк Семен и по обычаю их с ним виталися и державец говорил: слыша он их посольский приезд от Великого Государя, от его Царского Величества к Государю их к его Королевскому Величеству приехал поклониться и спросить о их здоровье.

И Стольник Петр и Дьяк Семен ему говорили: На твоем любительском приятстве челом бьем, что ты Конт де Уманис приехал нас навестить и с нами видеться, и сели в креслах, а поставлены были кресла против кресел и Конт де Уманис сел с левой стороны, а посланника Петра посадил с правой стороны, Дьяк Семен сел подле Петра, и посидев Конт де Уманис говорил: Сивиллия город в Ишпанском Государстве славный, иного такого города нет; и буде вы Царского [14] Величества Посланники изволите посмотреть костела и королевского двора, на котором он живет, и он пришлет под вас карет сколько надобно.

И Стольник Петр и Дьяк Семен ему говорили; за твое приятство крайне челом бьем, а ехать нам смотреть королевского двора, на котором ты живешь, не возможно: потому не видев великого Государя вашего, его Королевского Величества очей и не отправив посольства по указу Великого Государя нашего, его Царского Величества, для чего мы посланы и Королевскому Величеству, ни к кому ехать нам наперед невозможно и тебе б приятелю нашему за то на нас не подивить, а и Королевскому Величеству не задержав нас отпустить.

И Конт де Уманис говорил: Буди то на вашей воле.

А о приезде вашем в Сивиллию писать будет к Королевскому Величеству тотчас с нарочным гонцом, а вам бы Царского Величества посланником до Королевского Величества указу побыть в Сивиллии, для того Королевского указа к нему об вас посланниках, особого нет, а что писал про королевский указ к нему из Портомарии Дюка де Медина Целии, и он де сам Дюка де Медина не хуже, и указа того не слушает, а кой час указ к нему Королевский против его письма об вас посланниках будет, и он тотчас отпустит к Королевскому Величеству и подводы сполна даст, а чтобы де вам посланником на него гнева не подержать, и по разговорех державец с посольского двора поехал.

Того ж числа прислал Конт де Уманис к Стольнику Петру со всякими овощами, которые в Сивиллии родятся: виноград, миндальные ядра, свежие гранаты, оранцы, яблоки, груши, оливки из которых масло деревянное бывает, дули, цытроны, орехи грецкие, да олкону, Ишпанское вино (Аликанте-Малага, известное испанское вино). [15]

И Стольник Петр людей его дарил ефимками от себя.

Генваря в 19-й день приезжал от Конта де Уманиса к посланникам Королевский дворянин спрашивал о здоровье.

И того ж числа Стольник Пктр к Конту до Уманису посылал Федора Ушакова, да переводчика, да подьячего спросить о здоровье, и за его приятство велел бить челом, что он прислал к нему с овощами и велел ому сказать: для его приятства Стольник Петр хочет отпустить сына своего Стольника Степана и дворян смотреть костела и королевского двора.

И Конт де Уманис велел Стольнику Петру за то его приятство бить челом, что он вместо свое хочет отпустить сына своего Стольника Степана и дворян смотреть костела и королевского двора, а карет де им сколько надобно готовы.

А как Федор Ушаков к нему Конту приехал, и он его встретил в другой палате, а провожал его до третьей палаты, а королевские дворяне до кареты, где его Федора встретили.

И после того прислал Конт де Уманис четыре кареты, и Стольник Степан и дворяне смотреть костела и королевского двора ездили, а как приехали к костелу, встречали королевские дворяне и начальные люди, и из костела провожали до королевского двора, а как приехали на королевский двор, у карет встречали королевские дворяне и начальные многие люди, а Конт де Уманис встретил в сенях и пошли смотреть королевских палат и саду, и в том саду воды взводные и травы сажены разными образцы по обычаю. А как пошли из палат и в саду ходили и Конт де Уманис у Стольника Степана по левую сторону ходил и. Степан ему говорил, чтоб он по правую сторону дошел и Конт сказал: не статочное да то дело, что мне идти у тебя Царского Величества у Стольника по правую сторону, для Великого Государя вашего, его [16] Царского Величества рад он честь всякую вам воздавать, и как пошли из сада и Стольник Степан ему говорил: на твоем совершенном любительном приятстве челом бьем; слышали мы, что ты Королевского Величества человек честный и великодушный, а к нам оказал свое приятство, и Конт де Уманис провожал его до сенных дверей, а королевские дворяне до кореты, а иные до ворот с великою честью.

Февраля в 4-й день присылал Конт де Уманис к посланником Брабанца Плюса, что Королевского Величества указ к нему прислан, велено вам посланникам Царского Величества карет и лошадей и телег дать сколько надобно и отпустить со всякою честью, незамотчав (немедля) к их Королевскому Величеству в Мадрид.

Февраля в 9-й день посланники Стольник Петр а Дьяк Семен и дворяне и подьячие поехали из Сивиллии в каретах, а люди их верхами, провожали королевские дворяне и начальные люди в каретах и верхами от города версты с три.

И того ж числа приехали посланники в город Кармон.

Февраля в 10-й день приезжал на двор к посланником Кармона города воевода Францышко Морино, и пришед в палату говорил: слышал он про их посольский приезд, приехал к ним челом ударить и спросить о здоровье; да слышал де он от пристава Бениты, что кареты у вас посланников плохи и он де пришлет свою карету.

И того ж числа свою карету посланником прислал и Стольник Петр и Дьяк Семен говорили: За твое приятство кланяемся.

Из Кармона поехали февраля в 11-й день и приехали в город Есиху; приезжал к посланникам того города воевода Дон-Питер Парис спросить о их здоровье. [17]

Из Есиха поехали посланники февраля в 12-й день; провожал их Воевода со многими дворяны и начальными людьми в коретах от города верст с пять.

Февраля в 13-й день приехали в город Кордубу. Того ж числа приезжал к посланникам Кордубский воевода спрашивать о их здоровье.

Из Кордуба поехали февраля в 14-й день, провожал воевода до половины города.

Того ж числа приехали в село Елькарано.

Февраля в 15-й день приехали в город Андухар.

Февраля в 16-й день приехали в село Линарис.

Февраля в 17-и день стояли в деревни Реторин.

Февраля в 18-й день стояли в сель Уреи.

Февраля в 19-й день приехали в село Ратон де Хваколва.

Февраля в 20-й день приехали в местечко Мембрилию.

Февраля в 21-й день из Мембрилии приехали в село Билья-Кальсогра.

Февраля в 22-й день из Билья-Кальсогра приехали в село Мора.

Февраля в 23-й день приехали в город Толеду; того ж числа приезжал к посланникам воевода спросить о здоровье и говорил: который час вы Царского Величества посланники приехали в Толеду, и о приезде вашем к Королевскому Величеству писал, а который час указ будет и он учинить им ведомо.

Из Толеды посланники поехали февраля в 26-й день; кареты под них прислал Арпыбискупский наместник, а Толедский воевода свои; и провожал посланников за город тот наместник и многие начальные люди, а сказывал про него пристав Бенита, что самый великородный человек: над воеводою в Толеде все ведает, город Толедо в Ишпании великий, славный и многолюдный: прежь сего бывала де тут столица.

Февраля в 27-й день стояли в селе Халвати, до Мадрида не доезжая за две мили. [18]

Того ж числа пристав Бенита посланником говорил, что он хочет ехать наперед в Мадрид к Королевскому Величеству и про приезд их посольский скажет, королевским ближним людям, а ближние люди известят Королевскому Величеству.

И пристав Бенита в Мадрид ездил, и приехав сказал: в Мадриде де он быль и про их посольский приезд думным людям сказывал, а думные люди Королевского Величества о том докладывали.

И Королевское де Величество указал вас принять с великой честью и прислан от Королевского Величества дворянин дон Францышко де Лира, да с ним королевские три кареты.

И пришед к посланникам в палату королевский дворянин Францышко де Лира говорил: Великая Государыня их Королева и Великий Государь их Королевское Величество велели вас Царского Величества посланников спросить о здоровь, и по их королевскому указу велено принять вас мне со всякой достойной честью свыше иных Государств послов и присланы со мною три кареты королевские, чтоб вы Царского Величества посланники изволили ехать в Мадрид.

А кроме де Великого Государя Леопольдуса Цесаря Римского и иных Государств послам трех карет не бывает.

И Стольник Петр и Дьяк Семен приставу Францышке де Лире говорили: Великий Государь ваш его Королевское Величество и Великая Государыня ваша ее Королевино Величество указали нас принять тебе со всякой честью и кареты изволили их Королевское Величество прислать с тобою ж вод нас: и то учинили Королевские Величества, желая с Великим и Пресветлым Государем нашим Царем и Великим Князем Алексеем Михайловичем всея Великой и Малой и Белой России Самодержцем и многих Государств и земель восточных и западных и северных отчичем и дедичем и наследником и [19] Государем и обладателем с его Царским Величеством быть в братской крепости дружбе и любви на веки, а как аж даст Господь Бог будем в Великом Российском Царствии и увидим Великого Государя нашего его Царского Величества пресветлые очи и о том о всем Великому Государю нашему его Царскому Величеству известим.

И того числа посланники в Мадрид поехали: в первой карете сидели Стольник Петр Иванович Потемкин да с ним Дьяк Семен Румянцов; против их пристав Францышка де Лира, да прежний пристав Бенита, который провожал посланников из Портомарии до Мадрида, в стремени переводчик, а в двух каретах ехали подьячие да толмачь, а в то время, как ехали в Мадрид, выезжали многие люди в каретах и верхами от Мадрида верст за пять и больше смотреть; а как ехали городом и в то время было многолюдно, а чиновной встречи и конных людей и пехоты не было.

И посланники у пристава Францышки де Лира спрашивали: иных Государств послом и посланником у Королевского Величества на встречу в стройстве конные и пешие люди бывали ль?

И пристав сказал: никогда де того в Государстве их не бывало, чтоб встречать послов конным и пешим людям стройством; из которых Государств послы у Королевского Величества не бывают, никогда им встречи не бывает, а выезжают из Мадрида в каретах и конные люди смотреть охотою своею, а королевского приказания никогда о том никому не бывает.

И вам бы Царского Величества посланником за то на Королевское Величество не подивить.

А на посольский двор приехали в полчаса ночи и у посольского двора и на двор стояли со свечами большими с восковыми человек с тридцать, а как шли в палаты по лестницам стояли по об стороны всяких чинов люди, а пехоты в строении у посольского двора не было, [20] чаять для того, что пехоты при Королевском Величестве только сто человек в Мадриде.

А как вошли в палаты и пристав говорил: по указу Королевского Величества стол про вас посланников готов по чипу посольскому с поставцом, а подчивать велено мне вас посланников и присланы от Королевского Величества ключник и дворовые люди, которые бывают при столь королевском с шестьдесят человек, а кушанье про вас готовят Королевского Величества повара и приспешники с шестьдесят же человек.

Стольник Петр и Дьяк Семен приставу говорили: как тебе от Королевского Величества указано, так и делать.

И после того, немного помешкав Свийский посланник да Нидерландский и Галанские земли посол присылали к посланником спрашивать о здоровье дворян.

А посланники Стольник Петр и Дьяк Семен посылали к ним спрашивать о здоровье, после того, как были у Королевского Величества на посольстве.

И после того с полчаса помолчав, пристав звал посланников и дворян за стол, в как сели есть пристав с нисшим сел, а ключник у стола стал, дворовые королевские люди есть носили перед посланников и перед дворян и перед переводчика и перед толмача на серебряных блюдах; яства у них были по их обычаю рыбные и из трав разных, устроены с деревянным маслом, а после ставили сахар и разные овощи; вместо вина подносили водку коришную; пить приносили воду вареную лимонную и коришную с сахаром, Ишпанское вино и пиво, а людей посольских кормили в особой полате с честью ж: есть перед них носили королевские люди на серебряных блюдах и тарелки были серебряные ж.

Февраля в 26-й день пристав Францышка де Лира говорил с посланники: Великий Государь ваш, его Царское Величество в которых летах возраста своего Государского и что у него Великого Государя, у его Царского [21]

Величества детей его Государевых, Государей Царевичей? И Стольник Петр и Дьяк Семен говорили: Великий Государь наш Царь и Великий Князь Алексей Михайлович всея Великой и Малой и Белой России Самодержец и многих Государств и земель восточных и западных и северных отчичь и дедичь и наследник и Государь и обладатель, его Царское Величество ныне в совершенном возрасте четыредесяти лет, а дородством и разумом и красотою лица и милосердым нравом и всеми благими годностьми Всемогущий Бог украсил его Великого Государя нашего, его Царского Величества, хвалам достойного паче всех людей и ко всем людям, и подданным своим и к иноземцам его Царское Величество милостив и щедр своей Государской милостью всех призирает и по своему Государскому рассмотрению чести дарует комуждо по достоинству и всех всем изобильствует, и никто же, видя его Царское лицо, печален отходит, также Великий Государь наш и наукам премудрым философским многим и храброму упению навычен и к воинскому ратному, к рыцарскому строю хотение держит большое по своему Государскому чину и по достоянию, и потому его Государскому бодрому опасному разуму и храбрству и милосердому нраву достоин он Великий Государь самодержати и иные многие земли и Государства.

Да Великому ж Государю нашему Его Царскому Величеству Всемилостивый Господь Бог подаровал в наследие его Государского рода благоверных чад.

Благородного Государя нашего Царевича и Великого Князя Алексея Алексеевича всея Великой и Малой и Белой России.

Благородного Государя нашего Царевича и Великого Князя Федора Алексеевича всея Великой и Малой и Белой России.

Благородного Государя нашего Царевича и Великого Князя Симеона Алексеевича всея Великой и Малой и Белой России. [22]

Благородного Государя нашего Царевича и Великого Князя Иоанна Алексеевича всея Великой и Малой и Белой России.

Великому Государю Благородному Царевичу и Великому Князю Алексею Алексеевичу всея Великой и Малой и Белой России от рождения 15 год.

Великому Государю Благородному Царевичу и Великому Князю Федору Алексеевичу всея Великой и Малой и Белой России от рождения 7 год.

Великому Государю Благородному Царевичу и Великому Князю Симеону Алексеевичу всея Великой и Малой и БелойРоссии от рождения 4 год.

Великому Государю Благородному Царевичу и Великому Князю Иоанну Алексеевичу всея Великой и Малой и Белой России от рождения 3 год.

Стольник Петр и Дьяк Семен Приставу говорили: Великому Государю вашему Карлусу Королю, его Королевскому Величеству, от рождения который год?

Пристав Францышка де Лира посланникам сказал: Великому Государю нашему Карлусу Божию милостью Королю Кастильскому и иных, Королевскому Величеству ныне седьмой год.

Да пристав же Францышка с посланники говорил: для чего вы Царского Величества посланники ехали в Кадис на торговом корабле, лучше было вам на воинском опасном корабле ехать для опасения.

Стольник Петр и Дьяк Семен говорили: на торговом корабль ехали мы по такому случаю: воинский корабль, на котором было нам ехать к Архангельскому городу Великого Государя нашего Его Царского Величества корабельной пристани к тому времени придти не успел, потому что у Английского Короля с Нидерланскими Статы была меж имя война, а тот корабль, на котором мы ехали по вся годы ходит с Армейской икрой от Архангельского города во Италию, для того мы на нем и шли [23] в Кадис. ІІристав говорил: та Армейская икра откуда в Московское Государство приходит?

Стольник Петр и Дьяк Семен говорили: Той Арменские икры многие тысячи приходят Великого Государя нашего, Его Царского Величества из Астраханского Великого Государства, в Великих насадех Волгою рекою, также множество рыб великих, что ни в которых Государствах не обретается, кроме Великого Государя нашего Его Царского Величества державы, также и соли бесчисленное множество и винограду и вина виноградного и шелку и иных всяких товаров из того ж Великого Государства Астраханского приходят, а которые суды из того Великого Астраханского Государства с товары приходят, таковы велики: по тысяче человек и больше на тех судах людей бывает.

Пристав говорил: у Великого Государя вашего, у его Царского Величества с Турским Салтанам и с Крымским Ханом ссылки бывают ли?

Стольник Петр и Дьяк Семен говорили у Великого Государя нашего у его Царского Величества с Турском Салтаном о дружбе и о любви ссылки есть, а недружбы никакие у Царского Величества с Турским Салтаном нет.

А с Крымским Алдилгиреем Царем, Великий Государь наш, его Царское Величество послы и посланники ссылается ж.

Пристав говорил: Крымские люди близко Москвы или Украинских городов Московского Государства войною не бывают ли?

Стольник Петр и Дьяк Семен говорили: Крымские люди под Москвою не бывают, да т не сбыточное то и дело, что под такое Великое Государство приходить; только в самых Украинских городах, которые города Великого Государя нашего Его Царского Величества близко Крымского рубежа в тех городов в уезды изгоном приходят воровские Крымские люди, а удача им бывает малая, [24] потому Великого Государя нашего, его Царского Величества в тех городах живут служилые люди многие и те Украины оберегают и Крымских людей многих побивают и в полон емлют.

Да Стольник Петр в Дьяк Семен спрашивали у пристава: не бывало ль Ишпанское Государство за Араны?

Пристав говорил: Ишпанское Государство Великое и с давних лет; только по некоему случаю было Ишпанское Государство за Арапы, владели Цари Арапские лет с 600 Ишпанским Государством, и Римляне владели ж преж Арапов и тому де больше тысячи лет, а как де Господь Бог Ишпанское Государство свободил от Арапов и тому ж 400 лет, а после того, как Ишпанское Государство очистилось и которые Арапы в Ишпанском Государстве жили и тех Арапов с женами и детьми отпустили в их арапскую землю многия тысячи; а от Кадиса, от Ишпанского города до Арапской земли морем день ходу.

Посланники пристава спрашивали: у Великого Государя вашего, у его Королевского Величества с Турским Салтаном о дружбе ссылки есть ли, и меж собою по часту ль послы ссылаются?

И пристав сказал: У Великих Государей их прежних Королей и у Филиппа Короля с Турским Салтаном ссылки бывали, только не почасту лет в пятнадцать и в двадцать, а совершенного любительства меж ими никогда не бывало, а Ишпанские де воинские корабли и катарги беспрестанно ходят на море для опасения от Турецких воровских кораблей и катарг, иногда сойдутся с Турецкими кораблями и катаргами и у них бывают бои великие и на всякий год без того не бывает, чтоб кораблю или каторге на море не пропасть, либо Турецкой или Ишпанской; и бывает что Ишпанские люди Турецких людей побивают, а иное время Турецкие Ишпанских побивают, а Королевскому Величеству на Турецкого Салтана великими ратьми наступать не мочно, также и Салтану [25] Туредкому на Ишпанскую землю наступать не мочно ж, для того, что море разделяло и иные Государства; а которые города Королевского Величества с Турецкими городами смежны за Итальянским морем, и тем городам Турецкой Салтан учинить ничего не может, потому города крепкие и многолюдные, служилых людей много ж, также и на островах Итальянского моря, которые города Королевского Величества есть и тем городам ничего учинить не могут Турецкие люди, потому многолюдство великое и служилых людей много и города крепкие ж.

Марта во второй день пристав посланником говорил: Был де он у цесарского посла и слышал от него, чтоб вы Царского Величества послы послали от себя к нему спросить о здоровье, а после того он к вам пришлет.

Стольник Петр и Дьяк Семен приставу говорили: ведомо Цесарского Величества послу, что Великий Государь наш, его Царское Величество в братской, дружбе и любви с Цесарским Величеством: мочно было ему прислать к нам о своем здоровье сказать и не оговариваяся, потопу ведает он Ишпанского Государства обычай в конец, а нам не ведано, преж сего послы и посланники Великого Государя нашего, его Царского Величества в Ишпанском Государстве никогда не бывали, да и для того невозможно нам к нему послать Великого Государя вашего его Королевского Величества очей не видав и от Великого Государя нашего, от его Царского Величества посольства Королевскому Величеству не отправляли и Цесарского Величества послу этим на нас неподивить, а приятству его вседушно ради.

Пристав Францышка выслушав говорил: Цесарского де Величества послу о том он же скажет, и после того пристав Францышка посланникам сказывал: Цесарского де Величества посол велел Царского Величества посланником сказать: без указу Цесарского Величества послать [26] ему к вам наперед немочно, чтоб де Царского Величества посланникам на него не покручиниться.

И Стольник Петр и Дьяк Семен говорили приставу: также и они без указу Великого Государя, его Царского Величества послать к нему прежде не смеют, чтоб Цесарского Величеству послу на них не подивить же, и есть ли им указ Великого Государя, его Царского Величества о том в Ишпанском Государстве ожидать и того будет два года ждать, и о том бы послу Цесарского Величества приятельски пожаловать рассудить.

И после того цесарский посол к Стольнику Петру и Дьяку Семену о здоровье спрашивать не присылывал, а Стольник Петр и Дьяк Семен к нему не посылывали же.

Того ж числа ввечеру у Стольника у Петра моление его у иконы Пречистые Богородицы Казанские из венца пропал яхонт лазорев, да с поставца чарка яшмовая, три тарелки, да три стакана серебреные.

И марта к 3-й день у крестового священника Ивана Михайлова, обрезал Ишпанец у двух кафтанов пуговицы серебреные и того вора поймали с теми пуговицами посольские люди.

И пристав Францышка расспрашивал его, а в расспросе он во всем винился, что яхонт из венца Пресвятые Богородицы вынял и сосуды серебреные покрал с поставца.

И того ж числа пристав яхонт и суды серебреные привез на посольский двор и отдал Стольнику Петру, а говорил: Королевино де Величество велела тебе Царского Величества посланнику сказать, чтоб тебе не покручиниться учинилась такая ссора от беса, а Королевину Величеству за великой то гнев, что учинилось так, а того де вора указала Королева казнить.

И Стольник Петр приставу говорил: На милости Королевина Величества челом бью, что было покрадено и то в целости все принесено, и того человека который крал, чтоб Королевино Величества пожаловала, не велела его [27] казнить, а велели б ему учинить наказанье, как их Королевское Величество изволит, и того вора вместо казни велели послать на каторгу на семь лет.

Марта в 4-й день посланники приставу говорили: чтоб думным людям Королевского Величества известил, чтоб Королевское Величество Великого Государя, его Царского Величества с грамотой велел быть им у себя вскоре.

И того ж числа пристав Францышка посланником сказывал: Великий Государь их Королевское Величество велело вам свои Королевского Величества очи видеть и Великого Государя вашего, его Царского Величества с грамотою у себя быть сего месяца в 7-й день.

И Стольник Петр и Дьяк Семен приставу говорили: у Великого Государя вашего, у его Королевского Величества на посольстве быть готовы, только бы в то время как нам быть у его Королевского Величества иных Государей послов и посланников и гонцов никого не было.

Да Стольник Петр и Дьяк Семен приставу говорили: Великого Государя нашего, его Царского Величества послы и посланники в Государстве Ишпанском никогда не бывали, и про то нам неведомо, когда бывают у Королевского Величества послы иных Государств.

Великая Государыня ваша, ее Королевино Величество при послах бывает ли вместе с Королевским Величеством?

Да у пристава ж посланники спрашивали: у руки у Королевского Величества и Королевина Величества иных Государств послы и посланники бывают ли?

Пристав сказывал: В Ишпанском Государстве никогда того не бывает, чтоб которых Государств послом и посланником у руки быть у Королевского Величества; также и Королевского Величества послы в которых Государствах бывают ни у которых Государей у руки не бывают же.

Посланники ему говорили: у Великого Государя нашего, у его Царского Величества, когда бывают послы Великого Государя Леопольдуса Цесаря Римского, [28] любительнейшего его Царского Величества брата и иных Великих Христианских Государей и тех послов и посланников Великий Государь наш, его Царское Величество жалует к рук к своей Государевой, то Великого Государя нашего, его Царского Величества вначале тем послом милость оказуется, а к Государю их братскую дружбу и любовь свою объявляя.

И о том бы тебе Францышка де Лира ближним думным людям Королевского Величества объявить.

И пристав сказал: Королевское Величество и мать его Королевино Величество бывают при послех вместе, а что посланники наказывали с ним Королевского Величества к думным людям и о том о всем им скажет.

И Стольник Петр и Дьяки? Семен у пристава спрашивали: Великий Государь ваш, его Королевское Величество ныне не в взрослых летах, а мать его Великая Государыня ваша ее Королевино Величество в Государстве Ишпанском совершенно ль владетельна?

И пристав сказал: Великая Государыня их Королевино Величества в Государстве Ишпанском такова владетельна, как в Королевское Величество, посольские и Государства их расправные великие дела без указа ее в совершенстве быть не могут.

И по тех разговорах пристав поехал с посольского двора.

И Стольник Петр и дьяк Семен поминки, которые с ними посланы от Великого Государя, от его Царского Величества к Ишпанскому Королю велели разобрать на двое, Королевскому Величеству половину, а другую матери его Королевину Величеству, для того Карлус Король только шести лет, а мать его Королевино Величество в Ишпанском Государстве владетельна, и чтоб тем Великого Государя его Царского Величества делу порухи не учинилось естьли бы Королевскому Величеству одному поминка поднести, кроме матери его Королевина Величества и для того посланники Царского Величества поминки Королевскому и Королевину Величеству порознь и подносили.

(Продолжение в следующей книги)

Текст воспроизведен по изданию: Тайный наказ, данный при Царе Алексеи Михайловиче первому Русскому Посольству в Испанию, и запаски Русских Посланников, веденные ими в 1667 и 1668 годах в Испании и во Франции // Сын отечества, № 11. 1850

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.