Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Тайный наказ, данный при Царе Алексеи Михайловиче первому Русскому Посольству в Испанию, и записки Русских Посланников, веденные ими в 1667 в 1668 годах в Испании и во Франции.

ТАЙНЫЙ НАКАЗ СТОЛЬНИКУ ПЕТРУ ПОТЕМКИНУ И ДЬЯКУ СЕМЕНУ РУМЯНЦОВУ.

(Продолжение.)

А будет в котором городе удельные князи или в вольных городах бурмистры и ратманы, или во французской земле удельные князи, и королевские советники, и ближние люди, велят им быти, у себя, или кто их позовет к себе ести, а они у Короля еще не были. [2]

И им к ним не ходить, а отговариваться против то го ж, как писано о том выше сего во Ишпанском на казе.

Да как они в тот город, где будет Король, приедут и на подворье их поставят, и им приказати к королевским советникам, чтоб они до Королевскаго Величества донесли, чтоб Королевское Величество велел им быти у себя вскоре, и наперед приказати, с приставы котораго дня у Королевскаго Величества быти им на посольстве, и в то-б время, у Королевскаго Величества иных государств послов и посланников и гонцов никого не было.

Да как Король быти им у себя велит, и про то объявят же, что в то время, как им быти на посольстве у Королевскаго Величества, иных послов и посланников и гонцов не будет—и стольнику Петру и Дьяку Семену к Королю ехать, а пришед к Королю правити от Великаго Государя, Царя и Великаго Князя Алексея Михаиловича, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца, поклон.

А молыть:

Бога в Троице славимаго милостию Великий Государь, Царь и Великий Князь Алексей Михаилович, (полный титул) вам брату своему пресветлейшему и всемилостивейшему Великому Государю Лудвику четвертому на десять, Божию милостию Королю Францужскому и Наварскому и иных, велел поклонитися и свое Царскаго Величества здоровье вам сказати, а ваше Королевскаго Величества здоровье видети.

И поклонитися по обычаю рядовым поклоном.

А как Король спросит про здоровье Великаго Государя, Царя и Великаго Князя Алексея Михаиловича, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца, и Петру молыть: Как мы поехали от Великаго Государя своего, от его Царскаго Величества, и Великий Государь наш, Царь и Великий Князь Алексей Михаилович, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержец и многих государств и земель восточных и западных и северных Отчич и [3] Дедич и Наследник и Государь и обладатель Его Царское Величество, на своих великих и преславных государствах Российскаго Царствия, дал Бог в добром здоровьи.

И подать Королю Великаго Государя грамоту, а молыть:

И Великий Государь, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержец и многих государств и земель, восточных и западных и северных, Отчич и Дедич и Наследник и Государь и Обладатель прислал к вам, брату своему Волкову Государю, к Вашему Королевскому Величеству своего Царскаго Величества любительную грамоту, и грамоту подвести Королю в камке (ткань из шелку и золота).

И как их Король позовет к руке, и им к руке идти.

А после того говорить речь о делах, а молыть: Божией милостию Великий Государь, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержец и многих Государств и земель, восточных и западных и северных Отчич и Дедич и Наследник и Государь и обладатель, Его Царское Величество вам Пресветлейшему и Вельможнейшему Великому Государю брату своему, Вашему Королевскому Величеству, велел говорити: хотя во многом продолжении братственных наших обоих Великих Государей любительных ссылок не было, зачем время военное не допустило, однако же мы Великий Государь наш Царское Величество незабытыя на вас брата нашего и Великаго Государя, Ваше Королевское Величество, имея надежность и братственную любовь в сердце нося, неотменно ко всяким благополучным поступкам вспоможение содержим, а из сего нашего добраго намерения довелись нам Великому Государю любительною нашею грамотою вас, брата нашего Великаго Государя наведать и Вашего Королевскаго Величества нам желательное здоровье слышать и радость святаго покоя объявить, чтоб за Божиею помощию, между нас Великим [4] Государем Нашим, Царским Величеством и братом Нашим наяснейшим Великим Государем Яном Казимером, Божиею милостию Королем Польским и Великим Князем Литовским от продолжительной войны учинился покой и учинено перемирие, как о том святом покое в нашей, Великаго Государя Нашего Царскаго Величества грамоте вам брату своему Великому Государю Вашему Королевскому Величеству, пространно объявлено, и надеемся мы Великий Государь наше Царское Величество, что вы брат наш и Великий Государь, ваше Королевское Величество сие покоя христианскаго объявление в приятство почтете и за общую христианскую утеху примете, и не меньше иных братий нашей, окрестных Великих Государей с нами Великим Государем с нашим Царским Величеством, братственную испомочную дружбу и любовь, имети похочешь и доброхотственным соседом и другом быти.

И ныне послали мы, Великий Государь наше Царское Величество к вам брату нашему, к Великому Государю к вашему Королевскому Величеству с нашего Царскаго Величества, любительною грамотою посланников наших Стольника Петра Ивановича Потемкина, да Дьяка Семена Румянцова, и наказали им про наше Великаго Государя нашего Царскаго Величества здоровье, вам Великому Государю брату нашему, вашему Королевскому Величеству сказати, а ваше Великаго Государя брата нашего, вашего Королевскаго Величества здоровье видети, и нашу Царскаго Величества, вашему Королевскому Величеству подвижность к любительной дружбе объявить, чтобы впредь между нас обоих Великих Государей надежная дружба и любовь соблюдалась и возрастала.

А буде Королева будет в той же Палате при Короле.

И им от Великаго Государя, Царя, и от Великия Государыни Царицы и Великия Княгини Марьи Ильичны Королеве поклон править, и речь говорить против того ж, как писано выше сего в Гишпанском наказе и к руке к Королеве идти.

А буде Король пришлет к ним со столом и им на Королевском жалованье бить челом. [5]

А буде Король позовет их к себе есть.

И им к Королю за стол ехати, а чин и учтивость во всем иметь, потому как о том писано выше сего в сем же наказе.

А буде учнут к ним королевские ближние люди приказывать, котору они Царскаго Величества грамоту Королевскому Величеству подали и ту Царскаго Величества грамоту перевесть у них некому, и буде у них с той грамоты есть список по латыне или по немецки и они бы им к ним прислали.

И Стольнику Петру и Дьяку Семену, Великаго Государя с грамоты к королевским думным людям список послати, каков с ними список послан по латыне.

И после того приказати с приставом к королевским думным людям, чтобы Королевское Величество велел им быти у себя на дворе, и у своих Королевскаго Величества думных людей в ответе.

Да как им быти велят, и им пришед Королю челом ударить, что они были у стола или прислал к ним со столом, а после того идти к думным людям во ответ.

А будучи в ответе с думными людьми говорить между Великаго Государя Его Царскаго Величества и Великаго Государя их Его Королевскаго Величества о братской дружбе и любви, и о посольских ссылках, и о торговле против того ж, как написано и в Гишпанском наказе.

А как им ответ учинят и им думным людям говорити, чтоб Королевское Величество велел их к Царскому Величеству отпустить, не задержав, и против Царскаго Величества грамоты послал с ними свою Королевскаго Величества грамоту.

Да как их Францужский Король велит отпустить и грамоту к Великому Государю, велит им дать при себе.

И Петру и Дьяку Семену, к Королю идти и грамоту приняти, а наперед того приказати к Королевским ближним людям, чтоб в королевской грамоте Царскаго Величества именованье и титла написано было сполна против [6] того, как писано в его Царскаго Величества грамоте, и о том говорити против того ж, как писано в Гишпанском наказе.

А буде Король быти им на отпуске у себя не велит, а пришлет к ним грамоту на двор.

И Петру и Дьяку Семену на подворье грамоты не принимать, а проситься к Королю.

А как им грамоту при Короле дадут, и им говорити и с приставом приказывати, чтоб им с той грамоты дали список по латыне, чтоб им видеть сполна ли Царскаго Величества титло в королевской грамоте и на подписи написано, и Францужскаго письма прочесть у них некому, Да и ныне Царского Величества с грамоты, какова с ними к Королевскому Величеству прислана, список прислан писан по латыне ж, для того, что у них русскому языку наперед сего переводчиков не было.

Да однолично (одним словом лицом, т. е. тайно, секретно) добиться с грамоты списка по латыне, чтоб переводчику список с грамоты, и на грамоте подпись умел прочесть, чтоб было против того, как Царскаго Величества именованье и титло написано в Его Царскаго Величества грамоте.

Да буде проведают, что в королевской грамоте и на подписи Великаго Государя, именованье и титлы написаны будут несполна и им приказывать к королевским думным людям, чтоб они до Королевскаго Величества донесли, чтоб Королевское Величество в той грамоте Царскаго Величества именованье и титлы велел написать сполна, а буде что не дописано и то б велел приправить, и стояти о том накрепко, а говорить учтиво и остерегательно.

И буде учнут им говорить, что у них во францужском Государстве так повелось Государских имян и титл в грамотах не пишут, и Петру и Дьяку Семену говорить в прошлому 123 году, (1614) как были Его Королевскаго Величества отца высокославныя памяти у Великого Государя у Его Королевскаго Величества, Великаго Государя [7] вашего Его Царскаго Величества, отца блаженныя памяти Великаго Государя, Царя и Великаго Князя Михаила Феодоровича всея Великия России Самодержца посланники, Иван Кондырев, дьяк Михайло Неверов, и в то время в его королевской грамоте, какова послана была с ними, к Царскому Величеству, Царскаго Величества именованье написано было не сполна и они о том выговаривали, и в той королевской грамоте Царскаго Величества именованье, что было недописано исправили.

А буде судом Божиим Францужскаго Короля не стало, а на его место учинился Королем иной кто.

И Петру и Дьяку Семену делати о том, применяясь к тому, как писано в Гишнанском наказе.

А буде их во Францужской земле учнут спрашивать, как ныне Великий Государь, Его Царское Величество, с окрестными государями, и им о том говорити, как у них написано в Ишпанском наказе.

А о вестях во Францужской земле, проведывать примерясь к Ишпанскому наказу.

А однолично им едучи в Гишпанскую и во Францужскую землю, Великаго Государя грамоты и наказы держати у себя, а назад едучи, из Гишпанския и из Францужския земли, к Великому Государю грамоты ж и верстовые письма, тайно, с великим бережением, чтоб про то никто не ведал, и на станах, где случится постоять, быть осторожным и лишних слов с иноземцы не говорити и Московских никаких мер и вестей никому не рассказывать, а быть во всяких мерах остерегательным и между собою советным, а розни (разлад, ссора) между собою не чинит.

А буде королевские ближние люди учнут говорити: объявили они посланники, что Великий Государь, Его Царское Величество, с Великим Государем их, с его Королевским Величеством, желает братски дружбы и любви, и чтоб для того слати послов своих, и тем Его [8] Королевскаго Величества, послам мочно ли в Московское Государство ехать и приезд и отъезд вольной будет ли, также и опасная Царскаго Величества грамота на них, с ними посланники есть ли, и буде есть и они б ту Царскаго Величества опасную грамоту на послов им дали.

И посланником, объявя королевским ближним людям, что послам их в Московское Государство приезд и отъезд им вольной будет, и объявя Великаго Государя Его Царскаго Величества опасную грамоту отдать.

Да с ними же Петром и Дьяком Семеном для раздачи от Государевых дел, послано соболей на шесть-сот рублев, и где случится в Пшпаиской или во Францужской земле, что дати от Государевых дел и им давати из тех соболей, что с ними послано.

А где, и сколько, и от чего кому в расход тех соболей дадут, и им те соболи записывать в расходные книги подлинно и в правду, а что тех соболей останется за расходными, и те соболи и расходные книги, привести с собою к Москве и подать в Посольском Приказе боярину Афонасью Лаврентьевичу Ордину-Нащокину, да Думным Дьякам, Герасиму Дохтурову, да Лукьяну Голосову с товарищи.

А товаров им Петру и Дьяку Семену и всем Великаго Государя людям, которые с ними будут с собою никаких не имать и будучи в Ишпанской и во Францужской земле, не торговать, а буде они какие товары с собою из Москвы повезут и учнут ими будучи в Ишпанской и во Францужской земле торговать и им Петру и Дьяку Семену от Великаго Государя быти в опале безо всякия пощады, для того, что с делом Великаго Государя будучи посланником торговать к безчестью, и бывают ссоры, от чужеземцов посмех (срам, насмешки).

Росписи, что послано Великаго Государя, Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича всея Великия и Малыя и [9] Белыя России Самодержца к Великому Государю к Филиппу Королю Ишпанскому впоминках (по нынешнему подарки, называемые сувенирами):

40 соболей в 400 рублев; 40 соболей в 350 рублев; 2 сорока—300 рублев; 2—сорока 250 рублев; 3—сорока 200 рублев; 3 сорока — 150 рублев, 3 сорока — по 120 рублев, 3 сорока,—80 рублев, 2 сорока по 70 рублев; 40 в 60 рублев.

Всего 24 сорока, по цене 4000 рублев.

Да мягкие рухляди исподов горностайных и пупков собольих и исподов же бельих, хребтовых, всего на 1000 рублев.

А у подлиннаго наказа припись Дьяка Ефима Юрьева.

Список Великаго Государя, Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича, всея Великия и Малыя и Белыя России самодержца, с грамоты какова послана к Ишпанскому дон Филиппу Королю, с посланники со Стольником и Наместинком Боровским, с Петром Ивановичем Потемкиным, да с Дьяком Семеном Румянцовым в 175 (1666) году июня в 4-й день.

Бога всемогущаго, и во всех всяческая действуюшаго везде сущаго и вся исполняющаго; и утешения благая всем человекам дарующаго Содетеля нашего в Троице славимаго силою и действом и хотением и благоволением утвердившаго нас и укрепляющаго властию Своею всесильною избранный скипетр в православии во осмотрение Великаго Российскаго Царствия, и со многими покоряющимися прибылыми государствы дедичнаго наследства и обладательства мирно и безмятежно держати на веки, мы Великий Государь, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержец Московский, Киевский, Владимирский, Новгородский, Царь Казанский, Царь Астраханский, и проч. (полный титул Государя) Пресветлейшему и Велеможнейшему Великому Государю брату нашему Дон Филиппу, Божиею милостию Королю Кастильскому, Леонскому, Арагонскому, обеих Сицилий Иерусалимскому, Португальскому, Наварскому, Гранадскому, Толедскому, [10] Валенскому, Галлицийскому, Малорцкому, Севилийскому, Сардинскому, Кордовскому, Мурциятскому, Алгарвскому, Алгецкоиу, Гибралтарскому и островов Канарских, и Индии, восточной и западной, и острова Тара Фирма и Океана моря, Арцы—Арцуху (Эрц-Герцог) Аустрийскому, Арцуху Бургундскому, Брабанскому, и Миланскому, Графу Абшбургскому, Фландерскому, Тирольскому и Варселанскому, Государю Вицианскому и Малинскому, приятелю и брату нашему любительнейшему здравия и приятственнейшаго со множественным благоприращением всегда желаем и просим дружное и любительное наше объявление: ведомо вам Великому Государю брату нашему, вашему Королевскому Величеству, что от древних нескольких сот лет на великих и преславных государствах Российскаго Царствия были Великие Государи прародители наши от рода Августа Кесаря обладавшаго всею вселенною и от сродичей его, от Великаго Князя Рюрика, от Великаго Князя Владимира Святославича, от Великаго Государя и Великаго Князя Владимира ж Всеволодовича Мономаха, от Грек высокодостойнейшую украшением главы честь восприимшаго, даже и до Великаго Государя, повсюду хвалам превысокаго блаженныя памяти прадеда нашего Великаго Государя, Царя и Великаго Князя Иоанна Васильевича всея России Самодержца и сына его Великаго Государя деда нашего блаженныя памяти Великаго Государя, Царя и Великаго Князя Феодора Ивановича всея России Самодержца и отца нашего блаженныя памяти Великаго Государя праведнаго в милости и истинне, изрядно возсиявшаго и великодостойнейшаго и неисчетным хвалам достойнаго греческою, вознесенною славою и честию, в наследие от рода в род Богом венчаннаго, котораго пресветлая царская красота имеет христианскую непреоборимую всегда силу, так распространяет великую Россию в долготу и в широту над языки, яко и освещает заблуждших в вере народов Честным и Животворящим Крестом Христовым Бога разумия правды; Царя и Великаго Князя Михаила Феодоровича всея [11] Великия Россия Самодержца и многих государств Государя и Обладателя и Великих Государей высочайших предков наших во всех великих государствах, имя славится и Великая Россия от года в год с подлежащими великими государствы во благих преумножается и многие окрестные Великие Государи любительную и спомочную ссылку с наши Великим Государем с нашим Царским Величеством имеют, а с вами Великим Государев братом нашим, с вашим Королевским Величеством любительные ссылки даже и до времени сего или за отдалением страны или по воле Всесильнаго Бога, строящаго вся непостижно во ожидание лучшаго времени удержаны, а ныне по премногому Всемогущаго Бога к Христианскому роду милосердию подвижны есмы за преумножительной Христианской, от разлития крови святой покой того пребезначальнаго Бога нашего, милость и человеколюбие прославити повсюду, которой от продолжительной войны желавши вокой между нас Великаго Государя нашего Царскаго Величества и наяснейшаго Великаго Государя Яна Казимира, Короля Польскаго, брата нашего, Его Королевскаго Величества, обновленной братственной любви и между обеими вашими Великими Государствы и многочисленвыми Христианскими народы во всех домовых устроениях тишина и мир учинен есть и имеется добре, якоже сие Богухвальное Христианскато покоя мирное дело сначала войны пред всеми соседями нашими всежелательством к миротворению через послов Великих Государей Христианских упредило дражайших и любезнейших славныя памяти Фердинандуса и ныне на Престоле Отца своего, дай Боже, долголетствующаго Леопольдуса, Божиею милостию Царей Римских, братий наших, во общих посольских съездах умирением со всяким доброхотением тогда показано, и за таким желательным Христианским начинанием между нами святаго покоя, хотя ж в съездах посольских к совершению мира время военное тогда не допустило, однакож всесильная помощь Божия обоих послов наших и без посредников на перемирие на тринадцать лет на шесть месяцев привела и утвердила и [12] оное Богом спомочное Христианское дело у обоих великих и полномочных послов наших и комисаров в надежде вечнаго и неразорваннаго и впредь непорушимаго и нескончаемаго перемирия и с чего быти имеет и совершение вечнаго мира сие договорено и утверждено, прежде объявить вам Великим Государям, братии нашей, и через самих нас Великих Государей нашими особами перед Святым Евангелием, во всем сдержан быти верою утвердить, а в уставленные сроки впредь через послов наших для крепчайшаго совершения призвати Государей Христианских посредников на умирение и с которыми бы мы Великий Государь наше Царское Величество ближайше и усерднейше имеем Леопольдуса Цесаря Римскаго брата нашего Его Царскаго Величества в миротворителях и никогда не отложно желаем быти, а надеемся, что вам Великому Государю брату нашему, вашему Королевскому Величеству сие наше любительное объявление, для чего Великий Государь паше Царское Величество с Богом, начав о покое Христианском с охотою соседей наших поздравляти и ко всякой благодарственной веши побуждати, а пачеж Богоприемной и всем Христианом утешной мир возвещати в приятство сие почтете и с котораго Ваше Королевское Величество неусумневаемся, яко Государь Христианский за общую христианскую утеху приняв, и не меньше оной о вечной дружбе с нами Великим Государем нашим Царским Величеством, ведая дружайшаго и любезнейшаго Великаго Государя Леопольдуса Цесаря Римскаго брата нашего его Цесарскаго Величества непременную и некончаемую братственную спомочную дружбу и любовь похочешь имети и доброхотственным соседом и другом быти, и с чего б пограничные соседи наши, яко солтан Турский и иные, уведав наш Христианский и Богоугодный совет и подвижность к крепчайшей дружбе и к обороне насилие и кроволитие на Христиан, страхом Божием отложат и в дружбе соседственной со всеми Христианы сдержательны будут, и ныне послали мы Великий Государь наше Царское Величество к вам, брату нашему к Великому Государю к [13] Вашему Королевскому Величеству с сею нашего Царскаго Величества любительною грамотою посланников наших, стольника и наместника Боровскаго Остра Ивановича Потемкина да Дьяка Семена Румянцова и наказали им про наше Великаго Государя нашего Царскаго Величества здоровье вам Великому Государю брату нашему вашему Королевскому Величеству сказати, а ваше Великаго Государя брата нашего вашего Королевскаго Величества здоровье видети и нашу Царскаго Величества вашему Королевскому Величеству подвижность к любительной дружбе объявить и о иных належащих к той же обоих нас Великих Государей дружбе и любви делах предложить, и вам Великому Государю брату нашему вашему Королевскому Величеству от нынешняго времени с нами Великим Государем братом вашим с нашим Царским Величеством в дружбе и в любви и в ссылке яко настоит к лучшему быти, а если в сей нашей Царскаго Величества грамоте ваше Королевскаго Величества именованье и титло имеющееся написано не сполна или в чем пременено, и вам Великому Государю брату нашему вашему, Королевскому Величеству в том на нас Великаго Государя не подивить и в нерадение того нам не почитать, понеже у нас вашего Королевскаго Величества титло, чтоб с ново-прибылыми было ныне неподлинно ведомо, и даст Бог, к нам Великому Государю нашему Царскому Величеству вышеимянных посланников вы Великий Государь брат наш с вашею Королевскаго Величества любительною грамотою отпустить велите, и мы Великий Государь наше Царское Величество вас брата нашего Великаго Государя вашего Королевскаго Величества любительную грамоту выслушав впредь к вам Великому Государю учнем ваше Королевскаго Величества именование и титло, в наших Царскаго Величества грамотах писати во всем ко вашему Королевскаго Величества достоинству с полным вашим имянованием и титлом, как вы сами себя: в своих грамотах имянованием и титлом к нам Великому Государю нашему Царскому Величеству опишете, и хотим мы Великий Государь наше Царское Величество с [14] вами Великим Государем братом нашим с вашим Королевским Величеством быти в крепкой братской дружбе и в любви и в ссылке постоятельно и с тем нашим доброхотением вас брата вашего Веливаго Государя ваше Королевское Величество Богу Всемогущему в сохранение предаем и добраго здравия и счастливаго пребывания неотменно желаем, а посланников наших вам Великому Государю брату нашему вашему Королевскому Величеству велети б отпустить к нам Великому Государю к нашему Царскому Величеству не задержав. Писан в Государствия нашего Дворе в царствующем граде Москве лета от создания мира 7175 а еже во плоти от Рождества Сына Слова Божия 1667 месяца июня 4 дня.

А подлинная Великаго Государя грамота писана на большом александрийском листе, кайма большая и на всем листе оком письма столбики, и около столбиков травы (разные рисунки и украшения) писаны золотом и серебром; Богословие и Великаго Государя именование Помосковскаго и Королевскаго Величества имя Покастильскаго писано золотом; подпись на загибке думнаго Дьяка Лукьяна Голосова.

Другой список Великаго Государя Царя и Великаго Князя Алексея Михаиловича Всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца с грамоты какова послана ко Францужскому и Наварскому Королю с посланники ж Стольником и Наместником Боровским с Петром Ивановичем Потемкиным да с Дьяком Семеном Румянцевым в 7175 году июня в 4-й день.

Бога Всемогущаго и во всех всяческая действующаго вездесущаго и всяисполняющаго и утешения благая всем человекам дарующаго Содетеля нашего в Троице славимаго силою и действом и хотением и благоволением утвердившаго нас и укрепляющаго властию Своею всесильною избранный скипетр в православии во смотрение Великаго Российскаго Царствия и со многими покоряющимися прибылыми Государствы дедичнаго наследства и обладательства мирно и безмятежно держати на веки. [15]

Мы Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержец и проч. (следует полный титул Государя) пресветлейшему Великому Государю брату нашему Людовику Бурбунскому четвертому надесять, Божиею милостию Королю Францужскому и Наварскому и иных. Царский меж Великих Государей Христианских и Богу приятныя имеется обычай содевающихся в нас великих и к общему добру належащих делах друг другу чрез любительныя грамоты объявлять доброхотно ведущим како добрии друзи веселятся о дружном благополучении, яко о своем благом приобретении, между которых от Бога многих похвал достойных к нам Великому Государю к нашему Царскому Величеству изряднейшаго вас брата нашего Beликаго Государя ваше Королевское Величество хочем имети и понеже в прешедших недавных летах за некоторые государственные ссоры, что нередко во обхождении всемирнаго сего корабля бывает, между нас Великаго Государя нашего Царскаго Величества и брата нашего наяснейшаго Великаго Государя Яна Казимира Короля Польскаго и Великаго Князя Литовскаго и между наших Великих Государств война имелась, которой напоминая, об успокоении в предварших от воплощения единосушнаго безлетному Отцу Слова 1654 года нашего Царскаго Величества с гонцом Константином Мачерниным и 1660 лета вашего Королевскаго Величества и о добром после Делюмбреса к нам Великому Государю к нашему Царскому Величеству вы брат наш Великий Государь, ваше Королевское Величество, любительныя и братския Пользы исполненныя граматы прислали есте, назнаменуя приятельски есть ли нам Великому Государю нашему Царскому Величеству полюбится, вы брат наш Великий Государь ваше Королевское Величество меж нас обоих Великих Государей нашего Царскаго Величества и Его Королевскаго Величества Польскаго для утешения выше назнаменанной войны поволите быть доброхотным посредником и со всяким желательством обещеваетесь сердцем радеть о том добром деле с пожитка нашего Царскаго Величества и [16] мы Великий Государь наше Царское Величество те ваши брата нашего Великаго Государя вашего Королевскаго Величества приятельские помянутыя граматы любительно приняли, яко доброе и братское о добром деле напоминание и хотя во многом продолжении братственных наших обоих Великих Государей любительных ссылок и не было, время военное на сие недопустило, однакож мы Великий Государь наше Царское Величество не забытно на вас брата нашего Великаго Государя ваше Королевское Величество надежность имея и братственную любовь соблюдая неотменно ко всяким благополучным поступкам любительную подвижность содержим, а из сего нашего добраго намерения довелось нам Великому Государю приятельскую нашею граматою вас брата нашего Великаго Государя наведать вашего Королевскаго Величества нам желательное здоровье слышать и радость святаго и Богуприятнаго Христианскаго покоя объявить, что в нынешнем во 175 году по общим нас обоих Великих Государей нашего Царскаго Величества и Королевскаго Величества Польскаго ссылках, съезжались наши Царскаго Величества великие и полномочные послы, боярин и наместик Шатцкий Афанасий Лаврентьевич Ордин-Нащокин с товарищи его Королевскаго Величества с великими и полномочными послы и комисары и на тех съездах нами Царскаго Величества вышеимянованные великие и полномочные послы с Польскими и Литовскими великими и полномочными послы и комисары учинили договор на перемирие на тринадцать лет и на шесть месяцев, а в те перемирные лета быти нам обоим Великим Государям нашему Царскому Величеству и Его Королевскому Величеству в братской дружбе и любви а между себя во всяких мерах общаго добра хотели, и брат брату лучшаго искоты и недружбам всем, которые от начала войны мечем или иным каким неприятельством учинили, во всем отставленным и успокоенным и предь немстительным и непамятным быть, и тот договор записьми укрепили и верою утвердили да наших Царскаго Величества великие и полномочные послы с Польскими и Литовскими послы и комисары договор учинили, [17] что в тех перемирных летах обоих вам Великим Государям ссылатись и полномочными послы с обе стороны, и искати всякими способы вечнаго мира и по склонности нас обоих Великих Государей постановлено, что то нынешнее постоянное перемирие для надежды, чтоб нерушимо было к вечному покою всем Великим окрестным Государям в наших любительных грамотах объявить, чтоб то перемирие у братьи нашей Великих Государей окрестных не без ведомости было, и надеемся, что вам брату нашему Великому Государю, вашему Королевскому Величеству сие наше любительное объявление в доброе будет повеселие, для чего мы Великий Государь наше Царское Величество, с Богом начав о покое Христианском, с охотою содедей наших и поздравляти навыкли есмя и ко всякой благодарственной вещи побуждати, а пачеж благоприемный и всем Христианам утешный мир возвещати в приятство сие почтете, и с котораго ваше Королевское Величество неусумневаемся, яко Государь Христианский за общую Христианскую утеху приняв и не меньше оных о вечной дружбе с нами Великим Государем с нашим Царским Величеством непременную и некончаемую братственную спомочную дружбу и любовь похочешь имети и приятным и доброхотственным соседом и другом быти, и с сего б пограничные соседи наши, яко Солтан Турский и иные, уведав нашу Христианскую и Богоугодную и братолюбную подвижность и крепчайшей обороне совет, насилие и кровопролитие на Христиан страхом Божием отложат и в дружбе соседственной со всеми Христианскими народы сдержательны будут, и ныне послали мы Великий Государь наше Царское Величество к вам брату вашему к Великому Государю к вашему Королевскому Величеству с сею вашею Царскаго Величества любительною грамотою посланников наших Стольники и Наместника Боровскаго Петра Ивановича Потемкина да Дьяка Семена Румянцова, и наказали им про наше Великаго Государя нашего Царскаго Величества здоровье вам Великому Государю брату нашему вашему Королевскому Величеству сказать, а ваше [18] Великаго Государя брата нашего вашего Королевскаго Величества здоровье видети, и нашу Царскаго Величества подвижность к любительной дружбе объявить и о иных належащих к той же обоих нас Великих Государей дружбе и любви делах предложить, чтоб впредь между нас Великаго Государя нашего Царскаго Величества и вас брата нашего Великаго Государя вашего Королевскаго Величества надежная дружба и любовь соблюдалась и возрастала; того ради сей настоянный вышепомянутый перемирный договор и поставленье объявив, мы Великий Государь наше Царское Величество вас брата нашего Великаго Государя ваше Королевское Величество дружно при поздравления нашем Богу Всемогущему Владыце и Царю в сохранение предаем и счастливаго и многолетняго здравия желаем, а посланником наших к нам Великому Государю к нашему Царскому Величеству вам брату нашему Великому Государю вашему Королевскому Величеству со своею любительною грамотою велеть отпустить не задержав. Писан в Государствия нашего Дворе в царствующею граде Москве, лета от создания миру 7175, а от воплощения Единороднаго Божия Слова 1667 месяца июня 5 дня.

А подлинная Великаго Государя грамата писана на большом александрийском листе; кайма, с фигуры и Богословие и Великаго Государя имя Помосковскаго и королевское, имя Пофранцузскаго писано золотом; подпись дьячья на загибке запечатана государственною большою новою печатью на красном воску под кустодиею; послана в камке в червчатой. Камки кармазину пол-аршина.

Перевод с грамоты с латинского письма, что писал к Великому Государю Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцу Ишпанской Карлус Король с посланники Стольником Петром Потемкиным, да с Дьяком Семеном [19] Румянцовым, в нынешнем во 177 (1668) году января в 20 день.

Мы Карлус Божиею милостию Король Костильский, Леонский, Арагонский и обеих Сицилий, Иерусалимский, Люсидавский, Наварский, Гранацкий, Толецкий, Валенский, Каличе, Маюрыцкий, Испанский, Сартывский, Кордубский, Корсинский, Мурцийский, Хиениский, Алгарвийский, Алхаэрский, Хибралтарский и Канарейских островов и восточных и западных Индий и островов и крепкие земли Окианскаго моря, Арци-Арцух Аустрийский, Арцух Бургундский, Брабантский и Медиоланский граф Абшпурский, Фландерский, Тиронский и Парцыновский, Государь Вицианский и Моленской и иных и Королева Государыня Мария Анна Аустрийскаго дома мать помощница и правительница королевские персоны и обладательница вышереченных королевств и государств, пресветлейшему и вельможнейшему Великому Государю брату нашему Божиею милостию Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцу (весь царский титул) другу и брату нашему любезнейшему воздравление и дружба наша со умножением многих благ всегда желаем. Пресветлейший и вельможнейший Великий Государь друг и любезнейший брат, мы весьма обрадовались, как нам ведомо стало, что вашего Царскаго Величества послы в наши страны пришли, и та радость после того гораздо преисполнилась, как вышереченные послы. Стольник и Наместник Боровский Петр Иванович Потемкин и Дьяк Семен Румянцов в наши Королевские палаты вошли и подали вам любезнейшую грамоту, которую ваше Царское Величество в марте месяце в 17 день, прошлаго года к вам послали и которая вся наполнена с особою склонностью, дружелюбия и иных признаков ко всякому благоволению, и из той граматы выразумели есмя, что не токмо ваше пресветлейшее Царское Величество, вместе с пресветлейшею своего Царскаго Величества супругою, с Великою Государынею Царицею и Великою Княгинею Мариею Ильичною в добром здоровьи пребываете, но и свое благоволение нам изволили надежное ведомо учинить про договорное и совершенное [20] перемирие с Поляками на 13 лет и на пол-года, которыя весть нам вельми была любезна для ради великих благ и добра всему Христианству, что от того... (За ветхостью рукописи невозможно было разобрать написанные здесь слова, и потому они заменены точками. Это правило будет наблюдаема нами и ниже, в ответных грамотах королей испанского и французского, которые здесь помещаются. Ред.) будет в желание, чтоб то перемирие повершилось в настоянный вечный мир, никогда б не разрывался, потому ваше пресветлейшее Царское Величество обнадеживаем, что те вашего пресветлейшаго Царскаго Величества дружныя и братския склонности нашей склонности подобны, и равно честь, которую мы к вашему Царскому Величеству всегда без умаления додержим и хотя по сие число великое разстояние наших государств нам к помешке было, что мы про меж себя всякое благодарение и дружелюбие оказати не могли, однакож мы весьма желаем и хотим впредь такое время сыскать, в которое бы нам наше желанье в деле объявить вашему пресветлейшему Царскому Величеству, которое яко великаго монарха друга и сродника высоко почитаем, оказать мочно было, понеже вашему пресветлейшему Царскому Величеству благодарим за добрую склонность, которую в том ваше пресветлейшее Царское Величество с нами посоветуешь и соединяешься, присылаючи к нам в оной своей грамате мая в 13 день того ж года писано, провольной проезд, для того, чтоб наши послы, которых мы для укрепления совету добраго, к вашему пресветлейшему Царскому Величеству вскоре от себя посылать учнем без помешки и туды и сюды пропускать оные, а до тех мест указали мы по всем морским пристаням наших государств через Еуропу, чтоб все и всякие люди вашего пресветлейшаго Царскаго Величества, подданные к вольному торгу припущены были также и с такою склонностью и поболением, яко иных Государей и друзей и союзных подданным их от нас повольно, в чаем, что против того от вашего Пресветлейшаго Царскаго Величества нашим подданным отказано ие будет, и о том вашего Пресветлейшаго Царскаго Величество послам велели объявить, в том они свидетели, а [21] когда от вашего Царскаго Величества к ним указ пришел, что им возвратиться назад, и мы вашему Пресветлейшему Царскому Величеству возвещаем, что вышереченные ваши послы в нашем Королевском Граде так умных и чинных себе указали, и посольство свое совершили яко надобно слугам такого Великаго Государя и пристойно чаем, что ваше пресветлейшее Царское Величество за их службу пожалуешь; сверх того Пресветлейшее ваше Царское Величество прибежно просим, чтоб помянутым своим послам в том изволил поверить, что они нашим именем объявлять учнут нетокмо о торговых делах, но и о склонности нашего блага, в котором мы зело хотим знать и в деле оказать, что вашему Пресветлейшему Царскому Величеству пригодно и того ж ради.... советывать Пресветлейшим Цесарем Леопольдусом первым с братом нашим против изволения вашего Пресветлейшаго Царскаго Величества, что есмы из вашей граматы выразумели и передь все учнем чинить, что к большой хвале Господу Богу и к прибыли всего Христианства и во всему мирному покою в наших государствам надобно будет, и желаем, чтоб ваше Пресветлейшее Царское Величество и ваша Царская корона от Превышняго Бога всяким добрым счастьем благословена была. Дано в Королевском нашем Дворе граде Мадрите, мая 27 числа 1668 года, а в визу приписана рука Королевская, Карлуса Матери, а ниже того написано Петр Яган Тенкан Поналголо.

А в приписи на грамате Великаго Государя именование и титлы написаны сполна, как и выше сего.

Грамата, писана на александрийской бумаге, вся чернилы.

Прислана без обертки.

Перевод с грамоты французского письма, какову писал к Великому Государю Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцу францужской Лудвик Король с посланники с [22] Стольником с Петром Потемкиным да с Дьяком Семеном Румянцовым, в нынешнем в 177 году (1668) января в 21 день.

Мы Людвик Божиею милостию Король Францужский и Наварский высочайшему превосходительнейшему, вельможейшему великодушному Князю Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцу (полный титул Государя).

Высочайший, пресветлейший, вельможнейший зело высокоумнеший княже, братолюбезнейший и преславнейший приятель.

Нашим особливым хотением приняли есмы грамату из рук у посланников вашего Величества у Петра Ивановича Наместника Боровскаго и у Дьяка Семена Румянцова прошлаго года июня 4 числа, которою граматою ваше Величество когда нас известил и о своем к нам высоком приятстве нас благодаришь и мысли свои объявляешь воспоминание служеб показанных в прошлых летах вашему Величеству чрез грамату нашу от любезнаго посла Антония Делюмбреса посланную тружение наше объявили к вспоможению успокоения промеж вашего Величества и братом нашим Королем Польским, кою выразумевши Ваше Величество нам объявляете совершение перемирия, которое постановлено есть на тринадцать лет и на шесть месяцев меж Государства и Статы вашего Величества в государстве подданных. и королевства Польскаго, а потом ваше Величество нас истиною чинишь в Божией милости и в целости добраго здоровья в постановление и о нашем постановленьи спрашиваешь через тех Послов, которые нам о тех делах предложили значиться вельми желали между нами, крепко стояти надобно и доброе разсуждение против.... христианскому имени.... и на то Вашему Величеству объявляем, что нам любительно было приятельское их объявление и не меньше в нас есть тружание самым добрым совершением к договорам постановити и вам в нынешнем времени добродетельство наше праведно объявляем, притом, как не тяготам, а и нашей чрез иное противенство также [23] обещаем равно Вашему Величеству ведомо, что желаное наше вам о нас учиненное для покоя с короною польскою в совершение не дошло не менее того нас совершение и утверждение.... на тринадцать лет и шесть месяц постановление есть ли.... и пожиточно и приятно вашему Царскому Величеству, чтоб на продолжение лет мирение положити, а чтоб на то есть, чтоб вечной покой учинен был меж обоими нашими Христианскими государствами, и душевно объявляем вспоможение наше и обещаем, что зело крепко сердечною мыслию и в правде братственной дружатися будем, то и устроити Вашему Величеству в том нынешнем новом деле всякое доброе и угодное, которое праведно сами можете желать и достойно разсуждати, а как послы ваши нам предложили Вашего Величества именем в намерении вашем быть, чтоб могли наши подданные идти к Архангельскому городу.... устья куплю делати.... своими кораблями.... и всякие торговые промыслы.... в продаже и чтоб их там.... верной вольности постановить.... но и в сохранение в своих торговых промыслах учинили их, но и приняти их и отпустить добровольно, а больше которые иноземцы с великою радостью сие объявление приняли, о которых замыслах также Вашему Величеству благодарим сердечно и равно обещаем подданным Вашего Величества, которыя в устья в государства наши с кораблями своими приедут для торговых своих промыслов и их примут и отпустят со всякою вольностию, чтоб их приезд и отъезд был вольный а что.... себе чего добраго желаем.... с стороны вашего Величества.... обещано, а когда нам.... в наши руки подал о привозе.... Вашего Величества опасную грамату для спасенья в дороге послам, которые б быть могли, которых мы думали послать до Двора вашего, также о том сердечно челобитье Вашему Величеству доносим и обещаем с радостию то принять, и чрез опасную грамату имянованных наших послов послати, как увидим наилучше и способ быти нашим подданным разных установленных, которые будут еще пространнее.... справедливый способ договоров.... и тех, которые водятся.... торговых промыслах.... воспомянутых в.... объявлением великим.... [24] в котором то имеем... к внутренней братской дружбы... Бога просим.... и пресветлейший, велеможнешей зело вы сокоумнейший Князь и братолюбительнейший и превысшний приятель, чтоб вам в добром здоровьи сохранить изволил.

Писано у святаго Ерманавлое 19 числа сентября 1668 г.

.....Написано брат ваш добрый.... приятель Людвикус...

.... Грамате Великаго Государя именованье и титла написано сполна.

Грамата писана французским письмом на пергамине.

Прислана без обертки.

Продолжение будет.

Текст воспроизведен по изданию: Тайный наказ, данный при Царе Алексеи Михайловиче первому Русскому Посольству в Испанию, и запаски Русских Посланников, веденные ими в 1667 и 1668 годах в Испании и во Франции // Сын отечества, № 9. 1850

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.