Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

61. ИНСТРУКЦИЯ КОРОЛЯ КАРЛА III ПОЛНОМОЧНОМУ ПОСЛАННИКУ ИСПАНИИ В РОССИИ ПЕДРО ДЕ ЛУХАНУ, МАРКИЗУ ДЕ АЛЬМОДОВАРУ 1

Мадрид, [27 февраля] 9 марта 1761 г.

Доподлинно известно, что в течение многих лет Испания не вела переписки с русским двором и не поддерживала с ним сношений. Хотя причиной тому могло быть отсутствие взаимных дел, главное препятствие, без сомнения, состояло в том, что для короля, моего достославного родителя, и короля, моего любезного брата, представлялось затруднительным именовать императрицу этих обширных владений ее императорским величеством.

После того как по воле Всевышнего мое чело было увенчано испанской короной, я отписал царице из Неаполя, великодушно величая ее императорским величеством, ибо полагал, что, если я признаю ее императорским величеством, так же как и другие европейские монархи, особенно христианнейший король, мой кузен, это не заденет моей чести и достоинства. Соотнеся реальные выгоды, которые со временем принесли бы моим владениям и подданным отношения с этой империей, с отсутствием таковых (а они будут отсутствовать, если по-прежнему придерживаться условий чисто формальных), я не нашел оснований для сомнений в выборе.

Мой учтивый поступок принес желаемый результат: царица, убедившись, что главное препятствие в установлении наших отношений мною было устранено, тотчас же предложила обменяться дипломатическими представителями в целях развития и укрепления нашей дружбы, и, отвечая взаимностью, не уступающей моему любезному поступку, она заявила, что предоставляет нам решать, в каком ранге должны быть эти представители. Я отвечал, что, дабы избежать затруднений в вопросах этикета, было бы наиболее целесообразным назначить их в ранге полномочных посланников. Согласившись с моим мнением, российская императрица предложила назначить посланника сначала с нашей стороны, а после она назначит своего, ибо желает согласовывать все свои действия с моими.

Я тотчас назначил графа де Риклу, несмотря на то что мой новый благосклонный поступок мог быть истолкован в том смысле, что Испания, назначив своего посланника до того, как это сделает Россия, предстает как просительница или как должник последней. [164]

Поскольку подобное нелепое предположение не имеет под собой никаких оснований и раз уж я великодушно презрел тонкости этикета, я был бы непоследователен, если бы остановился перед таким пустяком. Однако имейте в виду: ни то, что я величаю ее императрицей, ни другие знаки внимания, оказываемые мною русскому двору, ничуть не означают, что я признаю хоть какое-то превосходство России перед Испанией. Даже то превосходство, которое имел Римский император, сводилось лишь к тому, чтобы быть первым среди равных.

Франция признала императорский титул царицы, при условии что это не повлияет на равноправие данных двух держав, а я, естественно, поступил точно так же, ибо Испания и Франция во всем действуют одинаково 2. Без тени сомнения Вы можете говорить об этом повсюду, но через несколько дней по прибытии в С.-Петербург, когда Вы устроитесь и будете достойно приняты, в чем мы не сомневаемся, Вам надлежит высказать мысль, что было бы полезно впредь не прерывать добрых отношений между нашими державами и подписать договор по типу того, что был заключен с Францией.

Узнав о моем выборе, который пал на графа де Риклу и с которым я ознакомил императрицу, перечислив все достоинства графа, императрица в свою очередь назначила князя Репнина, сообщив, что достоинств у него не меньше, и добавив, что он готов будет отправиться в самом скором времени. Ввиду внезапной болезни граф де Рикла не смог предпринять столь длительное и трудное путешествие, и я был вынужден освободить его от выполнения столь важного поручения.

Пожелав подыскать другого человека, который по своему происхождению, уму, усердию и рвению не уступал бы графу, и обнаружив в Вас, маркиз де Альмодовар, эти и другие соответствующие качества, я склонился к мысли назначить Вас своим полномочным посланником при дворе российской императрицы для выполнения нижеизложенных задач, не сомневаясь, что на этом посту Вы с честью исполните возложенные на Вас обязанности.

Для осуществления Вашей миссии с должным умением и с присущим Вам достоинством Вы, как только прибудете в С.-Петербург, должны посоветоваться с наиболее осведомленными, на Ваш взгляд, людьми, и прежде всего с посланниками того же, что и Вы, ранга, ибо на них Вам следует равняться в Вашей деятельности. В первую очередь Вам надлежит встретиться с французским послом или посланником при русском дворе и ознакомиться с его опытом (а подобный опыт у Вас уже имеется по Вашему пребыванию в Париже 3), а также с теми сведениями, которые изложены в копии письма герцога де Лириа, которая Вам будет вручена и в которой рассказывается о его прибытии к русскому двору. Вы будете руководствоваться этими сведениями, направляясь на первую встречу с государственным министром или министрами, и вручите верительные грамоты. Я надеюсь на Ваш талант и верю, [165] что, когда Вас пригласят, Вы в наиболее изысканных выражениях заверите самодержицу, что я ценю ее дружбу и что она может и должна всегда доверять мне к своему удовлетворению и на благо своих подданных.

Что касается Ваших обязанностей, то хотелось бы, во-первых, предупредить о том, чтобы Вы всегда действовали с осмотрительностью и благородством, пример которых Вы и Ваша семья являют для всех нас, дабы Вас хвалили прежде, чем осуждали Ваши действия под самыми ничтожными предлогами. При этом надлежит иметь в виду, что, хотя такая осмотрительность и сообразуется всегда с Вашими посольскими обязанностями, необходимо в особой степени проявлять ее тогда, когда имеешь дело с дворами, где наша священная вера не исповедуется, ибо там пристрастно относятся к поступкам и словам католиков. Поэтому старайтесь быть добрым семьянином и жить в священном страхе перед Богом, ибо это главное условие для преуспевания в делах. Хотя удаленность Московии от наших владений разделяет взаимные интересы обеих монархий, могущество этой державы и влияние, оказываемое ею на все европейские дела и события, с каждым днем делают дружбу с ней все более желательной. Я обращаю на это Ваше внимание, дабы Вы помнили, сколько стараний Вам следует приложить, чтобы заслужить всеобщее уважение и убедить двор в моем искреннем желании развивать эту дружбу (в чем и состоит главная цель Вашей миссии), ибо в будущем она может иметь для меня большое значение.

Вы должны позаботиться о том, чтобы у Вас имелись сведения о внутренних и внешних связях русского двора и правительства, об армии и могуществе этой империи, о плодородии ее земель и о торговле, ибо истинно: ничего нельзя добиться, особенно в отношениях с Россией, если заблаговременно не быть осведомленным в этих вопросах.

Пристально наблюдайте за связями и отношениями русского двора с другими странами и подробно сообщайте мне, чтобы мы могли противостоять любым действиям, которые, по Вашему мнению, замышляются или предпринимаются во вред мне и интересам моих подданных. С той же целью Вам надлежит следить за поведением проживающих в С.-Петербурге посланников других государей, однако особое внимание прошу Вас обратить на английского посланника, ибо сейчас я недоволен английским двором из-за того, что на мою дружбу он не отвечает искренностью и не проявляет добрую волю в ряде еще не решенных вопросов. Мне крайне важно сегодня заблаговременно иметь сведения о всех его помыслах и действиях 4.

Поскольку благодаря милости Божьей я живу в мире со всеми европейскими монархами, рекомендую Вам жить в самом добром согласии с посланниками, которых Вы встретите при русском Дворе, относясь к ним с доверительностью, которая располагает людей, но не предполагает слишком коротких и близких [166] отношений. Я только хотел бы Вас предуведомить, что ввиду самых тесных отношений родства и интересов, связывающих меня с христианнейшим королем, моим кузеном 5, поддерживайте с его посланником более теплые отношения, чем с другими. Это принесет пользу и Вам, ибо будет с кем доверительно посоветоваться, и мне, ибо в Вашем лице я буду иметь посредника, который станет извещать меня о делах, ведущихся при русском дворе.

Вы легко сможете понять, что наибольшие выгоды для моих подданных от моих дружеских отношений с царицей можно извлечь из торговли и судоходства. Их необходимо развивать, имея в виду следующее. Во-первых, испанцам будет выгодно и безопасно вести прямую торговлю с Московией и не покупать из вторых рук привозимые из русских владений товары; во-вторых, необходимо лишить этих выгод англичан и голландцев, которые более всего на этом наживаются и к тому же обращают свои прибыли нам во вред, укрепляя свою армию и волей или неволей превращаясь в наиболее опасных врагов даже во времена самого прочного мира.

Эта причина заставляет нас всегда внимательно следить за успехами этих двух держав и препятствовать им повсюду, действуя скрытно и ловко, ибо нельзя доводить дело до противостояния им силой и оружием. При этом Вам надлежит беспрестанно следить за планами, которые они разрабатывают совместно с русской монархией, и по возможности срывать те из них, которые обращены во вред нам. Я уже указывал, что их необходимо расстраивать любыми средствами, не противоречащими здравому смыслу и сообразными с обстоятельствами.

Если зайдет речь о торговом договоре между владениями нашими и царицы, то, устроившись в С.-Петербурге, тщательно изучите, какие товары и изделия, производимые в этой стране, могут быть полезны для нас, и сравните их с товарами и изделиями, которые производятся в наших владениях и могли бы иметь хороший сбыт в Московии. Эти, а также другие наблюдения, которые у Вас появятся, сообщайте мне, ибо они имеют для меня большое значение.

Наряду с этим поручаю Вам, чтобы, действуя осмотрительно и не выдавая своих намерений, Вы постарались разузнать, к чему привели открытия русских, пытающихся наладить морское сообщение с Калифорнией, ибо я не только уверен, что в этих попытках они преуспели больше, чем другие страны, но и считаю подозрительным упорное молчание, хранимое русским и лондонским дворами по этому вопросу, который в будущем может иметь для них большое значение. Для нас необходимы надежные сведения о помыслах этих дворов, дабы воспрепятствовать их успехам по этой части 6.

Оберегайте, не поддаваясь никакой слабости, честь, иммунитеты и прерогативы, связанные с характером Вашей деятельности, и не допускайте, чтобы кто-либо превзошел Вас, и руководствуйтесь правилом, что мое королевство и, следовательно, его [167] представители никому не уступают. Однако избегайте столкновений, если только они непосредственно не затрагивают Вашу честь. Ваше поведение не должно вызывать вопросов или давать пищу для сплетен. Вам надлежит не только не дозволять или потворствовать излишествам Ваших слуг, но и ограничивать их нужды средствами, которые дает Вам Ваша служба, а лучшим поощрением для них будет прежде всего Ваш добрый пример.

Должен уведомить Вас, что иностранные посланники при моем дворе не имеют льгот, и поэтому я не рассчитываю на то, что другие государи предоставят их моим. Однако если Вы узнаете доподлинно, что какому-либо посланнику предоставляют льготы в С.-Петербурге, а в его государстве не предоставляют таких же льгот русскому посланнику, Вам надлежит ходатайствовать об их предоставлении и Вам, исходя из того что Вы не должны быть приняты хуже других. Об этом представьте мне в частном порядке подробнейшее сообщение.

Вам надлежит вести переписку только с моим первым государственным секретарем и иметь в виду, что в каждом письме следует касаться только одной темы; исключение можно делать для тех новостей, которые, даже будучи различными по своему характеру, не запутают смысл Вашего донесения. При изложении дел, требующих секретности, пользуйтесь шифром, который будет Вам вручен вместе с настоящей инструкцией. Вместе с тем настоятельно прошу Вас соблюдать все меры предосторожности, изложенные в ней.

Вам надлежит также передать письма моим посланникам при других европейских дворах, чтобы установить с ними переписку и обмениваться новостями, представляющими для меня интерес. В переписке с некоторыми из них при необходимости также пользуйтесь шифром.

Помимо прочего прошу, чтобы к подполковнику Игнасио Пояносу, который будет назначен секретарем миссии, Вы относились (в чем я не сомневаюсь) с уважением, приличествующим его должности и достоинствам, и, как положено, предоставили ему кров и стол. Это поможет ему быть хорошо принятому и пользоваться уважением, если по воле случая или из-за Вашей болезни он будет вынужден выполнять вместо Вас какие-либо посольские обязанности.

Чтобы Вы могли исполнять свою миссию посланника с должными благопристойностью и великолепием, назначаю Вам 6 тыс. дублонов ежегодного жалованья и дополнительно 2 тыс. для особых накладных расходов. Эту дополнительную сумму Вы будете испрашивать каждый год, чтобы она не воспринималась как должное. За счет ее Вы будете погашать расходы по отправке писем, расходы канцелярии и все те, которые не связаны с траурными церемониями, отправкой курьеров и иными случайными или непредвиденными ситуациями.

Относительно траурных церемоний уведомляю Вас, чтобы Вы [168] при их посещении при дворе, куда Вы направляетесь, придерживались установленных обычаев. Однако если дело будет касаться моего двора, то Вам надлежит следовать правилам, закрепленным в Прагматической санкции, и церемониям, соблюдаемым при нашем дворе, поскольку я хотел бы, чтобы мои посланники не производили лишних расходов, по крайней мере, в тех случаях, когда эти расходы не подлежат возмещению. На дорогу и устройство там назначаю Вам обычную сумму и, не сомневаясь в том, что Вы сделаете все возможное, чтобы жить с должным достоинством, надеюсь на Ваши честность и бескорыстие, ибо такие качества также способствовали выбору, павшему на Вас. Мы же сохраним самое лестное мнение о Вас и о Вашей службе.

К изложенному выше мне добавить нечего, однако Вы должны понимать, что в настоящей инструкции я излагаю лишь в общих чертах соображения, которыми Вам надлежит руководствоваться, и надеюсь, что Ваши усердие и благоразумие помогут Вам вести уверенно и сообразно с обстоятельствами дела, которые по причине нехватки времени Вы не сможете довести до моего сведения и я не смогу в свою очередь уведомить Вас о моем решении. Прежде всего Вам следует подробно докладывать мне обо всем, что происходит при русском дворе, ибо это может иметь для нас большое значение.

AGS. Estado, leg, 6.618. Отпуск, исп. яз. Опубл.: CODOIN. — Vol. 108. — Р. 9—15.


Комментарии

1 Педро де Лухан Гонгора-и-Сильва, маркиз де Альмодовар, — мажордом недели Карла III.

2 С восшествием на престол Карла III в Испании возобладала профранцузская ориентация, логическим завершением которой стал «семейный пакт» (см. ком. 11 к док. 59), подписанный 15 августа 1761 г. французским министром иностранных дел герцогом Шуазелем и испанским послом в Париже маркизом де Гримальди (1720— 1786), который с 1763 года был государственным секретарем Испании, в 1776 году — вышел в отставку и был направлен послом Испании в Рим.

3 По дороге в Россию Альмодовар остановился в Париже, где находился с 30 января по 24 марта. Там ему были вручены инструкция, верительные грамоты и шифры.

4 Имеется в виду Семилетняя война.

5 Карл III приходился троюродным братом Людовику XV.

6 См. ком. 5 к док. 88.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.