Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

165. ПРЕДЛОЖЕНИЯ ЕКАТЕРИНЫ II ОТНОСИТЕЛЬНО СОЗДАНИЯ КОАЛИЦИИ ПРОТИВ ФРАНЦИИ И ОТВЕТЫ НА НИХ ФЛОРИДАБЛАНКИ 1

[1]12 февраля 1792 г 2

I. Договаривающиеся державы создадут для поддержания доброго дела денежный фонд, в который каждая внесет вклад сообразно интересам, определяемым узами родства и соседством, а также политическим связям, которые они имеют. Созданный таким образом фонд будет предназначаться главным образом для оказания поддержки принцам и их сторонникам, а также для покрытия военных расходов, которые могут у них возникнуть.

Ответ

Король предоставит принцам, кузенам е. в-ва, для оказания им поддержки соответствующую сумму, которую он определит впоследствии сообразно обстоятельствам, учитывая, что намерения предоставить им вооружение отпали в результате разобщенности эмигрантов, распоряжений курфюрста Трира, а также распоряжений императора и короля Пруссии с целью не допустить какого-либо объединения сторонников принцев.

II. Император, имеющий весьма значительное войско в Нидерландах, ограничится дислокацией его таким образом, чтобы можно было сдержать французов на этой части границы, а также усилит свое войско в Брисгау, что будет сделано также и королем Пруссии в его рейнских владениях в соответствии с предложениями, представленными на этот счет принцами-эмигрантами.

Ответ

Король полностью согласен с этим положением.

III. Испания и Сардиния развернут на своих соответствующих границах войска, численность которых будет определяться их возможностями и предварительно будет согласована с е. в-вом императором и е. в-вом королем Пруссии. Все эти меры должны быть приняты к будущей весне, с тем чтобы не упустить первой благоприятной возможности для развертывания войск.

Ответ

Е. в-во также согласен с этим положением.

IV. Войска объединенных держав не обязательно должны начинать военные действия; их задача — обеспечить прикрытие операций эмигрантов и тех, кто выступит на их стороне, со всех флангов так, чтобы в случае необходимости они могли отойти и получить соответствующую помощь как провиантом, так и военным снаряжением. [406]

Ответ

В отношении четвертого положения доподлинно известно, что христианнейший король искренне не хотел бы какого-либо военного вторжения. Вместе с тем сдержать эмигрантов, равно как и войска сопредельных держав, окажется весьма трудно, учитывая, что французские повстанцы заявили о своих намерениях совершить в ближайшее время нападение, которое, как представляется, лучше было бы предупредить, чем ожидать. Соответственно, в данной статье было бы целесообразно ограничиться тем, что предлагается в ответе на шестое положение, где речь идет о конгрессе.

V. Поскольку по многим соображениям (в частности, относительно того, чтобы не быть вынужденными оказывать поддержку эмигрантам в течение длительного времени и воспользоваться тем воинственным духом, который они проявляют сейчас) действия войск не должны прерываться на продолжительное время. Было бы целесообразно начать их сразу же после того, как король Швеции будет готов выдвинуться на удобный для него фланг, что вполне может быть осуществлено к началу будущей весны.

Ответ

Сказанное в предыдущем ответе следует повторить и в отношении этого положения.

VI. Поскольку король и королева Франции, по-видимому, хотят созыва конгресса под предлогом рассмотрения вопросов, связан ных с Авиньоном и с германскими принцами, имеющими владения во Франции, а также поскольку посол Франции, насколько нам известно, представил венскому двору официальное предложение, такое решение является заслуживающим внимания, ибо оно может благоприятствовать продвижению войск, учитывая, что любые переговоры требуют наличия определенного военного аппарата, необходимого для их поддержки. Нужно лишь, чтобы ассамблея конгресса состоялась в один из месяцев нынешней зимы или к началу весны, с тем чтобы военные операции, если в них возникнет необходимость, могли быть предприняты уже в начале этого последнего срока.

Ответ

Созыв конгресса, чего всегда хотел император, не сопряжен с какими-либо трудностями, даже если не принимать в расчет, связано ли это с желанием короля или королевы Франции и делал или нет посол в Вене официальное предложение на этот счет. Король даст г-ну де Онису, уже назначенному для оказания помощи в созыве конгресса, необходимые инструкции и полномочия.

Конгресс должен начать свою работу 1 мая или раньше, если полномочные представители смогут собраться быстрее; обсуждения должны быть завершены к концу июня. Требуется обязательно установить и не подлежащие продлению сроки, ибо любая задержка может повлечь за собой весьма серьезные последствия. [407]

Трудности могут быть связаны с тем, какой целью, мотивами или подходом должен будет руководствоваться конгресс; с различными вопросами, которые нужно будет рассмотреть и решить в его рамках; как будет сочетаться его проведение с подготовкой и осуществлением военных операций, а также с тем, как будет достигнуто понимание с Францией, для того чтобы решения и меры участвующих держав возымели свое действие. Отработать эти моменты и решить связанные с ними проблемы будет труднее, чем это кажется на первый взгляд. Однако король сообщит о своем мнении по этому поводу, и в. в-во представит свои предложения венскому и берлинскому дворам, а также дворам в Турине и Неаполе с целью удостовериться в их согласии и в желании двух первых использовать свое посредничество в отношениях с принцами, верховными правителями или державами, с которыми они поддерживают отношения или на которых они имеют определенное влияние.

Цель, которая должна быть определена и поставлена перед конгрессом, состоит в том, чтобы пригласить державы и верховных правителей, имеющих жалобы в отношении поведения и решений нынешнего правительства Франции в связи с присвоением имущества и прав, невыполнением договоров, нарушением границ и нападками с реальными или словесными угрозами на законные власти, изложить их на конгрессе, с тем чтобы выработать комплекс мер с целью получения репарации и сатисфакции и недопущения подобного зла в будущем. Прежде всего необходимо провести мысль о том, что мирные пути предпочтительнее насильственных; в намерения держав никоим образом не входит разжигание войны, коль скоро беспорядки и нарушения возможно устранить другими средствами.

При таком определении целей конгресса становится ясно, какие вопросы будут рассматриваться им в первую очередь, учитывая, что принцы могут потребовать восстановления прав, предоставляемых им существующими договорами. Папа предъявит жалобу в связи с узурпацией Авиньона, Испания — в связи с грабежом и отчуждением титулов, имущества и ренты, которым были подвергнуты многие епископы и монастыри, а также в связи с нарушением многих важных статей договоров; король Сардинии и император, а также другие державы и республики — в связи с подстрекательством и маневрами, направленными на то, чтобы посеять смуту среди их собственных подданных. Полномочные представители должны быть снабжены всеми необходимыми полномочиями и инструкциями.

Однако наиболее важный вопрос, которым будет необходимо заняться, — это изучение, согласование и определение средств, которые позволили бы обеспечить установление во Франции такого правительства, с которым можно было бы иметь дело и которое смогло бы выполнять заключенные договоры, а также обязательства, договоренности, заверения и обещания, которые оно дает или [408] должно будет дать иностранным державам, так, чтобы они не подвергались нападкам и посягательствам, постоянно предпринимаемым в отношении общественных законов Европы в результате неповиновения и произвола, которые царят в настоящее время во Франции, где нет власти, способной прекратить и исправить эту практику.

Такая постановка вопроса даст справедливое основание для того, чтобы добиваться установления во Франции законной власти, достаточно сильной и способной обеспечить послушание. В противном случае следует исключить это королевство и его население из торгового обмена и общих сношений государств, объявить прекращение действия всех договоров с ним, установить, что каждая держава по своему усмотрению продлит, ограничит или же прекратит любые свои сношения с французами, как они того добивались своими декретами.

Здесь надлежит отметить последние декреты Национального собрания, прежде всего декрет от 14 января, объявляющий негодяем и предателем каждого француза или представителя исполнительной власти, принимающего непосредственное или косвенное участие в деятельности любого конгресса, цель которого — добиться изменения конституции, или выступающего посредником между французами и теми, кто называет их смутьянами, или же участвующего в урегулировании с германскими принцами, имеющими владения в Эльзасе.

Этот декрет, доведенный до сведения иностранных держав, санкционированный и осуществляемый христианнейшим королем и содержащий в себе заявление о том, что любой государь, стремящийся посягнуть на конституцию, будет рассматриваться как враг, — требует к себе пристального внимания со стороны верховных правителей и заставляет задуматься над тем, не стоит ли действительно рассмотреть и решить вопрос о том, чтобы вывести из любого торгового обмена и политических сношений с остальной Европой государство, которое не признает принципов других государств и руководствуется лишь собственными соображениями даже в том, что касается прав и интересов других государств.

Поэтому было бы справедливым пригласить к участию в конгрессе все государства, в частности участников Вестфальского и Утрехтского мирных договоров или же их гарантов, для того чтобы поставить вопрос о пресечении попыток подорвать сложившуюся в Европе систему и предоставить каждому государству свободу принятия любых мер по своему усмотрению, несмотря на имеющиеся договоры.

Необходимо решить вопрос о соотнесении с созывом конгресса военных операций. Король, как было сказано выше, согласен с тем, чтобы все сопредельные государства подготовились и выдвинули к границам внушительные силы, способные отразить любое вторжение и обеспечить выполнение постановлений конгресса. Также надлежит, чтобы король Пруссии как союзник [409] императора выдвинул свои войска в указанный район и чтобы все были готовы к оказанию помощи и к действиям в случае необходимости.

Однако создание принцами и эмигрантами войска, способного предпринять эффективный поход на Францию, представляется трудным, если не невозможным. Их рассредоточение, одобренное и обещанное императором и курфюрстами Трира и Майнца, изменило обстоятельства. Обращения христианнейшего короля с просьбой воздержаться от такого вторжения, полученные королем через надежные каналы, являются дополнительным препятствием для объединения и выступления принцев, а также решения вопроса военным путем с помощью объединенных войск и королевской армии Швеции.

Поэтому представляется, что согласовать военные операции и взаимные гарантии государств на случай, если они подвергнутся нападению, необходимо на самом конгрессе; между тем, в зависимости от поведения Франции, следует принять меры к распространению воззваний и идей, направленных на то, чтобы убедить народ этого государства, в том числе и его войска, что никто не пытается идти на него войной и что речь идет лишь о защите его подлинной свободы, безопасности его граждан и имущества, их прочных связей, торговли и прав в отношениях с другими государствами.

В этих целях можно договориться о том, чтобы рекомендовать вернуться домой всем эмигрантам, которым нет нужды скрываться и бояться (хотя у них и могут быть на то основания) неизбежных опасностей, сопряженных с их возвращением, поскольку там они, возможно, принесут большую пользу общему делу, поддерживая и распространяя идеи и принципы, выдвинутые объединенными державами, никоим образом не выказывая того, что их задача и цель — отмена конституции. Нацию, переполненную энтузиазмом, можно привлечь на свою сторону лишь обходным путем; если не проявить осмотрительности, применение оружия без какого-либо на то повода приведет лишь к сплочению народа и сопротивлению.

Наконец, необходимо выработать форму взаимопонимания с христианнейшим королем. По этому вопросу король Испании считает, что привлечением христианнейшего короля к работе конгресса на приемлемых условиях, изложенных в настоящем ответе, ему будет дано понять, что, коль скоро объединенные державы вправе обсудить вопросы о репарациях и компенсации нанесенного ущерба, он как верховный правитель должен направить соответствующих лиц, для того чтобы представлять его от имени Франции. Этот последний шаг должен быть сделан не раньше созыва конгресса и согласования некоторых предварительных моментов, связанных со взаимными гарантиями.

AHN. Estado, leg. 6.121 — 2. Копия, франц. яз. Ответы Флоридабланки на исп. яз.


Комментарии

1 25 декабря 1791 г. в Испанию был направлен рескрипт Екатерины II, представлявший собой варианты плана интервенции во Францию европейских держав (АВПР, ф. Сношения России с Испанией, оп. 58, д. 217, л. 18—20). В тексте рескрипта императрица упоминает о том, что в приложении содержится план интервенции, состоящий из шести пунктов. Однако среди материалов АВПР никакого приложения к рескрипту обнаружено не было. В начале февраля рескрипт был вручен Зиновьевым испанскому двору (АВПР, ф. Сношения России с Испанией, оп. 58, д. 477, л. 13—14). Очевидно, приведенный здесь документ и представляет собой шесть пунктов плана Екатерины II и ответы на него Флоридабланки.

2 В оригинале проставлен 1793 год. Видимо, это ошибка переписчика, поскольку письмо Флоридабланки Зиновьеву и официальный ответ испанского двора были ему вручены 20 февраля 1792 г. (АВПР, ф. Сношения России с Испанией, оп. 58, д. 477, л. 19, 20—21). Кроме того, вопрос о созыве международного конгресса для решения судьбы Франции был поставлен осенью 1791 года и активно муссировался в январе— феврале 1792 года. Впоследствии державы уже не возвращались к этому вопросу.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.