Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

112. СРОЧНАЯ ДЕПЕША X. ДЕ ФЛОРИДАБЛАНКИ П. НОРМАНДЕ

Эль-Пардо, [18] 29 января 1780 г.

Милостивый государь.

Направляю Вам срочную депешу, чтобы известить о ряде вопросов и дать некоторые наставления, поскольку обычная почта поступает нерегулярно. Одними из них Вы можете воспользоваться, представив их как позицию нашего двора, чтобы не вызывать удивления по поводу характера послания, с другими наставлениями Вам следует обращаться с большой осторожностью, выдавая их за собственные мысли, сообразно с теми указаниями, которые содержатся в настоящем письме.

Уже не в первый раз царица и ее правительство проявляют готовность установить с Испанией торговые отношения. По крайней мере, мы заметили с ее стороны проявления внимания и благосклонности, о которых Вам известно. Она не случайно обложила низкими пошлинами испанские суда, находившиеся там во время нашего разрыва с Англией 1. Весьма важно для нас воспользоваться столь хорошими предпосылками и постараться продвинуть решение этого вопроса, что сулит взаимные выгоды для обеих стран, а именно это и требуется.

Отдаленность наших государств не дает столкнуться здесь политическим интересам; скорее это обстоятельство поможет нам в оказании друг другу серьезных услуг без ущерба для обеих сторон.

Товары из Испании высоко ценятся и нужны в России, а многие товары, которые производятся в отдельных губерниях России, необходимы нам. Из этого следует, что само географическое расположение наших государств побуждает нас к заключению соглашения, по которому они приобретут из первых рук то, что им необходимо, независимо от других держав, тем самым лишая их возможности наживаться за наш счет.

С этой целью следовало бы составить списки продуктов и товаров, которые нам необходимо получить для наших арсеналов, флота и фабрик из этого государства, с указанием размера пошлин на вывоз, а также скидок и льгот, которые нам могут быть предоставлены. Равноправные отношения могли бы получить новое развитие благодаря поставкам наших товаров из Испании и Америки при разумных [273] расчетах фрахта и прочих расходов. Король проявляет желание учредить в России генеральное консульство и имеет некоторые другие проекты. Все это послужит Вам в помощь, чтобы поразмыслить и изложить свои соображения относительно того, как, не имея официального договора о торговле, оба двора могли бы содействовать интересам обеих стран и их подданных.

Хотя сегодня обе империи, московская и турецкая, живут в мире, хорошо известно, что они не расположены сохранять его длительное время. Османам был навязан Кайнарджийский договор, а позднее — конвенция 2. Но, принимая во внимание их надменный, непостоянный характер, а также перевороты, которые постоянно происходят при дворе Константинополя, мы должны сделать разумный вывод, что им во многом нельзя доверять. Исходя из этого, даже без учета далекоидущих намерений нынешней правительницы России, нельзя отрицать, что для этой державы весьма важно сейчас и в будущем укреплять дружбу с Испанией, чей военный флот господствует в Средиземном море и без согласия которой царица не смогла бы провести этим путем свои эскадры к берегам и владениям Турции в случае новой войны.

Эти и многие другие вытекающие отсюда соображения помогут Вам, учитывая Ваши познания и практический опыт, накопленный во время Вашего посольства, продвигать идею взаимовыгодной торговли. Однако Вы должны исходить из того, что Англия и прочие державы, которые, в ущерб испанцам и русским, сегодня пожинают плоды торговли с Россией, будут стремиться воспрепятствовать этому. Поэтому для нас важно действовать скрытно.

Заканчиваю изложение данного вопроса и перехожу к другому, не менее важному и, возможно, более срочному.

Уже давно Англия прославилась своими высокомерием и стремлением господствовать на всех морях, что подтверждается последними событиями, заставившими короля выступить против нее. Однако, памятуя о том, что произошло во время предыдущей кампании, когда Испания и Франция объединили свои морские силы 3, английский кабинет намерен ввести в заблуждение просвещенные правительства различных монархов, убеждая их в том, что названные две державы стремятся погубить Англию, вследствие чего остальные страны придут в полный упадок. Таким путем он пытается привлечь их на свою сторону и заставить воспротивиться помыслам дома Бурбонов.

Поскольку английское правительство не убеждено в вескости своих аргументов, оно стремится действовать при дворах северных стран с помощью интриг, подарков и всяческих ухищрений, свойственных его коварной политике. Вам известно, что именно этим обусловлен необычный демарш посланника Англии при дворе, где Вы находитесь, предпринятый для того, чтобы преувеличить предполагаемые намерения испанской и французской корон. Одновременно, нисколько не утратив своей надменности и высокомерия, он пытается необоснованно утверждать (по словам графа Панина, [274] которые Вы приписали хвастовству Харриса 4), что на сегодняшний день силы Англии равны силам ее противников, включая теперь и американцев, на порабощение которых, как представляется, у англичан не осталось никакой надежды.

Следовательно, необходимо искать средства противодействия этим силам и пролить свет как на истинные намерения дома Бурбонов, так и на цели, маскируемые Англией. Хотя она и утверждает, что замыслы испанской и французской корон направлены на завоевание мирового господства, на самом деле она сама, по понятным причинам, к этому стремится. Нашей целью является обеспечение свободы мореплавания на почетных и достойных условиях для всех стран путем установления прочного и длительного мира.

По правде сказать, непонятно, как эти надуманные и по сути противоречивые объяснения, которыми английское правительство стремится соблазнить некоторые державы, могут находить отклик в столь опытных и осмотрительных кабинетах. Поскольку они еще не осознали истинный смысл заявлений и замыслов английского двора, необходимо открыть их глаза на то, что, пытаясь заручиться поддержкой этих держав, Англия препятствует торговле их подданных, прибегая к произволу и деспотизму, наносит оскорбления их флагам. Хорошим примером служит последнее событие (о котором Вы подробно узнаете по крайней мере из газет), когда английская эскадра открыто атаковала голландскую эскадру под командованием графа Биланда и захватила часть каравана судов, который последняя сопровождала 5. Столь враждебная акция еще более возмутительна оттого, что одновременно Англия обращалась к Голландии с просьбой о поддержке ее действий против дома Бурбонов.

В этой связи Вы должны постараться рассеять все возможные впечатления такого рода, которые могут создаться в результате интриг английского двора, недвусмысленно доказывая царице и ее правительству, что Испания стремится лишь сдерживать влияние и высокомерие английского двора в должных границах.

Некоторые дворы уже предложили свои посреднические услуги для установления мира между домом Бурбонов и Англией. Одни из них преследуют цель извлечь из этого выгоду, а другие всецело привязаны к англичанам или находятся под их влиянием. Мы ответили общими выражениями признательности, заявив прежде всего, что до соглашения пока еще дело не дошло.

Вы знаете, что венский двор мог бы быть одним из самых действенных посредников, главным образом при распутывании родственных уз и других общеизвестных отношений. Король, наш повелитель, чрезвычайно благодарный царствующей императрице за дружественные услуги, в ответ заверил ее в самых решительных выражениях в своем неизменном миролюбии, хотя Англия до сих пор не сочла уместным проявить какую-либо умеренность, а, напротив, по-прежнему настроена воплотить в жизнь свои замыслы по установлению мирового господства.

Императрица всероссийская, чей характер и благородные идеи [275] хорошо известны в Европе, ничуть не меньше настроена на исполнение славной роли посредника. И на самом деле это было бы наиболее приемлемым для нас, ибо, не имея здесь никаких интересов, она должна действовать с большей беспристрастностью, чем другие державы, даже по сравнению с венским двором, если учесть те связи и цели, которые может иметь австрийское правительство. Полагаю также, что царице неприятно было бы признать Англию абсолютной владычицей всех морей.

Исходя из этого, Вам следовало бы, принимая во внимание послание парижского двора г-ну де Корберону 6 (выдержку из этого письма я Вам препровождаю), не брать никаких обязательств, не связывать нас с происходящим, не прибегать к роли ходатая, однако в то же время дать понять (представив это как свои собственные размышления, основанные на распоряжениях Вашего двора, и с должной сдержанностью) графу Панину и с его согласия князю Потемкину, что если король и согласится на услуги той или иной державы, для того чтобы уладить разногласия с Англией, то, возможно, наименее подозрительными и наиболее приятными из всех были бы услуги российской правительницы, особенно если бы они сопровождались искренними заверениями ее в-ва в дружественном расположении и были бы подкреплены словом чести славной императрицы всероссийской.

Поскольку до сих пор правительство ничего не заявило Вам по этому вопросу, не следует торопиться давать разъяснения, если они не будут выглядеть совершенно естественными и если не будут производить впечатление, что король якобы ищет мира, ибо на деле он его не ищет и заключит мир только на достойных условиях. Этим даю Вам понять, что до сих пор Вы действовали правильно, прибегая к формулировкам, которые, развенчивая идею (о которой Вы узнали), существующую при этом дворе, что наибольшие сложности для начала переговоров о мире будут исходить с нашей стороны, не давали бы повода для предложений, способных затруднить их. В беседах с графом Паниным у Вас будет возможность прозондировать вопросы, которые я Вам поручаю, пользуясь той откровенностью, которую Панин уже продемонстрировал, и выказывая ему такие знаки доверия, которые свидетельствовали бы о Вашем благоразумном поведении при этом дворе, и уважения в соответствии с влиянием, каким пользуется этот человек у правительницы и ее сановников. Все это весьма обрадовало короля, и е. в-во ожидает, что Вы будете все больше завоевывать доверие главных сановников этого двора, чье влияние может иметь для нас важное значение. С этой целью и в связи с тем, что е. в-во желает предоставить в Ваше распоряжение достаточную сумму денег (как он предложил в своем письме от 14 декабря прошлого года) на те случаи, когда они действительно могут потребоваться, он повелел, чтобы казначею в Амстердаме передали соответствующее указание выдать Вам 4000 руб.

Вы не должны забывать причины, которые привели нас к [276] нынешней войне с Великобританией, и то, как велики были сдержанность и терпение короля, какие неординарные усилия он предпринял, чтобы примирить эту державу с Францией, пока, наконец, английский двор не раскрыл свои истинные намерения, направленные на то, чтобы усыпить бдительность Испании и одновременно уладить свои дела с Францией и колониями, дабы затем неожиданно напасть на испанские владения, как это уже случалось с кораблями, осуществлявшими навигацию под защитой международного права. Делаю Вам это предупреждение исключительно в силу его важности, предвидя, что Вы уже размышляли над этими вопросами. Не следует полагать, что король предложит Англии заключить мир. Нужно помнить, что любая держава, которая возьмет на себя миротворческую миссию, должна относиться к предложениям английского кабинета с величайшей осторожностью и недоверчивостью, ибо всем хорошо известно, что он выражается двусмысленно, стремится выиграть время и в последний момент, если это ему выгодно, отказывается от ранее оговоренных условий.

В начале этого письма я высказал Вам мысль, что следовало бы по-разному представить изложенные вопросы. Во избежание каких-либо недоразумений по вопросам торговли и уведомления царицы и ее правительства относительно амбициозных устремлений Англии и искренних намерений дома Бурбонов следует излагать это прямо как предупреждение или меры нашего двора. Однако относительно вопроса о перемирии Вы должны говорить от своего собственного имени, о чем я сказал выше.

В силу тесного союза, существующего между испанской и французской коронами, правительство Версаля поставлено в известность об отправке Вам данной срочной депеши с изложением ее сути. Однако, поскольку Испания и Франция очень ревностно относятся к вопросам торговли, хотя между ними и существуют тесные узы дружбы, мы не сочли возможным информировать правительство Версаля об уведомлениях, изложенных в начале письма, касающихся установления более прочных связей с Россией в области торговли. Это должно послужить Вам руководством в ведении дел и в беседах с поверенным в делах е. христианнейшего в-ва. Вы, не скрывая от него получение почты и инструкций соответственно по второму и третьему пунктам, не касайтесь только первого пункта. Это, однако, не означает, что следует проявлять такую же откровенность с посланником венского двора. Однако, поскольку он может проявить беспокойство по поводу результатов этих переговоров, я оставляю на Ваше усмотрение возможность успокоить его, сообщив то, что не принесет нам вреда, например о бывших иезуитах. К этому вопросу король проявляет живой интерес и желает, чтобы выполнялось папское послание об их изгнании и из этих владений, даже из школ или учебных заведений, и оставались бы лишь пресвитеры или белое духовенство. К этому вопросу проявил интерес король Польши через посредство своего посланника в Риме маркиза Античи. Данный посланник дискредитировал себя и менее всего [277] годится для обсуждения таких проблем. В этих вопросах е. в-во не желает вступать в контакт с кем-либо еще помимо папы или российского двора, когда ему представляется целесообразным заниматься этим делом через приятное и любезное общение между королем и царицей.

После написания данного послания послу Франции было сообщено с неподдельной искренностью, что Вам предлагается урегулировать некоторые вопросы торговли с петербургским двором, ибо нам необходимы весьма обширные запасы боеприпасов и снаряжения для кораблей в нынешней войне, и чтобы пополнить их, нам следует быть весьма экономными. Пусть эта записка послужит для Вашего сведения.

Граф де Флоридабланка

AHN. Estado, leg. 6.116. Подлинник, исп. яз.


Комментарии

1 В 1778 году в Париже был подписан союзный и торговый договор с американцами, а вскоре после этого Франция (1778 г.) и Испания (1779 г.) вступили в войну против Англии. Испания осадила Гибралтар.

2 Айналы-Кавакская конвенция, подписанная 10 марта 1778 г., подтвердила Кючук-Кайнарджийский договор (21 июля 1774 г.).

3 Имеется в виду Семилетняя война (1756—1763 гг.)

4 Джеймс Харрис — английский посол в С.-Петербурге.

5 Испано-французская коалиция вскоре была расширена благодаря вступлению Голландии в войну против Англии. Военные действия осуществлялись в основном на морях.

6 Шевалье Корберон исполнял тогда обязанности временного поверенного в делах Франции в России.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.