Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Из истории учреждений придворного ведомства: Вторая половина XVIII в.

История учреждений придворного управления XVIII — начала XX вв. исследована явно недостаточно. По сути, основой современного изучения учреждений придворного управления продолжают оставаться (наряду с документальными фондами РГАДА и РГИА) дореволюционные юбилейные ведомственные издания, посвященные Департаменту уделов (Столетие уделов 1797—1879. СПб., 1897; История уделов за столетие их существования. 1797–1897. СПб., 1902, Т. 1–3), Капитулу российских императорских и царских орденов (Из истории Капитула орденов. Столетие 1797—1897. СПб., 1897), Кабинету его императорского величества (200-летие Кабинета его императорского величества 1704—1904. СПб., 1911. — Далее: Кабинет е. и. в.), учреждениям по управлению придворной охотой (Царская охота на Руси. Исторический очерк Николая Кутепова. СПб., 1896–1911. Т. 1—4. — Издание Н. И. Кутепова не было приурочено к определенному юбилею). Что же касается истории придворных канцелярий и контор, а также дворцовых правлений XVIII — начала XX вв., то до сегодняшнего дня эти сюжеты не получили достойного освещения в специальном научном исследовании. Подобное положение объясняется рядом причин: в дореволюционное время — конфиденциальностью и малодоступностью информации об учреждениях придворного ведомства, сложностью систематизации исторического материала; в советское время — длительной закрытостью темы, ее неактуальностью. Лишь с середины 90-х гг. прошлого столетия произошел определенный всплеск интереса к истории придворных учреждений XVIII — начала XIX вв. Пока, правда, только на уровне статей (Государственность России. Словарь-справочник. М, 1996–2001. Кн. 1–4; Справочные статьи М. В. Бабич, А. Н. Ерошкиной и др.; Бабич М. В. Кабинет императорского величества в XVIII веке: традиция и перспективы изучения // Вестн. Челябинск. ун-та. Серия 7. 1998. № 1. С. 35–45; Несмеянова И. И. Управление императорским двором в XIX веке // Там же. С. 59–65; Новицкая Т. Е. Императорский двор, придворные управления и ведомства, чины и служители // 3аконодательство Екатерины II. М., 2000. Т. 1. С. 84–92).

Публикуемый архивный источник “Об управлении придворного ведомства в царствования: Екатерины II, Павла I, Александра I, Николая I” позволяет, в определенной степени, восполнить существующий пробел. Документ хранится в Отделе рукописей Российской национальной библиотеки (ОР РНБ), в фонде знаменитого дореволюционного историка Н. К. Шильдера (Шильдер Николай Карлович (1842–1902) — военный инженер, генерал-лейтенант, историк, историограф, член-корреспондент АН, директор Императорской публичной библиотеки в 1899–1902 гг.). Исследование представляет собой писарский список, сделанный, очевидно, по заказу Н. К. Шильдера, в [193] период его работы над историческими исследованиями, посвященными Павлу I, Александру I и Николаю I (Император Павел Первый. Историко-библиографический очерк. СПб., 1901; Император Александр Первый, его жизнь и царствование. СПб., 1897—1898. В 4-х т. 2-е издание. — СПб., 1904—1905; Император Николай Первый, его жизнь и царствование. СПб., 1903. В 2-х т.). К сожалению, список не содержит данных об авторе этого исследования и источнике, с которого он сделан (Это обстоятельство не характерно для Н. К. Шильдера, который очень пунктуально относился к работе с источниками. Можно предположить, что источник, находившийся в его распоряжении не был подписан).

Хронологически исследование охватывает период, ориентировочно, с 1762 по 1861 гг. Последняя дата является, очевидно, и датой его написания. Отсылки в тексте источника к различным периодам истории развития придворных учреждений (первый, примерно, со времени Ивана III до Петра I; второй — с Петра I до учреждения Министерства императорского двора и уделов; третий — после учреждения Министерства императорского двора и уделов) позволяют предположить, что данный архивный источник является копией лишь части другого, значительно более обширного исследования. Причем, временные рамки этой копии были обусловлены специфическими научными интересами Н. К. Шильдера, относящимися ко 2-й половине XVIII — 1-й половине XIX вв.

Выявление подлинной и, вероятно, более полной рукописи данного исследования, как и определение его авторства, является делом будущего. Но и в сокращенном виде публикуемый источник имеет определенную научную ценность, поскольку охватывает период, недостаточно исследованный в исторической литературе. В первую очередь это касается временного отрезка 1802—1826 гг., поскольку ни манифест от 8 сентября 1802 г. “Об учреждении министерств” (ПСЗ–1. Т. 27. № 20406. С. 243–248), ни “Общее учреждение министерств” от 25 июня 1811 г. (Там же. Т. 31. № 24686. С. 686–719) не затронули учреждений придворного управления, они продолжали действовать, сохранив свое коллежское организационное устройство и порядок делопроизводства в практически неизменном виде. И только учреждение Министерства императорского двора и уделов (ПСЗ–2. Т. 1. № 541. С. 896–897) положило начало централизации придворного управления.

Не меньшее значение имеют выводы и обобщения, сделанные автором этого источника:

— отсутствие у Придворной канцелярии в 1796—1801 гг. функции организационного центра придворного управления (ОР РНБ. Ф. 859. Оп. Т. 16. К. 19. № 5. Л. 22об.);

— продолжение деятельности Егермейстерской конторы после 1796 г. (Там же. Л. 23.);

— отсутствие единства действий и даже “некоторый антагонизм”, существовавший между учреждениями придворного управления до 1826 г. ( Там же. Л. 14 об; 20; 30 об. –31об.);

— исторически давно назревшая необходимость объединения всех учреждений придворного управления в одном — Министерстве императорского двора и уделов (Там же. Л. 22–23об.);

— известная автономность деятельности Кабинета е. и. в. и Департамента уделов в составе Министерства императорского двора и уделов (Там же. Л. 24). [194]

Таким образом, это историческое исследование, вместе с упомянутыми выше юбилейными ведомственными изданиями, позволяет в целостном виде взглянуть на систему учреждений придворного управления 2-й половины XVIII — 1-й половины XIX вв.

Документ публикуется по правилам современной орфографии. Слова, подчеркнутые в тексте, выделены курсивом.

Публикацию подготовил М. А. ПРИХОДЬКО.


Об управлении придворного ведомства в царствования: Екатерины II, Павла I, Александра I, Николая I

Царствование императрицы Екатерины II
Царствование императрицы Екатерины II было весьма обильно различными изменениями в придворном ведомстве; поэтому следует вкратце указать, в каком виде застала она придворные учреждения.

Во-первых, существовала Дворцовая канцелярия с Конторою в Москве, заведывавшая доходами с дворцовых волостей и заготовлявшая, на доходы с оных, разные запасы для императорского двора.

Во-вторых, Придворная контора, в ведении которой был императорский двор и все придворные чины и служители, коим она и производила жалованье из сумм на сей предмет из Штатс-конторы.

В-третьих, мы находим Обер-егермейстерскую канцелярию, ведавшую императорскую псовую и птичью охоту.

В-четвертых, Конюшенная канцелярия с особым повытьем 1 для придворной конюшни, состоявшая под управлением обер-шталмейстера или шталмейстера, заведовавшая как придворной конюшней и ее служителями и принадлежащими к ней заведениями, так и конюшенными волостями и государственными конюшенными заводами.

Наконец, в-четвертых, Канцелярия строений с подчиненным ей гоф-интендантом, заведывающим царскими дворцами и садами, их строением и ремонтом.

В первые годы царствования императрицы Екатерины II до 1773 года не было особо важных повелений по ведомству Дворцовой канцелярии. Мы перечислим вкратце распоряжения этого времени. Печальное состояние Сената, отягченного множеством поступающих в оные дел, до того, что превосходит силы человеческие “все оныя дела решить в надлежащее время”, вызвало меру разделения Сената на Департаменты 2.

Таких департаментов учреждено было шесть, из них четыре в Петербурге, а два в Москве. Между этими 6-ю департаментами распределены были внутренние дела государства, не исключая и придворного ведомства. При этом распределении дела Главной дворцовой, Егермейстерской и Конюшенной канцелярий; дела по Канцелярии от строений, по Мастерской Оружейной конторе отнесены были к ведению 3-го Департамента Сената (Манифест 15 декабря 1763 г. 3). [195]

Коснемся теперь изменений, в пределах ведомства Дворцовой канцелярии до 1773 г. В пограничные губернии России, со степями закаспийскими, часто выбегали из плена киргиз-кайсацкого пленные рабы — персияне или азиатцы других народностей. Об обращении этих азиатцев в христианство прилагались особые попечения и об устройстве ново-крещенных весьма много заботились. В 1753 г. приказано было таких новокрещенных селить в волостях дворцовых, по их выбору и Дворцовой канцелярии предписано снабжать их всем необходимым и приучать их к хозяйству и землепашеству. Расходы на содержание и снабжение новокрещенцев пищей и одеждой выписывались в казенный расход безвозвратно 4. Несколько позже таких новокрещенцев велено посылать лишь в те дворцовые волости, которые находятся в губерниях: Казанской, Оренбургской и Астраханской 5. В 1763 году таких выходцев по спискам числилось 43 и 45 человек. Правление ее 6 присоединено к Главной дворцовой канцелярии, для того вся дворцовых наших общин экономия должна быть общей; как сказано в указе Сенату 7, по всем делам, касавшимся бывшей Вотчиной канцелярии, повелено обращаться в Главную дворцовую канцелярию. С другой стороны, из ведомства Главной дворцовой канцелярии изъяты были питейные сборы, именно сборы с отдачи кабаков на откуп в дворцовых волостях и вотчинных ее величества сёлах. Эти сборы переданы были в ведомство Камер-коллегии. Затем возбужден был вопрос о производстве в чины и увольнении в отставку служащих в придворном ведомстве. Один из служивших в Дворцовой канцелярии обратился в Герольдмейстерскую контору Сената с прошением о совершенном увольнении его от службы с награждением чином. Обсудив это ходатайство, Сенат определил, что не может вмешиваться в дела о производстве и увольнении придворных чинов, а посему предписал Дворцовой канцелярии, чтобы она увольняла сама служащих обер-офицерского чина, о высших же должностях представляла бы ее величеству от себя докладами; а в Геролдьмейстерскую контору об отставленных от службы служащих сообщала бы лишь для сведения. В 1773 году обнародован был штат 8 Главной дворцовой канцелярии с ее конторами дворцовыми в Москве и управительскими в разных губерниях. По штату этому председательствовал в оной обер-гофмаршал в чине генерал-аншефа, товарищ коего был гофмейстер в чине генерал-поручика, затем в ней числилось 8 советников, 2 экзекутора и 4 секретаря. 1-й при вотчинных делах, 2-й при отчетных, 3-й при приходе и расходе и 4-й при отпуске припасов и при подрядах.

В заведовании канцелярии состояло также заготовление припасов ко двору, для чего по штату полагались разные мастеровые по сытному двору, так и по хлебному, усмотрению восковых свеч, “у приходу и расходу дров и угольев”. Затем при дворцах Красносельском и Екатерининском состояли управители. При подмосковных селах — Коломенском, Измайловском и Покровском состояли также управители. В губерниях учреждены были управительские конторы; их было 7: в Тамбове, в Белгороде, Смоленске, Нижнем Новгороде, в Казани — для губерний Казанской и Астраханской, в Архангельске и Новгороде. Сенатским [196] указом от 5 марта 1774 года 9 определены были обязанности Главной дворцовой канцелярии и ее контор по отношению к управлению дворцовыми волостями.

Во-первых, Дворцовой канцелярии строжайше воспрещено принимать к своему ведению дела тяжебные дворцовых крестьян с людьми других ведомств, а также дела по преступлениям дворцовых крестьян как-то: дела о воровстве, разбоях, корчемстве и убийствах. В случае жалоб посторонних на дворцовых крестьян, канцелярия должна была лишь принять меры к миролюбивому соглашению сторон, а если бы такого не состоялось, — отсылать жалобщиков к надлежащему суду. В случае исков от крестьян дворцовых на лиц посторонних ведомств, крестьяне должны были первоначально обращаться в свою контору с изложением основания своих исков и если иск признавался основательным, то крестьянам давался стряпчий для ведения дела в подлежащем суде. Стряпчие же оберегали интересы дворцовых крестьян при производстве в судебных местах по искам посторонних людей с дворцовых крестьян; обязанности управительских контор в губерниях были также подробно изложены. Конторы эти были учреждены на подобие контор Коллегии экономии, они должны были стараться о размножении хлебопашества и о своевременном сборе оброков и доставлении оных в канцелярию. Они вели точную отчетность приходам и расходам и должны были удерживать дворцовых крестьян от междоусобных ссор и нахального с соседями житья, а также чтобы крестьяне разбирались между собой через выборных посредников в присутствии голов или старост, на подобие третейского суда. Далее на обязанности управительских контор лежало наблюдение за размежеванием земель дворцовых сел и деревень и определение количества принадлежащей им земли, для чего при них должны были состоять особые землемеры.

Под ведением управительских контор крестьяне обязаны были выбирать себе в головы лучших из миру людей под именем старост и выборных, которые не отягощали бы мир излишними поборами (здесь намек на злоупотребления бывших управителей), а собирали бы без лишнего обременения крестьян государственные доходы и оклады дворцовые и отвозили их в свои конторы. В случае же недоимок конторы должны были посылать в неисправные волости, состоящих при них экзекуторов. По отношению к расходам перемен не воспоследовало, за исключением возложенной на Дворцовую канцелярию обязанности отпускать на содержание обер-гофмейстерской команды по 68 197 руб. 55 коп. в год по полугодно, взамен сумм, которые отпускались на эту команду из Штатс-конторы и из Кабинета ее величества.

Обязанность наблюдения за надлежащим обмежеванием земель дворцовых волостей была подтверждена указом 23 августа 1776 года 10, коим предписано Дворцовой и Конюшенной канцеляриям посылать для присутствования при обмежевании земель дворцовых и конюшенных сел и деревень особых депутатов.

Учреждение в 1775 году в губерниях Казенных палат 11 отняло от Дворцовой канцелярии заведование дворцовыми властями и сборами с них. [197]

В управление помянутых палат, учрежденных для домостроительных дел и заведывания казенными доходами, поступило собирание всех окладных и неокладных сборов по всему государству и, следовательно, с дворцовых волостей, заведывание коими поручено было состоявшим при Казенных палатах директорам домоводства.

В 1781 году из ведомства Дворцовой канцелярии были изъяты дворцовые винокуренные заводы и переданы директору экономии; но суммы, вырученные за поставку оными вина, должны были поступать по прежнему в доходы Дворцовой канцелярии. Таким образом, все существенные предметы ведения Дворцовой канцелярии были поручены Казенным палатам; в ее заведовании осталось лишь заготовление припасов для двора на дворцовые сборы, присылаемые из Казенных палат, словом, расходование сумм на содержание высочайшего двора.

Придворная контора заведывала также расходованием сумм на содержание двора, вся разница между обоими учреждениями заключалась лишь в предметах, на которые расходовались поступавшие в оба эти учреждения суммы. В сущности же Дворцовой канцелярии оставались дела, единообразные с Дворцовою конторою. Поэтому именным указом Сенату 2 ноября 1786 г. 12 поведено было упразднить Дворцовую канцелярию, соединив течение бывших в ней дел с Придворной конторой. Засим дворцовые доходы поступали в Придворную контору, к которой должны были обращаться все места и лица по делам, касающимся бывшей Дворцовой канцелярии. Вместе с Дворцовой канцелярией, упразднена была и Контора ее в Москве. Все дела по заготовлению съестных и других припасов и по денежным выдачам были возложены на Придворную контору, которой дан по сему поводу новый штат 13. “Подав Придворной конторе столь значительное пособие и отворотя по возможности все затруднения, кои в течении дел ее могли причинять ей изменения заботы отягощения” 14. Императрица указала конторе подробную инструкцию о порядке действий “Уповаем мы, заключает императрица инструкцию, что Придворная наша контора преложит всевозможные попечения к сбережению казны, при наблюдении пристойного благолепия” 15. Несмотря, однако, на точную и подробную инструкцию, данную Придворной конторе 2 ноября 1786 года, вскоре оказались в конторе “приметные беспорядки и несовершенное исполнение высочайших указов”. Поэтому признано было нужным дать еще некоторые разъяснения относительно порядка, присутствия и решения дел в конторе, причем указано в этом отношении следовать правилам, содержащимся в Генеральном регламенте для присутственных мест и частью в Учреждении о губерниях. Вообще же поведено “при наблюдении пристойного двору нашему благолепия, Придворный конторе, имея в подчиненности своей всех разными должностями обязанных и ливрейных служителей, прекращать непорядки и прилежно стараться о делах ей порученных”.

Надежды императрицы, что Придворная контора хозяйственным попечением и прилежным наблюдением за подчиненными будет всегда иметь остаточную сумму, далеко не оправдались. В 1795 году, из поданной императрице ведомости, оказалось, что за Придворной конторой за [198] десятилетие со времени первой инструкции накопился долг более чем на два миллиона рублей. Поэтому именным указом Придворной конторе было предписано, чтобы она, исправно получая определенную ей сумму, производила точно и верно платеж частным лицам за поставки и покупки, и отнюдь долгов делать не отваживаться; в чрезвычайных же случаях, требующих больших издержек, докладывала бы сколько и на что именно ей нужны деньги. Затем, чтобы еще более ограничить произвол конторы, поведено составить примерный штат всякого рода чинов и служителей по ведомству придворному с назначением окладов и расписанием по комнатам, также учинить расписание о всех домах по двору, как во время пребывания императрицы в С. -Петербурге, так и при отсутствии двора за городом, с означением кому на сколько особ и во сколько блюд оные полагаются, с тем, что по утверждении штата и расписания, контора не могла уже выходить из размеров оными определенных. Что касается до накопившегося долга, то повелено было к 1-му января 1796 года представить обстоятельную ведомость о долгах конторы генерал-прокурору Самойлову 16, которому дан особый указ о платежах сего долга. Затем для облегчения Придворной конторы Камер-цельмейстерская должность 17 отделена была от конторы в ведомство Кабинета, а также не производилось расхода из Придворной конторы на содержание Петергофской гранильной мельницы, состоящей в ведомстве Кабинета.

При императоре Петре III, как мы видим, уже придворное конюшенное ведомство было в заведывании Конюшенной канцелярии, в которой было учреждено для придворной конюшни особое повытье.

Одним из первых распоряжений по этому ведомству императрицы Екатерины II было, как это замечено уже выше, подчинение дел Конюшенной канцелярии вместе с делами других придворных учреждений ведению 3-го Департамента Сената.

Императрица Екатерина II недолго оставила порядок, введенный Петром III по конюшенному ведомству; уже с 1765 года 18 повелено было “для лучшего и порядочного с успехом дел исправления, конюшенным правлениям быть на прежнем основании каждому месту особо, как до 1762 года оные были” 19. Таким образом, в Петербурге осталась Придворная конюшенная контора, а Дворцовая конюшенная канцелярия должна была состоять в Москве, как то было положено по штату 1733 года 20. Оба эти учреждения должны были состоять под усмотрением и орденами одного главного командира. В следующем 1766 году был издан новый штат Придворной конюшенной конторы 21, по коему в оной заседал обер-шталмейстер ранга генерал-аншефа и шталмейстер ранга генерал-поручика, при одном секретаре и потребном числе канцелярских чиновников. При денежной казне состояли: казначей, комиссар и бухгалтер, у счета и рассмотрения книг — комиссар капитанского чина, при казенной богатой ливрее — комиссар в чине поручика, и при фураже — фуражмейстер в чине капитана и его помощник в чине поручика, при шатрах — шатерничий в чине поручика. Затем в штате [199] значится обер-берейтор премьер-майорского чина, берейтор — капитанского чина; 2 унтер-берейтора чина подпоручика; 6 рейт-пажей и 6 берейторских учеников. Кроме того, по штату полагалось 2 унтер-шталмейстера (премьер-майорского чина); 2 экипажмейстера в ранге секунд-майора; 2 ясельничих, именовавшихся прежде футермаршалами, в чине капитана; шорных надзирателей 2-их и т. д. На содержание Придворной конюшенной конторы положено было по штату 100 т. руб. серебр. с отдачей в заведование Казенных палат. Поэтому в марте 1786 года последовало распоряжение об отдаче и этих крестьян в управление Казенных палат. Сама же Конюшенная канцелярия с 1 января 1786 года была закрыта 22, а управление подведомыми ей казенными конскими заводами передано Придворной конюшенной конторе, которая снабжена была на сей предмет нужным числом чинов и особой инструкцией 23. Состав ее был увеличен двумя чиновниками или советниками, при одном секретаре и потребном числе канцелярских чиновников. Председательствовал в конторе по-прежнему обер-шталмейстер, за вице-президента был шталмейстер. Придворной конюшенной конторе предоставлено было уменьшать в одном заводе число лошадей, переводя их в другой, наблюдая чтобы только не выходить из числа лошадей, назначенного по штату, вообще же цель ее забот по заведыванию конскими заводами обозначена в инструкции так: “Стараться содержание конских заводов ее ведомства, так поставить, дабы они не только придворную нашу конюшню снабжали достаточно потребным числом лошадей, но еще продажей излишних, с одной стороны выручала бы издержки казенные, на завод употребленные, а с другой — дюже продажей способствовала размножению в государстве доброй породы лошадей” 24.

8 мая 1795 года был издан новый штат придворной конюшни 25, взамен штата 1766 года. Штат же заводской, изданный в 1786 году 26, повелено было оставить без перемены 27. Вместе со штатом дан был Придворной конюшенной конторе указ 28: 1) укомплектовать положенное по штату число нижних чинов из детей конюшенных служителей здешних заводских, годных к службе. Если же тех и других не будет достаточно, то донести императрице; 2) комплектом лошадей снабдиться из казенных заводов; 3) определенные по штату мастерства завести немедленно при помощи на первый случай мастеровых из армии или из тульских заводов, при этом предписано стремиться к тому, чтобы свои мастеровые не только исправляли разные починки, но и делали новые экипажи; 4) императрице представлять ежегодные краткие ведомости о приходе и расходе суммы, а в Кабинет представлять подробный отчет. На содержание конюшен велено отпускать ежегодно 302545 руб. и 25000 руб. на провиант конюшенных служителей. Как видно, Конюшенная контора вела дела свои аккуратнее и законнее, чем Придворная. Указ заканчивается словами: “Впрочем, мы, будучи довольны настоящим правлением Придворной конюшенной конторы, надеемся, что она добрыми своими распоряжениями, отвращением излишних расходов и неусыпным наблюдением всего ей порученного потщится еще более заслужить наше благоволение” 29. Издание нового штата было вызвано [200] увеличением императорской фамилии. По штату прибавлено несколько канцелярских служителей в Придворную конюшенную контору. Взамен бывших комиссаров учреждена должность пристава обер-офицерского чина, для проверки счетов и ежегодного свидетельствования вещей, и при нем канцелярия из нескольких канцелярских служителей. Учреждена должность квартермистра у счета и рассматривания книг в ранге поручика. Затем увеличено вдвое число унтер-шталмейстеров, ясельничих и т. д. Некоторым чинам увеличено жалованье.

Затем, согласно начертанному нами плану, следует перейти к рассмотрению распоряжений по егермейстерскому ведомству. Выше сказано, что дела Егермейстерской канцелярии были переданы при распределении всех дел государственных в заведывание 3-го Департамента Сената. В 1767 году сумма, отпускавшаяся на придворную птичью охоту по докладу 30 обер-гофмейстера Нарышкина 31 была увеличена; с увеличением окладов служителям птичьей охоты жалованье им кроме начальника охоты, капитана Ивана Рыкунова, производилось из Дворцовой канцелярии по представлениям Обер-гофмейстерской канцелярии. При охоте, кроме высших чинов капитана, статейничего и статейщика (все эти лица были из одной семьи Рыкуновых) состояло 37 человек егерей, трех статей, комиссар кюбучешник и колоколешник с двумя учениками и 5 человек конюхами для хождения за казенными при птичьей охоте лошадьми. В 1773 году внесен был на усмотрение императрицы доклад Обер-егермейстерской канцелярии о новом штате егермейстерского корпуса. Штат этот был значительно увеличен против существовавшего при императрице Елизавете Петровне. По штату полагалось для заведывания придворной охотой Придворная егермейстерская канцелярия с Конторою ее в Москве. Присутствие канцелярии состояло под председательством обер-егермейстера ранга генерал-аншефа, из егермейстера в чине генерал-поручика и унтер-егермейстера в ранге бригадира, при одном секретаре и потребном числе канцелярских чиновников. Затем при канцелярии состоял казначей. В Москве, в Конторе Обер-егермейстерской канцелярии состоял секретарь и 3 канцелярских чиновника. При денежной казне — комиссар поручичьего чина и подканцелярист. Всего же по штату 26-го июня 1773 года 32 на Обер-егермейстерскую канцелярию поведено было отпускать из Дворцовой канцелярии 68197 руб. 59 коп. Кроме того, на ремонт принадлежащих егермейстерскому корпусу зданий приказано отпускать ежегодно по 5 т. руб. из той же канцелярии. Того же 26 июня 1773 года утвержден был доклад 33 Канцелярии об учреждении при обер-егермейстерском корпусе 10 егерь-пажей из дворян. Мы уже говорили о школах, существовавших при различных частях придворного ведомства, и о введении в них общего порядка учения, установленного для училищ по всей империи. Такая же школа существовала и при Обер-егермейстерской канцелярии, а, следовательно, распоряжение по сему предмету, касавшиеся остальных школ придворного ведомства, изданное в 1773 году, распространялось и на школу придворного егермейстерского ведомства. При уничтожении в 1786 году 34 Дворцовой канцелярии взамен сумм, [201] отпускавшихся на Обер-егермейстерскую канцелярию и команду по 81286 руб. в год, поведено было отпускать такую же сумму из государственных доходов.

В 1765 году 35 Канцелярия от строения переименована была в Канцелярию от строений ее величества домов и садов и утвержден штат определенной при сей канцелярии военной команде для содержания дворцовых караулов в составе 2 батальонов из двух гренадерских и шести мушкетерских рот и двух мастеровых рот, всего в числе 1451 человека. В 1769 году президенту Ревизион-коллегии Маслову поведено было образовать Канцелярию от строений императорских домов и садов. Из представленного Масловым доклада оказалось, что денежные суммы ее выходят большей частью не на то употребление, на которое ассигнованы, и что некоторые в ведомстве сей канцелярии учреждения, конторы и чины излишни; причину этого государыня видела в том, что как канцелярия, так и подведомственные ей конторы не имеют ни штатов, ни положений. Поэтому именным указом 36, данным действительному тайному советнику Бецкому 37, поведено было Канцелярии от строения домов и садов, Гоф-интендантской конторе зимнего дома и Петергофской конторе, на том основании, как оные ныне состоят, не быть; взамен же их, под главным начальством Бецкого учреждается Контора строения домов и садов ее величества. На содержание Конторы и ее ведомства поведено отпускать из Штатс-конторы прежнюю сумму 133333 руб. и кроме этого на строение зимнего дома 60 т. руб. Контора состояла из трех советников и одного, асессора при трех секретарях. Таким образом, ко времени вступления на престол императора Павла 1-го, мы находим следующие учреждения придворного ведомства: 1) Придворную контору, заведовавшую расходами по высочайшему двору, как на содержание личного состава, так и на заготовление припасов. Придворная контора получала суммы, положенные на них по штатам, частью из государственных доходов, частью из доходов с дворовых крестьян и волостей, находящихся в заведывании казенных палат; 2) Придворную конюшенную контору, заведовавшую придворной конюшней и казенными конскими заводами, и получавшую положенные на нее суммы частью из государственных доходов, частью же из доходов с конюшенных волостей, каковые доходы собираются также Казенными палатами, в заведывание которых поступили эти волости; 3) Обер-егермейстерскую контору с командой, и 4) Контору от строения домов и садов ее величества 38. Обе последние конторы получали суммы, на оные положенные, из государственных доходов.

Царствование императора Павла I
Мы видим, что императрица Екатерина II повелела Придворной конторе составить примерный штат придворных чинов и служителей для издания нового штата двора, долженствовавшего служить руководством Придворной конторе; но предположенное императрицей издание такового штата, она до кончины своей не успела сделать, и штат этот [202] появился лишь в декабре 1796 года 39 при императоре Павле I; штатом этим 40 учреждена была Придворная канцелярия 41.

Придворная канцелярия состояла под начальством обер-гофмейстера, и была учреждена для приема и отпуска в разные места на содержание высочайшего двора денежных сумм. Предметы ее ведомства были следующие: 1) прием денег по расписанию Государственного казначея; 2) отпуск суммы на содержание высочайшего двора в те ведения, которым оные подлежат; 3) приготовление припасов, материалов и проч., что подрядами делаться должно и что по свойству вещей прочим ведениям не подлежит; 4) получение от всех ведений годовых счетов всех расходов, теми ведениями удержанных, для одного только счета, а не для освидетельствования, не для ревизии; 5) хранение сервизов и прочих придворных вещей, которые не находятся в употреблении. Из этого видно, что Придворная канцелярия являлась в некотором роде центральным учреждением придворного ведомства, по крайней мере в том отношении, что она одна принимала все суммы, назначенные на содержание высочайшего двора, распределяя их уже от себя по разным придворным ведениям. Кроме того, центральным управлением она являлась в том отношении, что в оную препровождались годовые счеты всех ведомств, но не для ревизии их и поверки оных, а только для счета, принятия к сведению и для внесения в общий счет расходов по придворному ведомству. Получая суммы на содержание свое от Придворной канцелярии и будучи обязаны представлять ей отчеты о расходах своих, прочие придворные учреждения, тем не менее, оставались совершенно самостоятельными и получали повеления императора непосредственно сами, а не через центральное управление, как бы следовало. Понятно, что порядок, введенный императором Павлом I, составлял шаг вперед против прежнего многоначалия в придворном ведомстве, но шаг еще нерешительный. Это была только попытка к объединению придворного ведомства. Весь придворный штат 1796 года основывался, как это в нем и выражено, на главных чинах, ведению которых подчинены все прочие чины и принадлежности двора. Этот план проведен в нем и по отношению к учреждениям придворного ведомства. Главные чины, заведывавшие принадлежностями двора были следующие: обер-гофмейстер, обер-гофмаршал, обер-шталмейстер и обер-егермейстер; остальные главные чины не заведывали отдельными частями придворного ведомства. Мы видели уже, что Придворная канцелярия находилась в заведывании обер-гофмейстера; в заведывании обер-гофмаршала находилась Придворная контора; обер-шталмейстер ведал по прежнему Конюшенную контору, а обер-егермейстер — свою Егермейстерскую контору. Кроме того, в ведении гофмаршала состояли Гоф-интендантская и Камер-цалмейстерская 42.

Рассмотрим теперь отдельные части придворного ведомства при Павле I, принимая за точку отправления штат 30 декабря 1796 года. Начнем при этом с Придворной канцелярии, в виду того централизующего значения, которое ей было дано и которое ей присваивало если не материальный, то нравственный перевес над прочими придворными [203] учреждениями. Мы только что перечислили предметы ее ведения, и упомянули, что она была под непосредственным начальством обер-гофмейстера, который был ее председателем. За сим в состав канцелярии входили два гофмейстера, 1 казначей и 2 секретаря при потребном числе канцелярских служителей. По штату 1796 года на Придворную канцелярию и ее ведомство положено 332570 руб. серебр.

Придворная контора — под начальством обер-гофмаршала заведывала, кроме приема денег от Придворной канцелярии: 1) отпуском жалованья всем чинам, 2) совершением контрактов с содержателями столов и производила за оные платежи, 3) всеми прочими расходами, как-то починкой дворцов, строений, ливрей и т. д. На конторе лежала также обязанность доставлять в Придворную канцелярию годовой о приходах и расходах своих счет. По поводу 2 пункта обязанностей Придворной конторы следует заметить, что при высочайшем дворе поведено было держать стол лишь для особы государевой и его детей; все же прочие столы отдавались подрядосодержателям. Эти столы были следующие: а) главные — 1) гофмаршальский, за которым обедали дежурные кавалеры; 2) обер-гофмейстерины с фрейлинами; 3) начальника кавалергардских рот; и б) второго класса — 1) в караульной караульным офицерам; 2) дежурным секретарям и адъютантам; 3) дежурному лекарю, священнику, конюшенному офицеру, дежурным пажам и всем прочим при канцелярии дежурным; в) столы третьего класса: 1) камер-юнкерам и камердинерам; 2) стол официантский и 3) стол ливрейный. Столы сдавались в подряде для того, чтобы освободить Придворную контору от излишних хлопот, оставив ей только один денежный счет и надзор за содержателями при исполнении контракта. При таком порядке вся масса мастеровых, существовавших прежде по придворному штату: кучеров, водочных мастеров, пивоваров и медоставов, и т. п. из нового штата была исключена и все предметы их приготовления велено приобретать готовыми или брать от подрядчиков. Состав Придворной конторы был следующий: обер-гофмаршал, 2 гофмаршала и 1 секретарь; кроме того при конторе состояли: гоф-штаб квартермистр, заведывавший зданиями, для помещения придворных служителей предназначенными; несколько канцеляристов и комиссар. Ни штат, ни круг ведомства Придворной конторы в царствование императора Павла I не изменялись. На Придворную контору и ее ведомство полагалось в год 587053 руб. сер.

Придворная конюшенная контора.
По штату 1796 года предметы ведомства ее были: 1) прием от Придворной канцелярии потребных на конюшенную часть сумм; 2) выдача жалованья по штату; 3) содержание экипажей и уборов для экипажей и верховой езды; 4) покупка фуража и прочие расходы; 5) доставление в Придворную канцелярию отчета о приходе и расходе сумм. Порядок комплектования придворных конюшен предположено изменить с тем, чтобы лошади для них поставлялись не исключительно с казенных конских заводов, а покупались, для чего определена по штату особая ремонтная сумма. Присутствие конторы составляли: обер-шталмейстер, [204] шталмейстер и секретарь; при конторе же состоял комиссар для расхода денег.

По штату 1796 года на Конюшенную контору полагалось 147707 руб. 48 коп. С сентября месяца 1797 года эта сумма увеличена 6360 руб. на исправление полицейских обязанностей по содержанию в чистоте улиц перед конюшенными зданиями и т. п. В следующем же 1798 году потребовалось издание нового штата 43 Конюшенной конторы; причем сумма, определенная на содержание придворной конюшни государя и августейших детей, определена была уже в размере 471500 руб. сер. в год, которую и велено отпускать Придворной канцелярии из суммы 3600100 руб., определенной на содержание двора; в состав Конюшенной конторы по новому штату вошли 2 советника 5 класса. Затем состоялось распоряжение о назначении пяти казенных конских заводов на всегдашнее содержание придворной конюшни.

Егермейстерская контора
Она принимала от Придворной канцелярии потребные на содержание свое деньги, производила по своей части расходы и отдавала отчет Придворной канцелярии. В состав ее входил обер-егермейстер, егермейстер, унтер-егермейстер и казначей. По штату определено на егермейстерское ведомство 47358 руб. сер. 18 коп., включая сюда и содержание зверинцев. Излишнее против штата число зверей в зверинцах предписывалось продавать и вырученные деньги хранить до надобности, числя эту сумму экономической. В это царствование решилась судьба сокольих помытчиков: всех их кроме казанских определено обратить в дворовые крестьяне; казанские же помытчики, в числе 121 человека, оставлены на прежнем основании.

Обер-гофмаршал заведывал и Гоф-интендантской. Название конторы было отменено, и Контора строения домов и садов императорских была наименована просто “Гоф-интендантской” 44.

Состав Гоф-интендантской был следующий: гоф-интендант и 2 комиссара. Указом Придворной канцелярии 6 июня 1797 года 45 к обязанностям Гоф-интендантской отнесено наблюдение за чисткой печных труб в дворцах и домах придворного ведомства и сохранение чистоты в дворцах. В следующем году ведению Гоф-интендантской подчинены Тивдийские и Русковские мраморные ломки. Под ведением обер-гофмаршала состояла также Камер-цалмейстерская, состоявшая из 2-х комиссаров и 2-х их помощников. Обязанность Цалмейстерской состояла в сохранении и исправлении дворцовой мебели, причем, починку мебели велено производить через наемных людей 46.

Заключая историю учреждений придворного ведомства в это царствование, нельзя не упомянуть еще о том государственном акте высокой важности, который издан 5 апреля 1797 года под именем “Учреждения об императорской фамилии” 47. Этот акт составляет основной закон, в котором определяются права членов императорского дома. Этим самым учреждением определены и средства для содержания членов императорской фамилии. Назначенные для сего особые имения и денежные [205] капиталы под названием удела поручены заведыванию особого Департамента уделов. Учреждение об императорской фамилии вошло в Свод действующих законов (т. I, ст. 82—203) 48, история Департамента уделов, ныне составляющего часть Министерства императорского двора, не может входить в настоящий очерк, так как учреждение это не имеет характера установления придворного 49.

ОР РНБ. Ф. 859. Оп. Т. 16. К. 19. № 5. Л. 2–15. Копия.

(Окончание следует)

(Окончание в сетевой версии не приводится т. к. выходит за рамки сайта. )


Комментарии

1. Повытье — низшее структурное подразделение центральных государственных учреждений России XVIII — начала XIX вв.

2. ПСЗ–1. Т. 16. № 11989. С. 462–468.

3. Там же. С. 463.

4. Там же. № 11854. С. 289.

5. Там же. № 11886. С. 320-321.

6. Т. е. Вотчинной канцелярии.

7. ПСЗ–1. Т. 17. № 12403. С. 139.

8. Там же. Т. 19. № 14003. С. 788; Т. 44. Ч. II. Отд. IV. К № 14003. С. 134–135.

9. Там же. № 14133. С. 926-929.

10. Там же. Т. 20. № 14497. С. 406-408.

11. В соответствии с “Учреждением для управления губерний Всероссийской империи” от 7 ноября 1775 года. ПСЗ–1. Т. 20. № 14392. С. 229–304.

12. ПСЗ–1. Т. 22. № 16451. С. 702; № 16452. С. 702–706.

13. Там же. № 16452. С. 706; Т. 44. Ч. II. Отд. IV. К № 16452. С. 200–201.

14. Там же. № 16452. С. 704.

15. Там же. С. 706.

16. Самойлов Александр Николаевич (1744—1814) — граф, генерал-прокурор с 1792 по 1796 гг.

17. Т. е. Камер-цалмейстерская контора.

18. ПСЗ–1. Т. 17. № 12354. С. 86.

19. Там же.

20. Там же. Т. 9. № 6350. С. 63; Т. 44. Ч. II. Отд. IV. К № 6350. С. 26–33.

21. Там же. Т. 17. № 12787. С. 1064; Т. 44. Ч. П. Отд. IV. К № 12787. С. 110–111; С. 215–221.

22. Там же. Т. 22. № 16348. С. 549–550.

23. Там же. № 16349. С. 550–552.

24. Там же. С. 551.

25. Там же. Т. 23. № 17330. С. 696–697; Т. 44. Ч. II. Отд. IV. К № 17330. С. 215–221.

26. Там же. Т. 22. № 16349. С. 549-550; Т. 44. Ч. II. Отд. IV. С. 193–196.

27. Там же. Т. 23. № 17330. С. 697. П. 5.

28. Там же. С. 696–697.

29. Там же. С. 697.

30. Там же. Т. 16. № 12231. С. 803; Т. 44. Ч. II. Отд. IV. К № 12231. С. 77–79.

31. Нарышкин Семен Кириллович (1710—1775) — генерал-аншеф, обер-егермейстер.

32. ПСЗ–1. Т. 19. № 14004. С. 788; Т. 44, Ч. II. Отд. IV. К № 14004. С. 136–146.

33. Там же. № 14005. С. 788–790.

34. Там же. Т. 22. № 16451. С. 702; № 16452. С. 702–706.

35. Там же. Т. 17. № 12468. С. 520–521.

36. Там же. Т. 18. № 13367. С. 998–1001.

37. Бецкой Иван Иванович (1704—1795) — президент Академии Художеств в 1763—1794 гг., директор Канцелярии от строений (Конторы строения е. и. в. домов и садов), в 1782—1793 гг.

38. К ним нужно добавить Кабинет е. и. в., Экспедицию кремлевского строения и Мастерскую и оружейную палату.

39. ПСЗ–1. Т. 24. № 17700. С. 259; Т. 44. Ч. II. Отд. IV. С. 272–288.

40. Имеется в виду весь “Придворный штат” 1796 г.

41. При этом Придворная контора продолжала действовать.

42. Указом 20 февраля 1797 г., ее обязанности были распределены между гофмаршалами (ПСЗ-1. Т. 24. № 17820. С. 347; Т. 44. Ч. II. Отд. IV. К № 17820. С. 291).

43. Точное название — “Списки о чинах и всякого рода вещей, потребных для Придворной конюшни” (ПСЗ–1. Т. 25. № 18306. С. 7; Т. 44. Ч. II. Отд. IV. К № 18306. С. 306–312).

44. ПСЗ–1. Т. 24. № 17873. С. 511.

45. Там же. № 17991. С. 621–622.

46. Там же. № 17820. С. 347; Т. 44. Ч. II. Отд. IV. К № 17820. С. 291.

47. Там же. № 17906. С. 525–569.

48. Свод законов Российской империи.

49. Мы не можем согласиться с этим утверждением автора исследования, поскольку Департамент уделов был учреждением придворного управления.

Текст воспроизведен по изданию: Из истории учреждений придворного ведомства: Вторая половина XVIII в. // Исторический архив, № 3. 2002

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.