Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЧАСТНЫЕ ПАНСИОНЫ И ШКОЛЫ МОСКВЫ в 80-х ГОДАХ XVIII в.

Установив по Учреждению об управлении губерний 1775 г., что школы всех видов, за исключением особо выделенных, должны быть в ведении Приказа общественного призрения, Екатерина II считала, очевидно, недостаточным контроль за ними со стороны этого Приказа. В частности, ее интересовало и, может быть, беспокоило состояние тех пансионов и школ, в которых обучались дети богатых родителей (дворян, купцов, крупных чиновников). Чему там обучают, какую идеологическую направленность получают учащиеся в этих школах — вот что хотела знать императрица, Поэтому 7 октября 1785 г. был дан указ главнокомандующему в Москве графу Брюсу «О свидетельстве в Москве пансионов, школ и училищ в образе учения их». [ПСЗ, т. 22, № 16275.]

Освидетельствование поручалось комиссии в составе двух членов Приказа общественного призрения, двух «ученых духовных особ» по выбору московского духовного начальства и двух профессоров Московского университета по усмотрению его начальства. Указ предписывал, что «при осмотре долженствует быть наблюдаемо, чтобы учение в сих школах, пансионах и тому подобных училищах происходило, относительно закона божия, для российских по точности догматов православной веры нашей, а для иноверных по их исповеданиям; чтоб тут всякое суеверие, развращение и соблазн терпимы не были; чтоб для учения присвоены были книги, в других училищах употребляемые, преимущественно же изданные и впредь издаваемые от Комиссии об установлении народных училищ; и чтоб учители не иначе употребляемы были, как по испытаниям в [316] знании и способности и по верным одобрениям в их нравах и образе мыслей». Все училища, не удовлетворяющие этим требованиям, предписывалось упразднить.

В то же время было велено впредь заводить школы и пансионы не иначе, как «по точному дозволению Приказа общественного призрения», в который для разрешения таких вопросов должны были приглашаться по две ученые духовные особы и по два профессора Московского университета. Что выявила и к каким заключениям пришла указанная выше комиссия, об этом свидетельствует печатаемое ниже ее «мнение».

Комиссия обследовала 11 пансионов и школ Москвы, в которых, по ее сведениям, обучались «благородные» дети мужского и женского пола. В семи школах комиссия насчитала 188 детей мужского пола и 48 детей женского пола. О числе учащихся в остальных школах комиссия не дает сведений. Учредителями и содержателями всех школ (кроме одной) были иностранцы. Вот, очевидно, один из источников, через которые в среду «благородных» сословий проникала космополитическая закваска. Фонвизин в «Недоросле», Пушкин в «Капитанской дочке» и «Евгении Онегине» дали яркие образы учителей и воспитателей-иностранцев второй половины XVIII и начала XIX в. Материалы комиссии, созданной по указу 7 октября 1785 г., документально обосновывают то, что в художественной форме дали великие русские писатели. [317]


1785 г. — «Мнение» Комиссии по обследованию московских частных школ.

В силу высочайшего имянного е. и. в. повеления, объявленного нам от его сиятельства главнокомандующего в столичном граде Москве и во всей Московской губернии генерал аншефа сенатора и ковалера графа Якова Александровича Брюса, мы, нижеподписавшиеся, осматривали следующие пансионы и школы минувшего октября с 23 дня, а имянн

Пансион 1 во 2 части

Мнение наше

Содержатель оного есть француз Франц фон Еинсен. Исповедания римского, о исправлении ежегодно христианской должности представил атестат от своея церкви. Пансион заведен по атестату и дозволению Университета, ученики закону не обучаются, а потому многие и десяти заповедей не знают. Кроме содержателя, других учителей не находится. Успехи в арифметике оказались довольные, в французском языке посредственные, в немецком еще все в началах, а что закону не учились, то объявляет содержатель пансиона, что первое не предписано было от начальства, второе родители сего не требовали; благородных детей обучается и содержится 25 человек, а за содержание и обучение получает в год по 150 рублей; впрочем суеверия, развращения и соблазна не примечено.

«Сему и другим содержателям пансионов подтвердить, дабы, исполняя высочайшее е. и. в. богоугодное намерение, изображенное в данном повелении, обучали детей божьему закону, приглашая на сие или священников ученых, или из Московской Академии учителей, имеющих о учении и поведении атестаты».

Пансион 2 в 3 части

Содержатель оного француз Борденау, женат, исповедания римского, о исправлении должности христианской имеет от своея церкви атестат; пансион завел по данному дозволению и атестату от Университета, обучающий закону учитель оказался к тому неспособен, потому и [318] успехи малы, во французском посредственны, в немецком также мало знают, кроме одного ученика, довольно знающего немецкой и французской язык, также истории и географии, равно и в арифметике учащиеся посредственно успели, детей обучается 19 человек мужеска пола, да женска три, которые между собою разделены покоями особенными. Развращения, соблазна и суеверия не примечено. За содержание и воспитание получает по 150 рублей с каждого в год.

«Предписать, дабы учителя в законе переменить».

Пансион 3-й в ... [Пропуск в тексте] части

Содержатель оного француз де Форш римского исповедания, о порядочной жизни представил атестат от церкви. Пансион имеет по атестату, данному от Университета, которой 3-го года згорел. Катихизису в сем пансионе не обучают, а потому некоторые учащиеся символа веры и заповедей божиих не знают. В французском языке, в географии и в истории успехов оказалось весьма мало, в немецком и российском ничего, в арифметике и геометрии также мало. Детей мужеска пола 25, за содержание и обучение получает 150 рублей. Соблазна, развращения и суеверия не примечено.

«Содержателю подтвердить, дабы он не принимал более учить как только первым началам в языках и науках, или бы для того содержать ему искусных учителей»

[319] Пансион 4 в 6 части

Содержатель оного есть прусской нации Крестьян Горн. Женат, пансион содержит по данному атестату от Университета. В французском и немецком языке успехи довольные, особливо у девиц, которые все иноверные. В географии, истории, латинском и российском языке, также в катехизисе своих исповеданий отвечали хорошо, но российские, которых только шесть человек имеется, закону своего не знают. Учитель российского языка оказался к обучению детей неспособен, притом же девицы с мальчиками вместе обучаются. Детей мужеска пола 16, женска семь. За содержание и обучение платят 150 рублей. Суеверия, развращения и соблазна не примечено.

«Учителя российского языка отрешить и предписать, дабы девицы обучались раздельно от мальчиков».

5 пансион в 9 части

Содержатель оного есть француз Дюбоф, исповедания римского. О поведении своем от церкви имеет атестат. Пансион содержит без дозволения и атестату университетского. Дети французскому, немецкому языкам, истории, географии, русской грамматике обучаются, но очень с малыми успехами, в арифметике посредственно, закону не обучают, примечено и воспитание не по всему порядочное, [320] получает за содержание детей по 150 рублей и по 180 рублей.

«Поелику содержатель пансиона атестату и дозволения от университета не имеет, а сверх сего успехов в учащихся мало, в доме нечистота и содержание не соответствует получаемой с детей плате, то сей пансион уничтожить».

6-я школа

В ней обучает штык юнкер Ефим Войтеховской арифметике, геометрии с полевою практикою, тригонометрии, алгебры, артиллерийской науке, фортификации и нивелированию с черчением и иллюминованием планов. Дети очень похвальные успехи имеют в сих науках. За обучение в год с ученика платится по 48 рублей, а в доме не содержит учеников. Сверх примеченного нами о успехах учащихся здесь детей представил он господин штык юнкер атестат от генерал порутчика артиллерии Мертенса, которым засвидетельствовано, что из вышедших от него учеников 48 человек оказались все на экзамене действительно знающими артиллерию и 25 человек офицерами произведены.

«Одобряя труды господина учителя, находим его достойным особенной рекомендации и похвалы».

7 пансион в 5 части

Содержит его господин Лангер, бывшей в Университете профессор и конференции оного секретарь. Исповедания реформат ского и о исправлении должности христианской имеет от церкви своей свидетельство. Он обучает латинскому, французскому, и немецкому языкам, истории, географии, и успехи оказались [321] как в законе божием, которому обучает ученый священник, так и во всех упомянутых науках изрядные. За обучение и содержание получает по 150 рублей, а с тех, которые учиться приходят, по 75 рублей. Учеников 13. Разврату, суеверия и соблазна здесь не примечено.

«Сей пансион во всех его частях изряден».

8 пансион в 10 части

Содержатель оного италианец Бартолиа. Исповедания римского. О поведении своем представил свидетельство от своей церкви, а о дозволении обучать из Университета атестат. Дети из катихизиса ответствовали не худо, в французском языке посредственно, в немецком немногие и то в началах. Равно и российском, в арифметике посредственно. Учеников 30, за содержание получает по 150 рублей в год с каждого, разврата и соблазна не примечено.

«Пансион не худой».

9 пансион в 16 части

Сей пансион содержит вдова мадам Екстерн. Исповедания лютеранского, о честном своем поведении от пастора имеет свидетельства; оная объявила, что содержит пансион з дозволения, данного мужу ея, бывшему ценсору воспитательного дому. Обучаются катихизису, грамматике, российской, французскому и [322] немецкому языку, переводам с одного на другой язык, истории, географии, геометрии, тригонометрии и фортификации. Во всех сих науках успехи изрядные. Обучают по большей части действительные или бывшие учителя университетской гимназии или обучающиеся в университете студенты. Сверх наук порядок во всем учрежден, дети малые и большие отделены и переводятся по мере успехов из одного в другой класс, чистота в доме в спальнях, и приставленные надзиратели и надзирательницы к детям показывает знание ея в содержании детей; детей мужеска пола 60 человек, женска 38. Не могли пропустить, чтобы не вникнуть в содержание их, и нашли, что девицы в особливых покоях обучаются. За обучение и содержание детей получает по 200 рублей и более, а паче с тех, кои петь и на клавикордах играть обучаются. Развращения, суеверия и соблазна не примечено.

«Хотя содержательница дозволения и не имеет, но как в пансионе ея найдено успехи довольные, порядок изрядной, свидетельство, данное ей от почтенных особ, то сей пансион оставить».

10-я школа

При старой лютеранской кирке находящийся, в ней обучает ректор Кронеберх и той церкви кантор, в латинском языке и арифметике довольные успехи, в немецком посредственны, в французском и географии малые, обучающиеся иностранные [323] закон своего исповедания довольно знают, но шесть человек российских оному не наставлены, с обучающих приходящих достаточных детей получают по два рубли, с посредственных по пятидесяти копеек на месяц. В том числе есть и девочки малолетные, а с бедных ничего: которые живут в пансионе, с тех по 100 рублей.

«Сим обеим училищам, подтвердить, чтоб они для обучения грекороссийского исповедания, также и для российского языка имели учителей екзаменованнных или б российских детей не принимали».

11-я школа

При оной лютеранской кирке основанной 1649 года имеется школа, которая состоит в четырех классах, в них обучают по латыне, географии, арифметике, немецкому, французскому языкам, катихизис своего исповедания довольно знают, но из российских 17 человек своего закона не знают, успехи во французском довольные, в латинском, немецком, географии и истории посредственны, которые живут и обучаются, те платят по 120 рублей, с приходящих по 2 рубли на месяц. Обучает сему ректор Лау з двумя помощниками.

«Сверх сего во всех училищах найден недостаток и нужда в книгах, издаваемых по высочайшему повелению для употребления в народных училищах Российской империи, которых книг в Москве ни за какие деньги сыскать не можно, а ежели бы они были, то во всех пансионах один образ учения и лучшие успехи произойти могли».

Московской Академии ректор архимандрит Аполлос,

Трехсвятительския церкви протоиерей Василий Хотунцевский.

Профессор Антон Барсов.

Профессор Иоганн Матфей Шаден.

Заседатель Иван Бантыш Каменский.

Заседатель Семен Бабушкин.

ЦГАДА, ф. Госархив, разр. XVI, 1784 — 1786 гг., д. 576, лл. 167 — 170

Текст воспроизведен по изданию: Частные пансионы и школы Москвы в 80х годах XVIII в. // Исторический архив, Том VI. М-Л. 1951

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.