Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Сказка поверенного

«... А та река берега крутые пещаные вода чистая как для людей, так и скота здорова, запаху противнаго никакова нет. Как около той реки так и по другим лугам травы для скота здоровы. Грунт под водою во оной иловатой. Рыба в ней водится щуки, окуни, плотва, язи, а времяно заходят из р. Волги лещи: За мелкостию оной реки никакова судового ходу не имеетца. Земля принадлежащая к селу и деревням суглинок. На той земле хлеб сеют: рошь озимую, яровой хлеб: овес, ячмень и пшеницу, малое число гречи, конопли и лен простой. Из онаго хлеба полутчи всех родитца ячмень, ибо земля к плодородию не весьма способна. Рощи небольшие березовые, осиновые и ольховые, ис которых лес более не употребляетца, только на строение заборников и клетей. А в тех рощах грибы родятся подосинники... а ис зверей водятца... Глина удобная для делания кирпичей и для збивания крестьянских печей есть...» 19.

Журнал

«... Той реки берега крутые песчаныя. Вода чистая. Грунт под водою иловатой. Рыба в ней водится: щуки, окуни, плотва, язи, а времяно заходят из р. Волги лещи. За мелкостию оной реки никакого судоваго хода не имеется. Земля, принадлежащая к селу и деревням к плодородию весьма не способная. Рощи не большия, березовые, осиновые, ольховыя, ис которых лес более употребляется толико на строения заборников и клетей» 18.

Такие сильные сокращения, очевидно, не всегда имели место. Вполне допустимо, что в ряде Полных примечаний Материал «сказок» использовался максимально. Но здесь важно подчеркнуть другое — материалы «сказок» по своей широте имеют несравненное преимущество перед Краткими примечаниями.

Что же касается описаний уездных дач, то там разница еще более разительная. В балахнинских «сказках» на селе Гнилицы, Копосово, Черное, Козино, сельцы Харино, НагулинО, Воробьиха, деревни Шишкина, Ивановская, Горшиха, Горбатовка, Петряевка, Стригина, Самыловка и др., [169] отмечены разнообразные крестьянские промыслы, а в соответствующих местах Краткого примечания об этом нет ни одного упоминания 20.

Эти небольшие сравнения полноты содержания «сказок» поверенных крестьян с бедностью материалов Кратких примечаний должны подчеркнуть, вполне реальную возможность использования этой документации как самостоятельного источника. «Сказки» поверенных крестьян могут с успехом заменить несохранившиеся экземпляры примечаний к Генеральным планам 21 и даже Полных примечаний.

Так, по Балахнинскому уезду Полного примечания не обнаружено. Скорее всего, оно не сохранилось. Однако материалы его в значительной степени восстанавливаются по найденным «сказкам», хотя их и не так много. В общей сложности из 300 полевых записок по этому уезду обнаружено лишь 30 «сказок» поверенных (из них по селениям — 22 «сказки»).

Однако и то, что есть в нашем распоряжении, очень ценно и в сочетании с материалом Краткого примечания дает возможность составить представление о промысловом развитии уезда.

Балахнинский уезд — приволжский. Он располагался вдоль реки с севера на юг, где границей его была водная артерия — Ока. Найдены главным образом «сказки» селений, концентрирующихся на юге уезда по берегам Оки и Волги. Основной промысел селений связан с Волгой и Окой — рыбная ловля, проводка и строительство судов, у некоторых хлебная торговля «водяною коммуникациею». Отъезд крестьян в Астрахань для рыбной ловли был, очевидно, наиболее распространенным промыслом, так как отмечается в 9 селениях из 17, где вообще отмечены какие-либо промыслы 22. При этом в некоторых формулировках «сказок» заявляется весьма определенно о роли рыбного промысла: «крестьяня промысел имеют хлебопашеством, а по большой части отъездом до Астрахани для рыбных ловель» (в сельце Нагулино); «Крестьяня промысел имеют по большой части отъездом в Астрахань Для рыбных ловель, а некоторые по написанным в писцовых книгах... водах... и хлебопашеством» (в с. Гнилище); «Крестьяне промысел имеют отъездом в город Астрахань для рыбных ловель, а прочия мимо протекающих рек рыбною же ловлею, а некоторые хлебопашеством» 23.

Проверить правильность этих суждений, сделанных на основании «сказок» поверенных, помогает так называемое Экономическое примечание к Атласу 1797 г. по Балахнинскому уезду 24. Поскольку сведения этих Экономических примечаний по промыслам почти целиком заимствовались из Полных примечаний 1780-х годов, постольку, сравнивая материал Экономических примечаний 1797 г. со «сказками», мы можем представить весь реальный объем сведений по промыслам Балахнинского уезда, бывший в несохранившемся Полном примечании.

Материалы Экономического примечания 1797 г. подтверждают, что наиболее [170] распространенный промысел уезда — астраханские рыбные ловли, причем «сказки» поверенных дают нам почти весь объем материала, так как Экономическое примечание 1797 г. добавляет к девяти селениям лишь одно, где также был этот промысел 25. Что же касается общей картины промыслов уезда, то и здесь «сказки» дают довольно полные сведения. Материалы по промыслам в «павловском» Примечании представлены по 28 населенным дачам 26. «Сказки» же вместе с Краткими примечаниями освещают промыслы 26 населенных дач 27. Правда, «павловские» Примечания дают материал по 13 дачам, которые не имеют соответствия ни в Кратком примечании, ни в «сказках» 28.

Остановимся еще на одном важном преимуществе «сказок» перед Экономическими примечаниями. В томах Экономических примечаний нередко встречаются крупные дачи, объединяющие несколько сел с деревнями. На такие крупные дачи в томах Примечаний дается лишь одно общее описание. В «сказках» же поверенных крестьян иногда составлялись описания на каждое село одной дачи. Приведем отрывки из Примечаний 1797 г. по Балахнинскому уезду и из «сказок» на ряд сел Коллегии экономии:

Экономическое примечание

1797 г.

№ 7. Села Копосово, Черное и Козино.

«...крестьяне состоят на положенном оброке, промышляют хлебопашеством, землю запахивают всю на себя без остатку; сверх того некоторые отходят в город Астрахань для рыбных ловель, а иные нанимаются на суда в работники...» 30.

«Сказки» поверенных крестьян

Село Копосово.

«...крестьяне промыслы имеют хлебопашеством, а протчия припровождением судов по реке Волге, а некоторые крашенинным промыслом...» 29.

Село Черное.

«...крестьяне промысел имеют отъездом в город Астрахань для рыбных ловель, а протчия мимо протекающих дач рек рыбною ж ловлею, а некоторые хлебопашеством...» 31.

Село Козино.

«...крестьяне промысел имеют хлебопашеством, а протчие при провождении судов по реке Волге, а некоторые крашенинным промыслом...» 32.

Из сравнения совершенно отчетливо видно, что по «сказкам» картина распространения промыслов дается более полно и более точно, в то время как в Экономическом примечании 1797 г. она искажена.

К сожалению, не всегда удается обнаружить «сказки» в таком количестве, чтобы они с успехом могли заменить утраченный том Примечаний. Но даже тогда, когда их количество определяется единицами, они могут быть полезным подспорьем в сочетании с материалами уцелевших Примечаний каких-либо соседних уездов, ибо частный материал «сказок» может [171] с успехом сочетаться с обобщающими массовыми данными сводных томов Примечаний. Наконец, коснёмся тех случаев, когда в нашем распоряжении наряду со «сказками» имеются либо черновики, либо готовые тома Экономических примечаний по одному и тому же уезду. Здесь «сказки» поверенных крестьян выступают уже как важнейшее средство источниковедческой критики Экономических примечаний.

Поскольку «сказки» являются точно датированным исходным материалом к Экономическим примечаниям, то в первую очередь представляется возможность выявления хронологически более поздних наслоений в готовых томах Примечаний. Примерам выделения таких наслоений может служить сравнение данных по размерам оброка 130 «сказок» поверенных по Кинешемскому уезду? Костромской губернии с соответствующими дачами тома Экономических примечаний, в результате которого выясняется, что к материалам Примечаний; собранных в 70-е годы XVIII в., в 80-е годы были собраны дополнительно сведения. Кроме того, сравнение готовых томов, либо черновиков Примечаний со своим исходным материалом позволяет выявить наиболее слабые места в Экономических примечаниях.

Начнем с характеристики почв. В: «сказках» поверенных крестьян дается, как правило, очень пестрая картина почвенных условий, с большой точностью передающая качество почв в каждой даче. Из 28 сказок поверенных в большинстве населенных дач показан «грунт земли иловатый с леском и глиною» (в 13 дачах) 33, в 9 дачах «земля иловатая з глиною» 34 «иловатая с песком» всего лишь в двух дачах 35. В одной из дач «пахатная земля находится с ылом, с песком и с глиною» 36, в двух дачах «иловатый з глиною» грунт еще и «каменистый» 37, и лишь в одной даче земля просто «иловатая» 38. В черновиках Примечаний всюду приводится одна формулировка, выделяющая лишь наиболее основное качество земли — «грунт земли иловатой». Из 15 черновиков она повторяется в 13 39, и только в двух сказано: «черноватый» в «глинистый» грунты 40. В этих случаях редакторская рука землемера: оставила эти формулировки, как отмечающие, очевидно, необычные для местности почвы.

Но если черновики Экономических примечаний, освещая качество почв, сохранили главное, то в отношении культур, сеявшихся в уезде, дело обстоит иначе. Здесь авторы черновых примечаний и сказок довольно резко расходятся между собой. В крестьянских «сказках», в числе культур, которые «лутче родятся», перечисляются «овес, горох и чечевица» (в 8 из 28) и «овес и горох» (в 8 из 28). Наиболее распространенной урожайной культурой является овес (во всех 28) 41, затем следуют горох (в 20) 42, чечевица [172] (в 11) 43, рожь (в 5) 44 и ячмень (в 3) 45. Пшеница «лутче родится» Лишь в одной из 28 дач 46. Этот «лутчий» урожай понимается лишь сравнительно с другими видами хлебов. Что же касается действительного урожая, то в одной из крестьянских «сказок» дается на этот счет наиболее конкретная картина: «а родится хлеб, где ежели в летнее время унавозишь, а рошь, пшеница, греча родится — толко собираются одни семена. Овес, горох, чачавица, лен, конопли — посредственно» 47.

Иная картина дается в черновиках землемеров. Здесь в результате редактирования оставлена следующая основная формулировка: «лучше родится рож и овес». Из 16 черновиков такая формулировка дана в 15 48, и только в одном экономическом примечании — «лучше родится рож, овес, греча, пшеница» 49. Из наиболее урожайных культур выделены только две — рожь и овес, тогда как по «сказкам» выделяются овес, горох и чечевица. В условиях трехполья рожь, конечно, сеялась крестьянами. Но это не причина считать ее наиболее урожайной культурой. Тем более, что при этом исчезает возможность выявления тенденции развития крестьянского хозяйства. Даже на скудном материале крестьянских «сказок» видно, что в Юрьев-Польском уезде не рожь, а овес был культурой, в первую очередь проникавшей на рынок. В этом случае «сказки» поверенных будут отражать более верную картину, чем примечания землемеров.

Перейдем к сравнению сведений по крестьянским промыслам. В материалах Юрьев-Польского уезда ясно выделяется лишь один промысел — хлебная торговля крестьян. Но этот промысел совершенно по-разному отражен в «сказках» поверенных крестьян и в черновиках Примечаний по отдельным дачам, составленных землемерами. Начнем с последних. Экономические примечания ясно и определенно подчеркивают один промысел: «а промышляют хлебопашеством, ездят в разные города для продажи хлеба». Так с небольшими текстовыми изменениями сказано во всех одиннадцати черновиках примечаний, где вообще отмечены промыслы 50. Лишь в качестве добавления к этому в трех черновиках говорится о других промыслах (извоз, продажа сена и, наконец, покупка хлеба наряду с его продажей 51. На основании этих материалов невольно складывается впечатление о развитом в уезде товарном крестьянском хозяйстве. Материал «сказок» поверенных крестьян ставит все на свое место. Хотя в «сказках» поверенных имеется тоже одна чаще всего употребляющаяся формулировка, но существо, ею передаваемое, выглядит совершенно по-иному: «торгов и протчих промыслов никаких не имеют, окроме того, что времянно, по малому числу отвозят хлеб в города: в Москву, в Ерославль и в Юрьев Польский. [173] А продают на собственные свои нужды» 52. В одной из наиболее интересных крестьянских «сказок» эта хлебная торговля, еще более конкретизирована: «и аставшей овес продают и отвозят по малому числу в города Юрьев, в Москву, в Владимир, Ярослав, в Суждаль и продают для своих необходимых нужд — на платеж подушных и оброчных денег» 53.

Как и прежде, искажения получились при редактировании и обобщении материала. Таким образом, «сказки» поверенных крестьян более точно передают характер и масштаб хлебной торговли.

Перейдем к той части Экономического примечания, в которой говорится о домашних промыслах. Освещение их в беловиках «павловских» Примечаний сводилось к многократному повторению однообразной формулировки.

Интересный материал дают обнаруженные нами «сказки» поверенных крестьян по Кинешемскому уезду Костромской губернии. Здесь мы имеем возможность сравнить со «сказками» уже не отдельные черновики Экономических примечаний, а готовый том. О «женских промыслах» в томе Экономических примечаний, как и в черновиках по Юрьев-Польскому уезду, во всех случаях говорится одинаково: «женщины сверх полевой работы упражняются в рукоделии, прядут лен, шерсть, ткут холсты и сукна для своего употребления и на продажу» 54. Иногда конец изменен: «для своего употребления, а отчасти на продажу», либо просто «для своего употребления» 55.

Материалы «сказок» поверенных крестьян раскрывают довольно неожиданную картину. Достаточно сказать, что, судя по «сказкам», этот промысел отнюдь не только женский. Почти в половине всех найденных «сказок» говорится, что им занимается и мужское население: «Мущины и женщины сверх полевой работы упражняются в рукоделии, прядут лен и ткут холсты длиною до 30 аршин, шириною от 3 четвертей и до аршина и продают в городе Кинешме и в селе Вичюге в торговые дни от рубля и до дву рублев» 56. Эта формулировка, приводимая в 33 случаях, раскрывает перед нами несравненно более четкую и конкретную картину, чем закостеневший стандарт о женских промыслах, кочующий из тома в том Экономических примечаний 57.

Наряду с такой стереотипностью формулировки, «сказки» довольно четко отражают различные оттенки и изменения в специфике промысла. По 17 населенным дачам отмечается участие мужского населения лишь в пряже льна и продаже этой пряжи. Ткачество там — женский промысел: «промыслу никакого не имеют только в зимнее время прядут лен и продают пятинки. Женщины сверх полевой работы прядут лен и ткут холсты шириною от трех четвертей и до аршина, длиною до 30 аршин и продают ценою от 3 рублев с полтиною» 58. В других 17 случаях формулировка менее определенна: «сверх же полевой работы упражняются в рукоделии, прядут лен, женщины ткут полотна для своего употребления и на продажу» 59. [174] Иногда оттеняется и разделение труда — мужчины прядут, а женщины лишь ткут и т. п. 60 Широкое участие в ткацком промысле мужского населения естественно сказывается и на его масштабах. В «сказках» поверенных крестьян в противоположность готовому тому Примечаний дается материал не о патриархальной домашней промышленности крестьян, лишь частично обращающейся к рынку, а о промысле, уже прочно связанном с рынком. В связи с этим обратим внимание на то, что в большинстве кинешемских «сказок» в отличие от стандартной формулировки не случайно убраны слова «для своего употребления», «для себя» и упоминания о пряже шерсти и ткачестве сукна «для себя». Тем самым как бы подчеркнуто, что основная цель промысла — рынок 61. Мелкотоварный характер промысла виден и в том случае, когда в нем не отмечено участие мужского населения: «Женщины сверх полевой работы упражняются в рукоделиях прядут лен и ткут холсты средней руки шириною до трех четвертей а длиною до 30 аршин и продают от рубля и до рубля 20 коп.» 62

Размеры товара и его цена отмечены почти в сотне «сказок». Во-первых, размеры ширины штуки холста при постоянной его длине различны, но четко выделяется основной товар — холст «средней руки», шириною от трех четвертей до аршина (в 69 населенных дачах из 92) 63. Широкие полотна и холсты производятся в двух-трех селениях. Наряду с этим в материалах «сказок» отмечается порой и период работы на ткацких промыслах.

Кроме постоянной формулы «сверх полевой работы» иногда встречаются и разъяснения. Например: «питаютца от хлебопашества, а более покупкою. Женщины по малоимению земли, хотя в полевой работе упражняются, но токмо боле во употреблении бывают в пряже и ис которой ткут холсты шириною, без 2 вершков аршин, длиною 30, ценою продают по даброте — рубли по три и более, а иногда и менее» 64. Или: «пропитание имеют от хлебопашества, такоже в зимнее время прядут лен для употребления на холсты» 65. Иногда указывается и место торговли: «в Вичюжской волости в торговые дни» 66, «в торговые дни в г. Кинешме и в селе Вичюге» 67, «в г. Кинешме в торговые дни» 68 и т. д.

Вышеприведенный анализ обнаруженных нами «сказок» дает основание утверждать, что перед нами весьма интересный и ценный источник. Это источник, во-первых, свидетельствует об участии крестьян в сборе материалов к Экономическим примечаниям; во-вторых, являясь важнейшим исходным материалом для Примечаний, он во многих случаях содержит более богатый, чем в Примечаниях, фактический материал, в-третьих, являясь точно датированным источником, он может быть важнейшим средством для разнообразной источниковедческой проверки Экономических примечаний. В-четвертых, «сказки» поверенных крестьян могут при достаточной многочисленности с успехом заменить несохранившиеся тома Экономических примечаний, т.е. быть самостоятельным источником. [175]

Необходимо коснуться вопроса сохранности «сказок». Основные межевые документы — полевые записки, межевые книги, планы дач, а также различные «сказки» поверенных — по межевому законодательству должны были сохраняться неприкосновенными. Однако «сказки» к Экономическому Примечанию явились, к сожалению, досадным исключением из этого. Судя по опыту работы Нижегородской межевой конторы, они собирались отдельно в особый «наряд к Экономическому Примечанию». Дальнейшая судьба их неизвестна: то ли они уничтожались, то ли хранились отдельно от прочей документации. Во всяком случае, все найденные нами «сказки» дошли до нас в составе полевых записок 69. Это дает основание предположить, что межевое законодательство о сохранении «сказок» поверенных в подлинниках — в составе полевых записок, а в копиях — в межевых книгах, все же действовало. Однако в силу неизвестных причин таких «сказок» в полевых записках уцелело очень немного. Так, по Балахнинскому уезду из 300 полевых записок «сказки» обнаружены в 30. По Юрьев-Польскому уезду из 300 полевых записок обнаружено 40 сказок и 18 черновиков Экономического примечания. Иначе говоря, в сравнении с общим числом полевых записок «сказки» составляют очень небольшой процент (от 10% до 20%), но следует учесть, что примерно половина всех полевых записок (если не более), составлена на пустоши. Следовательно, действительный процент «сказок» к числу селений уезда гораздо больший. Нами произведены были лишь частичные розыски. По Балахнинскому, Юрьев-Польскому и Кинешемскому уездам они увенчались успехом. Но по Костромскому уезду, а также по некоторым уездам Новгородской и Вологодской губерний подобные розыски были бесплодны. Хотя поиски «сказок» к Примечаниям и не всегда успешны, их тем не менее следует искать, так как, вероятно, они сохранились в большом количестве по многим губерниям и уездам. Частичная проверка показала, что эти «сказки» сохранились в фондах полевых записок Дмитровского и Клинского уездов Московской губернии, Владимирского и Гороховецкого уездов Владимирской губернии и др. При поисках «сказок» поверенных крестьян необходимо учитывать следующее обстоятельство. Многочисленная армия землемеров в ходе межевых работ часто отклонялась от предписанных правил и инструкций. Для сокращения объема работ с письменной документацией землемеры прибегали к различным способам. В качестве примера может служить объединение землемерами, работавшими в Кинешемском уезде Костромской губернии, двух различных документов в один. Так появилась на свет большая масса документов, представлявшая собой сочетание так называемого клятвенного обещания поверенных при межевании крестьян со «сказкой к Экономическому Примечанию». Выявление «сказок» в таких случаях очень затруднено, поскольку они помещены в самом конце документа 70. Однако подобные «комбинированные сказки» сохранились в больших количествах (по Кинешемскому уезду 180 штук), так как клятвенные обещания тщательно оберегались хранителями межевых дел.

Таким образом, несмотря на плохую сохранность при обследовании архивных фондов, могут быть найдены многие сотни и даже тысячи «сказок» поверенных крестьян, являющиеся новым интересным источником по социально-экономической истории России второй половины XVIII в.

В заключение приведем для примера несколько образцов различных: «сказок к Экономическому Примечанию», составленных на селения. [176]


№ 1

Сказка к экономическому примечанию поверенного крестьянина Михаилы Осипова землемеру генерального межевания премьер-майору Сверчкову на дачу деревни Салтанихи Кинешемского уезда Ярославской провинции владения М. И. Плещеева

5 августа 1774 г.

1774 году августа 5 дня Кинешемскаго уезду при межевых делах ведомства старшего первокласнаго землемера господина пример-майора Сверчкова того ж уезду Кинешемской волости деревни Салтанихи з деревнями посольства советника Михаила Иванова сына Плещеева поверенной крестьянин Михаила Осипов чрез сие объявляю, что состоящая означенной деревни Салтанихи з деревнями и с пустошми земли и всякие угодья отводит буду по самой сущей справедливости, где есть по прежним писцовым и межевым живым только урочищам и по владению происходящему до 765 году.

И, как точно ныне оных дервень крестьяня владеют, не захватывая чюжих земель и не уступая своих в постороннее владение для получения от других, и в случае с соседьми споров поступать буду со всякою тихостию и объявлю самую истину. При том отводе казенных засек, государственных порозжих земель и вымороченаго недвижимаго имения, где оныя найдутся, ни для чего, конечно, не утаю. Во время межевания на межу являтца стану непременно в указное время и с Межи самовольно, без ведома Землемера, не отлучюсь. И на межу больше требуемого числа землемером людей брать не буду. По требованию ж землемера как под команду, так под дела и инструменты надлежащее число подвод, равно жив понятыя, также сколько надобно будет работных людей давать должен без всякаго отрицания. К полёвым межевым запискам и по окончании межевания к межевым книгам и планам руку прикладывать стану. Ссор, драк и никаких худых и противных указом поступок оказывать не буду. В противном же случае подвергаю себя всем предписанным в межевых инструкциях положениям. В означенной же деревне Салтанихе з деревнями по последне поданной к ревизии скаске состоит, а имянно: в Салтанихе дворов 14, в них мужеска полу 60, женска 48; в Огарихе дворов 13, в них мужеска полу 43, женска 37; в Мысах дворов 10, мужеска полу 37, женска 27. А всего в означенных деревнях крестьянских дворов 37, в них мужеска полу 140, женска 112 душ. Смежныя с означенными деревнями владельческия дачи: деревня Большаго Борятина вдовы Анны Ивановой дочери жены покоинаго подполковника Николая Степанова сына Лопухина; деревня Сергеевская коллежскаго ассесора Николая Васильева сына Зубова; отхожая пустошь Терениха княжны Марьи Александровны Долгоруковой; пустошь Пасиралка прапорщика Михайлы Ильина сына Сунбулова; пустошь Гороховка с пустошьми госпожъ Нарышкиной, Сушковой и Румянцовой; пустошь Золиха означенного прапорщика Сунбулова. Означенный деревни лежат на берегу реки Волги, по течению ее на правой стороне. Оная река против тех деревень в самых мелких местах в жаркое летнее время глубиною бывает в сажень, шириною в 400 сажень. По ней судовой ход барками и стругами с хлебом, вином и другими продуктами из разных низовых городов. Во оной реке имеетца рыба: беларыбица, стерледи, щуки, язи, головли, окуни и платва. Вода для употребления людям и скоту здорова. Грунт земли суглинистой. Ис посееннаго на ней хлеба лутче родитца рожь, а протчеи еровой хлеб родитца средственно. Сенныя покосы по реке травою против других жительств не лутче. Лесу кроме дровянаго никакого неимеетца, да и того очень мало. Крестьяня состоят на оброке и платят помещику деньгами 150 рублев, сто пуд свинова мяса, сто говяжьих языков, двести аршин серого сукна, каровья масла 10 пуд, да 40 куриц руских. Промыслов и торгов крестьяня никаких не [177] имеют кроме хлебопашества. А сверх полевой работы упражняютца в рукоделии, прядут лен, а женщины ткут полотна для своего употребления и на продажу. К сей скаске церкви Николая чудотворца, что на еру, поп Иван Абросимов вместо поверенного крестьянина Михаила Осипова по ево прошению руку приложил.

ЦГАДА, Меж. отд., Костромская меж. контора, Кинешемский уезд, Полевые записки, № 6887, лл. 146, 193. Подлинник.

№ 2

Сказка к Экономическому примечанию поверенного крестьянина Григория Дементьева землемеру генерального межевания секунд-майору Сукову на дачу села Черного Балахнинского уезда Нижнегородской губернии ведомства Коллегии экономии.

10 октября 1784 г.

1784 года октября,... дня при межевых делах ведомства первого класса землемера господина секунд-майора Сукова поверенной Экономического ведомства села Чернаго крестьянин Григорей Дементьев сказал, что состоящие объявленной вотчины село Черное, деревня Растяпина, деревня Бабино положение имеют при Оке, а село Черное и при устье речки Черной, по течению реки на левой стороне. Та река глубиною в 3 и в 2 аршина, шириною в 250 сажен. В ней рыба: стерляди, щуки, ези, окуни, головли и плотва. По объявленной реке ходит судовой ход сверху от города Арла и с протчих гарадов до горада Нижнева стругами, барками с х(л)ебом, вином и железом, сверху от города Нижнева да разных городов с солью и протчими продуктами. Речка Черная глубиною в поларшина, шириною в две сажени; в ней рыбы неимеетца. На объявленной речке состоят 2 мучныя мельницы, первая — полевая — об одном поставе, вторая — селская — об одном поставе, которые действие имеют в летнее время. В объявленном селе церковь деревянная с колоколней во имя Сергия радунижского чудотворца. Деревня Бабушкина положение имеет при озерке Бездонке, в ней рыба кущи (щуки) и плотва. Деревня Колоткина положение имеет при озере Безымянном, в ней рыбы неимеется. Деревня Юрьевец, Копенкино тож, положение имеет при озере Уршеве, в ней рыба щуки, караси и плотва. Деревня Игумново положение имеет на суходоле, а дачами простираетца па разным речкам, ручьям, по озерам и при речке Волосановке, на которой состоит мелница Волосановка об одном поставе, состоящая в общем владении брегадира Кругликова и коллежскаго асесора Алябьева, которая действие имеет во весь год. Земля вышеписанным села и деревень качество имеет пещаное и местами иловатое. Из посеянного на ней хлеба лутчи радитца рож и пшеница, а протчия семена неурожаемые за потоплением вешнею водою. Сенные покосы посредственны. Лес растет строевой и дровяной: сосновой, еловой, березовой, осиновой и ольховой, которай в отрубе в семь и шесть вершков, вишиною в 7 и 8 сажен. В нем звери: медведи, волки, зайцы, лисицы, птицы — тетерева, рябчики, скворцы, чижи, щеглы, синицы. Крестьяне промысел имеют отъездом в город Астрахань для рыбных ловель, а протчия мимо протекающих дач рек рыбною ж ловлею, некоторые и хлебопашеством. Женщины сверх полевой работы упражняютца в рукоделиях, прядут лен, шерсть, ткут холсты и сукна для своего употребления. Вышеписаннаго села Чернаго, деревень Бабиной, и Ростяпиной жители водою довольствуютца из реки Оки, а протчих деревень жители из колодизев и озер, которая как им так и скоту здорова. К сей скаске Экономического Ведомства села Чернаго поверенной крестьянин Григорий Дементьев руку приложил.

ЦГАДА, Меж. отд., Нижегородская меж. контора, Полевые записки, № 1614, л. 109-110. Подлинник.

Комментарии

1. Архив Межевой канцелярии (Гос. Меж. архив). М., 1868, стр. 7-10.

2. Подробнее об этом см. нашу статью «О вариантах Экономических примечаний во II половине XVIII в.» («История СССР», 1957, № 2).

3. При розыске этих материалов автору были оказаны содействие и помощь покойной В. Е. Здобновой, бывшей в то время заведующей межевым отделом ЦГАДА.

4. Кроме того, согласно межевому законодательству, подлинники всех «сказок» должны были храниться именно в полевых записках, сконцентрированных в межевом отделе ЦГАДА. См. «Собрание межевых законов». М., 1811, ч. III, стр. 91-92.

5. ЦГАДА, Меж., отд., Московская меж. контора, полевые записки; д. 4672, л. 99 об.

6. Там. же; Костромсная меж. контора, полевые записки, д. 6887, л. 146-146 об. См. приложение 1.

7. Там же, д. 7519; л. 10-10 об.

8. ЦГАДА, Московская меж. контора, полевые записки, д. 4669, л. 5-5 об.; см. также д, 4672, л. 99 об.

9. Там же, д. 4686, л. 25-25 об.

10. ЦГАДА, Меж. отд., Владимирская меж. контора, полевые записки, д. 8363, л. 8-8 об.

11. Там же, Псковская меж. конт., полевые записки, д. 4669, л. 5-5 об.

12. ЦГАДА, Костромская меж. контора, полевые записки, д. 7519, л. 10-10 об.

13. ЦГАДА, Московская меж. контора, полевые записки, д. 4725, л. 1-1 об.

14. Там же, л. 1 об.

15. Там же.

16. «Экономический журнал», называвшийся к концу 70-х годов XVIII в. также «Экономическим примечанием», представлял собою черновик экономического примечания на отдельную. дачу, составленный землемером на основании редактирования «сказки» поверенного при межевании крестьянина.

17. ЦГАДА, Московская меж. контора, полевые записки, д. 4671, л. 60; д. 4664, л. 7.

18. ЦГАДА, Московская меж. контора, полевые записки, д. 4664, л. 7 об.

19. Там же, д. 4671, л. 60.

20. ЦГАДА, Нижегородская меж. контора, половые записки, Балахнинский уезд, соответственно д. д. № 1614, л. 107, 111, 109, 113; д. 1802, л. 8; д..1678, л. 8; д. 1524, л. 10; д. 1816, л. 4; д. 1584, л. 6; д. 1540, л. 9; д. 1533, л. 13; д. 1739, л. 9; д. 1769, л. 32; д. 1771, л. 14; д. 1570, л. 8. Там же. Экономические Примечания Нижнегородской губ. д. 21, дачи № № 26, 2, 110, 38, 120, 136, 35, 121, 34, 33, 59, 123, 92.

21. Экономические примечания к Генеральным планам составлялись до 1782 г., т.е. до появления Полных и Кратких примечаний. От Полных примечаний они ничем по существу не отличаются, за Исключением того, что в них слабо освещалось состояние крестьянских промыслов.

22. ЦГАДА, Нижегородская меж. контора, полевые записки, д. д. 1570, л. 8 об.; д. 1614, л. 107 об., 109 об., 112; д. 1582, л. 7; д. 1533, л. 13; д. 1769, л. 32; 1739, л. 9; д. 1678, л. 8.

23. ЦГАДА, Нижегородская меж. контора, полевые записки, д. 1678, л. 8; д. 1614, лл. 107 об., 109 об.

24. Экономические примечания к Атласу 1797 г. или просто Экономические примечания 1797 г. называют иногда «павловскими», поскольку составлялись они при Павле I по Указу, изданному в 1797 Г.

25. ЦГИАЛ, ф. 1350, оп. 312, д. 112, лл. 20 об, — 21, № 40, дер. Княжиха.

26. Там же, дачи. № № А, 7, 26, 34, 36, 38, 40, 41, 43, 69, 77, 78, 92, 119, 134, 138, 139, 148, 236, 253, 299, 383, 391, 392, 394, 416, 427.

27. ЦГАДА, Нижегородская меж. контора, полевые записки, д. 1570, л. 8; д. 1614, лл. 107-107 об.; 111-111 об.; 109-109 об.; 112-112 об.; 113-113 об.; д. 1802, л. 8-8 об.; д. 1816, л. 4-4 об; д. 1582, л. 7-7 об; д. 1530, л. 30-30 об; д. 1540. л. 9-9 об; д. 1533, л. 13; д. 1524, л, 10-10, об.; д. 1771, л. 14-14 об.; д. 1769, л. 32-32 об.; д. 1739, л. 9-9 об.; д. 1678, л. 8-8 об.; кат. мел. дел. 398/1, л. 113; Там же. Экономия, примечание Нижегород. губ., д. 21, А, 139, 213, 274, 358, 366, 367, 391, 402.

28. ЦГИАЛ, ф. 1350, оп. 3-12, д. 112, дачи 40, 41, 43, 69, 77, 78, 134, 138, 148, 236, 253, 299, 313.

29. ЦГАДА, Меж. отд., Нижегородская меж. контора, Полевые записки, д. 1614, л. 111 об.

30. ЦГИАЛ, ф. 1350, оп. 312, д. 112, дачи 40, 41, 43, 69, 77, 78, 134, 138, 148, 236, 253, 299, 313.

31. Там же, лл. 109 об, — 110.

32. ЦГАДА, Нижегородская меж. контора, долевые записки, д. 1614, лл. 113-114.

33. ЦГАДА, Владимирская меж. контора, полевые записки, д. 8249, л. 7 об.; д. 8270, л. 10 об.; д. 8364, л. 4 об.; д. 8391, л. 6 об.; д. 8286, л. 4 об.; д. 8318, л. 3 об.; д. 8340, л. 15 об.; д. 8388, л. 2 об.; д, 8440; л. 3 об.; д. 8446, л. 4; д. 8537, л. 3; д. 8532, л. 5; д. 8240, л. 3 об.

34. ЦГАДА, Владимирская меж. контора, полевые записки, д. 8309, л. 17 об.; д. 8339, л. 3 об.; д. 8323, л. 3 об. д. 8362, л. 18; д. 8356, л. 7 об.; д. 8385, л. 7 об.; д. 8476, л. 18 об.; д. 8425, л. 3; д. 8532, л. 17.

35. Там же, д. 8256, л. 6 об.; д. 8269, л. 5 об.

36. Там же, д. 8363, л. 8 об.

37. Там же, д. 8429; л. 3; д. 8517, л. 5 об.

38. Там же, д. 8427, л. 8 об.

39. Там же, д. 8237, л. 4: д. 8479, л. 12 об.; 8448, л. 2; д. 8420, л. 3 об.; д. 8428, л. 4; д. 8526, л. 2; д. 8255, л. 2; д. 8267, л. 30; д. 8268, л. 14 об.; д. 8291, л. 13 об.; д. 8325, л. 9 об.; д. 8464, л. 4 об.; д. 8482, л. 11 об.

40. Там же, д. 8289, л. 5 об.; д. 8328, л. 19 об.

41. ЦГАДА, Владимирская меж. контора, полевые записки, д. 8249, л. 7 об.; д. 8256, л. 6 об.; д. 8269, л. 5 об.; д. 8270, л. 10 об.; д. 8364, л. 4 об.; д. 8391, л. 6 об.; д. 8286, л. 4 об.; д. 8309, л. 17 об.; д. 8339, л. 3 об.; д. 8318, л. 3 об.; д. 8323, л. 3 об.; д. 8662, л. 18; д. 8356, л. 7 об.: д. 8340, л. 15 об.; д. 8383, л. 2 об.; д. 8385, л. 7 об., д. 8440, л. 3 об.; д. 8517, л. 5 об.; д. 8476, л. 18 об.; д. 8446, л. 4; д. 8425, л. 3; д. 8429, л. 3; д. 8537, л. 3; д. 8532, л. 17; д. 8531, л. 5, д. 8240, л. 3 об.; д. 8427, л. 8 об.; д. 8363, л. 8 об.

42. Там же, д. 8446, л. 4; д. 8425, л. 3; д. 8537, л. 3; д. 8532, л. 17; д. 8240, л. 3 об.; д. 8363, л. 8 об; д. 8240, л. 7 об.; д. 8269, л. 5 об.; д. 8270, л. 10 об.; д. 8364, л. 4 об.; д. 8391, л. 6 об.; д. 8286, л. 4 об.; д. 8309, л. 17 об.; д. 8318, л. 3 об.; д. 8323, л. 3 об.; д.8362, л. 18; д. 8356, л. 7 об.; д. 8340, л. 15 об.; д. 8386, л. 7 об.; д. 8440, л. Зоб.

43. Там же, д. 8270., л. 10 об.; д. 8364, л. 4 об.; д. 8286, л. 4 об.; д. 8309, л. 17 об.; д. 8323, л. 3 об.; д. 8362, л. 18; д. 8356, л. 7 об.; д. 8340., л. 15 об.; д. 8385, л. 7 об.; д. 8440, л. 3 об.; д. 8476, л. 18 об.

44. Там же, д. 8427, л. 8 об.; д. 8339, л. 3 об.; д. 8286, л. 4 об.; д. 8391, л. боб. д. 8356, л. 7 об.

45. Там же, д. 8269, л. 5 об; д. 8256, л. 6 об; д. 8531, л. 5.

46. Там Же, д. 8391, л. 6 об.

47. Там же, д. 8363, л. 8 об.

48. ЦГАДА, Владимирская меж. контора, полевые записки, д. 8237, л. 4; д. 8479, л. 12 об.; л. 8448, л. 2; д. 8420, л. 3 об.; д. 8428, л. 4; д. 8526, л. 2; д. 8255, л. 2; д. 8267, л. 30; д., 2868, л. 14 об.; д. 8289, л. 5 об.; д. 8291, л. 13 об.; д. 8325, л. 9 об.; д. 8328, л. 19 об.; д. 8464, л. 4 об.; д. 8482, л. 11 об.

49. Там же, д. 8332, л. 2 об.

50. ЦГАДА, Владимирская меж. контора, полевые записки, д. 8332, л. 2 об; д. 8324, л. 6: д. 8479, л. 12 об.; д. 8448, л. 2; д. 8420, л. 3 об.; д. 8428, л. 4; д. 8526, л. 2; д. 8267, л. 30; д. 8325, л. 9 об; д. 8482, л. 11 об.

51. Там же, д. 8332, л. 2 об.; д. 8267, л. 30; д. 8526, л. 2.

52. ЦГАДА, Владимирская меж. контора, полевые записки, д. 8257, л. 6 об.

53. Там же, д. 8363, л. 8 об.

54. Костромской гос. обл. архив, ф. 138, оп. 5, д. 14, дача № 1, 101 и др.

55. Там же, дачи № № 221, 646 и др.

56. ЦГАДА, Костромская меж. контора, полевые записки, д. 7431, л. 1 об.

57. Там же д. 7431. л. 1 об.; д. 7448, л. 8; д. 7451, л. 2; д. 6887, л. 45; д. 7244, л. 1 об.; д. 7250, л. 1 об.; д. 7251, л. 1 об.; д. 7281, л. 1 об.; д. 7296, л. 2 об.; д. 7410, лл. 2 об., 17; д. 7411, л. 1 об.; д. 7414, л. 1 об.; д. 7520, лл. 23 об., 24, 40 об., 42, 44; д. 2213, л. 2; д. 7085, л. 1 об.; д. 7098, л. 1 об.; д. 7119, л. 2; д. 7130, л. 4; д. 7138, л. 3 об.; д. 7172, д. 14; д. 7174, л. 38 об.; д. 7188, л. 1; д. 7193, л. 2; д. 7203, л. 2; д. 7201, л. 18; д. 7215, л. 1 об.; д. 7242, л. 1 об.; д. 7243, л. 1-об.

58. Там же, д. 7167, лл. 1, 6; д. 7170, л. 1 об.; д. 7174, л. 118; д. 7073, л. 2 об.; д. 6903, л. 13; д. 6887, лл. 27 об., 36 об., 38 об., 50; д. 6887, л. 215; л. 213 об., д. 7032, л. 1 об., д. 7034, л. 2; д. 7045, л. 1 об.; д. 6872, л. 2; д. 7437, л. 6 об.

59. ЦГАДА, Костромская меж. контора, полевые записки, д. 6887, лл. 125; 214; 148 об; 150; 190; 149; 189; 152; 187; 154; 195 об.; д. 7016, л. 4; д. 7017, л. 2 об., д. «887, лл. 68, 273, 67, 272, 85, 254, 87, 252, 88, 251, 144, 195, 145, 194; д. 7068, л. 1 об.

60. Там же, д. 6887, лл. 144, 105, 145, 194 и Др.

61. Это, конечно, не значит, что в крестьянском хозяйстве не ткали «для себя».

62. ЦГАДА, Костромская меж. контора, полевые записки, д. 7090, л. 1 об.

63. ЦГАДА, Костромская меж. контора, полевые записки, д. 7016, лл. 3-4; д. 7017, лл. 2-3; д. 7027, л.1 об: д. 7034, лл. 1-2; д. 7045, лл. 1-2; д. 7046, лл. 1-2;. д. 7068, лл. 1-2; д. 7073, л. 2 об. и др.

64. Там же, д. 7077, лл. 1 об., 2.

65. Там же, д. 7068, л. 1 об.

66. Там же, д. 7520, л. 24.

67. Там же, д. 7520, л. 40 об.

68. Там же, д. 7410, лл. 2 об., 17. Из других формулировок можно упомянуть и такие: «а в летнее время в земледельстве полевой работы, в зимнее время — прядут лён и т. д.». Там же, д. 6887, л. 38.

69. Полевая записка как единица хранения включает в себя но только собственно полевую записку — журнал с протокольной записью землемера о ходе межевания той или иной дачи, но и ряд Других документов: верющие письма помещиков своим поверенным крестьянам, клятвенные обязательства, «сказки» поверенных Крестьян и др.

70. См. документ № 1.

 

Текст воспроизведен по изданию: "Сказки" крестьян как исходный материал для экономических примечаний генерального межевания // Археографический ежегодник за 1959 год. М. 1960

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.