Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

УКАЗЫ ГРАФА П. Б. ШЕРЕМЕТЕВА ЕГО УПРАВИТЕЛЯМ 1.

***

Села Мещерина 2 в пруд, которой называется Студенец, ежегодно покупать из казенного ведомства стерлядей живых самых мелких, которые б не томны были, ста по четыре, и сажать всякой год, которые тут могут расти; а удобнее их сажать весною или осенью, когда похолоднее будет. И нынешнею осенью посадить.

Июня 17 д. 1764.

***

Конюха Тимофея Фуфая сыну Ивану, которой отдан стороннему мастеру для обучения башмачному женскому мастерству, давать денежного жалованья по 2 р. в год, а хлебную и прочия дачи против других учеников холостых.

Августа 9-го 1764.

***

Указал я Алексея Хрусталева для обучения стряпческих дел отдать стряпчему Алексею Толмачеву.

Августа 21-го 1764.

 

 

Указ в домовую мою канцелярию управителям.

О фабрике слесарной, которая в селе Павлове 3, из оставленных мастеровых людей учреждения никакого не сделано, в чем рассмотрение и учреждение поручил я Николаю Володимировичу 4 обще с вами на таком основании. [276]

1. С тех всех мастеровых людей положенное вытное тягло снять и по тому тяглу денежных доходов и прочих мирских поборов никаких не требовать.

2. Для той фабрики построить надлежащее по тому мастерству строение.

3. Делать им ружья, ножи, ножницы, щипцы, замки и пр., что лучше употребляется в продажу, а из тех вещей самым лучшим мастерством осьмую часть, прочее же посредственное, какое в продажу лучше может произойти.

4. Всякой вещи, что за нее мастеру заплатить, надлежит положить цену.

5. Мастеровым за их работу платить по положенной цене, сколько когда сделает, деньги.

6. Учредить из них человека, чтоб что сделано будет, принимал у мастеровых против пробы; которой же хуже пробы сделает, то принимать без заплаты денег или ломать, чтоб чрез то имели тщание лучше делать и приводить в лучшее состояние.

7. Тех всех мастеровых поручить в смотрение одному человеку, который бы над ними в мастерстве их знал и в порядочном житье имел смотрение и за вины мог штрафовать.

8. Какие же работы по дому моему сверх написанных на продажу вещей приказано будет делать, за то платить, по оценке работы, им деньги.

9. Тем всем вещам что поделано будет продаже быть в Москве и в селе Павлове, для чего надобно содержать особые лавки.

10. Ежели к той фабрике потребны будут такие мастерства, каких в Павлове нет, оное, ежели по рассмотрению от той фабрики будет польза, можно определить, сыскав на то способного человека.

11. К делу ж ружей, ножевых черенков всякое дерево и кость всегда присылаться будут от меня.

12. Протчие же материалы, железо и что к той работе принадлежит будет покупаться; а стволы у лучших ружей делать из обломков подковных, гвоздиных и пр., которые велеть сбирать, так как прежде о том уже было приказано.

13. Наперед всем вещам, какие там на продажу делать будут, велеть на пробу сделать по нескольку штук; а что с материалами и работою всякая станет, проценить, почему за них взять будет можно и какая от всякой вещи будет прибыль и сколько той прибыли за содержанием всей фабрики получить будет можно, учиня верной счет, прислать ко мне на рассмотрение. [277]

14. Всему ж вышеписанному учреждению наперед сделать план, как оное начать и каким порядком идтить может, и будет ли от того прибыль; ежели будет какая, положа в счет и то, что ныне с них берется по тяглу, которое совсем уж уничтожится, при том включа, что на строение той фабрики и на дело инструментов надобно будет употребить и в какое время то окупится и, учиня из всего того положения экстракт, на каком основании той фабрике остаться, прислать ко мне на рассмотрение, почему рассмотря точным указом, на каком основании быть, от меня и определится.

Генваря 17 дня 1766.

***

Смотреть, чтоб оставшийся в Кромских 5 и Рыльских деревнях немолоченный хлеб чтоб был обмолочен и понапрасну не сгнил, но и самые малости понапрасну не пропадали и взыскивать за упущение и нерадение с тех кому поручено в смотрение.

Марта 30 го 1766.

***

Из садов огурцов и спаржей и никакой зелени не присылать в Петербург, а присылать одни оранжерейные фрукты: вишни, сливы, персики, абрикосы, яблоки, груши, ананасы и другое что в оранжерее родится, и какие будут, и те укладывать хорошенько, чтоб дорогою не перепортились.

Мая 25 д. 1766.

***

Присланных из Петербурга за воровство и пьянство бывшего гребца и переплетчикова сына, в доме их не держать и напрасно дач не производить, ибо не токмо такими негодными делается умножение числа людей, но и другие от обхождения с ними могут портиться.

Петербург, 17 Декабря 1766.

***

Из приготовленных в Москве конфектов, вареных Афимьею Ключаревой в сахаре, уложа хорошенько, отправить чрез ямскую почту малины, вишень, смородины красной, крыжевнику по 10 фунтов всякого сорту, и того пуд, немедленно, а протчих никаких не присылать, потому что до отъезду моего оных будет довольно.

В С.-Петербурге, Генваря 4-го 1767.

***

Какие есть ныне дела к докладу мне, также поданные челобитны, те все прислать ко мне на рассмотрение сегодня с реестром, и [278] впред тем делам, которые подлежать будут к докладу мне, быть всегда здесь и одному дневальному от канцелярии подячему, чтоб во всякое время, когда мне надобно, я оные рассматривать мог.

Мая 22-го 1767.

***

Села Кускова всякого звания дворовых людей, которые ныне в наличности и состоят по штату на денежном и хлебном жалованьи и жить будут добропорядочно, кто из них и впред будет умерших, таковых по смерти их оставшим женам давать хлебную и протчую дачу против окладов мужей их половинную.

Октября 4 дня 1767.

***

Для избежания от пожаров подтвердить, чтоб во всех вотчинах имели предосторожность и при том для их спасения учредить, чтоб имели крюки, топоры и ухваты, чем можно было хотя несколько дворов спасти.

10 Января 1769.

***

Из высланных из слободы Борисовки певчих 5-ти человек явились годных только 2 человека, басист и дишкантист, которые здесь и оставлены, а 3 человека за негодностью, потому, что хороших голосов не имеют, для отправления обратно в Борисовку посланы в Москву на наемных села Никольского–Химки 6 двух крестьянских лошадях. Заплатить из казенного ведомства; но как то сделано от несмотрения и пренебрежения прикащика Казакеева, который в таких больших слободах годных пяти человек найти не мог, сочтя, что их провод и убытки стоят от Борисовки до Петербурга и из Петербурга обратно до Борисовки, оное все для страху впред взыскать в казну мою с него Казакеева без всякой отговорки и что взыскано будет, для ведома писать ко мне.

Декабря 1769.

***

Из имеющихся в доме моем мастеровых позволил я Николаю Володимировичу набрать в село Кусково для починок и поправок и караулов разного звания людей, а именно мастеровых: одного маляра, одного кузнеца, одного пешника, четырех человек столяров, одного рещика, одного паяльщика, дву человек штукатуров, одного обрушника, четырех человек каменьщиков, трех человек лесников, одну скотницу, да для караулу в селе Вешнякове [279] трех человек. Сверх того позволено ему от меня в Вешняковскую богадельню к положенному числу богаделенных прибавить дому моего из людей престарелых и увечных восемь человек, а денежное, хлебное и протчее по окладу жалованье производить из суммы, которая положена была на содержание в вотчинах моих монастырей, а они по силе указу испражнены.

Генварь, 1770.

***

Как в Шампетре 7 переписать над карнизами картины Поше, прислать ко мне рисунок, который я потребовал, и написать то поручил его смотрению, о чем к нему и писал; только я прежде приказал Замятину сходить к Никите Ивановичу 8, или послать тебя, и ежели он скажет, что когда Его Высочество будет, помешательства не будет, то сказать ему Поше, чтоб приказал делать что может из посланного на сей почте к Замятину указу, почему исполнить и отписать ко мне.

В Москве, Марта 3-го дня 1770.

***

В Фонтанной мой дом 9, в контору мою, четыре кресла, которые положено сделать, вновь заказать сделать точно таким манером, какие я видел в спальне у графа Никиты Ивановича Панина. У них верх круглой, чего ради в покои графа Никиты Ивановича тебе сходить, и те кресла посмотреть, и заказать сделать против их, а обить их штофом зеленым.

В Шампетр, в гостиную голубую комнату, вместо плетеных канапе, заказать сделать канапе ольховые, такие, как есть в Фонтанном моем доме по мере места, только щиток невысокий, чтоб белье и зеркала не закрывало. Матерья пришлется отсюда.

Марта 11-го дня 1770 10.

***

О погорелых деревни Глобиц крестьянах иметь старание, чтоб они конечно нынешним летом выстроились, дав им надлежащую льготу и, сверх того, чем можно помочь. Также отчего опять пожар сделался, писать ко мне.

В Москве, 19-го Апреля 1770. [280]

***

Что касается до подсадок в саду Фонтанного моего дома и в Шампетре, оных не упустить и стараться во всех местах подсадить такими деревьями, какие где надобны, по прожекту Эклебанову, как я прежде писал.

Сказать садовнику, чтоб он достал семян цветочков миньонетов (таких, что в прошлом году были присланы ко мне от Карла Ефимовича Сиверса), которые бы в пристойных местах посеял в саду Фонтанного моего дома и в Шампетре.

22-го Апреля 1770.

***

Что в саду Фонтанного моего дому шпалерные березы пропали, меня очень удивило, потому что прошедшим летом были зелены... На место их посадить везде одну липу, а что ты меж березок назначил посадить акации — очень дурно, а надобно, чтобы всякая шпалера была из одного дерева.

В Москве, Апреля 29-го 1770.

***

Кунскамору всю, которая в Фонтанном моем доме, намерен я перенесть в покои, где жил Доресий; а тот покой, где та кунскамора была, будет другая рыскамора для старинного ружья, которое пришлется в добавку из имеющих отсюда. В покой Доресиев из нынешней кикаморы для проходу в тоё кунскамору дверь надлежит отворить, а сенные двери, где ходят, заделать наглухо. Того ради ту комнату, где жил Доресий, для оной кунскаморы отделать 11

Булатова покой прибрать и обить бумажками для камординера Француза, которого я выписываю для себя из Парижа.

13 Июня 1770.

***

Что Лукьяну Ивановичу 12 отпустил дыни, очень изрядно. Для Доресия покои, также и для перукмахера Француза, как прежде... стараться отделать немедленно; а чтоб в отделке их не было остановки, Булатову жену с детьми, нанявши подводу, отправить в Москву.

В Останкове, 1 Июля 1770. [281]

***

Положенный мною штат псовой охоты ныне рассматриван вновь, которой, как людьми так и лошадьми укомплектован и остался во всем прежнем основании; неспособные же быть при той охоте псари отрешены, а на их места выбраны другие, и та вся охота поручена от меня по прежнему в полное смотрение ловчему Андрею Бахтемирову, и велено ему в содержании ея поступать по данной за моею рукою инструкции. А чтоб та охота приводима была в лучшее состояние, велено ему, ежели и впред из определенных ныне псарей усмотрены будут зачем при той охоте быть негодными, о тех представлять мне, почему и определены будут на их места другие, годные. А без указу за моею рукою из той охоты, как псарей, так и лошадей и ничего не брать и псарям жениться не дозволять под опасением, кто то осмелится сделать, штрафа. Канцелярии же стараться ту охоту снабдевать положенным по штату без удержки; а кто ныне при той охоте определены быть псари и которые за неспособностью отрешены, тому для знания приобщен при сем указе реестр.

В Останкове, 12 Июля 1770.

***

Я из Москвы в Петербург отправлюсь со всею свитою сегодня и буду ночевать на Чорной Грязи, о чем вам ведать и что надлежит к приезду моему приготовить.

В Москве, 3 Августа 1770.

***

Портрет мой, планы и один фасад Шампетру, также отправленные с извощиком фонарики и шатер с горы, получены исправно.

Певчие вчерашнего дня сюда приехали; присланные с ними кружки для обтирания ног получены, а олени еще не привезены.

Оригинальный портрет гр. Николая Петровича для списыванья с него финифтию, чтоб сходнее был написан, послан при сем, который Адору отдать и поговорите, чтоб как можно сходство было сохранено.

В Москве, 23 Окт. 1770.

***

Повара Ивана Бальера, у которого переломлена нога, велите лекарю лечить и как он вылечен будет, прислать его в Москву.

В Москве, 1 Ноября 1770.

***

Послан отсюда в Петербург Иван Каленой, и отдать его обучить Русской грамоте, потому что он выучился самоучкою, ничего [282] не знает; также обучать писать, чтоб умел и написать хорошо; при том найти мастера, который бы обучал его арифметике, и геодезии... Смотреть за ним, чтоб он праздно не был и не избаловался и прилежал бы единственно науке, и годен был после служить при Николае Петровиче. И производить ему в год жалованья по 10 р., хлебные запасы, мяса и рыбу против прочих четвертинную дачу; когда ж станет делаться платье другим, и ему будет сделано.

Ноября 24-го 1770.

***

Послано при сем моих чулков шолковых 16 пар, которые отдать вымыть егеря Француа жене, и как вымыты будут, прислать ко мне.

В Москве, 25 Ноября 1770.

***

При сем послана табакерка золотая с портретом гр. Николая Петровича. Оной портрет писан в Петербурге у Адора, которой здесь вставливается в табакерку, мастер разбил. Того ради ту табакерку отнести к нему Адору и поговорить ему от меня, чтоб он с того портрета тому мастеру (который живет в его доме и на его содержании) велел написать не замешкав точно такой же портрет финифтяной, потому что разбитой очень хорошо был трафлен 13, и я им был доволен.

В Москве, Декабря 2 дня 1770.

***

Что сани мушкарацкие отпустил Льву Александровичу 14 изрядно.

Что Прузской принц сюда в Москву будет, и я должен его принять, к вам писал прежде, а ныне сверх того для забрания сервизу и прочего, в чем теперь большая нужда будет, отправил к вам Алексея Глебова.

В Москве, Декабря 2 дня 1770.

***

Антону Чубарову поручена комисия смотреть работы, которые не доделаны в Петербурге, а именно: у Дюваля делаются пуговицы бриллиантовые, у Лапьера отделывают портреты мой и Варвары Петровны 15; у Адора портрет финифтяной Николая Петровича, о котором писано к тебе; у золотошвея Моллера шьется кафтан мой золотом, [283] кисти на ключ и кисточки на фалды, также тесьма золотая и серебряная.

В Москве Дек. 9 д. 1770.

***

Что певчие и дьякон отправятся, очень изрядно; а теперь за скорым приездом Прузского принца никаких домашних дел рассматривать не имею время.

В Москве, Декабря 16-го 1770.

***

Отправленные от вас олени третьего дня сюда привезены все здоровы, которые в Кусковской зверинец и пущены.

В Москве, 27 Декабря 1770.

***

Купить в корм попугаю сухарей Голанских, чтоб были самые лучшие и прямые Голандские, три боченка и прислать ко мне в Москву, да купить же у главного садового мастера семян цветов миньонетов.

Марта 21 дня 1771.

***

Приказать сделать сапожнику иноземцу, которой делает на меня сапоги бархатные черные с подкладкою косматою бархатною голубою, такие точно что он обыкновенно мне делает и бархат велеть ему употребить свой.

В Кускове, 11 Апр. 1771.

***

К Николаю Петровичу на его вояжи непременно надобно мне перевесть в Лейден к Августу месяцу 25.000 рублей, а суммы наличной у меня теперь нет.

Намерен я был говорить с Савою Яковлевичем Собакиным, однако он совсем теперь уехал в Петербург. Того ради к нему Собакину тебе съездить и поговорить от меня прилежно, не даст ли он мне взаймы ту сумму 25.000 р. на два года с процентами или на ту сумму в Голландию два векселя и сделать тебе со всем прилежанием немедленно.

Ежели паче чаяния нигде в том не согласятся, может быть, дадут еще в Кадетском Корпусе 16.

В Кускове, 19 Апр. 1771.

***

Господину Перфильеву сказать, что в Шампетре никаких покоев в наем отдать тебе нельзя. [284]

Цезарский полковник Макау выписывает для меня вино Цинцендорф. То вино принять тебе в дом мой и оное с прочими винами прислать в Москву.

В Кускове, 21 Апр. 1771.

***

Пишет ко мне из Парижа Лесаж, что он шлет из Руана выписные мною товары.

При сем список.

Корабль, называемый Пророк Езекия, каптен Флуст, три ящика под №1, 2, 3. За провоз 18 гульденов. Товары отданы на корабль.

Товары в 1-м ящике:

2 фляши серебр. для бульену.

1 кубик серебр. для куренья.

Ленты кавалерские на суртут, бархат чорной с пунсовым на обе стороны.

Драже.

Несколько книг.

Дюжина чулков шелковых.

Шляпы.

4 пары манжет антуалажные, которые зашиты середина бархатом.

120 фунтов пудры.

Пластыри от мозолей.

Во 2-м ящике:

Уксусы.

Горчица.

Элексир чем зубы чистить.

24 горшка помады.

В 3 ящике:

100 фунтов табаку.

В Маркове, 15 Июня 1771.

***

Купить в Петербурге извести Петербургской, которая употребляется для лепной работы в гротах, две бочки, и отправить ко мне в Москву; оная надобна на уборку в Кусковском гроте, который убирается раковинами.

В Останкове, 27 Июня 1771.

***

При сем послана копия челобитной, поданной от комисариатского члена Мерлина в Москве в Сенате, в шестом департаменте, в которую вмешано медиаторское определение графа Романа [285] Ларионовича 17, по делу с гг. Нарышкиными о селе Пойме. Того ради к Роману Ларионовичу от меня съездить, поклониться, ту челобитную вручить, для того, чтоб изволил знать, а притом не изволит ли по тому делу чего и приказать, и что он скажет ко мне отписать.

В Кускове, 11 Июля 1771.

***

К Роману Ларионовичу от меня съездить и просить, чтоб он, как обещал, взял на себя труд Мерлина уговорил со мною помириться, ибо он то дело твердо знать изволит.

В Маркове, 10 Августа 1771.

***

Николай Петрович отправил из Голландии на корабле садовника, которого я выписывал для Кускова. Теперь я в Кускове в садовнике по обстоятельствам нужды не имею, а в Петербургском моем доме садовник не очень хороший. Того ради, как оной садовник приедет, объявить ему приказ, быть ему в Петербургском моем доме.

В Маркове, 21 Августа 1771.

***

По причине дурной дороги, с превеликим безпокойством и трудностью, в село Иваново 18 сего Сентября 27 дня с Варварою Петровной и со всею своею свитой приехал я благополучно, где учредил нарочных людей, с которыми буду посылать письма в Москву.

Николай Петрович пишет ко мне, что он отправил мне две картины, Варваре Петровне башмаки и Анне Николаевне 19 оловянные игрушки. Того ради наведаться. К Роману Ларионовичу, как приедет из деревни, съездить.

В селе Иванове, 29 Сентября 1771.

***

Я не надеюсь, чтоб здешния обстоятельства скоро дозволили мне ехать в Петербург, а здесь к прожитию моему во многом недостаток, и достать ничего негде.

В с. Иванове, 9 Октября 1771.

***

Чужестранные купцы из Москвы все повыехали.

Купя отправить ящик Унгерской водки хорошей дюжин шесть, лоделаван 6 бутылок, сыскав самой хорошей же. [286]

Я намерен всю зиму здесь прожить, в селе Иванове, потому что в Петербург ехать по обстоятельствам, которые вы знаете, невозможно.

В с. Иванове, 31 Октября 1771.

***

Буду жить в Иванове... И что где в доме моем и в Шампетре прибрано, все разобрать и поставить по своим местам, где что лежало.

Купя прислать ко мне, как скорее можно, бумаги Голанской хорошей обрезной в золоте, в четверть листа стопу; перьев Голанских пять пучков, хорошего песку черного.

4 Ноября 1771, с. Иваново.

***

Об дочери твоей чистосердечно я об тебе сожалею; но как на то воля Божия и поворотить таковую не можно, надо входить в рассуждение и беречь себя.

В Иванове, 8 Декабря 1771.

***

Купить в Петербурге сигов живых сто, которые велеть просолить хорошенько и в первом обозе прислать в Москву. Ежели привезены из Рижских мыз 20 окорока, полотна и масло, оное все прислать в обозе в Москву.

Декабря, 10 дня 1771.

***

Прибавление из первой армии и стихи Сумарокова получены.

В с. Иванове, 21 Декабря 1771.

***

Мишель 21 ко мне пишет, что об деньгах Ивану Ивановичу Бецкому он говорил; он же винит людей моих, будто за теми деньгами не имели хождения. И так ежели так пойдет проводами, больше его и не просить.

В Москве, 14 Марта 1773.

***

Как скоро Николай Петрович въедет в Фонтанный дом, не мешкав ни часа с известием отправить ко мне в Москву, выпрося у Алексея Логиныча пару почтовых лошадей, и чтоб с ними [287] Николай Петрович написал для известия мне хотя строки две и велел ему ехать с поспешением. По нем я реглирую приездом моим для Николая Петровича в Кусково, где его встречу, а до тех пор буду жить в Мещеринове и в Маркове, о чем и Николаю Петровичу писал.

В Кускове, 25 Апреля 1773.

***

О займе у Андрея Петровича Шувалова на платеж Собакину денег еще напоминаю. Мне в деньгах никакой нужды, а только бы он то сделал, чтоб Собакин вексель мой выдал, а я дам вексель Андрею Петровичу и останусь ему должен, а не Собакину.

В Маркове, 5 Мая 1773.

***

Церковника к домовой церкви годного приискать, чтоб были двое; ибо одному при церкви быть нельзя, а и прежде было двое, а теперь покамест до прииску его для Николая Петровича хотя нанять.

В Москве, 25 Ноября 1773.

***

 

Письмо одного из управителей к другому.

Государь мой Петр Александрович. Его сиятельство граф государь изволил указать, чтоб вы с гробницы покойного фельдмаршала графа Бориса Петровича Шереметева надпись списали и прислали Василью Вороблевскому 22. Иван Чубаров.

 

***

Послан от меня нарочно на почтовых лошадях с письмом и с подарком к гр. Николаю Петровичу камердинер Василий Сизяков, которому приказано от меня на словах, взявши от графа Николая Петровича на то мое письмо ответ, быть обратно ко мне немедленно в Москву. Того ради как он Сизяков в Петербург приедет, до отпуску поместить его в доме моем, а притом ежели же Николай Петрович его зачем задержит, напомнить ему, что о том чтоб он задержан не был я и тебе писал и велел напоминать; ибо мне на то мое письмо ответ его нужен.

В Москве, 4 Декабря 1773. [288]

***

По представлению твоему о сельце Вознесенском 23, какие того сельца крестьянами сверх положения деланы работы, оные им зачесть: кому необходимо надобно на постройку лесу, по рассмотрению в записке дать без излишества; рыбакам тони отдать и надлежащим порядком охочим людям кроме егеря Франсуа.

При отъезде гр. Николая Петровича в Москву напомнить ему от меня, чтобы отправленное с ним столовое серебро все привез с собою, ибо оно из сервиза принадлежащего г. Варваре Петровне которое теперь и надобно; а вместо его я ему, когда надобно, отберу другого.

В Москве, 19 Декабря 1773.

***

Надобно мне для подарку графу Алексею Кириловичу 24 сделать пряжки бриллиантовые башмачные и шляпные, ценою в 2000 р. Того ради сходить от меня к Дювалю, чтоб в ту цену и хорошим мастерством и фасоном, какой ныне в моде, мне пряжки пристойные сделал.

В Москве, 23 Декабря 1773.

***

При сем послана книга печатная путешествия батюшкина в чужие края, которую отдать от меня графу Николаю Петровичу; при том сказать, что оная книга только что вышла из печати, первая и на простой бумаге, которую посылаю для его удовольствия. Буде же Николай Петрович из Петербурга до получения сего отправился в Москву, прислать ее ко мне обратно.

В Москве, 24 Декабря 1773.

***

На место умершего священника домовой церкви священника приискать, ибо церкви без священника быть нельзя. Умершего попа попадье место для ея жительства пристойное дать.

В Москве, 22 Апреля 1774.


Комментарии

1. См. „Русский Архив” сего года, выпуск 4-й, стр. 509. В этих „указах” мы имеем подлинное изображение жизненной обстановки, вкуса и деятельности обер-камергера графа Петра Борисовича Шереметева: „идеже сокровище ваше, ту и сердце ваше”. Внимательный читатель оценит значение „указов” для бытовой истории прошедшего века. Тут очень мало общего с душевладельчеством Европейской аристократии. Извлечения из своеручных подлинников сделаны старшим правнуком графа Петра Борисовича графом Сергием Дмитриевичем Шереметевым. П.Б.

2. С. Мещериново, Моск. губ. Коломенского у.

3. С. Павлово, Нижегор. губ. Горбатовск. у., на берегу Оки.

4. Шереметеву, внучатному племяннику графа Петра Борисовича.

5. Села Алексеевское-Шереметево и Ретяжи.

6. Некогда подмосковная князя А.М. Черкасского. Здесь был дом, в котором останавливалась императрица Елисавета Петровна на пути из Петербурга в Москву.

7. Шампетр — дача за Нарвской заставой, под Петербургом, против дачи князя Н.Ю. Трубецкого, который был родным дядею супруге графа П.Б Шереметева.

8. Графу Панину, жившему в Зимнем дворце. Не задолго перед тем был он женихом дочери графа Петра Борисовича.

9. Дом в Петербурге на Фонтанке, ныне графа С.Д. Шереметева.

10. В Шампетр обещал для гулянья приезжать Его Высочество. Примечание графа П.Б. Шереметева.

11. Что такое рыскамора и кикамора, не знаем. Большое собрание старинного оружия, доставшееся графу С.Д. Шереметеву, описано Э. Ленцом, и это описание с фотографическими рисунками издано в свет особою книгою. С.-ПБ. 1895, в 4-ку.

12. Талызину.

13. Трафить, потрафить. Слова эти взяты ли с Немецкого treffen, не знаем; они в настоящее время употребительны только у простонародья.

14. Нарышкину.

15. Эти портреты ныне в большом доме подмосковного села Кускова.

16. Любопытно, что в так называемом Сухопутном Шляхетном Корпусе можно было занять денег. Кажется, это были деньги будущего графа Бобринского.

17. Воронцову.

18. В родовое свое имение Иваново Владимирской губернии, летопись которого помещена выше, граф Шереметев переехал по случаю Московского тогдашнего мятежа и чумы, которая опустошала Москву и ея окрестности.

19. Калмычке.

20. Рижские мызы — это те имения, которые пожалованы были Петром Великим в 1710 году отцу графа Петра Борисовича, завоевателю того края. В одной из этих мыз, Альтпебальге, граф Николай Петрович построил православную деревянную церковь; на ея месте воздвигнута ныне каменная старшим его внуком.

21. Француз торговец.

22. Вораблевский, библиотекарь графа Шереметева, переводил с Французского и печатал много книг. (См. Роспись Смирдина).

23. Вознесенское-Корчмино, имение князя А.М. Черкаского. Это любимая усадьба графини Варвары Алексеевны Шереметевой, на берегу Невы, при впадении Ижоры.

24. Разумовскому. За него граф Шереметев отдавал тогда свою дочь, графиню Варвару Петровну.

Текст воспроизведен по изданию: Указы графа П. Б. Шереметева его управителям // Русский архив, № 6. 1898

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.