Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Сибирский губернатор Д. И. Чичерин

Рапорт обер-штер-кригс-комиссара Г. М. Осипова императрице Екатерине II. 1779 г.

Историю России второй половины XVIII в. невозможно понять без изучения жизни и личностей тех государственных деятелей, которым Екатерина II поручала реализацию своей реформаторской политики. К их числу принадлежит и выходец из древнего дворянского рода Денис Иванович Чичерин (1720-1785). Значительная часть его жизни связана со службой в лейб-гвардии Семеновском полку, но при Петре III он был уволен в отставку в чине премьер-майора. Екатерина II считала Д. И. Чичерина «человеком добрым и честным», вернула его на службу и уже в 1763 г. пожаловала чином генерал-майора и назначила сибирским губернатором.

Императрица предоставила новому сибирскому губернатору широкие полномочия. 29 января 1764 г. она писала Чичерину: «По отдаленности Сибирской губернии могут от нас иногда такие указы насылаемы к вам быть, что вы, будучи на месте, найдете обстоятельствы, по которым повеленного исполнить вам будет невозможно... Того ради, чрез сие, даем вам дозволение впредь, по благоволению вашему, в подобных случаях о таковых неудобностях, ежели где усмотрите о том, нам прямо доносить» 1. В 60-70-х гг. XVIII в. Д. И. Чичерин провел в Сибири ряд важных реформ: секуляризацию церковных имуществ, замену отработочной и натуральной повинностей для сибирских крестьян денежной, пересмотр ясачного обложения для «иноверцев». При нем было закончено возведение южной укрепленной линии, заселен ряд территорий, в т.ч. Барабинская степь.

Оценка этих крупных изменений в жизни края, как и личности самого губернатора, вызвали целую дискуссию среди сибирских историков. «Губернатор Чичерин до сих пор живет в памяти народа по своим жестким наказаниям», — писал С. С. Шашков 2. Резко отрицательную оценку деятельности Д. И. Чичерина по заселению Барабинских степей и по проведению там тракта дал Н. М. Ядринцев, который считал, что жестокость и огромные жертвы, принесенные для достижения цели, зачеркивают какие-либо заслуги Чичерина в освоении Барабы 3.

Противоположного мнения о Д. И. Чичерине придерживались П. А. Словцов и К. Газенвинкель. Давая восторженную оценку сибирскому губернатору, П. А. Словцов считал, что «имя его как классическое сохранится в памяти Сибири» 4. Отмечая, что воспоминания о прошлых празднествах Чичерина сохранились в преданиях сибиряков, К. Газенвинкель писал: «Легенды перешли в историю, а действительные заслуги этого замечательного администратора, сумевшего спасти Сибирь от ужасов пугачевщины и проведшего целый ряд крупных мероприятий к установлению порядка во вверенной его управлению стране — пока все еще в тени и ждут справедливой оценки» 5.[194]

Е.В. Кузнецов, видевший основную заслугу Д. И. Чичерина в «сбережении Сибири от пугачевского бунта», признавал, что «в памяти народной имя батюшки Дениса Ивановича громко тем своеобразным домостроем — теми обыденными, но небывалыми в Сибири и по строгости, и по жестокости распорядками, которые почти 20 лет с удивительной энергией устанавливал и поддерживал этот грозный деятель екатерининской эпохи» 6.

Эта дискуссия перешла и в современное сибиреведение. Известный историк М. М. Громыко пришла к выводу, что реформы 60-х гг. XVIII в. стали теми благоприятными условиями, которые привели к развитию капиталистических элементов в сельском хозяйстве Западной Сибири. Историк отмечала энергичную деятельность Д. И. Чичерина в проведении этих реформ в крае. Но, в то же время, характеризуя личность сибирского губернатора, М. М. Громыко пишет о нем, как о человеке «властном и вспыльчивом», окружившем себя в Сибири «царской пышностью» 7.

Противоположную оценку губернатору дал Л. А. Гольденберг. Он охарактеризовал Д. И. Чичерина как «умного и талантливого администратора», ссылаясь на его деятельность по преобразованию управления Сибирью и развитию экономики края 8.

Публикуемый ниже рапорт обер-штер-кригс-комиссара Григория Михайловича Осипова императрице Екатерине II о злоупотреблениях чиновников в Сибирской губернии — важный источник для характеристики личности Чичерина и его деятельности. Следствие Г. М. Осипова было возбуждено по именному указу от 21 августа 1778 г. Им Екатерина II предписала Г. М. Осипову провести расследование о злоупотреблениях при заготовлении провианта и фуража для сибирского гарнизона. Но эта задача была только официальным предлогом для истинной цели следствия — императрица поручила Г. М. Осипову «разведать без огласки, образом неприметным, но с крайней точностью» о злоупотреблениях губернатора Д. И. Чичерина на основании особой «записки», приложенной к указу.

В Тобольске Г. М. Осипов возглавил целую комиссию, в которую входили чиновники — заседатели, канцелярские служители и солдаты (последние для рассылок и «караулов»). На основе формулярных списков канцеляристов Тобольского наместничества 1792 г. можно выяснить, что в комиссии «по высочайшему е.и.в. имянному указу для исследования о происходящих в Сибирской губернии заготовлениях провианта и фуража» работали П. С. Захаров, П. Я. Забелин, П. А. Тархов, И. П. Васильев. Самым первым (в 1778 г.) в комиссию с должности канцеляриста Московской типографии, попал П. А. Тархов, т.е. комиссия начала формироваться еще в Москве. Остальные вошли в комиссию в 1779 г. с должностей канцелярских служителей Сибирской губернской канцелярии, т.е. были набраны уже в Тобольске. Все служили при комиссии до окончания ее работы в 1782 г., а П. С. Захаров остался в ней для завершения финансовой отчетности и в 1783-1784 гг. Для всех четверых работа в комиссии стала важным этапом в карьере — с середины 80-х гг. XVIII в. они числятся на должностях секретарей (с тем же рангом) при губернских учреждениях 9.

То, что Екатерина II поручила Г. М. Осипову «разведать» о злоупотреблениях Д. И. Чичерина тайно, существенно сузило методы следствия. Опыт следственных комиссий XVII — XVIII вв. показывает, что наиболее эффективным методом разоблачения злоупотреблений чиновников были проведение «повальных обысков» (поголовных опросов и допросов) среди населения разных местностей Сибири о их жалобах на чиновников и этих [195] жалоб допросами обвиняемых и проверкой их показаний документами 10. Г. М. Осипову приходилось только опрашивать тех, кто хотел ему помочь (т.е. собирать слухи), и просить у чиновников прислать те или иные документы. Осторожность Екатерины II в крупных разоблачениях была связана с боязнью публичной их огласки — преступления такого крупного чиновника, как губернатор, могли плохо сказаться на репутации режима и внутри страны, и в Европе.

Следствие Г. М. Осипова совпало со старостью Д. И. Чичерина, пик его административной деятельности давно прошел. Сам губернатор, узнав о начале следствия, стал говорить, что «в рассуждении лет своих и имея дочь в совершенном уже возрасте», он будет «просить от должности о увольнении». Эта обстановка упадка бросалась в глаза. О доме губернатора следователь писал, что в нем «без отвращения быть неможно»: «... дом его неприбран, ниже малейшей чистоты предвещающей порядочное убранство нет в оном; даже стулья ничем необитые, самой грубой работы, вымазанные краскою; а столовой сервиз из простой горшечной глины». Но эта бедность давала и повод к подозрениям: штаб-лекарь И. И. Петерсон рассказывал Г. М. Осипову, что губернатор «редкой год подвод пятдесят, а иногда и до ста» со своими товарами отправлял из Тобольска в Москву.

Г. М. Осипов заметил в Д. И. Чичерине его «тщеславие и самохвальство», хотя «уже и не в том виде пышности». Губернатор все еще оставался гостеприимным хозяином. Г. М. Осипов сообщает, что Д. И. Чичерин посылал ему «стерлядь превеликую», потом «зелень и другие разные здешняго края... в пищу припасы», а сын губернатора — лаковый столик, но все это «с такою благопристойностью, что кроме одного благоприятства и вежливости заключить из того ничего невозможно».

Старые порядки проступали повсеместно: в услужении в доме губернатора были наказанные кнутом колодники; в личной команде у него были две «гренадерские роты», тридцать «гусар» и два «кирасира». Содержались эти команды за счет штатов сибирского гарнизона, а набирали в них ссыльных: в «гусары» — поляков-конфедератов, «людей к сей службе весьма способных»; в гренадеры — колодников, «людей видных», «нашедших милость у губернатора». Об этом Г. М. Осипов писал: «Дерзкая или свойственнее безумная его пышность и величавость до того простирались, что некоторым наказанным колодникам из бывших в военной службе возвращал он шпаги и в знак прощения их преступлений сам собою прикрывал знаменами публично».

В соответствии с законодательством Д. И. Чичерин должен был решать все дела губернии коллегиально со своими «товарищами» (вице-губернаторами) в губернской канцелярии. Но губернатор всегда вел дела единолично: сначала через секретную экспедицию, затем «губернаторскую комиссию» и, наконец, уже при Осипове, в своем доме. Делал он это, «дабы всякий считал, что от одной его руки блаженство каждого зависит». При этом губернатор прислушивался к мнению своих «любимцев», о которых Осипов писал: «... окружающие губернатора под видом любимцов твари». О губернаторской комиссии следователю удалось выяснить только то, что «в прежние времена» она «страшное имя имела»; через нее губернатор «посылал все свои указы, ордера и предложения», «даже... по указам из сей канцелярии и выдачи денежные бывали».

О злоупотреблениях уездной и волостной администрации Г. М. Осипову рассказывали даже сам Д. И. Чичерин и его «товарищи». Губернаторский товарищ Тавайдаков свидетельствовал: «... на многих комиссаров, волостных [196] управителей и на офицеров... бывают жалобы и когда оные доходят до губернской канцелярии, то исследуются, но решимости оным от губернатора не бывает». Сам Д. И. Чичерин объяснял: «... людей к порядочному отправлению должностей он не имеет и... ежели кому что ко исправлению от него поручается, то редкой обойдется без шалости и на него без жалобы, так что по строгости законов за то бы их и наказывать надлежало, но к погублению людей будучи он несроден, приказывает по просьбам их следовать и возвращать обидимым все по их показаниям, а осуждение их оставляет впредь до рассмотрения».

По слухам, собранным Г. М. Осиповым, губернатор «употребляет в комиссары» ссыльных; назначает вновь на должности чиновников, «бывших под следствием и неоправдавшихся». Вести следствие о злоупотреблениях уездных чиновников трудно, т.к. «все просьбы и жалобы приносят губернатору на дому и в губернию только то идет, о чем он скажет подать в губернскую канцелярию».

В то же время Г. М. Осипов пришел к выводу, что Д. И. Чичерин не брал взяток с чиновников, т.е. в Сибири 60-70-х гг. XVIII в. не было той криминальной пирамиды в государственном аппарате, которая была в губернаторство кн. М. П. Гагарина или А. М. Сухарева. Следователь пишет: «... по-видимому, все главнейшие злоупотребления от воевод и комиссаров чинимые происходят в отдаленных местах, особливо над иноверцами», а губернатор в своем стремлении к «пышности и великолепию», слушая своих «любимцев», не принимал нужных мер к их искоренению.

Г. М. Осипов выдвинул только три обвинения против конкретных чиновников: начальника Тобольской провиантской канцелярии полковника Булгакова, пелымского комиссара Попова, красноярского воеводы князя Пелымского. Первым двум, на основе факта быстрого обогащения во время отправления ими своих должностей, а третьему — со слов енисейского воеводы Гревенца.

Тесные отношения Д. И. Чичерина с сибирским купечеством так же нашли отражение в рапорте Г. М. Осипова. Следователь выяснил, что губернатор незаконно отпускал на свободу и отдавал в службу купцам колодников.

Большое внимание в своем рапорте Г. М. Осипов уделил поселениям, возникшим в Сибири в 60-70-х гг. XVIII в. в результате ссылки крестьян «из России от помещиков в зачет рекрутов». Следователь установил, что «домашнее хозяйство» у поселян повсеместно «в самом худом состоянии»; у многих нет лошадей, а у кого есть, у тех лошади «крайне худы и ни к чему не годны»; в новых поселениях наблюдается огромный недостаток женщин. К этому следует добавить злоупотребления чиновников: некоторые доходили даже до того, что продавали сосланных на поселение женщин тому, кто дороже заплатит.

Рапорт Г. М. Осипова привел к отставке от службы Д. И. Чичерина. Екатерина II передала этот рапорт своему статс-секретарю А. А. Безбородко (на первом листе рапорта Г. М. Осипова имеется помета: «Из дел кн. Безбородко). 7 мая 1780 г. А. А. Безбородко объявил Е. П. Кошкину именной указ: «Сегодня было угодно е.и.в. решить жребий ваш действительным назначением вашего превосходительства в должность Пермского и Тобольского губернатора. Г-н Чичерин отозван с сохранением жалования. Пермским губернатором наименован г-н Ламб, а Тобольского в должность — Г. М. Осипов, коему велено и принять губернию от г-на Чичерина самолично... Государыня тут повторяла, что она о добре вашем и дому вашего не применет мыслить, радуясь, что для сего отдаленного края нашла она верховного правителя, в коего ревности, бескорыстии и способности она совершенно уверена» 11.

Результаты следствия так и остались тайной даже в Тобольске. Местный чиновник В. С. Хвостов писал позднее, что когда Е. П. Кашкин приехал в Тобольск, он обращался с Д. И. Чичериным с «большой спесью». Истинную [197] причину такого отношения В. С. Хвостов не понял и приписал ее характеру нового генерал-губернатора 12.

В начале 80-х гг. XVIII в. произошли большие кадровые изменения в составе сибирского чиновничества, но связаны они были с учреждением Тобольского наместничества, а не с результатами следствия. Так, «товарищ губернатора» М. М. Черкашенников, который в 1770-х гг., по отзыву Г. М. Осипова, был в «тесной связи» с Д. И. Чичериным, с 1782 по 1793 г. занимал должность председателя палаты уголовного суда Тобольского наместничества, а кн. И. Я. Пелымский в 1783 г. был отставлен от службы с награждением рангом коллежского ассесора 13.

Публикуемый документ хранится в Российском государственном архиве древних актов (РГАДА), в фонде 24 «Сибирский приказ и управление Сибирью». На его основе можно рассматривать механизмы проведения и результаты реформ Екатерины II в Сибири, особенности ее кадровой политики, характеризовать личность и деятельность Д. И. Чичерина, изучать историю сибирской администрации.

Текст документа передается по правилам современной орфографии с сохранением стилистических особенностей подлинника.

Публикацию подготовил кандидат исторических наук М. О. Акишин.


Комментарии

1. РГАДА. Ф.24. Оп.1. Д.35. Л.13.

2. Серафимович С. (Шашков). Очерки русских нравов в старинной Сибири // Отечественные записки. 1867. Кн.2. Октябрь.

3. См.: Ядринцев Н. М. Русская община в тюрьме и ссылке. СПб., 1872. С.549.

4. Словцов П. А. Историческое обозрение Сибири. СПб., 1886. Кн.2. С.293-294.

5. Газенвинкель К. Сибирский губернатор Д. И. Чичерин // Исторический вестник. 1883. Июнь.

6. О распоряжениях Чичерина в Тобольске. 40 архивных документов с предисловием... Е. В. Кузнецова. Тобольск, 1891. С.8.

7. Громыко М. М. Западная Сибирь в XVIII в. Новосибирск, 1965. С.254.

8. См.: Гольденберг Л. А Каторжанин — сибирский губернатор. Жизнь и труды Ф. И. Соймонова. Магадан, 1979. С.217.

9. Тобольский филиал Государственного архива Тюменской области (ТФ ГАТюО). Ф. И-341. Оп.1. Д.159. Л.2 об, 5 об, 40 об, 63 об.

10. См.: Зольникова Н. Д. «Нарымское дело» 1642-1647 // Древнерусская рукописная книга и ее бытование в Сибири. Новосибирск, 1982; Покровский Н. Н. Сибирское дело о десятильниках // Новые материалы по истории Сибири досоветского периода. Новосибирск, 1986; Акишин М. О. Русская провинция в годы реформ Петра I (Административные преобразования, фискальная и социальная политика в Сибири). Автореф. дисс. ... к.и.н. Екатеринбург, 1994; Рафиенко Л. С. Следственные комиссии в Сибири в 30-60-х гг. XVIII в. // Освоение Сибири в эпоху феодализма (XVII — XIX вв.). Новосибирск, 1968.

11. Кашкин Н. Н. О роде Кашкиных. СПб., 1913. С.178.

12. См.: Русский архив. М., 1870. С.112.

13. ТФ ГАТюО. Ф. И-341. Оп.1. Д.81. Л.5, 25, 40, 54; Быконя Г. Ф. Русское неподатное население Восточной Сибири в XVIII — начале XIX вв. (Формирование военно-бюрократического дворянства). Красноярск, 1985. С.88-89.

Текст воспроизведен по изданию: Сибирский губернатор Д. И. Чичерин. Рапорт обер-штерн-кригс-комиссара Г. М. Осипова императрице Екатерине II. 1779 г. // Исторический архив, № 3. 1996

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.