Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПИСЬМА Я. А. БРЮСА В. М. ДОЛГОРУКОВУ-КРЫМСКОМУ

№ 1

2 июля 1777 1

Милостивой государь мой, князь Василей Михайлович!

Письмо Вашего Сиятельства от 19-го текущаго месеца получить честь имел, и чувствительно мне было видеть, что могли Ваше Сиятельство когда-нибудь возомнить, чтоб я отступил от той совершеннейшей преданности и почтения, которым я столь издавна и навсегда ко особе вашей наполнен. А что не писал несколко времяни, то причиною была моя болезнь, да и бытность ваша в деревне. Теперь же истинно пребыванием здесь короля шведскаго 2 столько заняты, что не делав ничего, чтоб достойно было пересказать, но все дни так заняты, что урывкою едва можно найтить для себя часы. Обеды и ужины ежедневные, как во дворце, так и у партикулярных. Тож ездит он все смотреть, что есть достойнаго в Петербурге примечания. [198] Следственно, почасту и должно тамо находиться. А я хотя под видом, что живу на даче и дочь свою 3 без призрения оставить не могу, и отложился от житья в Петергофе, но все не меньше, как дни четыре в неделе тамо быть должен. Завтре будет он смотреть до обеда адмиралтейство. Обедает у Чернышева 4. Потом поедет в Галерную гавань. Я во всех местах с ним буду, и, будто нечаянно, провезу ево мимо своего полку псковскаго, которой тож ему покажу. Вот, милостивой государь, сколько пустых хлопот. Мы права от добраго сердца пожелаем ему счастьливой путь. А для пребывания ево привезен в Петергоф фелдмаршал Голицын 5, Чернышов, Репнин 6. Все с фамилиями. У фелдмаршала Румянцова 7 всегда что-нибудь да болит. Затем он не приезжал. Старичок ваш московской 8 пожил дней шесть, да убрался в Петербург. Дряхлость и глухота ко многому препятствует, а у двора должно быть с чуткими ушами, с свежими ногами и быстрыми глазами. А особливо нынече, в разсуждении летняго время, дремать не здорово.

Светлейший князь с супругою 9 вчерась на куртаг приехал. Но у ней щека распухла. Так она в публику еще княгиней и не казалась, а государыней принята очень милостиво. Камер-юнкер князь Голицын женился 10. Только, быв отпущон на два года, в публику не кажется, и сказывают, что увезет ее с собою на караблях. Мы все ждем, не поженятся ли в Москве по здешнему примеру? А кто хочет, то советую спешить. Площадь говорит, что на будущия времена будет уже строжайше запрещено жениться на сестрах. Мне очень жаль, что я женат 11. [199] А без того бы увез по неимению в Москве моря добрым зимним путем княжну Федосью Васильевну 12. Пожалуйте, скажите ей от меня.

Что брат, князь Василей 13, пеняет, что я к нему не пишу, тому он сам причина. Он два письма ко мне писал из Варшавы и Берлина, сказывая в них, что скоро едет, а куды, о том не пишет. Так возможности письма к нему доставлять и не оставалось. А фарфор ево, как получу, то по вашему приказанию в своей казенной и оставлю.

Недавно удалось мне купить в совершеннейших статях белаго дацкого жеребца, то есть ли, милостивой государь, где встретится белая кобыла в статях широких или игрения, то покорнейше прошу не упустить для меня купить.

А за сим с совершеннейшею преданностию и особым почитанием есть Вашего Сиятельства, милостиваго государя моего,

покорнейший слуга граф Брюс.

Июня 26-го дня 1777 году. Приморская дача.

P. S. 14.

№ 2

Получено октября 15 дня 1777

Милостивой государь мой, князь Василий Михайлович!

Я не хотел оставить, чтобы Вашему Сиятельству не сообщить, что торги в Сенате начались, и был в пятницу первой торг, а севодни будет второй, [200] где может быть дойдет и до городов. Но, по-видимому, надежда худая. Петербургския поставщики, все лифляндцы, спустили в первом торгу 26 ко[пеек] с ведра, то есть цена теперь состоит 74 копейки и уже есть в совершенной им наклад. Но с тем совсем не отстают. Поставки всей в Петербург надобно 450 тысяч, а чухонцов подписалось на милион четыреста тысяч. И тем один другова раззоряют.

В Москве тоже цену спустили, многия уже в 80-ть копеек, и севоднишной день нас согласилось тысяч на четыреста совсем отказаться и ниже осмидесят копеек нейтить. А вослибо сим способом удержим цену. Да, и, к нашему щастию, полнаго числа не достает. Так нас больше чухон и уважают. Желаю Вашему Сиятельству быть счастливее нас в ваших торгах. Но крайне опасно везде подрыву, а паче потому, что естли мы сей цены не удержим в Москве, то пойдем по городам, которыя уже все наполнены желающими ставить. А нас вдруг разсыплется и еще тысяч на четыреста ведр, и тем мы друг друга будем подрывать. Да, и генерал-прокурор 15 всеусерднейше тщится всех поставщиков низкими ценами ввести в несостояние. Я всеми образами Нежданова наставляю. И надеюсь, что он в выгодности Вашего Сиятельства ничего не упустит. Он с большою ревностию и усердием и что только возможно, то о всем по Сенату старается проведывать и на всякия могущия по тому впредь быть случаи требует моего наставления.

Причина таковой низкой цены, что господа наслали сюда поверенных пьяниц и дураков, которыя ни смысла, ни понятия не имеют, и от страху все в Сенате [201] дрожжат, и что секретари не прикажут, то и исполняют, то раболепнейше и говорят. А Пашкова слуга с пьяна вдруг 3 ко[пейки] с московской цены снес и тем всю цену испортил.

Мы третьяго дни обедали у князя Потемкина в Аничковском доме, что построен у него малинькой в саду, где государыня изволила быть и Ивану Ивановичу Шувалову 16 пожаловать ежегодно пенсии по 6-ти тысяч рублев и генеральское жалованье, сказав ему, что я знаю, что вы ничего не имеете, а мы одной матери дети. Так по сему я за долг себе и почитаю вас поставить в безнуждное положение. Он со особою отличностию принят у обеих дворов.

Я слышу, что вы изволите сюды быть со всем вашим домом и заранее уже удовольствие себе ощущаете, да уже бы в порядке и было, чтоб привезть сюды и с графинею Валентина Платоновича 17. От брата, князь Василья Васильевича получил я вчерась писмо из Парижа, и к нему севоднишной же день и ответствую. Из его писма мне кажется, что Париж ему понравился, а из вещей ево из Берлина ничего здесь в привозе еще нет. Жена моя Вашему Сиятельству, тож и тетушке, равно как и я, свидетельствуем свое почтение.

А из за того с совершенною преданностию есть и пребыть навсегда имею Вашего Сиятельства, милостиваго государя моего

покорнейший слуга граф Брюс.

Октября 10-го дня 1777 года. С-П[етер]бург. [202]

№ 3

Милостивой государь мой, князь Василий Михайлович!

Писмо Вашего Сиятельства от 9-го текущаго месяца получить я честь имел и совершеннейше могу Вас уверить, что дошедшей до вас о брате слух есть совершенно ложной, как по тем существительным доказательствам, что в первом моем писме вам донес, так и на сих днях по полученному мною писму из Парижа от князя Борятинского 18 от 5-го июля, где между протчим он пишит, что брат из Лондона ему сообщает, что во оном жить ему скучно, и к сему сказывает мне, что брат жил в Париже очень весело, но весма хозяйственно, и играл отменно щастливо и умно, и денег выиграл много и заключает точно сими словами, что он молодец сам у себя и денги свои щитать умеит. А проигрался в Париже Зоричев 19 брат, Неранжич 20, большою суммою тысяч более тритцати рублев. И так сие и могло подать причину тому слуху, которой Вашему Сиятельству прибывшей наш простяк сообщил.

Двор 28-го совсем возворотится в Петербург. Впротчем, новостей у нас никаких нет. В Кубань давно уже командирован барон Игельштром 21, которой завтрешней день и едит. О войне нет новых слухов. Но мы все также не в миру, как уже и несколько лет есть. Граф Петр Александрович 22 все с визирем переписывается, но ничего не выходит, и ничего по сей части новаго нет. Что касается до пикинернаго полковника, то как их здесь число довольное, то уверяю Ваше Сиятельство, что нет ни одного, которой бы больше другова был примечателен. А за тем нижайше благодарю за приписание к моей жене. Она безотлучно в Царском селе и пользуется высокомонаршею милостию больше, нежели когда-нибудь. А я свидетельствую милостивой государыне тетушке и сестрице и княжне мое почтение.

Пребуду с моим совершенным почитанием и преданностию Вашего Сиятельства, милостиваго государя моего

покорнейший слуга граф Брюс.

Августа 16-го дня 1778 году. С приморской дачи

№ 4

Марта 18 дня 1779

Милостивой государь мой, князь Василий Михайлович!

Я нечаянно вчерась сведал, что поутру Апухтин 23 привозил ваше доношение, посланное в Военную коллегию, и по оному Князю 24 докладывал, которой из уважения к вашей особе то в коллегию не возвратил, но оставил у себя. Мне бывшия при том пересказали. Я тотчас пошол и доношение ваше выпросил и при сем ево и с челобитною препровождаю. Вы изволите просить коллегию, чтобы штату вашего генералс-адъютанта отпустить волонтером по его челобитной к войскам, отряженным к армии Его Величества короля прускаго 25, каковых никогда формально отряжено не было, и мы все о сем не инако известны, как чрез площадныя слухи. И буде оно было или есть, то в кабинете нашем и по сей час хранится секретом. Следственно, о сем не токмо, чтобы писменно в коллегию войтить, но и публично говорить не можно. И естли бы сие уважение от Князя вашей особе зделано не было, то бы, конечно, получили от коллегии пресуровейший [203] указ и с таковыми запросами, на которыя бы ответствовать не токмо что было трудно, но и невозможно. А естли бы Вашему Сиятельству и угодно было адъютанта своего туды послать, то бы могли сказать, что в корпус, которой находится в Польше под командою генерал-порутчика Потемкина 26, и чтобы оной ваш адъютант по согласию ево находился при нем. Да и в том надобности, кажется, теперь никакой нет, потому что в Германии мир уже на верно почитают 27.

А затем я всегда пребуду, как со особым почтением, так и истиннейшею преданностию Вашего Сиятельства, милостиваго государя моего

покорнейший слуга, граф Брюс.

Марта 12-го дня 1779 года. С-Петербург.


Комментарии

РГАДА, ф. 1287, оп. 1, д. 6237, письма № 1-4 — лл. 19, 19 об.; 22-23; 17, 17 об.; 24.

1. Помета о получении письма В. М. Долгоруковым-Крымским.

2. Густав III (1746-1792), король Швеции с 1771 г. В России под именем графа Готландского находился с 5/16 июня по 5/16 июля 1777 г.

3. Брюс Екатерина Яковлевна (1775/76-1829), в 1793 г. вышла замуж за графа Василия Валентиновича Мусина-Пушкина (1775-1836).

4. Чернышев Иван Григорьевич (1726-1797), граф, с 1769 г. вице-президент Адмиралтейской коллегии.

5. Голицын Александр Михайлович (1718-1783), князь, с 1769 г. генерал-фельдмаршал, в первый год русско-турецкой войны 1768-1774 гг. командовал 1-й армией, осаждавшей крепость Хотин. При императрице Елизавете Петровне — посланник при Нижне-Саксонском округе (в Гамбурге) с 1749 г. по 1755 г.

6. Репнин Николай Васильевич (1734-1801), князь, с 1774 г. генерал-аншеф, подполковник л.-гв. Измайловского полка, с 1764 г. по 1768 г. российский посол в Польше, с 1775 г. по 1776 г. — в Турции. Участвовал в русско-турецкой войне 1768-1774 гг., командуя различными соединениями. В июле 1774 г. вместе с П. А. Румянцевым подписал мирный договор с Турцией в Кючук-Кайнарджи.

7. Румянцев Петр Александрович (1725-1796), граф, с 1764 г. генерал-губернатор Малороссии, с 1770 г. генерал-фельдмаршал, в русско-турецкой войне 1768-1774 гг. до сентября 1769 г. командовал 2-й, затем 1-й армией. В кампании 1770 г. трижды разгромил турецкую армию в сражениях при Рябой могиле (17 июня), Ларге (7 июля) и Кагуле (21 июля)

8. Волконский Михаил Никитич (1713-1788), князь, с 1771 г. по 1780 г. московский главнокомандующий. Согласно Камер-фурьерскому журналу за 1777 г., он присутствовал в Петергофе с 13 по 18 июня, а также 25, 28 и 29 июня.

9. Орлов Григорий Григорьевич (1734-1783), граф, с 1772 г. князь Священной Римской империи, с 1764 г. генерал-аншеф, с 1765 г. генерал-фельдцейхмейстер. 5 июня 1777 г. обвенчался со своей двоюродной сестрой, фрейлиной императрицы Зиновьевой Екатериной Николаевной (1758-1781).

10. Голицын Николай Алексеевич (1751-1809), князь, с 1773 г. камер-юнкер императрицы. Женат на дочери статс-секретаря и главы кабинета императрицы А. В. Олсуфьева, Марии Адамовне Олсуфьевой (1757-1820).

11. Брюс Прасковья Александровна (1729-1786), урожденная Румянцева, графиня, родная сестра П. А. Румянцева-Задунайского, с 1751 г. замужем за Я. А. Брюс.

12. Долгорукова Федосья Васильевна (1747-1825), княжна, дочь генерала-фельдмаршала В. М. Долгорукова-Крымского.

13. Долгоруков Василий Васильевич (1752-1812), князь, сын генерала-фельдмаршала В. М. Долгорукова-Крымского.

14. Постскриптум не сохранился.

15. Вяземский Александр Алексеевич (1727-1793), князь, с 1764 г. исполняющий обязанность генерал-прокурора, с 1767 г. генерал-прокурор Сената.

16. Шувалов Иван Иванович (1727-1797), граф, «фаворит» императрицы Елизаветы Петровны, куратор Московского университета и Академии Художеств. С 1763 г. жил за границей, путешествуя по разным странам. 17 сентября 1777 г. вернулся в Петербург. 28 июня 1778 г. пожалован в обер-камергеры.

17. Мусин-Пушкин Валентин Платонович (1735-1804), граф, с 1773 г. генерал-поручик, во время русско-турецкой войны 1768-1774 гг. служил во 2-й армии, которой с 1770 г. командовал В. М. Долгоруков-Крымский. Женат на дочери командующего, Прасковье Васильевне Долгоруковой (1754-1826).

18. Барятинский Иван Сергеевич (1740-1811), князь, с 1771 г. генерал-майор, с 1777 г. генерал-поручик, российский посланник во Франции с 1774 г. по 1785 г.

19. Зорич Семен Гаврилович (?-1799), с 1770 г. секунд-майор Ахтырского гусарского полка, с 1777 г. генерал-майор, сослуживец Г. А. Потемкина, с июня 1777 г. по май 1778 г. фаворит императрицы Екатерины II. После увольнения от Двора в чине генерала-поручика поселился в Шклове, где основал кадетский корпус.

20. Неранжич Давыд Гаврилович, родной брат С. Г. Зорича, с 1777 г. полковник, флигель-адъютант императрицы Екатерины II.

21. Игельстром Иосиф Андреевич (1737-1817 или 1823), барон, с 1775 г. генерал-поручик, командирован для руководства войсками на Кубани по просьбе А. В. Суворова.

22. П. А. Румянцев.

23. Апухтин Аким Иванович (1724-1798), с 1773 г. генерал-поручик, член Военной коллегии.

24. Потемкин Г. А.

25. Фридрих II Великий (1712-1786), король Пруссии с 1740 г.

26. Потемкин Павел Сергеевич (1743-1796), троюродный брат Г. А. Потемкина, с 1774 г. генерал-майор, с 1780 г. генерал-поручик. Исполнял обязанности командующего вспомогательным корпусом, сформированным в Галиции для оказания поддержки прусским войскам. Я. А. Брюс присвоил П. С. Потемкину чин генерал-поручика, видимо, по ошибке.

27. Война между Пруссией и Австрией за принадлежность части территории Баварского курфюршества началась 22 июня (3 июля) 1778 г. и свелась к маневрированию войск в приграничных районах двух государств. После обнародования декларации Екатерины II от 21 сентября (2 октября) в пользу прусско-саксонско-баварской коалиции обе стороны приступили к переговорам при посредничестве России и Франции. Они завершились подписанием в Тешене 2/13 мая 1779 г. мирного договора, урегулировавшего конфликт.

Текст воспроизведен по изданию: Из архивных россыпей потемкинского времени // Российский архив, Том XV. М. Российский фонд культуры. Студия "Тритэ" Никиты Михалкова "Российский архив". 2007

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.