Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ ОБЩЕСТВЕННОГО СОЗНАНИЯ РУССКОГО КРЕСТЬЯНСТВА XVIII В.

Одна из трудностей в изучении общественного сознания крепостного крестьянства – крайняя скудость источников, исходящих от самих крестьян. За исключением немногих программных документов крестьянских войн («прелестных писем» С. Разина и К. Булавина и пугачевских манифестов), внимание историков привлекали до сих пор главным образом памятники фольклора и крестьянские челобитные 1. Эти источники весьма специфичны и не всегда достаточно полно раскрывают действительные мысли и чувства крестьян. Более непосредственно выражают их подлинные крестьянские письма друг к другу, которых по ряду причин сохранилось очень мало. Все это делает особо ценной выявленную в фонде канцелярии Синода ЦГИА СССР переписку между руководителями движения крестьян Шацкой вотчины Новоспасского монастыря, отражающую намерения и настроения авторов во время одного из самых массовых и упорных выступлений монастырских крестьян 50-х – начала 60-х годов XVIII в.

Волнения крестьян сел Спасского, Введенского и Козмодемьянского Новоспасского монастыря Шацкого уезда, проходившие в 1753-1761 гг., уже привлекали внимание историков 2 . Эти села относились к разряду так называемых «заопределенных вотчин» 3 . В 1744 г. после упразднения Коллегии экономии, эти вотчины оказались в полной власти монастырей. Поборы стали взиматься «сверх прежних окладов». Крестьяне многих «заопределенных вотчин», в том числе и Шацкой, в ответ на это били челом правительству об изъятии их из-под власти монастыря, но просьбу крестьян не удовлетворили. Один из вожаков новоспасских крестьян Федор Котельников был отправлен в ссылку 4 . В 1753 г. движение за избавление от подчинения монастырю возобновилось. Крестьяне подают новые челобитные, сначала о смещении управителя вотчины Серебрякова, затем – об «отрешении» их сел от Новоспасского монастыря и передаче в ведение Экономической канцелярии синодального правления. В ожидании «всемилостивейшего указа» крестьяне прекратили повиноваться монастырю. Власть в вотчине перешла в руки старост, выборных и руководителя движения Михаила Ивановича Мирзина, которого крестьяне самовольно избрали в управители. М. И. Мирзин ведал «судом и расправою», выдавал крестьянам отпускные письма и паспорта. В базарные дни односельчане приходили к нему в знак уважения «с калачами поклониться». Ночью вооруженные крестьяне охраняли его двор от возможного нападения монастырских властей. На случай прихода сыскной команды [48] у крестьян был уговор бить в набат и стоять заодно 5 . Сопротивление крестьян монастырским властям и присланной по их просьбе военной команде продолжалось до 1761 г. После ареста в 1757 г. Мирхина, движение успешно возглавляли Петр Бутыцын, Степан Рябов, Василий Рогов 6 .

М. И. Мирзину было в 1753 г. около 49 лет. Он происходил из старообрядческой семьи, но в 1744 г. подал челобитную о возвращении в православие и снятии с него наложенных на старообрядцев двойных повинностей. М. И. Мирзин, как и выборные мирские челобитчики П. А. Бутыцын, П. И. Базяев и И. С. Косауров, был грамотен. Действиями челобитчиков, посланных в Москву для подачи челобитной находившейся там императрице Елизавете Петровне, он руководил путем переписки. Следует заметить, что выборные были хорошо подготовленными людьми для выполнения своей миссии. При обычке у них изъяли печатные указы и множество копий и выписок из различных законов. В своих жалобах крестьяне многократно ссылались на различные законодательные акты 7 . Переписка между крестьянскими вожаками позволяет судить не только о степени осведомленности крестьян в государственном законодательстве, но и об их понимании непримиримости интересов монастыря и крестьянского мира, необходимости единства всех членов общины. В то же время, все надежды крестьяне возлагали на «всемилостивейшую» императрицу и великого князя Петра Федоровича. Последнее обстоятельство характерно. Разные слухъи о благоприятных для народа намерениях наследника престола давно ходили в крестьянской среде.

Имевшийся уже у крестьян печальный опыт позволял им судить, что ждет их в случае неудачи челобитья. Крестьяне понимали и то, что частичные уступки со стороны монастыря не решат дела. Единственным удовлетоврительным для них исходом было «отрешение» от монастыря, секуляризация. В письмах крестьянских вожаков, как и в их челобитных, видны и сильные, и слабые стороны общественного сознания монастырских крестьян середины XVIII в.

Два из публикуемых писем посланы осенью 1753 г. в связи с подачей челобитной императрице. Они были изъяты у челобитчиков при аресте, последовавшем за подачу жалобы «не по команде», т. е. минуя промежуточные инстанции 8 . Первое письмо датировано автором, воторое датируется по упоминанию в нем первого, т. е. оно было написано после посылки первого письма, но до ареста челобитчиков, между 5 сентября и 11 ноября 1753 г. Третье письмо было обнаружено в мае 1755 г. в бревенчатой стене чулана, где незадолго до того жили челобитчики, у оброчного крестьянина Нижегородского Печерского монастыря Семена Кондратьева, имевшего собственный двор в Семеновской слободе Москвы 9 . Подлинник этого письма не сохранился, но монастырские власти в своем доношении, при котором оно было препровождено синодальным властям, автором его называют М. И. Мирзина. Этой версии не противоречит стиль письма. Датировать его можно условно между мартом 1755 г. (появление в селах указа о поимке Мирзина) и маем того же года (обнаружение письма).

Письма публикуются впервые.

Публикацию подготовил Д. И. Раскин, кандидат исторических наук.


№ 1

Письма Михаила Мирзина Петру Бутыцыну

5 сентября 1753 г.

Государь мой, братец, Петр Алексеевич, здравствуй!

Ведомо тебе суди, от вас письма и с определения и указу копии 10 получили сентября 4 дня 1753 году. [49]

Да еще ведомо вам буди, что которое от нас к вам послано 11 черная челобитна, ежели она еще не подана, то в ней написано, как он, Серебреков, ездя в поля, поморил 10 лошадей. И вы то слово четкою 12 лошадей переменитя, а напишитя вместо того: померло многое число лошадей, а не чткою. Да еще ж, которое черное челобитье на прикащика Серебрекова, и вы сыщите доброго человека и прежние подаваные в Сенате и в Синоде челобитны и на прикащика все три в одну перепишите, чтоб она была в готовности для подачи всемилостивейшей государыни. Да смотрите же, хотя и будут вас лестить в Новоспаском монастыре, чего они и обещать будут удоволствовать, тому не верте, что видя обманут вас. Да еще берегитесь, не все в монастырь ходите. А как у вас будет челобитна вся в готовности для подачи, то немедленно подавайте всемилостивейшей. А о займе денег, чтоб сто рублев вам на харчь занять, и вы 13 заимите безо всего, да напрасно не харчьте. А домой не рвитеся: скоро как ни мысли, а бес подачи самой государыни никак миновать не можно. А ежели изготовите челобитну, то хотя и к енералу сходите, не велит ли он, Деев, к себе подать 14. А что самой всемилостивейшей хотите подать, о том вы и генералу не объявляйте, чтоб та ваша подача тайна была. Толка генералу о том объявляйте, что, де, нас монастырь не ходоков, но вотчину всю городом Шацким весма истаскали и разорили до конца посылками, забирают за один раз человек по 50 и по 60 в самую полевую работу. А изъянов становитца за каждую поестъку рублев по 50 и болше. А уже было из Шацка за нами 4 присылки. Да еще, кои даны от миру приговоры на Серебрякова во взятках, те крепко блюдите, чтоб в монастырь не попали. Ежели ту челобитну на Серебрякова с прежними сообщитя, к подачи не торопясь ту челобитну высматривать велите. А промеж себя вы отнюдь не бранитесь, живите, друг друга во всем слушайтесь. Ежели станете меж себя жить хорошо, то и миру будет приятно, и мирское серца 15 вашу всякую вкупе работу увидит, и бог вам поможет.

Да смотри же, Петр Алексеевич, не как бы напред сего Андрей Шикин зделал 16, как бы тебе от миру не согрешить было, нимало не мирволь. А хотя они домой тебя звать станут, якобы для следствия монастырем, отнюдь ты не езди с ними, останься и свое управляй, чтоб челобитна была исправна к подаче всемилостивейшей. Да писал я к тебе и Косаурову на словах приказывал, что кои тамо у вас есть мирские приговоры, то вы тех приговоров ходокам ни единого не отдавать 17 а давать на дорогу писмы от себя, а приговоры блюдите для всячены 18. Да для того, чтобы была дорога к вышънему суду 19, не можно ль на Серебрякова подавать архимандриту челобитну, да в ней не забутте, напишите в лошедях, что заездил и померло 150 лошадей, то в челобитной не вписывайте, а напишите, что померло множество лошедей. А впред посылайте ходоков по одной дороге, по Касимовке, для того, что может то излишней ходбы не будет. А затем ты, Петр Бутыцын, да и все товарыщи, смотрите, домой все отнюдь не ходите. А паче ты, Петр Бутыцын, да Петр Базяев, да Иван Касауров, трое отнюдь не ходите домой, в побег почтут.

А в Воронежскую губернскую канцелярию на управителя Серебрякова явочная челобитная послана сентября 5 дня 1753 году, а, чаю, и ево туды возмут.

А что денег вы в Москве взаймы возмите хотя сто рублев, а у нас за смяткою, ей-ей, уже и не время. А болше, что по прозбе Серебрякова в Шацкой по пятидесят человек таскают.

При сем ваш, моих милостивых друзей и соболезненно работающих с нами братии [50] нашей Петру Алексеевичу, Петру Игнатьевичу, Ивану Семеновичу, Григорию Игнатьевичу 20, от всех мирских людей нижайший поклон отдаем.

Сентября 5 дня 1753 году.

ЦГИА ССР, ф. 796, оп. 34, д. 342, л. 76-77 об. Подлинник

№ 2

Письмо Михаила Мирзина Петру Бутыцыну с товарищами.

Между 5 сентября и 11 ноября 1753 г.

Петр Алексеевич, Петр Игнатьевич, Иван Алексеевич, Григорей Игнатьевич, Никита Феоктистович, Архип Алексеевич, 21 здравствуйте!

Писали мы к вам многократно, чтоб вы не плошали, но подавали бы вы челобитну всемилостивейшей государыни. И по тем посланным от нас к вам писмам мы видим, что буто вы не радеете в мир. И знатно, что вы положили надеяние Новоспаского монастыря на властей и служителей и ожидаете от них по указом исполнение, а они делают одно продолжение, в вотчине всеконечна изнурения и погибель, и разорение. И ежели вы того ожидаете от них, властей, потому вы самые люди безумные и ни к чему не годные, и смыслом вашим подобны скоту несмысъленному. На кого мы бьем челом, от того и милости ожидаете! Разве хотите от них того дождатца, чтоб вас и весь мир ввалить в юдоль плачевную? Чего нам от них добра ждать?

Но получа сие письмо, вы себе примите в разум: ежели от вас в Сенат или самой государыни до сей челобитной не подана, то сию челобитну переписать сыщите доброго человека и искусного к писму и скорее перепишите и немедленно подавайте. И переписав ту челобитну на гербовую бумагу, отнюдь не мешкавши подавайте. А то весь народ оплошал, и прикащик обрадовался, что дело наше в монастыре. И чает прикащик, что монастырь все хощет по-своему учинить. Пожалуйте 22 , Христа ради, батюшки наши и братцы и любезные други, не ослушайтесь сих наших писем, написав такую челобитну и, не мешкавши, подавайте самой всемилостивейшей государыни! Ежели ж вы, паче чаяния, получа сие писмо, да сию челобитною не подадите к вышнему суду, то уже всем будет об вас ненадежно в работе вашей, для того, что уже много к вам писано, и вы не слушаетесь миру.

Да еще вам во известие буди, что как дело наше при указе отослано в Новоспаской монастырь, то на нас от Шацкой канцелярии от сыскной команды по Серебряковой прозбе до конца разорили. А имянно: после вас, Иван Семенович, в Шацке стало харчу всем селам со ста рублев.

В сыскную команду стала со всех трех сел с полтретьяста рублев 23 .

Оброчные денги были собраны все, и я, была, с теми денгами намерян был сам до вас ехать, — наехала сыскная команда, и те сборные оброчные денги во всех трех селах все исхарчели, за тем моя езда и остановилась, а к вам сего ходока скорея народчно с черною челобитною послали Спиридона Башмакова.

Ежели ж вы получите сие писмо и черною челобитну, то, написав, не мешкавши подавайте, а ево, Башмакова, ничего не держав, с ведомостью обратно отпускайте. А монастырские власти и служители вам хотя, покажетца, станут и добро делать, однако тому вы не вертя, а челобитну самой всемилостивейшей государыни, знай, подавайте. Они бы нам не токмо добро делать — всех бы в совершенною пропасть тщатся втоптать, толка за тем остановка есть, сила их еще не берет. Ежели ж вы той челобитной подавать не будите, то наш народ ноипаки весь оплашает, а хотя ж и не весь оплошает, то лутчие люди в уныние впадут, а одним маломочным что делать, а прикащик всех и давма задавит. Труд наш и ваш пропадет туне, сиречь вотще или не за что. Всему народу учините плачь и сетование и всеконечное разорение, междусобную в народе ссору, друг на друга нарекание. Всяк будет себя выправлять на словах, а иных хулить и оглашать, а к прикащику пойдут добритца и друг на друга ябедничать, и все меж себя переедятца, яко псы. А нам будет жительство в селе Спаску такое, какое летом житье бывает червоточивым и смердящим псам. А ежели ж вы подадите, и будет челобитна та в вышнем суде, то народ наш весь радостию возрадуетца, и у всякова тогда последнею копейку возми. Нам и вам будет от миру не такая поступка и не такая честь. И по подаче в вышней суд от вас челобитны уже и вы, и весь народ сел наших боязнию будет не такою обязан, но день ото дня будут ожидать по тому нашему делу от бога и от судей милости и ослабоды. Пожалуйте, пожалуйте, Христа ради, постарайтесь и неоплошно подайте челобитну в вышней суд, ей-ей наш конец приходит.

Да затем бес печати посланы писмы, что сургучу у меня ни капли не осталось у меня 24 , [51] а взять за деловою порою негди, москотинщики 25 не ездят на торгы. Да еще, Иван Семенович, о чем я тебе приказывал купить лист с персонами да сургучу, гораздо вы не силите прислать, что уже я писмы шлю незапечатаны. А денги, что в приговорах написаны занять сто рублев, а у кого заимите, ведомость к нам пришлите, чтоб мы знали. Спиридону Башмакову на дорогу взад и вперед денег пятдесят копеек дано, вы ему болше денег не давайте ни копейки. А что с ним от вас послано будет, опишите о том в писмах имянно и обо всем списывайтесь.

А у нас ныне все вкупе стоят православные, только один Андрей Шикин всему миру противится и с управителем заодно всякие козни и клеветы на весь мир составляет.

А какова будет от вас челобитна подана в вышней суд, то с той челобитной нам присылайте точную копию, которого числа подана и какова на ней помета положена будет, тако ж, ежели можно вам добитца списать на каком основании вотчины наши за монастырем состоят. Да смотрите ж, не можно ль вам ту челобитну подать чрез великого князя 26, не лутче ли будет, есть ли такие над другими обрасцы, что чрез великого князя челобитны до всемилостивейшей государыни доходят или чрез его ж, великого князя, происходят те челобитны в Сенат? Однако б чрез их величество ежели в Сенат пойдет челобитна, то б лутче, надежнее было.

Вотчины Новоспаского монастыря сел Спасъкого, Веденского и Козмодемьянского старосты Родион Башмаков, выборной Иван Лукьянов и все 27 сел тех крестьяне посылаем вам поклон 28 ! По получении сего Петру Бутыцыну с товарыщи свое врученное вам от нас дело отнюдь по приказу нашему не уранивайте, что бог не зделает, то все наше дело не могите отставить, А у нас управитель ябеднически обще с шацким с воеводою всех нас растаскали и в городах по тюрмам разсажали и веема изневажут.

Да еще ежели будешь подавать челобитну, в той челобитной напиши: по городам воевода шацкой за нево, прикащика, многих безвинно плетми бил и поныне содержит в тюрмах, и разорились до конца, а прикащик в гости ездит и в протчие места, отимает силно лошедей. Да о том имянно напиши, что он, управитель, об вотчине не радеет и за казенным интересом не смотрит, чтоб и нам не причлось к вине. А во окончании той челобитной напиши, чтоб ей, управителя Серебрякова, сменить, а на смену послать из отставных офицеров.

При сем вам желаем многолетнего здравия, и помози вам бог, что делаете, и исправи бог стопы ваши к делам правды и тщание в наших мирских нуждах 29 .

ЦГИА СССР, ф. 796, оп. 34, д. 342, л. 78-80 об. Подлинник.

№ 3

Письмо (Михаила Мирзииа?) Петру Бутыцыну с товарищами

Между мартом и маем 1755 г.

Петр Алексеевич с товарищи, здравствуй!

Ведомо тебе буди, у нас так делаетца, что Воронежской сыскной команды Воронежского полку секунт-маэор Владимир Семенов сын Семенов так учинил в вотчине нашей, во всех трех селах, публичные листы выставил и священникам указы за своею рукою подал, чтоб накрепко смотреть и ловить села Спаского крестьянина Михайлу Мирзииа. И так подтверждено, чтоб ево, Мирзина, никто нигде не держал под опасением штрафа. А дела в тех листах объявил толко, якобы по секретному делу, а подлинного указу не объявлял и не вычитал, и никто не знает. Да он же, маэор Семенов, из села Спаского в команду взял прошлогодних старост и выборных, нынешних старост и выборных да редовых дватцать пять человек и дерябинских 30 также старост и выборных тако ж и редовых крестьян. Да со всех сел скаски взяли, что где Михайла Мирзин, и они все показали, что он, Мирзин, поехал в Москву. По тому видно, что будут и с вас скаску требовать. И вы, получа сие, такую скаску дайте, что он, Мирзин, у вас был в Москве, да поехал он, Мирзин, в Питербург. И ежели вы такую скаску дадите, то миру и ему, Мирзину, будет во всем свободно. А они, кому надобно, ево, Мирзина, пусть в Питере сыщут, а поискав, хотя как с вотчины, так и с вас будут вторичной скаски спрашивать. Тогда можно сказать, что он, Мирзин, поехал в Питер не под караулом, может быть какая и трата учинилась или в коих местах [52] пребывает. А все дело приставлено по делу Филки Белова 31 . Толко одна волокита и изневага и убыток миру, а то во всем останется Филка Белой, а миру напрасно скорбей никаких не будет. Толко вам подтверждается, что скаску дайте: он, Мирзин, в Москве был и от вас поехал в Питер, — единогласно скажите 32.

ЦГИА СССР, ф. 796, оп. 34, д. 342, л. 274 об,-275. Копия.


Комментарии

1. Обзор источников и историографию изучения общественного сознания крестьянства XVIII в. см.: Раскин Д. И. Актуальные вопросы изучения общественного сознания русского крепостного крестьянства. – В кн.: Исследования по истории крестьянства Европейского Севера России. Межвузовский сборник. Сыктывкар, 1980.

2. Алефиренко П. К. Крестьянское движение и крестьянский вопрос в России в 30-х – 50-х гг. XVIII в. М., 1958, с. 208-209; Иванов П. В. Социально-политические представления монастырских крестьян в России 40-60-х гг. XVIII в. – Уч. зап. Курс. пед. ин-та, вып. 4, ч. 1. Курск, 1967, с. 50-55. Некоторые документы о волнениях опубликованы в сборнике «Документы и материалы по истории Мордовской АССР» (т. 3, ч. 1. Саранск, 1939).

3. В начале XVIII в. правительство Петра I провело временную и частичную секуляризацию, разделив все владения монастырей на «определенные вотчины», доход с которых шел монастырям, и «заопределенные вотчины», доход с которых шел государству, в Коллегию экономии. Монастырь ведал в них лишь «судом и расправою». С созданием в 1721 г. Синода большинство вотчин было возвращено монастырям, однако часть доходов они должны были передавать казне. Подробнее о «заопределенных вотчинах» см.: Булыгин И. А. Особая категория феодально зависимых крестьян в первой половине XVIII в. – В кн.: Дворянство и крепостной строй России XVI-XVIII вв. М., 1975; Он же. Церковная реформа Петра I. – Вопросы истории, 1974, № 5; Раскин Д. И. Требования монастырских крестьян в России 30-х – начала 60-х гг. XVIII в. – В кн.: Проблемы отечественной истории. Сборник статей аспирантов и соискателей, ч. 2. – Л., 1976.

4. ЦГАДА, ф. 323 (Следственная комиссия о волнениях монастырских крестьян), оп. 1, д. 45, л. 83-89 об.

5. ЦГИА СССР, ф. 796 (Канцелярия Синода), оп. 34, д. 242, л. 252-273. Крестьяне оказали успешное сопротивление военной команде. При этом они кричали: «Мы, де, знаем, что вы приехали брать Михайлу Мирзина. Ваша, де, команда накупная и взяли вы, де, тысячу рублев. Только, де, вам точию Михайлу Мирзина, но и последнего крестьянина не дадим» (там же, л. 399-402).

6. ЦГАДА, ф. 1183 (Московская синодальная контора), оп. 1, д. 211, л. 51-52.

7. Подробнее о характере челобитных монастырских крестьян и об использовании в них государственного законодательства см.: Раскин Д. И. Использование законодательных актов в крестьянских челобитных середины XVIII в. Материалы к изучению общественного сознания. – История СССР, 1979. №4.

8. ЦГИА СССР, ф. 796, оп. 34, д. 42, л. 11-36.

9. Там же, л. 270-273.

10. Речь идет об определении и указе Синода по челобитной новоспасских крестьян на управителя Серебрякова. Синод вынес беспрецендентное решение: поручить разбирательство по челобитной самим монастырским властям. Это решение оспаривал как незаконное даже обер-прокурор Синода А. И. Львов (ЦГИА СССР, ф. 796, оп. 34, д. 342, л. 56-57, 67-68, 82-85 об, 88-93 об.

11. Так в документе.

12. Т. е. числом, счетом.

13. Далее зачеркнуто: «безо всего».

14. Имеется в виду генерал-рекетмейстер И. И. Дивов (1706-1755).

15. Так в документе.

16. Шикин А. М. был в 1744 г. одним из организаторов челобитья на монастырские власти, но изменил общему делу. В 1753 г. он стоял на стороне управителя, неоднократно подавал жалобы и доносы на М. И. Мирзина, обвиняя его в злоупотреблениях, неравномерной раскладке повинностей, притеснениях «маломочных» и противников челобитья (ЦГИА СССР, ф. 796, оп. 34, д. 342, л. 276-281 об. ; ЦГАДА, ф. 323, oп. 1, д. 45, л. 151-153 об. ). Памятуя о неудаче прошлого челобитья, М. И. Мирзин предостерегает П. А. Бутыцына как от ссор между челобитчиками, так и от того, чтобы согласиться на уговоры товарищей посетить родное село.

17. Так в документе.

18. Мирские приговоры были необходимы челобитчикам для признания их жалобы законной. В случае отсутствия при них приговоров, жалоба признавалась самовольной, «собою, без мирского согласия». Сохранить приговоры на руках челобитчикам было важно на случай подачи челобитной непосредственно императрице.

19. «Дорогу к вышнему суду» по закону открывало челобитье последовательно «по команде», т. е. по инстанциям. С жалобой на управителя нужно было, таким образом, обращаться в монастырь; на монастырь — в Синод, на Синод — в Сенат и т. д. Зачастую формальным основанием для отказа в рассмотрении челобитной и для наказания челобитчиков служило несоблюдение этого порядка, что прекрасно понимал М. И. Мирзин. Он заботился и о точности данных, приводимых в челобитной, отсюда — указания на то, что цифру о числе загубленных управителем крестьянских лошадей не нужно приводить точно, так как она может оказаться неверной.

20. Полные имена упомянутых в письме мирских челобитчиков: Петр Алексеевич Бутыцын, Петр Игнатьевич Базиев, Иван Семенович Касауров (он же Гуженков), Грнгорий Игнатьевич Духонин.

21. Фамилии Ивана Алексеевича, Никиты Феоктистовича и Архипа Алексеевича установить не удалось.

22. В документе слово написано два раза.

23. В документе вся строка написана два раза, одна из них зачеркнута.

24. Так в документе.

25. Т. е. торговцы москательным товаром.

26. Имеется в виду наследник престола Петр Федорович, будущий император Петр III.

27. В документе далее зачеркнуто: «того».

28. В документе после слова «поклон» — повторно: «посылаем».

29. На полях приписано: на первом листе — «ему, Спиридону, приговор обратно отдайте», на обороте первого листа — «те приговоры, что в займе денег да во взятках на Сереб- рекова, веема берегите у себя крепко».

30. Дерябино — устаревшее название села Введенского.

31. Крестьянин той же вотчины Филипп Сидоров Белов (Белой) по наущению монастырских властей подавал доносы на М. И. Мирзина «по секретному делу», обвиняя его в денежных злоупотреблениях и эксплуатации «маломочных» односельчан (ЦГИА СССР, ф. 796, оп. 34, д. 342, л. 98-98 об., 268-269).

32. На обороте письма написано: «Петру Бутыцыну с товарыщи».

Текст воспроизведен по изданию: Источники по истории общественного сознания русского крестьянства XVIII в. // Советские архивы, № 1. 1983

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.