Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

НЕОПУБЛИКОВАННЫЕ ДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ СОЗДАНИЯ ТИПОГРАФИИ МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

Особая роль в развитии и пропаганде отечественной науки и культуры, в реализации просветительской деятельности Московского университета принадлежит ее типографии. Организованная более 240 лет назад, она была вторым научным издательским центром в России после типографии Академии наук, созданной в Петербурге в 1727 г. 1 Имевшиеся в Москве две другие типографии – Сенатская и Синодальная – носили ведомственный характер и не отвечали новым научным, культурно-просветительским и педагогическим задачам, которые с ростом светского книгопечатания необходимо было решать. В первой печатались книги и материалы в основном законодательного характера, во второй – литература главным образом духовного содержания.

Открытие типографии Московского университета явилось событием огромного культурного значения.

Известный русский историк и библиограф А.И. Богданов в связи с этим писал: «Типография новоустроившаяся гражданская при Московском университете, которая частию взята из императорской Академии наук в 1756 году, ... изданием своих ученых книг в немалую славу превзойтить может» 2.

Работы дореволюционных авторов, относящиеся к истории организации и деятельности университетской типографии, немногочисленны 3, но содержат ценные сведения. [90]

Что же касается современной историографии, и в частности работ последнего времени 4, то, надо сказать, что не все их авторы с достаточной степенью объективности подошли к исследованию рассматриваемого вопроса, а сделанные ими выводы не подкреплены документально. В то же время работы таких историков, как Н.А. Пенчко, Е.И. Кацпржак, Н.Н. Мельниковой, А.Г. Шингал, И.Ф. Мартынова, Б.И. Есина, Б.И. Краснобаева, представляют несомненный научный интерес.

В данной статье ставится задача по новым архивным документам осветить историю создания университетской типографии, выяснить, кто являлся инициатором ее основания, какова была роль Академии наук в организации ее производственной базы, что представлял собой штат сотрудников, а также рассмотреть период, предшествующий времени официального открытия типографии, и тем самым восполнить имеющийся в литературе пробел.

* * *

В первые годы деятельности Московского университета перед его куратором И.И. Шуваловым и директором А.М. Аргамаковым возникало много разных проблем: выбор помещения, подбор преподавателей, набор первых студентов и гимназистов, создание [91] своей библиотеки, решение финансовых вопросов, правовой статус и многие другие. И конечно, важное значение в пропаганде знаний имели организация своего издательства и своей типографии.

В письме, положившем начало основанию типографии (от 13 сентября 1755 г. – все даты приводятся по старому стилю) и адресованном президенту Академии наук К.Г. Разумовскому И.И. Шувалов высказывает намерение «зделать там (в Москве. – Д.К.) типографию», и просит «приказать зделать в Академии на первой случай два стонка для руской печати со всеми к оными принадлежностми. <...> Також приказать отпуст[ить] из Академии одного наборщика и двух при нем учен[иков]» 5.

Академия наук сразу откликнулась на просьбу университета. Уже 15 сентября просьба эта была обсуждена в Канцелярии, и в протокол за подписью советника канцелярии И.-Д. Шумахера было занесено решение изготовить два стана и необходимое количество литер, определить их стоимость и назначить кандидатов (наборщика, учеников, тередорщика и батырщика) для отправки в Москву 6.

Определение штата типографских работников и изготовление новых литер было поручено корректору и переводчику А.С. Барсову. В его рапорте от 3 ноября 1755 г., рассмотренном в Канцелярии 10 ноября, отмечалось, «что литер заглавных на первой случай, а имянно: малаго канону, двойнаго цицеро и новаго тексту каждой азбуки потребно по двенатцати алфавитов, парагону на лист, курсив парагону поллиста, артилериских, ведомостных и толстых ведомостных по три листа, курсифу артилерискаго и ведомостнаго по листу, да корпусу на один же лист; а людей надобно к одному стану наборщик, два ученика, тередорщик да два бытырщика» 7.

В тот же день по этому рапорту Канцелярия приняла следующее решение: «Означенных литер по обявленому числу отлить немедленно в словолитной полате, а по отлити внесть в канцелярию со обявлением цены при репорте, потом и подмастерью Полянинову послать ордер» 8. [92]

Наряду с изготовлением необходимого оборудования в Академии наук шел тщательный отбор специалистов для университетской типографии. Это ответственное дело было поручено наборщику И.Ф. Розе, предложившему 10 декабря 1755 г. «сколько каких чинов должно послать в Москву при отправляемых двух станах в тамошней Университет». На выбор им были названы следующие кандидаты: «Наборщики. Петр Чехлов, Готлиб Розе. Ученики. Федор Сидоров, Петр Сидоров. Тередорщики. Иван Спицын, Агей Курицын. Батырщики. Иван Шалауров, Матвей Томишин» 9.

Получив предложение И.Ф. Розе, Канцелярия подвергла сомнению способности лишь одного наборщика Готлиба Розе и 11 декабря приказала его «в наборном художестве освидетельствовать в руском языке корректору Барсову, в иностранных: немецком, француском и латинском наборщику Гойэру» 10. А. Барсов рапортовал в Канцелярию, «что оной ученик по руски читать и писать умеет, также и набирать несколько, токмо не в таком совершенстве, как другие, потому, что он при руском наборе неупотребляем был» 11. Наборщик Гойер также освидетельствовал Готлиба Розе, сообщив в рапорте от 16 Декабря, что тот «в художестве своем искусен» 12.

Продолжая заниматься отбором кандидатов в университетскую типографию, наборщик И.Ф. Розе 25 января 1756 г. отмечал в своем рапорте, что И.-Д. Шумахер «наборщика Ивана Акимова назначил в Москву ехать, потому, что он не токмо в росийском, но и в иностранных языках искусен. Но понеже оной Акимов посылкою отменен, того ради... вместо Акимова можно туда послать старшего ученика Петра Чехлова» 13.

Однако и Чехлов не был отправлен в Москву «по молодым ево летам». В Москву поехал наборщик Семен Полянинов 14. В тот же день Полянинов в своем рапорте сам предложил двух учеников – Василия Пирогова и Ивана Карякина. Но его предложение не было принято, так как ученики эти «явились к тому неспособны». По распоряжению К.Г. Разумовского и И.-Д. Шумахера, в новоучреждающуюся типографию были выбраны Алексей Котельников и Федор Думнов, которым в виде поощрения и как бы аванса на будущее было повышено жалованье на 12 рублей каждому 15. [93]

Одновременно с привлечением из Академии наук типографских работников Шувалов принял решение повысить квалификацию уже набранных в Москве учеников. В письме от 8 января 1756 г. он просит К. Г. Разумовского «приказать в Академии Наук обучать» наборщиков Дмитрия Балашева, Максима Алексеева и тередорщика Ивана Доброхотова 16. Обучение присланных учеников «наборному искуству» и «тередорщичья дела» 11 января ордером Разумовского и Шумахера было поручено наборщику Розе 17, о чем в своем рапорте, поданном 15 января, последний сообщал в Канцелярию и просил «дабы соблаговолено было приказать в инструментальной палате для набирания вышеозначенным двум наборщикам зделать две медныя вестати с ключами» 18. После окончания учебы они 8 марта 1756 г. «от типографии отстали» 19, и затем, очевидно, были отправлены в Московский университет.

Тщательный отбор и подготовка типографских работников свидетельствовали о внимательном отношении руководства Академии наук к просьбе Московского университета.

Не менее тщательно велась и подготовка оборудования для типографии. Столярный мастер И.-Н. Фрич 3 февраля рапортовал, что сделал 9 ящиков для «поклажи литер» и «двух типографских станов» 20. Наборщик И.Ф. Розе 14 февраля передал под расписку наборщику Семену Полянинову изготовленные станы с литерами, а также «разных гартовых цветков, кои употребляются в типографии для украшении. Весом семнатцать фунтов» 21.

Всего изготовление двух станов с литерами обошлось Московскому университету в весьма значительную по тем временам сумму – 1673 рубля 73 1/2 копейки 22.

На этом в основном закончился подготовительный этап организации типографии.

Теперь, по существовавшим в то время законам, требовалось получить «привилегию» от Сената. 4 марта 1756 г. Шувалов и директор университета Аргамаков подали в Сенат соответствующее доношение 23. В тот же день Сенат принял решение «оному Московскому университету учредить типографию и книжную лавку, в которых происходимые университетских писателей сочинении и переводы [94] печататся и продаватся в ползу общую могут» 24. 5 марта это решение было подтверждено сенатским указом 25.

Но для размещения типографии и других учебно-вспомогательных служб необходимо было найти подходящие площади. В связи с этим 25 октября 1755 г. Шувалов обращается в Сенат с просьбой о приобретении казной дополнительных служебных и жилых помещений. Он пишет: «Пожалованной для университета близ Николских ворот дом, как местом, так и построенными покоями тесен. Ибо не токмо для тех учеников, которых надеется Московской университет в пред множайших получить, но и для нынешних, оказавшихся из обоих гимназиев достойных быть к слушанию профессорских лекциев... Так же для аудитории, канцелярии, библиотеки и типографии, которым при университете быть непременно должно, доволен быть не может». Он просит «купить еще дом, которой уже к тому способным и приискан, имеющейся в Москве в Белом городе, двора Ея Императорскаго Величества камер юнкера князя Репнина» 26.

Доношение Шувалова о покупке дома П.И. Репнина было рассмотрено на следующий день 26 октября 1755 г. на собрании Сената, где было принято решение купить дом за 14 тысяч 600 рублей и «в тот университет показанное число денег отпустить ис камор колегии из собранных при винной продаже новопожалованных денег» 27. С чувством истинного удовлетворения Шувалов в ордере от 2 ноября извещал Канцелярию университета: «Дом князь Петра Ивановича Репнина, что на Моховой 28 близ Главной Аптеки за четырнатцать тысячь шесть сот рублев сторгован, о дозволении котораго в покупке и указ Правительствующаго Сената получен» 29.

Добившись размещения типографии, Шувалов начинает думать о собственной словолитне. С этой целью он еще 20 ноября 1755 г. [95] обращается в Синод с просьбой отпустить из типографии Московской синодальной конторы словолита Г. Васильева 30. Но прошло около четырех месяцев, прежде чем последовал указ Синода об отправке словолита Васильева в типографию университета 31.

Проявляя постоянную заботу о новоучрежденной типографии и не забывая о подготовке квалифицированных кадров на будущее, Шувалов в марте 1756 г. добился у императрицы указа приписать к университетской типографии детей солдат Бутырского полка для обучения их мастерству наборщиков и тередорщиков 32.

Официальное открытие типографии и книжной лавки в университетском доме на Моховой улице было приурочено к празднованию дня коронации императрицы Елизаветы Петровны – 25 апреля 1756 г., а также к годовщине инаугурации университета. Первыми образцами печатной продукции стали: «Приглашение всех любителей наук» на публичное собрание 26 апреля 1756 г., «Изображение аллегорическое ... представленное иллюминациею», по случаю дня коронации, ода и речь магистра философии Н.П. Поповского и первый номер газеты «Московские ведомости».

В апреле – июле 1756 г. (точная дата нам неизвестна) Шувалов просит Разумовского сделать дополнительно разных новых литер 33. Разумовский ордером от 21 августа 1756 г. распоряжается послать письмо Шувалову и потребовать от московского университета оплаты как за отправленные ранее 5 марта 1756 г., так и за сделанные дополнительно, поскольку «при Академии на покупку разных материалов для художеств денежной казны недостаточно» 34.

11 сентября 1756 г. в журнале Канцелярии Академии наук появляется запись: «Сего числа в присудствии господина штатского советника Шумахера Московскаго Университета студент Матфей Ильин, обявил, что от его превосходителства действителного камер гера, Московскаго Университета куратора и кавалера Ивана Ивановича Шувалова прислан с ним для заплаты в академию за зделанныя при оной академии в московскую типографию литер и за два типографские стана с принадлежностьми денги три тысячи триста девяносто восемь рублев пятьдесят одна копейка» 35. Среди новых литер были: «толстой ведомостной или грабе цицеро, ... корпуса антиква, ... миттель корпусу артилериского, ... парагону антиква» 36. [96]

В ноябре 1756 г. Шувалов заказал в Академии еще одну партию литер, а именно: «парагону курсиф на пол листа, ведомостного курсифу на лист, кои имеют быть готовы к генварю м[еся]цу будущаго 1757 года» 37. В рапорте от 22 ноября подмастерье Ф. Полянов сообщал в Канцелярию об изготовлении следующих новых литер («российских азбук»): парагону курсиву на пол листа весом 5 пудов 37 фунтов и ведомостного курсиву на 1 лист весом 10 пудов 22 фунта, на общую сумму 362 руб. 45 коп. 38

Благодаря действенным мерам Академии наук типография Московского университета стала самостоятельным полиграфическим центром.

Первоначально наблюдение за типографией осуществляли магистры философии Н.Н. Поповский (с 10 мая 1756 г. ординарный профессор красноречия) и А.А. Барсов – первый редактор газеты «Московские ведомости». По просьбе Шувалова они были отправлены 8 февраля 1755 г. из Академии наук в Московский университет 39. Позднее, 6 июня 1756 г., вероятно, также по ходатайству Шувалова, из Коммерц-коллегии переводится титулярный советник М.М. Херасков, назначенный «высочайшим повелением» в коллежские асессоры университетской Канцелярии 40. В ордере от 27 января 1757 г. Шувалов предписывает университетской Конференции: «Господину Хераскову иметь дирекцию над типографиею» 41. Возглавляемая Херасковым типография была для него делом новым, и он в письме от 3 марта 1757 г. обращается за советом к Миллеру: «...прошу вас ежели можно сообщить мне порядки, учрежденныя при академической типографии, я для того вас трудить тем осмелился, что мне поручена московская университетская типография, и как тако, новое дело для меня требует лутчих учреждений, то вы мне помощь великую в том сделаете ежели мою прозбу исполните» 42. По долгу службы Херасков в типографии наблюдал за печатанием книг и другой издательской продукцией, а в его отсутствие работой типографии руководили Поповский и Барсов. В начальный период деятельности университетская типография не имела своих гравировальных станов, поэтому гравюры [97] приходилось печатать в типографии Московской синодальной конторы. В связи с этим руководство типографии принимает решение изготовить гравировальный стан собственными силами. На запросы Шувалова об изготовлении нового стана Херасков 20 марта 1757 г. сообщает куратору: «Фигурной стан в типографию совсем подряжен был, но теперь затем еще делать ево не начали, что инструментальной мастер Шульц взялся новую и способнейшую ево зделать модель» 43.

Кроме этого, типография испытывала острую необходимость в собственной словолитне, подготовительная работа по организации которой уже велась. И.И. Мелиссино, назначенный директором университета 44 после смерти Аргамакова 45, рапортовал 22 мая 1757 г. Шувалову: «Инструменты, к словолитному художеству потребные, все почти изготовлены, начнем скоро лить слова, а до того времяни, как они поспеют, необходимая только нужда нам в помянутой литере "иже" с краткою» 46.

Созданная в 1757 г. словолитня нуждалась в опытном и знающем руководителе. Не найдя достойной кандидатуры в Москве, Шувалов весной 1758 г. просит главнокомандующего русской армией в Пруссии (во время Семилетней войны) В.В. Фермера найти «в Кенигсберге для Московскаго университета одного искуснаго типографа, одного гридировщика и одного рисовальнаго мастера, с прибавлением им жалованья против того, что они в Кенигсберге получали вполтора». Фермор, выполняя поручение Шувалова, писал ему 16 апреля 1758 г., что нашел для типографии фактора (руководителя) Штремера и литейщика слов Габлица, «которые добрую репутацию в искустве своем имеют», и выслал заключенные с ними контракты. Однако в Москву приехал только один Иоганн Венцель Габлиц, который был поставлен во главе словолитни «над пунсонной инспектором». Как сообщал далее Фермор, «у литейщика Габлица имелися к тому литию все казенные инструменты и многое число для набору слов» 47. По [98] сведениям И.М. Снегирева, Габлиц «обогатил ее (типографию. – Д.К.) новыми шрифтами, виньетками и фигурами, вырезанными на дереве и меди, при содействии г. Гейера».

С неменьшим вниманием относился Шувалов к комплектованию типографии литерами иностранных шрифтов. Заказав шрифты в Германии и Англии, он при получении проверил их качество. Убедившись, что литеры от мастера словолитного дела Брейткопфа из Лейпцига оказались лучше английских, Шувалов сообщил об этом Мелиссино ордером от 9 июня 1757 г. «На сих днях получены из Лейпцига иностранные литеры, которые при первом удобном случае не премину к вам переслать» 48.

В деятельности типографии Шувалова интересовало буквально все. Он требовал от Хераскова сведений «О числе станов, о людях, при них находящихся, о печатающихся сочинениях и о недостатках типографских» 49. Проявляя заботу о работниках словолитни и выделяя их среди других типографских служителей, Шувалов ордером от 6 ноября 1757 г. предписывал Мелиссино: «Ученикам, которые обучаются словолитному мастерству, определить жалованье против протчих типографских учеников, смотря по их в том искустве знанию» 50.

С особым вниманием следил Шувалов за изданием сочинений М.В. Ломоносова. Однажды случилось так, что некоторые листы, посылаемые к нему на предварительный просмотр, были грязно напечатаны. Шувалов не замедлил сообщить об этом директору: «Я видел, что некоторые литеры нечисто выпечатываны, о чем наборщикам и протчим, в том деле упражняющимся, подтвердить, чтоб в данном им деле прилежнее поступали». Замечания куратора уже через неделю возымели свое действие, и Мелиссино 16 июня 1757 г. докладывал в Петербург: «Наборщики за неисправность в тиснении сочинениев господ Ломоносова и Попия от меня чрез г. ассесора Хераскова репримендованы были (т.е. им были сделаны выговоры. – Д.К.), а ему предложено впредь рачительнее о том присматривать» 51. Вникая во все тонкости издания сочинений великого ученого и поэта, Шувалов советовался с самим автором по вопросам последовательности издаваемого текста, его оформления, о чем свидетельствуют посылаемые в университет ордера и надпись на титульном листе второго тома: «с сочинителевыми исправлениями» 52. [99]

В период становления типографии доходы от реализации печатной продукции не покрывали расходов на её содержание. Однако Шувалов был твердо убежден, что рано или поздно ее работа будет более рентабельной: «Типографские росходы надобно, чтобы сами себя оплачивали, как я в том и надеюсь», – писал он директору 23 июня 1757 г. Не сомневался в этом и Мелиссино, когда 30 июня того же года рапортовал Шувалову в Петербург: «Типография, как я думаю, скоро сама себя оплачивать станет, когда теперь печатающиеся сочинения из тиснения выйдут и будут проданы. Всепокорно доношу вашему высокопревосходительству, что типография перенесена для опасности от пожарных случаев и для многих других способностей к Воскресенским воротам» 53.

Наряду со многими вопросами связанными с нормальной работой типографии, И.И. Шувалову приходилось заниматься и проблемой своевременного снабжения ее качественной бумагой. 15 сентября 1757 г. Мелиссино рапортовал куратору: «Для тиснения в бумаге великой недостаток мы претерпеваем. Здесь в Москве находим совсем неспособную к тому бумагу: она мала, слаба, сера и притом очень дорога. Весма бы полезно было и дешевле состояло, ежели бы годную к тиснению бумагу из Голландии выписывать ежегодно по нескольку стоп можно было» 54. В ордере от 13 октября 1757 г. Шувалов просит директора: «О бумаге, которая надлежит быть выписана из-за моря для печатания книг, то надобно прислать образцы бумаги той и сколько ее надобно». Через неделю Херасков отправил Шувалову необходимые образцы бумаги, о чем куратор в ордере от 27 октября сообщал Мелиссино: «При репорте вашем от 20 октября доношение г. Хераскова с приложенными при том обрасцами бумаги получено, о которой я немедля, чтоб выписать из Голландии, старатся буду» 55. Однако, не дожидаясь, когда заказанная бумага будет прислана из-за границы, Шувалов 2 декабря 1757 г. обратился с просьбой в Академию наук «об отпуске в Московской университет ... бумаги миттель роялу и средняго медиану по тритцати стоп, да заморской коментарной двести стоп». На следующий день состоялось заседание Канцелярии, где было принято решение об отпуске требуемой бумаги, которая обошлась университету в 1369 рублей 56. Как только Шувалов получил заказанную бумагу, он послал ее в университет, сообщив об [100] этом в ордере от 22 декабря 1757 г.: «На нынешней неделе отпущено бумаги: 1 ящик под №1 миттель ройаль тритцать стоп, еще в пяти ящиках под №3 заморской комментарной, в каждом по сороку стоп, – всей бумаги двести стоп, которую получа, отдать в типографию для употребления на надлежащие потребности» 57.

На этом, по имеющимся в нашем распоряжении документам, в основном закончилась помощь Академии наук в организации типографии Московского университета. В приложениях к настоящей статье впервые публикуется переписка Шувалова и Разумовского, другие сведения по истории организации типографии.

Подводя итог, без преувеличения можно сказать, что руководящая роль в организации и деятельности типографии, особенно в первые годы ее работы, принадлежала первому куратору Московского университета – Ивану Ивановичу Шувалову – человеку, который всю свою жизнь посвятил делу развития отечественно просвещения.


ПРИЛОЖЕНИЕ 1

ПЕРЕПИСКА КУРАТОРА МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА И.И ШУВАЛОВА С ПРЕЗИДЕНТОМ АКАДЕМИИ НАУК К.Г. РАЗУМОВСКИМ СЕНАТОМ И СИНОДОМ ОБ ОРГАНИЗАЦИИ УНИВЕРСИТЕТСКОЙ ТИПОГРАФИИ

1755. Сентября 13. Письмо И.И. Шувалова К.Г. Разумовскому об изготовлении двух станов и отпуске наборщика и двух учеников 58

Милостивой Г[о]с[у]д[а]рь мой Граф Кирило Григорьевич.

Вашего Сиятельства многие вспоможении Московскому Университету, которые по любви вашей к общей пользе и к наукам оказать [101] изволили; многие же опыты и ко мне вашей милости ободряют меня вас просить о нуждах, касающихся до Московскаго Университета. Теперь, Милостивой Г[о]с[у]д[а]рь мой, за необходимо нахожу, чтоб зделать там типографию; того ради Ваше Сиятельство имею честь сим просить, чтоб приказать зделать в Академии на первой случай два стонка для руской печати со всеми к оными принадлежности; во что оные станут, Московской Университет з благодарением [в] Академию заплатит. Також приказать отпуст[ить] из Академии одного наборщика и двух при нем учен[иков], за что Вашему Сиятельству все от того пользующия[ся] благодарность иметь всегда будут, особливо я кот[орый] с моим глубочайшим почтением честь имею всегда [быть]

Вашего Сиятельства Милостиваго Г[о]с[у]д[а]ря [моего]

покорнейший и верный слуга

Иван Шувалов

[С]ентября 13 дня

1755 году

1755. Ноября 20. Доношение куратора И.И. Шувалова Синоду о переводе из Московской типографии словолита Г. Васильева в Московский университет 59

В Святейший Правителствующий Синод от Московского Императорскаго Университета

доношение

В установленном щедростию Ея Императорскаго Величества в Москве Университете неотменно быть надлежит типографии. Но к тому искусству потребное число людей в скорости обучить и достойными мастерами сделать никак невозможно. Чего ради, для необходимой в том ныне Московскому Императорскому Университету нужды сим Святейший Правителствующий Синод Московской Университет просит, чтоб указом Святейшаго Синода дозволено было из Московской Типографии словолита Григорья Васильева в Московской Императорской Университет уволить. Ноября дня 1755 года.

Куратор Иван Шувалов [102]

1756. Января 8. Письмо И.И. Шувалова К.Г. Разумовскому с просьбой об определении учеников Московского университета в Академию наук для обучения художествам 60

Милостивой г[о]с[у]д[а]рь мой граф Кирилла Григорьевич.

Всепокорнейше прошу Ваше Сиятелство присланных из Московскаго Университета для обучения художеств учеников приказать в Академии Наук обучать. Причем к Вашему Сиятелству тех имена и чему кто учится должен, реэстр прилагаю, препоручая себя с моим покорнейшим почтением, с которым всегда честь имею быть

ваш, м[и]л[о]стиваго г[о]с[у]д[а]ря моего

всепокорнейший и верный слуга

Иван Шувалов

Генваря 8 дня

1756 года

Реэстр

отосланным из Московскаго Университета

ученикам для обучения в Академии Наук

Василий Баженов рисовать и архитектуре и иностранным языкам
Александра Игнатьев рисовать и гридоровать и иностранным языкам
Иван Кузнецов
Иван Семенов

наборщики

 
Дмитрей Балашев по их званиям
Максим Алексеев
тередорщик Иван Доброхотов

 

1756. Марта 4. Доношение куратора И.И. Шувалова и директора А.М. Аргамакова Сенату о заведении в Московском университете типографии и книжной лавки 61

В Правителствующий сенат от Московскаго Императорскаго университета

доношение

Московской университет взяв свое начало за нужно находит, чтоб был снабден такими же прерогативами, какие имеют канцелярии учоных мест в здешней Империи, так же чтоб зделать типографию и книжную лавку, в которых происходимые университетских писателей сочинении и переводы печататся и продаватся в ползу общую могли [103] б. О чем Правителствующий сенат Московской Императорской университет сим покорнейше представляя просит.

Куратор Иван Шувалов Д[иректор]

Алексей Аргамаков

Марта 4 дня

1756 года

1756. Марта 5. Письмо К.Г. Разумовского И.И. Шувалову об изготовлении в Академии наук двух станов и отправке в Московский университет наборщика С. Полянинова и двух при нем учеников 62

Г[о]с[у]д[а]рь мой Иван Иванович!

С того самаго времени, как Ваше Превосходителство требовать писменно от меня изволили, не оставил приказать зделать для Московскаго Университета потребные к печатанию на российском языке два стана со всеми к ним принадлежностьми, которые ныне по возможности изготовлены и посылаются к Вашему Превосходителству. А при том наборщик Семен Полянинов и два при нем ученика отсылаются для новоучрежденной сей Университетской Типографии, которому как помянутые станы, так и литеры, сколко их изготовлено, отданы с роспискою. А какие именно при тех станах принадлежности, и сколко каких литер вновь зделано, и какия еще для тех же станов велено, також о службе и о состоянии наборщика и учеников, и обрасцы литерам, напечатанные порознь каждаго сорту на особливой бумаге, для усмотрения Вашему Превосходителству о том прилагаются при сем известия. За те же два стана с принадлежностми, за литеры и за другие издержки, как о том в помянутых при сем приложенных известиях именно показано, надлежит в Академию получить Тысячу шесть сот семдесят три рубли, семдесят три копейки с половиною. Пребываю с должнейшим почтением

Вашего Превосходителства

Г[о]с[у]д[а]ря моего

покорный слуга

Подлинное за подписанием Его Сиятелства

тако: Граф К. Разумовский

Марта 5 дня

1756 года

Известие

о типографских служителях, которыя отправлены

в Московской университет

Наборщик Семен Полянинов, из салдатских детей, отроду ему тридцать третей год, в службе при Академии с 1736, в типографии с 1738, наборщиком с 1744 годов, женат, детей не имеет; жалованья получает по сту по сороку рублев в год, в том числе мундир, провиант и квартира, дрова и свечи, в штрафах и подозрениях не был. [104]

Ученики

Алексей Котелников, отец у него был адмиралтейского ведомства; в типографию определен в 1742-ом году, отроду ему дватцать седмой год, женат, детей нет, жалованья получает, сорок восемь рублев в год, в том числе мундир, провиант, квартира, дрова и свечи, в штрафах и подозрениях не был.

Федор Думнов, из садцатских детей в службе при Академии с 1751 году, в типографию определен в 1752-ом году, отроду ему семнатцать лет, холост, жалованья получает по дватцати по четыре рубли в год, в том числе мундир, квартира, провиант, дрова и свечи, в штрафах и подозрениях не был.

Оное известие за рукою запис[ь] секретаря Ханина.

1756. Сентября 9. Письмо К.Г. Разумовского И.И. Шувалову об изготовлении литер для типографии Московского университета 63

Г[о]с[у]д[а]рь мой Иван Иванович.

В силу Вашего Превосходителства требования зделано при Академии для Московского Университета литер сверх прежде отправленных еще на 1724 ру[бля] 77 к[опейки] 1/2, которым прилагаются при сем напечатанные образцы. Ваше ж Превосходителство прошу как за оные, так прежде отправленные литеры и за станы с принадлежностми по приложенной при сем ведомости денги в Академию приказать отпустит[ь], ибо на покупку материалов весма потребны. Пребываю с должнейшим почтением

Вашего Превосходителства

Г[о]с[у]д[а]ря моего

покорный слуга

Г[раф] К. Р[азумовский]

Ведомость

коликое число в Московской университет при Академии литер зделано, и марта 5 числа сего 756 году отправлено, и что к тому еще зделано ж весом и на сколко по цене и за тем доделать надлежит,

а имянно:

 

весом

по цене

пуд

фунты

рубли

копейки

Прежде отправлено разных азбук литер весом:

60

19 1/2

1254

2 1/2

ныне вновь зделано

 
Толстой ведомостной или гробе цицеро на 3 листа, считая фунт по 55 ко[пеек].

Итого:

34

20 1/2

759

27 1/2

Корпуса антиква на один лист, считая фунт по рублю.

Итого:

14

23

583 [105]

 
Миттель корпусу артилериского на один лист, считая фунт по 45 ко[пеек].

Итого:

9

6

164

70

Парагону антиква на один же лист, считая фунт по 55 ко[пеек].

Итого:

9

36

217

80

Итого:

68

5 1/2

1724

77 1/2

Всего литер зделано по весу на:    

2978

80

За два стана со всемь к ним принадлежностьми и прочия инструменты:

-

-

412

-

За зделание на поклажу станов и литер ящиков и за покупки на обертку и на увяску цыновки веревки:

-

-

7

71

Всего надлежит получить за вышеписанныя потребности:    

3398

51

1756. Сентября 11. Письмо И.И. Шувалова К.Г. Разумовскому об оплате за сделанные станы и литеры для университетской типографии 64

М[и]л[о]стивой Г[осу]д[а]рь мой Граф Кирила Григорьевичь.

Почтеннейшае Вашего Сиятельства писание от 9 числа сего Сентября я имел честь получить. И за учиненное оным уведомление о зделании еще при Академии для Московского Университета литер Вашему Сиятельству нижайше бл[а]годарствую. За которыя, также и за прежде зделанныя, д[е]нги в Академию сего же дни от меня посланы. Что же заплата за прежния по сех пор укоснена была, то оное от моей оплошности токмо возпоследовало.

Впротчем навсегда пребуду з глубочайшим почитанием

Вашего Сиятельства

М[и]л[о]стивого Г[о]с[у]д[а]ря моего

всепокорнейший слуга

Иван Шувалов

Сентября 11 дня

1756 году [106]

1757. Января 8. Письмо К.Г. Разумовского И.И. Шувалову об оплате за сделанные литеры для университетской типографии 65

Г[о]с[у]д[а]рь мой Иван Ивановичь.

В силу Вашего Превосходителства требования зделано при Академии для Московского Университета литер сверх прежде отправленных еще на 363 ру[бля] 39 ко[пеек], которым и прилагаются при сем напечатанныя обрасцы. Ваше ж Превосходителство прошу за оные литеры по приложенной при сем ведомости денги ва Академию приказать отпустить, а те литеры принять, и пребываю с должнейшим почтением

Вашего Превосходителства

Г[осу]д[а]ря моего

покорнейший слуга

Генваря 8 дня

1757 году

К тому н[ы]не сколко зделано и в готовности к отправлению находится и на сколко по цене.

 

весом

во что каждой фунт обошеся

по цене

пуд

фунты

рубли

копейки

Парагону курсифу на пол листа:

5

37

55

130

35

Ведомостнаго курсифу на лист:

10

22

55

232

10

Итого весом и по цене:

16

19

-

362

45

За зделанные для поклажи оных литер в ящики:

-

-

-

-

50

За две цыновки:

-

-

-

-

24

За веревки:

-

-

-

-

20

Всего:

-

-

-

363

39 [107]

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

ДОКУМЕНТЫ ОБ ИЗГОТОВЛЕНИИ В АКАДЕМИИ НАУК СТАНОВ И ЛИТЕР ДЛЯ ТИПОГРАФИИ МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

1756. Февраля 14. Рапорт наборщика И.Ф. Розе в Канцелярию Академии наук об изготовлении двух станов и принадлежностей к ним для отправки в Московский университет 66

В Канцелярию Академии Наук

репорт

В силу ордера Канцелярии Академии Наук прошедшаго генваря от 31 дня под №138 велено для отправления в Московской Университет изготовить два стана со всеми к тем принадлежностьми, с литерами, кассами и прочими к тому принадлежащими вещами и отдать оные с рук на руки с реэстром наборщику Семену Полянинову. И на сие Канцелярии Академии Наук репортую, что в силу вышеписаннаго ордера все оные вещи изготовлены и оному Полянинову отданы с рук на руки с роспискою, а какие суть оные вещи, тому сообщается при сем реэстр.

Описание двум станам и что при них находится

1) две лестницы дубовые с полосами фелезными при оных по два винта с барабашками фелезными.

2) два ковчега дубовые при каждом по четыре полосы железных в оных ковчегах по две тарели медные.

3) два пиама, при них две чашки медные с двумя пятками железными.

4) два праса с пяльцами железными.

5) два ореха медные.

6) четыре винта большие подъемные с барашками железными.

7) два тимпана при них четыре рашкета да четыре графьи с винтами и с барабашками железными.

8) четыре графьи большие железные.

9) две коловороти железные с векшами деревянными.

10) две кипсеи деревянные с двумя лопаточками железными.

11) две пары рам железных.

12) два молотка железные, да два деревянные.

13) одна касса, три наборные доски, две медные верстати. Два штемпеля, два шила и одна скамья. И одни большие ножницы.

реэстр литерам,

принятым из словолитной палаты от подмастерья Палянова. На вес.

артиллериской азбуки

весом дватцать пять пуд тритцать четыре фунта.

ведомостной азбуки

весом тритцать один пуд двенатцать фунтов.

титулярных литер

трех азбук, а в каждой азбуке каждаго слова по двенатцати литер, весом во всех трех азбуках два пуда тритцать шесть фунтов с половиною. [108]

из типографии отдано

разных гартовых цветков, кои употребляются в типографии для украшении. Весом семнатцать фунтов.

Февраля 14 дня 1756 года.

lohann Friedrich Rose

Вышеписанные материалы все с полна наборщик Семен Полянинов принял.

реэстр

ученикам, отправляющемся в Москву

Алексей Котельников и Федор Думнов

1756. Февраля 19. Рапорт подмастерья Ф. Полянова в Канцелярию Академии наук об изготовлении «разных гартовых цветков» для украшения книг и отпуске их в Московский университет 67

В Канцелярию Академии Наук

репорт

Сего м[еся]ца из Канцелярии Академии Наук, по присланному вопросу на которой велено репортовать, во что коштовать могут употребляемые при типографии разные гартовые цветки кои употребляются для украшения и которые к типографии отпущены в Московской Университет всего весом семнатцать фунтов, и которых украшениях Канцеляри[и] Академии Наук всенижаше и репортую всех типографских украшений фунт состоит ценою по семидесят по пяти копеек.

Февраля 19 дня 1756 году. Подмастерье Федор Полянов.

Известие

коликое число зделанных при Академии для печатания кн[и]г, Российских литер в Московской Университет отправлено, и что в них весу и по какой цене обошлись, и какие еще к тому зделать велено, о том значит ниже сего,

а именно

весом

почему ценою каждой фунт обошл[и]ся

итого

Отправлено в Московской университет

пуды

фунты

копейки

рубли

копейки

Малаго канону 12 Алфавитов,

2

36 1/2

75

87

37 1/2 [109]

Доппель цицерд 12 Алфавитов, 2
Доппель цицеро малая 12 Алфавитов

прописных и строчных

 
Артилериских на три листа

25

34

45

465

30

Ведомостных на три листа

31

12

55

688

60

Разных гартовых цветков кои употребляются для украшения

-

17

75

12

75

Итого:

60

19 1/2

-

1254

2 1/2

Поступила в редакцию 02.12.96

Комментарии

1. См.: Тюличев Д.В. Книгоиздательская деятельность Петербургской Академии наук и М.В. Ломоносов. Л., 1988. С. 13.

2. Кобленц И.Н. Андрей Иванович Богданов. 1692-1766. М., 1958. С. 174.

3. См.: Снегирев И.М. Действия Московского университета в первый период его существования // Учен. зап. Московского университета. 1834. Ч. 4. № 11. С. 348-352; Он же. О начале Московских ведомостей // Московские ведомости. 1851. № 26. С. 211-214; Он же. Очерк истории типографии Московского университета с 1756 по 1812 год // Московские ведомости. 1854. № 111. С. 465-467; Поправка в статье Московских ведомостей: Очерк истории типографии М.У. № 111. С. 466 // Московские ведомости. 1854. № 117. С. 492; Шевырев С.П. История императорского Московского университета. М., 1855. С. 23-25, 27, 46-47; Корф В.Ф. Столетие «Московских ведомостей» (1756-1856). М., 1857.

4. См.: Академическая типография 1728-1928. Л., 1929. С. 35; Пенчко Н.А. Основание Московского университета. М., 1953. С. 67-68; Белявский М.Т. Ломоносов и основание Московского университета. М., 1955. С. 200-203; История Московского университета. М., 1955. Т. 1. С. 60-61; Западов А.В. М.В. Ломоносов и журналистика. М., 1961. С. 69; Сидоров А.А. История оформления русской книги. М., 1964. С. 144-145; Кацпржак Е.И. Начало издательской и типографской деятельности Московского университета // Книга. Исследования и материалы. М., 1965. Сб. XI. С. 199-200; Мельникова Н.Н. Издания, напечатанные в типографии Московского университета. XVIII век / Под ред. П.Н. Беркова. М., 1966. С. 3-14; Шингал А.Г. Русский типографский шрифт. М., 1974. С. 63, 65; Мартынов И.Ф. Новые материалы о книгоиздательской и книготорговой деятельности Московского университета во второй половине XVIII в. // Из истории фондов Научной библиотеки Московского университета. М., 1978. С. 7-23; Московский университет. 1981. № 55 (3213). 25 ноября. С. 1. (Специальный выпуск газеты, посвященный 225-й годовщине издательской деятельности Московского университета); Краснобаев Б.И. Издательство Московского университета в системе русской культуры второй половины XVIII в. // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 8. История. 1981. № 3. С. 15-27; Есин Б.И. Из истории издательской деятельности типографии Московского университета (к 225-летию со дня основания) // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 10. Журналистика. 1981. № 5. С. 27-44; Захарова Е.И., Захаров А.Н. От Ломоносова до наших дней // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 9. Филология. 1981. № 6. С. 63-78; Головата Л.В. Университеты и научное книгоиздание (вторая половина XVIII – первая четверть XIX в.) // Книга. Исследования и материалы. М., 1990. Сб., 60. С. 115-131.

5. ПФА РАН. Ф. 3. Оп. 1. Д. 203. Л. 134; Сб. статей, читанных в отделении русского языка и словесности императорской Академии наук / Публ. П.П. Пекарского. СПб., 1886. Т. 1. № 1. С. IV; Пенчко Н.А. Основание Московского университета. М., 1953. С. 67.

6. ПФА РАН. Ф. 3. Оп. 1. Д 203. Л. 135, 135 об.; Д 466. Л. 297. Тередорщик – печатник-рабочий, вытесняющий печатные листы; батырщик – рабочий типографии, набивающий краску на полосы набора.

7. Там же. Д. 203. Л. 136.

8. Там же. Л. 137.

9. Там же. Л. 139, 140.

10. Там же. Л. 141.

11. Там же. Л. 145.

12. Там же. Л. 144 об.

13. Там же. Л. 149.

14. Там же. Д. 467. Л. 44 об.

15. Там же. Д. 203. Л. 151, 151 об.; Д. 467. Л. 46.

16. Там же. Д. 206. Л. 32, 33.

17. Там же. Д. 467. Л. 17, 17 об.

18. Там же. Д. 206. Л. 47.

19. Там же. Л. 69.

20. Там же. Л. 157 об.

21. Там же. Д. 203. Л. 159.

22. Там же. Л. 165.

23. РГАДА. Ф. 248. Д. 2875. Л. 160.

24. Там же. Л. 161.

25. Полное собрание законов Российской империи с 1644 г. М., 1830. Т. XIV. 1754-1757. № 10515. С. 518-519. Этот указ 8 марта 1756 г. был напечатан и разослан во все коллегии и канцелярии (см.: РГАДА. Ф. 248. Д. 2875. Л. 171, 171 об). Неизвестно на каком основании А.В. Западов утверждал, что «Ломоносов добился присвоения университету привилегии содержать свою типографию и указ о том вышел 5 марта 1756 года» (см.: Западов А.В. М.В. Ломоносов и журналистика. М., 1961. С. 69).

26. РГАДА. Ф. 248. Д. 2944. Л. 8

27. Там же. Л. 10. Этот сенатский указ был послан в Московский университет 31 октября 1755 г. (Там же. Л. 13, 13 об., 14; Ф. 17. Д. 38. Л. 49 об., 50).

28. На этом месте находится здание Московского университета, построенное в 1786-1793 гг. архитектором М.Ф. Казаковым.

29. РГАДА. Ф. 17. Д. 38. Л. 69 об.; Петров П.Н. Сборник материалов для истории С.-Петербургской Академии художеств за сто лет ее существования. СПб., 1864. Ч. 1. С. 707.

30. РГИА. Ф. 796. Оп. 36. Д. 438. Л. 1, 2, 3-4 с обор., 10 об., 16.

31. Там же. Л. 11; РГАДА. Ф. 1184. Оп 1. Д. 2834. Л. 19, 19 об., 43.

32. Снегирев И.М. Очерк истории типографии Московского университета с 1756 по 1812 год // Московские ведомости. 1854. № 111. С. 465.

33. ПФА РАН. Ф. 3. Оп. 1. Д. 203. Л. 180.

34. Там же. Д. 467. Л. 216.

35. Там же. Д. 203. Л. 184.

36. Там же. Л. 182.

37. Там же. Л. 183.

38. Там же. Л. 187.

39. Там же. Д. 196. Л. 132, 133, 133 об.; Сухомлинов М.И. История Российской Академии. СПб., 1854. Вып. 4. С. 478-479.

40. РГИА. Ф. 1329. Оп. 1. Д. 87. Л. 75; Баранов П. Опись высочайшим указом и повелением, хранящимся в С.-Петербургском сенатском архиве за XVIII век (1740-1762). СПб., 1878. Т. III. С. 324.

41. РГАДА. Ф. 17. Д. 38. Л. 71 об.; Петров П.Н. Сборник ... С. 708.

42. РГАДА. Ф. 199. Портф. 546. Ч. 2. Д. 4. Л. 1.

43. Пенчко Н.А. Документы и материалы ... С. 42.

44. РГИА. Ф. 1329. Оп. 1. Д. 89. Л. 12; Баранов П. Опись ... С. 342. Именной указ Сенату 16 апреля 1757 г. о пожаловании надворного советника И.И. Мелиссино канцелярии советником и директором Московского университета. Дата отсутствует, определяется из сообщения, опубликованного в газете «Московские ведомости» (1757. № 34. 29 апреля).

45. Он умер в С.-Петербурге 25 января 1757 г., когда находился у куратора Шувалова (РГАДА. Ф. 279. Оп. 1. Д. 6019. Л.2).

46. Пенчко Н.А. Документы и материалы ... С. 51, 56.

47. ПФА РАН. Ф. Разряд II. Оп. 1. Д. 225. Л. 38, 38 об.; Из бумаг Ивана Ивановича Шувалова. Сообщено ... И.Н. Толстым // Сборник Русского исторического общества. СПб., 1872. Т. 9. С. 487.

48. Пенчко Н.А. Документы и материалы ... С. 59.

49. Там же. С. 45.

50. Там же. С. 99.

51. Там же. С. 58, 62.

52. Ломоносов М.В. Полн. собр. соч. М., Л., 1952. Т. 7. С. 808.

53. Пенчко Н.А. Документы и материалы ... С. 67, 69, 310. По свидетельству И.М. Снегирева, типография была помещена «тогда в палатах над Воскресенскими воротами, кои соединялись переходом с домом прежней австерии» (см.: Снегирев И.М. Очерк истории типографии Московского университета с 1756 по 1812 год // Московские ведомости. 1854. № 111. С. 465).

54. Пенчко Н.А. Документы и материалы ... С. 87.

55. Там же. С. 94, 97.

56. ПФА РАН. Ф. 3. Оп. 1. Д. 468. Л. 393, 393 об.; Д. 227. Л. 16, 18, 20.

57. Пенчко Н.А. Документы и материалы ... С. 107, 316.

58. ПФА РАН. Ф. 3. Оп. 1. Д. 203. Л. 134. Автограф. Внизу листа помета: «Получено Сентября 15-г[о] дня 1755 году». В скобках слово утрачено, лист оборван.

59. РГИА. Ф. 796. Оп. 36. Д. 438. Л. 1. Вверху листа пометы: «№ 1893. Подано и слушано Ноября 20 д[ня] 1755 году. Записав, сообщить по повыт[ь]ю». Внизу листа помета: «Слушано Ноября 20-г[о] числа 1755-г[о] году».

Дата доношения принимается по дню подачи и слушания в Синоде.

60. ПФА РАН. Ф. 3. Оп. 1. Д. 206. Л. 32, 33. Подлинник. Со слов «всепокорнейший и верный слуга Иван Шувалов» – подпись-автограф. Внизу листа 32 пометы: «№ 50-й. Получено 10 генваря 1756 году».

61. РГАДА. Ф. 248. Д. 2875. Л. 160. Подлинник. Подпись-автограф. На листе пометы: вверху: «№ 556»; внизу: «Взнесено и слушано Марта 4 дня 1756 года».

62. ПФА РАН. Ф. 3. Оп. 1. Д. 203. Л. 165, 178, 178 об. Черновик.

63. ПАФ РАН. Ф. 3. Оп. 1. Д. 203. Л. 181, 182, 182 об. Черновик. Внизу листа помета: «Подано чрез протоколиста Гурьева 9 Сентября. 1756 № 1299-й».

Дата письма принимается по времени подачи.

64. ПФА РАН. Ф. 3. Оп. 1. Д. 203. Л. 185. Подлинник. Со слов «всепокорнейший слуга Иван Шувалов» – подпись-автограф. Внизу листа помета: «Сообщить делу».

65. ПФА РАН. Ф. 3. Оп. 1. Д. 203. Л. 190. Черновик. Внизу листа помета: «Оное писмо для подачи Его Превосходителству послано с подмастерьем Федором Поляновым того ж числа». На полях слева вверху помета: «№ 33-й».

66. ПФА РАН. Ф. 3. Оп. 1. Д. 203. Л. 158, 158 об., 159. Подлинник. Подпись-автограф.

67. ПФА РАН. Ф. 3. Оп. 1. Д. 203. Л. 163 а, 177. Подлинник. Подпись-автограф.

.

Текст воспроизведен по изданию: Неопубликованные документы по истории создания типографии Московского Университета // Вестник МГУ. Серия VIII. История, № 6. 1997

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.