Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Проект XVIII в. о соединении Москвы-реки с Волгой

Рост производительных сил России в первой четверти XVIII в., усиление торговли, развивающиеся сношения с Западом, перенос столицы из центра на окраину, большие и длительные войны – все это вместе взятое, придавало тогда вопросу о путях передвижения особо важное значение и ставило его в центре внимания правительства. Конная тяга была одним из главных видов транспорта того времени. Но применение этого вида транспорта требовало устройства хороших дорог, прокладки шоссированных путей на необъятных пространствах. А эти пути были далеко не в удовлетворительном состоянии сохранившиеся исторические памятники ярко иллюстрируют положение этого дела: «Явился к нам в лагерь [под Москвой] полк. Пляте, который накануне вечером приехал в Москву из Берлина, – пишет в своем дневнике Ф. Берхгольц 18 августа 1772 г., – по причине дурных дорог, он 20 дней ехал только от Петербурга до Москвы, а всего пробыл в пути 6 недель». 1

Если путешественник, ехавший сравнительно налегке, тратил столько времени, то вполне понятны те затруднения, которые возникали всякий раз, когда приходилось иметь дело с какими-либо массовыми передвижениями. А так как время Петра было временем длительных войн – со Швецией, Турцией, затем похода в Дербент и Баку, то вопрос о передвижении был тогда одним из наиболее острых. Приходилось перебрасывать значительные воинские массы. Тот же Берхгольц 23 сентября 1722 г. сообщает: «Получено известие, что император прибыл в Аграхан [залив на Каспийском море. – Ред.]... Вся армия, находившаяся с его величеством в Персии, состоит из 27 тысяч регулярного войска и 60 тысяч казаков и татар, следовательно, всего из 87 тысяч человек» 2. Только один подвоз продовольствия, необходимого для такого количества людей, не говоря уже о боевом снаряжении, требовал затраты массы сил и времени.

Кроме конной тяги при передвижении, особенно в случае массовых перевозок, пользовались речными путями, главнейшим из которых была Волга. Еще находясь за границей, Петр I оценил значение каналов в системе речных путей. Мысль об устройстве искусственных водных сообщений крепко утвердилась в уме основателя русского флота. Но для этого прежде всего необходима была западная техника. В 1708 г., в разгар военных действий со Швецией, в Москве впервые появляется переведенная с французского книга о речном судоходстве, где описывается устройство и углубление каналов, построение шлюзов, трактуется о доках. Здесь особенно интересны изображения разных машин, предназначенных для углубления каналов, для извлечения из воды затонувших грузов, для устройства мостов и т.п. Официально книга эта носила заглавие: «Книга о способах, творящих водохождение рек свободное», а в обиходном, житейском языке того времени она называлась «Книга слюзная». В своих письмах Петр не раз упоминает об этой книге.

В эпоху Петра и его ближайших преемников был начат целый ряд работ по устройству каналов. Наиболее крупным и наиболее известным был канал на [139] Ладожском озере, где работал Миних. Над устройством искусственных каналов шли работы и в других местах, напр., в Петербурге, где строился Кронштадтский канал, на достройку которого в 1731 г. было приказано отпускать ежегодно по 30 тыс. рублей «из петербургского питейного сбора» 3. В 1727 г. возникает мысль о постройке небольшого канала в Астрахани, причем автор этого проекта адмирал Меншуков приводит не лишенные интереса цифры; так, на прорытие канала на расстояние 2 580 саж., по его расчетам, требовалось 150 человек, которые должны были работать в течение 84 дней 4. В 1733 г. шла речь о доделке начатого Петергофского канала. К числу таких работ принадлежит и публикуемый ниже проект о соединении Москвы-реки с Волгой.

Перед самым отправлением в персидский поход Петр в апреле 1722 г. поручил инженеру Вилиму Генингу (Генину), проектировавшему в то время сооружение на р. Сестре плотины и оружейных заводов, выяснить, в каком месте удобнее устроить «водяную коммуникацию» от Москвы-реки или от Яузы до Рогачевской пристани на реке Сестре в 40 верстах от Волги. Генинг, как видно из печатаемых документов, произвел ряд изысканий, на основе которых другой видный представитель инженерного искусства того времени и составитель ряда карт Люберас сделал ту самую карту, копия с которой воспроизводится ниже.

Как и многие начинания Петра I (напр., экспедиция к Американским берегам Беринга и некоторые другие) и проект канала, соединяющего р. Москву с Волгой, не был осуществлен при его жизни. О существовании этого проекта вспомнили было в 1746 г., но и на этот раз дело ограничилось только перепиской между отдельными лицами.

Только в 1825 г. Николай I вернулся к проекту соединения р. Волги с Москвою, но по второму петровскому варианту через реку Истру.

Эта водная система должна была дать возможность подвозить водным путем материалы к строившемуся в Москве храму Христа Спасителя и устранить сухопутную перевозку через переволок из Москвы до Шошинской и Рогачевской пристаней.

Этот водный путь посредством Краснохолмского шлюза был бы соединен с нижним течением р. Москвы и с р. Окою.

Работы продолжались до 1844 г., и за это время был построен канал между р. Сестрою и Истрою длиною 8 верст. Реки Сестра и Истра были спрямлены, для чего было сделано 65 верст прокопов. В раздельном пункте из озера Гущина и прилегающих болот устроено водохранилище вместимостью 1 300 тыс. куб. саж. воды, дававшее 450 тыс. куб. саж. запасных вод. На реке Истре было построено 13 шлюзов и на р. Сестре 20 шлюзов. Всего на системе был построен 41 шлюз и 21 караульный дом.

Шлюзы были каменные, размеры полезной площади камеры 21 на 5,3 метра. Напоры в среднем по 2 метра 5.

Работы производились полками 16 дивизии и тремя тысячами крепостных людей. Истрачено было 2 1/2 миллиона серебром, и на окончание работ требовалось еще больше 3 миллионов.

В это время началась постройка Николаевской железной дороги и явилось предположение, что грузоотправители, на которые рассчитывала система, предпочтут железнодорожный путь, поэтому дальнейшее производство работ было приостановлено, а законченная часть канала была использована для сплава леса.

В 1860 г. система была упразднена, штат по устройству и заведыванию ею распущен, и все сооружения и земли проданы с публичного торга. Такова в кратких чертах история этого предприятия с 1722 по 1860 год.

Ввиду того, что запроектированные при Петре I трассы соединения р. Москвы [140] и Волги очень близко проходят возле грандиозного сооружения сталинской эпохи, сооруженного в наши дни канала Москва-Волга, интересно остановиться на этих направлениях и провести параллель между неосуществленною мечтою петровского времени и грандиозным детищем сталинской эпохи.

Первый вариант Генинга имел направление по реке Яузе до впадения в нее речки Лихоборки. Затем по Лихоборке и по Коровьему Врагу. Здесь предполагается прокоп длиною 8 верст и глубиною 7 саж. Этот прокоп проходил по Долгим Прудам (около нынешней ст. Долгопрудной, Савеловской ж.д.) до реки Клязьмы, которая должна была питать водою шлюзованную систему.

По Яузе до р. Лихоборки на длине 17 верст предполагалось устроить 7 шлюзов, по Лихоборке и Коровьему Врагу на протяжении 20 верст предполагалось 17 шлюзов. Выше по Клязьме трасса шла рекою при 49 шлюзах до села Воскресенского. Здесь была водораздельная точка и предполагался прокоп длиной 1 верста и 360 саж. при глубине 5 саж. к реке Каменке. Этот прокоп питался из р. Клязьмы и имел 6 шлюзов.

Река Каменка при длине 9 верст имела 24 шлюза. По впадении в р. Волгушку трасса шла по последней, причем на протяжении 20 с половиной верст предполагалось 12 шлюзов.

Дальше трасса шла по Яхроме до пристани Рогачевской, причем на длине 40 верст предположено было 14 шлюзов. Всего от р. Москвы до пристани Рогачевской было 148 верст и предполагалось возвести 127 шлюзов.

Второй вариант имел следующее направление: река Москва до устья Истры с 13-ю тройными шлюзами (параллельно по 3 шлюза). Длина участка 70 верст.

По Истре на 76 верстах предполагалось 26 шлюзов. Затем по р. Катыше до ручья Подоры 14 верст при 9 шлюзах. Дальше должен был быть прокоп длиной 3 1/2 версты, при 19 шлюзах с падением в 114 фут. Затем по р. Сестре до Рогачевской пристани 58 верст при 30 шлюзах. Всего предполагалось 123 шлюза на 228 верстах.

Третий вариант имел трассу, которая после р. Яузы шла на р. Клязьму, Учу, Вязь, Дубровку, Икшу и Яхрому.

Намечена была также трасса с выходом от р. Москвы на р. Клязьму при помощи р. Химки.

Из этого рассмотрения трасс мы видим, что за исключением второго варианта через реку Истру все трассы имеют очень много общего с каналом Москва-Волга.

Основная разница между всеми этими вариантами и современным каналом Москва-Волга заключается в том, что все эти трассы имеют значительно большую длину, чем канал Москва-Волга и несравненно большее количество шлюзов.

Так, современный канал имеет по р. Волге до р. Москвы всего 7 шлюзов, тогда как по первому варианту Генинга намечалось 127 шлюзов, а по второму – 123 шлюза, причем только до пристани Рогачевской, а не до р. Волги.

Значительно большее протяжение системы, по сравнению с современный каналом, объясняется тем, что при бедности тогдашних технических средств приходилось искать наиболее близко сходящихся верховьев рек разных бассейнов для соединения их прокопами наименьшей длины и глубины.

Как видно из пояснительной записки Генинга, шлюзы предполагались очень небольших размеров, и напор их был до 2-х метров. Напоры свыше 2-х метров рассматривались как особо трудная задача. Благодаря этому получалось огромное число мелких сооружений, и если теперь, чтобы выйти из р. Москвы на Волгу, понадобится пройти всего 7 шлюзов с затратой каких-нибудь 5-6 часов на шлюзование, то по проекту Генинга нужно было пройти 127 шлюзов затратить только на шлюзование около 3-х суток.

Характерно еще и то, что по проекту Генинга пропуск весенних вод [141] очевидно предполагался через шлюзы. Так, например, чтобы пропустить москворецкий паводок, предполагалось построить по 3 параллельных шлюза.

Несмотря на малые размеры сооружений, задача по выполнению проекта оказалась в то время все же невыполнимой. Сам Генинг в своей записке как бы сомневается в выполнимости задачи и толкует о громадности работы, трудности выполнения и возможных убытках.

Только после Великой Октябрьской революции, только после того как наша Страна Советов превратилась в передовую индустриальную страну, – строительство канала и идея подвода волжской воды к столице могла быть осуществлена. Конечно, масштабы канала Москва-Волга, размах и грандиозность этого сооружения несоизмеримы со скромными и все же оказавшимися непосильными для техники и экономики петровского времени начинаниями.

Хотя в проекте канала Генинга нет указаний на размеры сооружений в плане, но быть может не будет большой погрешности, если их отожествить с нормами сооружений на Тихвинской системе и на Московско-Волжском соединении, принятыми при Николае I.

По приблизительному подсчету выходит, что расход воды на шлюзование в канале петровского времени не мог превышать 6 660 кб. метров в сутки. Расход же воды на шлюзование в сооруженном в наши дни канале Москва-Волга доходит до 1 440 тыс. кб метров, т.е. в 200 раз превышает нормы петровского времени.

Пропускная способность современного канала при баржах в 22 тыс. тонн может быть доведена до 440 тыс. тонн в сутки.

По шлюзам петровской эпохи могли бы проходить суда лишь только до 50 тонн грузоподъемности, что позволяло бы провести не более 270 тыс. тонн за всю навигацию.

Из этого сравнения видим, что по современному каналу Москва-Волга можно пропустить за одни только сутки грузов почти в 2 раза более, чем за всю навигацию по системе петровских времен.

О водоснабжении Москвы волжской водою в эпоху Петра конечно не могло быть и речи, да этого тогда и не требовалось по размерам и уровню культурности населения Москвы.

Между тем грандиозное сооружение сталинской эпохи обеспечивает ежедневную подачу в Москву до 580 миллионов ведер воды.

Петр I, чтобы обеспечить удобную водную связь с внешним миром, перенес столицу из центра страны на берега Финского залива.

Народы Советского Союза, осуществляя под руководством партии Ленина-Сталина величественный план преобразования хозяйства страны грандиозными сооружениями, как канал Москва-Волга, Беломорско-Балтийский канал имени Сталина и др., связывают в единую систему водные магистрали нашей необъятной родины и превращают Москву в порт пяти советских морей.

Публикуемые документы хранятся в ГАФКЭ. Для удобства понимания карты петровской эпохи редакция сочла нужным приложить карту современного канала Москва-Волга.


Письмо ген.-лейт. Генингу из кабинета ее величества, 17 октября 1746 г. 6

/л. 1/ Высокоблагородный превосходительный г. генерал-лейтенант.

В 1722 году, когда по указу блаженные и вечнодостойные памяти его величества государя императора Петра Великого, посыланы вы были для осмотру положения мест и течения рек от Яузы до Клязьмы и от [142] Клязьмы до Ахромы и протчих рек, которыми способнее и лутче сделать от Москвы до Волги судовой ход и где удобнее делать каналы и слюзы, то потребно в кабинете ее императорского величества ведать, что вы тогда учинили, и ежели имеете тому осмотру положению мест и течению рек какие описания и чертежи, благоволите, ваше превосходительство, со оного всего, как со описаниев, так и с чертежей копии сообщить в кабинет ее величества или подлинные прислать, с которых, взяв копии, возвращены будут подлинные знаки. Прошу вашего высокоблагородия ответа.

Письмо ген.-лейт. Генинга в кабинет ее величества, 18 октября 1746 г. 7

/л. 2/ Высокоблагородный и превосходительный господин тайной советник от Кабинета ее императорского величества и кавалер

Государь мой,

Ваше превосходительство требовать от меня изволили, в 1722 году когда, по указу блаженные и вечнодостойные памяти его величества государя императора Петра Великого, посылан я был для осмотру положения мест и течения рек, от Яузы до Клязьмы и от Клязьмы до Ахромы и протчих рек, которыми бы способнее и лутче сделать от Москвы до Волги судовой ход и где удобнее делать каналы и слюзы описания и чертежей, и на оное покорно доношу.

Сколько перед отъездом моим в Сибирь мною осмотрено мест также чертежи профили и описание учинено, те посланы вслед чрез нарочного в Персию к его императорскому величеству, а по отбытии моем велел я инженер-порутчику Любрасу 8 еще осмотреть мест, где способнее коммуникации делать водяной от Москвы до Яхромы, и при том генеральную карту, ис которой карты при сем копию посылаю, и оную генеральную карту велел я объявить по возвращении ис Персии его императорскому величеству, а чорные чертежи профилям и лант-карты, с которой белая при мне сочинена и послана к его императорскому величеству, осталась при порутчике Люберасе в рисовальной конторе, для прибавки к тем еще удобных мест и показания, где слюзам быть обще с слюзным мастером Графортом, а каковы того 1722 году в Персию письмо тако ж и описание и протчее к его ж величеству посланы со оных точные копии к вашему превосходительству при сем посылаю.

Вашего превосходительства, государя моего покорный слуга.

W. de Hennin.

Письмо В. Генинга Петру I, 3 июля 1722 г. 9

/л. 3/ Всепресветлейший император и самодержец всероссийский, государь всемилостивейший.

Ваше императорское величество при отъезде своем с Москвы всемилостивейше указали мне осмотрить, а имянно от Москвы или от Яузы, через которые реки и места способнея учинить до Рогачевской пристани коммуникацию судовому водою хождению, и к тому делу господину вице-губернатору Воейкову велено готовить материалы, и что по осмотру явится о том велено, учиня чертежи, прислать к вашему величеству для подлинной резолюции.

И по тому вашего величества всемилостивейшему указу, как скоро было можно, оные места осматривал чрез ватерпас и астрелябию, и [143] что по которым местам по осмотру явилось, о том при сем прилагаю профили и план и при том обстоятельное ведение и мое мнение. И хотя ваше всемилостивейшее повеление мне было, чтобы оное дело начать, однако ж без подлинной вашего величества резолюции, оного делать начать не смел, понеже, как ваше величество изволите высмотреть из чертежев, и по которому месту покажется угоднее, всенижайше прошу о всемилостивейшей и немедленной резолюции. А сему посланному велел я, ежели он от вашего величества со объявленною резолюцией поедет, чтоб заставал меня в Нижнем или в Казани, а ежели я прежде того поспею уехать в Сибирь, велел ему с тою резолюциею ехать в Москву и вручить господину вице-губернатору Воейкову или х кому от вашего величества повелено будет. Всеуниженно прошу вашего величества милостивейшего рассуждения не изволите на меня в том иметь гневу, что скоряя сего времяни о том чертежей и ведомости не прислал. Того ради я, сколь мог, яко человек, поспешал и всякое место подлинно высмотрил и многие леса проходил, и много было по рекам кратких дистанций, и все одержали меня ватерпас и астрелябия.

О подлинном состоянии и что, по моему мнению, надлежит быть, о том при сем прилагается обстоятельная ведомость.

На подлинном подписано тако:

Вашего величества нижайший раб В. Геннин.

Сия работа будет зело велика, того ради я свое мнение и что по осмотру явилось о коммуникации написал прямо без хвастовства, для того хорошо начать надобно и совершить, лутче первая остуда без убытка, нежели последняя с великим убытком, но однако ж всеусердно желаю, дабы бог помог желание ваше исполнить.

Записка ген.-лейт. Генинга. 10

/л. 4/ О ситуации коммуникации водяной, дабы суды, которые в пять фут глубиною, ходить могли, а имянно от Москвы реки вверх по Яузе до Ерденева, где речка Лихоборка, и вверх по речке Лихоборке до Коровья Врага, и от Коровья Врага сухими местами чрез Долгие пруды вниз до Клязьмы реки. А от того вверх по Клязьме до села Воскресенского, от Воскресенского поперег сухим местом до речки Каменки и вниз по Каменке до речки Волгушки, и вниз по Волгушке до Яхромы, и по Яхромы до Рогачевской пристани всего расстояния 148 верст.

1.

Ежели ваше императорское величество пожелает чрез вышеписанные места коммуникацию делать, то надлежит от Москвы реки по реке Яузе на 15 верстах, до реки Лихоборки сделать 7 слюзов до литеры А, от А вверх по Лихоборке до В, где Коровей Враг зачнется, 18 слюзов. От В до С, где река Клязьма, надлежит выкопать канал при литере D длиною 8 верст, глубиною в самом высоком месте 7 сажен, дабы из реки Клязьмы часть воды бежала по оному каналу для наполнения слюзов, которые по Коровью Врагу, и до Яузы на 20 верстах; а ежели оного канала не прокопать, то надлежит от В до Болота D сделать еще 6 слюзов, да от D до Клязьмы С еще надлежит сделать вниз тож 6 слюзов, которые слюзы означены пунктами, и всего прибавочных 12 слюзов, и не надеюсь, чтоб оное болото Д (которое не имеет в себе никаких ручьевин, но токмо от дождев и снегу в нем вода бывает, и несколько ключей) могло те 12 слюзов в полности водою содержать, [144] ежели часто суды будут пропущать, хотя к нему в помощь из иных логовин, которые к тому блиско, ресервоар или басен сделать; и оные басены, кроме дождевой и снежной воды или иных малого числа ключей, инде ни откуды воды брать не могут. А тем достальным 18 слюзам от В до А надлежит свою воду набирать из реки Лихоборки, в которой реке в летнее время воды самое малое число бывает, а когда прокопать канал от С до В, то те прибавочные 12 слюзов, которые пунктами означены, убудут, а в остаточных слюзах от А до В воды будет довольно. Клязьма лежит выше Яузы 17 сажен, как явствует между СЕ цыфирными словами, а в высоком месте выше Яузы 24 сажени, при том как объявляет при DF.

2.

Потом надлежит сделать от С вверх по Клязьме на 47 верстах до села Воскресенского, где литера G, 49 слюзов для того: река при G выше того, где С 49 сажен; от G до Н надобно прокопать гору расстоянием в длину 1 верста и 360 сажен, глубиною в самом высоком месте 5 сажен, дабы часть из реки Клязьмы от G уделялась до Каменки S для наполнения слюзов К. А при литере S, где Каменка зачнется, то место ниже Клязьмы 6 сажен. От S, книз по Каменке на 9 верстах до L надобно /л. 5/, где Каменка пала в Волгушку, 24 слюза, для того Каменка при литере F лежит 24 сажен выше как L, где она пала в Волгушку при литере L. От L вниз в Волгушку до М, где она пала в Яхрому на 20 1/2 верстах надобно 12 слюзов, того ради, что Болтушка при литере L 12 сажен выше, как при литере М, а что от литеры М вниз по Яхроме, до Рогачевской пристани, и того места цепями вымерять и ватерпасом смотрить не поспели; однако я смотрел с инженер-порутчиком Люберасом: так изчисляют тамошние обыватели: от Волгушки до Рогачевской пристани верст с 40, и доносили, что прежде сего от пристани Рогачевской, когда на реке Яхроме мельниц не было, хаживали малые романовки в полторы и две пядени глубиною, а глубже того не хаживали. И того ради надобно от устья Волгушки до Рогачевской пристани например по Яхроме реке 14 слюзов; итого будет от Москвы до Рогачевской пристани 127 слюзов, расстоянием на 148 верстах. А по справке с слюзным архитектором Графортом каждой слюз обыкновенною вышиною с нижней и верхней водой 12 фут; однако ж объявлял он мне, где очень круты реки и места, и в которых местах слюз от слюза неподалеку, в тех местах может он слюзы делать повыше, а имянно: для нижней воды в 6 фут, для верхней воды в 12 фут, итого убудет слюзов ис тех, которые означены при нумере 3, из числа треть, для того не такову от воды тягость будут иметь, как те слюзы, которые состоят друг от друга в дальности.

3.

Река Клязьма и Яхрома чрез меру коленисты, а ежели оные колены мерять, то еще много верст прибудет, тако ж береги их во многих местах ниски и весною в разлив вода береги зело жестоко тратит и чрез все луга и береги идет и будет рыть иную дорогу мимо слюзов. А хотя и ворота расстворены будут, однако такая великая вода воротами убраться не может, отчего и слюзам не без малой вреды будет. Сверх того, когда дожди великие бывают, то дождевою водою со обоих сторон рек глину, песок и протчую землю ис косых берегов и высоких поль смывает и выносит и тем реку насыпает и бывает мелко, а хотя тое осыпь вычищать, то от дождев паки тако ж учиниться может; и для лутчаго – и без чего быть невозможно, – хотя излишняя работа будет, надобно учинить, как объявляет приложенной абрис, номер 5, то слюзам вреды и в реке мели не будет, и путь будет ближе, понеже многие [145] кривизны в реках минуется; выше писанной коммуникации учинить без объявленных слюзов ни по которому образу невозможно. Для того реки падут круто, и хотя вычистить, однако в том вспоможения не будет.

Профиль 2, которая объявляет ситуации и коммуникации по Москве реке, вверх до реки Истры, и по Истре вверх до болота Мошницы и чрез болото Мошницы до Сестры реки и по Сестры вниз до Клину; сверх того ведомость от Клину до Рогачевской пристани, о котором месте писал ко мне господин Корчмин, что /л. 6/ ваше величество изволил указать мне смотрить, и оная ситуация способнее против профили первой, понеже слюзов надобно меньше, хотя и путь далее всего от Москвы до Рогачевской пристани вышеписанной коммуникации будет 212 верст; а против профили первой будет излишних 64 версты, а имянно:

От города Москвы вверх до Истры, где литера А, счисляют 60 верст, следуя по реке, а от устья Истры реки до А вверх до болота Мошницы до В. В. В. на 77 верстах надобно 32 слюза, от В чрез болото Мошницы до С на 10 верстах вниз, где Сестра река, надобно 5 слюзов, от С до D, где Клин, на 30 верстах по Сестре реке, надобно 16 слюзов. От Клину до Рогачевской пристани вниз по Сестре реке, 35 верст цепями мерить, также и ватерпасом смотрить не поспел, однако же смотрел, так и тут надобно, по моему мнению, слюзов с 12, всего будет 68 слюзов, и против первой профили будет меньше 59 слюзов. Вышепомянутые Истра и Сестра реки лутче нежели Клязьма, однако ж судам летом по оным местам ходить нельзя, для того многие места мелкие от того, когда дожди бывают, тогда глину и песок от высоких кряжов и поль, которые по обе стороны рек, в реку наносит, того ради без оных слюзов коммуникацию учинить невозможно, разве судам ходить, только в весну, или в осень во время большей воды, но однако ж и оная скоро проходит. А ежели так сделать, как объявляет приложенной абрис номер 5, то от большей воды слюзам не будет вреды, и между слюзами не будет в реке мелей, и путь ближе, понеже многие кривизны останутся, и чрез сию коммуникацию гор никаких, кроме болота, прокопать не надобно и слюзам в воде не будет нужды и чрез сей путь будет разстояния от Москвы до Рогачевской пристани 212 верст и против того пути, что по Клязьме, лишку будет 64 версты.

На профиль 2-ю сыскал я еще способной путь, которой 30 верст ближе, нежели чрез Мошницу, которой коммуникации объявляет приложенная профиль 3, а именно:

От города Москвы, следуя рекою до Истры, где она пала в Москву, до А 60 верст, от А до В, не доезжая до болота Мошницы, 12 верст, где Катыша в Истру впала, 65 верст – на том расстоянии надобно 25 слюзов.

От В вверх по реке Катыше до речки Подоры до С 12 верст, между тем местом надобно 8 слюзов. У вершины реки Подоры D надлежит прокопать канал поперег горы на 4 версты до Е, глубиною в самом высоком месте 6 сажен, дабы Подорка или Катыша по оному каналу воду давали до литеры Е для того, что при оном высоком месте при литере G речек, ис которых можно басен сделать, не обретается, от литеры Е вниз под гору пологовины до литеры EF надобно до Сестры реки 18 слюзов, которые слюзы могут взять свою воду ис каналу CDE. Тако же из ручья Талицкого, который зачинается при литере Н за 3 версты выше Сестры реки, от F до I на 4 верстах надобно 3 слюза /л. 7/ и чрез сие место минется 12 верст вверху Истры, где она самая малая, также и перекопка болота Мошницы. Еще ж от того места, где Мошница в Сестру пала, и вниз до того места, где Жерновка в Сестру пала, 26 верст, а слюзов канальных будет всего тож число, как по профили второй – 68. А по справке с слюзным архитектором Графортом каждой слюз обыкновенною вышиною с нижною и верхнею водою по 12 фут. Он [146] же объявлял мне, которые в крутых местах и друг от друга не в дальности может зделать выше, а имянно для нижней воды в 6 футов, для верхней в 12 футов, итого убудет из вышепомянутых слюзов, которые при нумере 3 из числа треть, для того что они от воды не такову тягость имеют, как те слюзы, которые друг от друга состоят в дальности. И мое мнение, хотя и во всех четырех путях будет великая работа, понеже надобно колены или наволоки при реках перекопать, чтоб путь был прямее и ближе и на обе стороны зделать валы и малые рвы от слюза до слюза, по которым валам будут бечевники, а от дождевой и снежной воды глину и песок остановят, дабы в реку от высоких гор и поль не наносило и большей водой слюзов не повредило; того ради излишняя большая вода, будет проходить по обе стороны по учиненным рвам, как объявляет абрис номера 5. А ежели вверх по Химке до Клязьмы коммуникацию делать, то почитай такова ж работа будет, как чрез Лихоборку слюзами, перекопкою и дальностию. А чего из сей моей униженной ведомости выразуметь не можно, о том донесет посланной от меня подкандуктор Клеопин, которой при том осмотрении со мною был и рисовал. И по которому месту ваше величество изволите указать начать делать, о том изволите приказать прислать подлинную резолюцию. И потом надлежит наперед по оным местам немалыми работными людьми копать при реках каналы прямо чрез наволоки обходя колена, и на обоих сторонах поднять валы и зделать вышеозначенные малые рвы. Между тем временем можно свободно камень, кирпич, известь, бревна и протчие материалы к слюзному делу заготовить. Излишняя вода в слюзном строении мешать не будет. А покамест резолюция получена будет, приказал я инженеру-порутчику Люберасу сделать генеральную карту около Москвы, в которой будут все реки, болота и профили еще явнее и подлиннее.

Еще доношу, сами ваше величество изволите ведать, что Москва река от Каменного мосту вверх до Истры во многих местах мелка и есть броды, где таковым судам, как ваше величество, изволили указать в пять фут проходить не могут, кроме вешней воды; а ежели такие места чистить, то опасно, не будет ли впредь наносу, и о том о всем как ваше величество укажете.

План и репорт 11.

О положении и разстоянии рек для учинения судового ходу от Москвы до Рогачевской пристани.

Первым путем: от Москвы реки вверх по Яузе до Лихоборки 17 верст, надобно 10 слюзов, из Яузы чрез Лохоборку в Клязьму 20 верст, надлежит перекопать 8 верст и 8 сажен глубины; сверх того, надобно еще 19 слюзов, понеже Клязьма 114 фут выше, нежели Яуза. Вверх по Клязьме до Каменки 47 верст, надобно 49 слюзов; из Клязьмы в Каменку 1 1/2 версту надлежит прокопать 1 верста, в вышину 6 сажен. Сверх тово надобно еще 6 слюзов, понеже Клязьма река 36 фут выше, нежели Каменка. Вниз по Каменке до Волгуши 9 верст, надобно 24 слюза. Вниз по Волгуше до Яхромы 20 1/2 верст, надобно 12 слюзов. Вниз по Яхроме до Дмитрова города 13 верст, надобно 3 слюза; итого верст – 128, слюзов – 123.

Вторым путем: от Москвы вверх по Москве реке до Истры 70 верст, надлежит от деревни Мневников 46 верст слюзами поднять по три слюза рядом, понеже она широка и такова быстра, что никакой пруд удержаться не может, итого 39 слюзов. От Москвы реки вверх по Истре до Катыши 76 верст, надобно 26 слюзов, от Истры вверх по Катыше до [147] ручья до Подоры 14 верст, надобно 9 слюзов, от Катыши чрез Подору в Талицу и Жерновку до Сестры 10 верст, надлежит перекопать 3 1/2 версты 5 сажен в вышину; сверх тово, надобно 19 слюзов, понеже Катыша 114 фут выше нежели Сестрия. От Жерновки вниз по Сестри до Рогачевской пристани 58 верст, надобно 30 слюзов; итого 228 верст 123 слюза.

Третьим путем: от Москвы вверх по Яузе до села Мытищей 34 версты, надобно 15 слюзов. Из Яузы чрез Работной буерак в Клязьму надлежит перекопать 8 верст; высокое место 9 сажен, а слюзов не надобно, понеже Клязьма только 4 фута выше, нежели Яуза. Вниз по Клязьме 4 версты тож, слюзов не надобно, понеже на таком разстоянии только 4 фута падения имеет, которое падение у литера А прудом поднять Клязьмы от литера А в Учу реку, у литера … 12 надлежит перекопать 3 версты в вышину 12 сажен, у литера А. Клязьма река 8 фут выше, нежели Уча река у литера В. Того ради надобно у литера … 13 1 слюз; вверх по Уче реке Вяз и Дубровке рекой до Быковского болота у села Драчева 20 верст, надобно 10 слюзов; от Дубровки реки чрез болото Быковское в Икшу реку надлежит перекопать 3 версты ввышину 11 фут; вниз по Икше в Яхрому 18 верст, надобно 12 слюзов. Вниз по Яхроме до города Дмитрова 3 слюза, итого 103 версты 41 слюз. От Дмитрова до Рогачевской пристани Яхрома имеет свою свободную глубину; понеже и ныне из Дмитрова грузят суды по 500 кулев; а ежели из Клязьмы реки от литера А до литера Ь в Учу реку не перекопать, то надобно Клязьмой рекой 24 версты до Учи реки 5 слюзов, от Клязьмы реки вверх по Уче до литера Ь 10 верст, надобно 3 слюза, итого 34 версты 8 слюзов.

1723 году генваря в 28 день.

У подлинного подписано тако: инженер-порутчик барон фон Люберас.

Записка ген.-лейт. Генинга.

Как мне известно, отчего зачалось сие описание и смотрение – можно ли водяную коммуникацию от Преображенского до Волги сделать – господин шталмейстер Лабердеев между разговоров тогда сказал, что от Преображенскова вверх по Яузе и Лихоборке Коровей Враг до Кляжмы водяную коммуникацию можно делать. И тогда блаженные и вечно-достойные памяти его императорскому величеству самому свидетельствовать за отъездом в Персию время не было; того ради изволил мне изустно указать и вручить сию комисию, взяв с собою и сталмейстера господина Лабердеева, чтоб он мне показал места, о которых он доносил; при том был и шлюзной мастер Графорт, инженер-порутчик Любрас. И по смотру явилось, что Лихоборка самоя малинькая ручейка, також де Каменка и Волгушка, чрез которые ни одной шлюзной водой довольствовать нельзя, не токмо таким великим числом слюзов, которые надлежало было строить; тако ж де Кляжма и Истра река на всякой год местами песком и глиною заносится и отмель делается и таким песком и глиною, что наипаче весною от высоких берегов в реки наплывает, могли б грязью полны насориться, и вне действа притти; а каналы от берегов весною и осенью тоже могли б песком и глиною заплывать и тем наполняться.

W. de Hennin.


Комментарии

1. Дневник Ф. В. Берхгольца 1721-1725 гг., изд. М. 1902 г., ч. II, стр. 184.

2. Там же, стр. 194.

3. «История русского флота», т. V, стр. 431.

4. Там же, т. VII, стр. 759.

5. Некоторые исторические данные о постройке канала при Николае I и все сведения по современному каналу Москва-Волга сообщены в редакцию инженером эксплоатационного управления канала Москва-Волга Л. П. Лавриновичем.

6. Текст публикуемых документов подготовлен к печати В. Разумовской.

ГАФКЭ. Гос. архив. Р. XVI, д. № 274, л. 11.

Копия без подписи. Вероятно, автором письма был тайный советник Татищев.

7. ГАФКЭ, Гос. архив, Р. XVI, д. № 274, л. 2.

8. Люберас или Любрас фон-Потт, барон Иоганн-Людвиг, – инженер, строитель Кронштадтского канала, Ревельской гавани и др.

9. Гос. архив. Р. XVI, д. № 274. 1746 г., л. 3.

10. Гос. архив, Р. XVI, д. № 274. 1746 г., лл. 4-7.Копия.

11. Заголовок подлинника. Этот документ является пояснительным текстом к помещаемой ниже карте.

12. (В тексте пробел. OCR).

13. (В тексте пробел. OCR).

Текст воспроизведен по изданию: Проект XVIII в. о соединении Москвы-реки с Волгой // Красный архив, № 6 (85). 1937

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.