Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

МАТЕРИАЛЫ СЛЕДСТВИЯ 1732 г. О «ПРИШЛЫХ» НА ЕГОШИХИНСКОМ ЗАВОДЕ – ИСТОЧНИК ДЛЯ ИЗУЧЕНИЯ ФОРМИРОВАНИЯ И ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ ГОРНОЗАВОДСКОГО НАСЕЛЕНИЯ УРАЛА

Проблема формирования и правового положения населения горнозаводских центров Урала, несмотря на постоянный интерес исследователей, относится к числу сложных вопросов истории России XVIII столетия. Особенно много споров ведется о правовом положении так называемых «пришлых» людей, стекавшихся добровольно из разных губерний страны и селившихся в заводских поселках Урала.

Известно, что политика правительства по отношению к ним была противоречивой. Оно то издавало указы, запрещавшие принимать на заводы беглых и беспаспортных, то, будучи заинтересованным в обеспечении уральской промышленности рабочей силой, разрешало оставлять их при заводах. Обилие указов, часто противоречивших друг другу, затрудняет понимание условий формирования горнозаводского населения.

В связи с этим большой интерес представляют документы, показывающие применение правительственных указов о «пришлых» в практике местных горных учреждений. Таким документом является донесение Сибирского обер-бергамта в Коммерц-коллегию 1734 г. В нем изложены результаты следствия, проводившегося берг-гешвореном (горным надзирателем) Александром Уваровым в 1731 г. на Егошихинском заводе, и переписка, возникшая по поводу взыскания денежного штрафа с управляющего Ю. Берглина за прием на завод «пришлых» людей.

Сибирский обер-бергамт, обосновывая свое мнение по этому вопросу, ссылается на различные указы, определения и промемории центральных и местных учреждений, среди которых 13 указов Сената 1722-1730 гг. В документе изложено содержание указов и дается, что особенно важно, толкование их применительно к конкретному случаю. Эта часть донесения особенно интересна, поскольку наглядно иллюстрирует, как экономические интересы заставляли центральные и местные учреждения отступать в своей практической [144] деятельности от правовых норм феодально-крепостнического режима.

Так, в период строительства Исетского завода Сенат разрешил В. Геннину принимать «вольных» работников. В свою очередь, В. Геннин позволил Ю. Берглину принимать «всяких чинов» людей, кроме беглых солдат, разбойников и воров, если они захотят жечь уголь для завода и обучаться заводскому делу. В числе принятых таким образом могли оказаться и крепостные. Сам Ю. Берглин на следствии признавался, что у некоторых из принятых людей паспортов не было. И хотя Указом от 14 июня 1725 г. Сенат запретил это, в Егошихе продолжали, как выявило следствие, принимать беглых и беспаспортных.

Донесение показывает также, что «пришлые» оставались жить при заводе на разных условиях и представляли собой далеко не однородную массу подневольного люда. Большинство «пришлых» – государственных, дворцовых и монастырских крестьян – оказывалось на положении приписных крестьян. Об этом говорят не только цитируемые в документе указы, но и данные о составе «пришлых», приводимые в донесении.

Документ приводит краткие, но яркие факты из ранней истории Егошихинского завода, раскрывая условия, при которых строились и действовали первые медеплавильные заводы страны.

Последняя часть донесения содержит мнение обер-бергамта относительно наказания Ю. Берглина за прием «пришлых». Обер-бергамт всячески стремится смягчить виновность Ю. Берглина и просит либо освободить управляющего от штрафа, либо уменьшить его размеры.

К донесению приложена «Ведомость», которая в ряде мест повторяет его. Кроме того, она содержит материалы допроса восьми «пришлых», представляющие собой «сказки» (биографии), типичные для переписей того времени. Поэтому «Ведомость» не публикуется нами.

Следует отметить, что подобные «следствия» проводились и на других заводах (обычно в период переписи заводского населения). Так, во время проведения II ревизии (1746-1747 гг.) Сибирская губернская канцелярия послала дворянина Семена Фефилова на Невьянские заводы Акинфия Демидова для следствия «о пришлых и их держателях» 1. Однако донесений об этом пока не обнаружено, что позволяет считать публикуемое нами донесение не только самым ранним, но и редким документом подобного типа. Оно обнаружено в ЦГАДА в фонде Берг-коллегии в книге дел, относящихся к [145] 1731-1734 гг. Донесение составлено и подписано чиновником Сибирского обер-бергамта Игнатием Рудаковским.

Текст приведен в соответствии с правилами публикации документов раннего периода. Пропуски цифр в датах, обозначающих тысячелетия, даны без квадратных скобок.


1734, марта 23. – Донесение Сибирского обер-бергамта 2 в Коммерц-коллегию 3 о результатах следствия о «пришлых» на Егошихинском заводе.

Прошедшего 1732 года апреля 29-го дня по указу ея императорского величества и по приговору в Сибирском обер-бергамте на следствии о пришлых, поселившихся на Егошихинском заводе по приему тамошняго управителя капитана Берлина 4, которое следовал берг-гешворен Александр Уваров и отдано в обер-бергамт артеллерии от господина генерала-лейтенанта и кавалера Вилима Ивановича де Геннина 5, определено: понеже по оному следствию оказалось, что он, капитан Берлин, принял и поселил при Егошихинском заводе и велел жить пришлым из разных городов, уездов, сел и деревень; по допросам и скаскам их, пришлых, государевых и высланных из вотчин тамошних мест баронов Строгановых крестьян и крестьянских детей: в 1722 – 1, в 1723 – 2, в 1724 – 35, в 1725 – 25, 1726 – 30, в 1727 – 25, в 1728 – 3, в 1729 – 6, в 1730 – 5, в 1731 годех – 5, итого – 120 человек. У них детей и родственников 178, да в рекруты из них взятых 4 человека, всего 302 человека, живущих ныне при Ягошихинском заводе во 112 дворех.

В том числе по свидетельству переписанных по указу из Высокого сената по требованию /л. 68 об./ из учрежденной Комиссии о разсмотрении збора подушных денег 1727 году в ведомостях показано 237 человек, у них детей вновь рожденных после подушной переписи 22 человека, да непереписанных и в ведомостях в тое комиссию не показанных принятых и поселенных при Ягошихинском заводе в 1724 году – 1, в 1725 году – 1, в 1726 – 3, в 1727 – 1, в 1728 – 3, в 1729 году – 10, в 1730 – 11, в 1731 году – 7, итого 37 человек. И ис тех пришлых определены в горные ученики 10, в плавильные – 8, да в подушной оклад положено 213, да по [146] словесному приказу капитана Берлина – 8, в подушной оклад неположенных 36, писанных в подушных книгах в разных местах и подушные денги платят в тех местах, кто где написан – 25. Да в Ягошихинской-де конторе в подушной оклад забвением положены, которые в подушных книгах написаны и подушные деньги платили в других местах, 2 человека.

А какие указы с 1721 году поныне о пришлых беглых крестьянех и иных шатающихся и гуляющих всяких людей и о ворах состоялись и напечатаны, о том везде известно.

А в указе блаженныя и вечно достойныя памяти его императорского величества апреля 24-го дня 1722 году 6 написано: марта-де 15 дня его императорское величество /л. 69/, будучи в присутствии своем в Сенате, указал: по доношению генералитета и штап-афицеров, которые посылаютца для расположения полков, ежели у кого в провинциях явятца какие заводы, и на тех заводах работных людей переписывать, которых они уездов и чьи люди и крестьяне. И переписав, ежели тех же уездов, в которые кто посланы, о тех свидетельствовать в поданных скасках о душах мужеска полу, они написаны ль? и буде написаны, вновь не переписывать; а ежели не написаны, то приписывать к тем же селам и деревням, чьи они скажутца, и класть в роскладку (с другими) наряду. И буде явятся других провинцей, и о том тем посланным списыватца и чинить против вышеписанного ж. А тех работных людей з заводов неволею не ссылать, дабы тех заводов не опустошить, и тем промыслов оных не остановить. Токмо тем работным людем указом объявлять з запискою, дабы положенные всякие подати платили по-прежнему 7.

Да в указе ж ис Правительствующего сената, писаном июня 9-го 8, а в Сибирском обер-бергамте полученном на имя артиллерии генерала-лейтенанта и кавалера де Геннина августа 29-го чисел 1723 году на доношение ево и Соли Камской воеводы князя Вадбальского 9 написано: велено на вновь заведенные на реке Исете заводы /л. 69 об./ вольных работников принимать по указу, а о которых-де крестьянех объявляют, что есть в Башкирах после высылки остаточных многое число, також и высланные из сибирских городов приходя, просят, чтоб их принять и поселить близь заводов, и ис таких крестьян дворцовых, как из Башкиров, так и из Сибири в прежних местах селить, дабы теми поселенными дальные приписные слободы от работ освободить. А в оклад подушных денег оных положить против того 10, как бы на оных на [147] прежних жилищах по указу положить надлежало. И для того для ведома писать в те правинцыи, откуды они вышли, дабы в том подушном окладе написаны вдвое не были, а впредь как дворцовых, так помещиковых и ничьих беглых пришлых отнюдь не принимать под штрафом за пожилые годы на управителях тех заводов и слобод. А о которых он представляет, что они населены в давных летех и положенные подати платят и заводцкою работою приносят прибыль немалую, об тех обо всех прислать в Сенат ведомости: ис которых они уездов, и давно ль бежали, и чьи крестьяне, и за кем в бегах жили, и в подушных скасках за прежними их помещики или тут, где они жили написаны ль, и с которого году у заводов в слободах, и по каким указом /л. 70/ поселены и какая с них подать, и от заводской работы чинитца прибыль. И по той ведомости доложить его императорскому величеству, а покаместь о тех пришлых указ учинен будет, на прежния жилища их не высылать 11.

А в означенном присланном от господина генерала-лейтенанта и кавалера Геннина указе ко оному капитану Берлину декабря 6-го дня 1723 году написано, чтоб он принимал всяких чинов людей, кроме беглых солдат, разбойников и воров и спрашивал, ежели они сами похотят быть у угольного зжения и протчего заводского мастерства и училися б они заводским делам.

А в печатном плакате 1724 году ноября 17-го дня 12 напечатано в 10 пункте: «Как полковнику так и всем афицером накрепко запрещаетца, чтоб не токмо они сами беглых салдат и крестьян не принимали под нижеписанным штрафом, но и в том дистрикте 13, где их полк расположен, смотреть же, чтоб никакова беглого не было. И для того тем жителям объявить: ежели где какой беглой явится, чтоб немедленно объявили ему и в городе. А ежели не объявят в месяц, а те беглые будут поиманы, и таких отсылать к воеводам; а на помещике, ежели /л. 70 об./ он тогда будет дома, а в небытность ево кому деревня приказана, брать штрафа за всякого беглого за каждой месяц по 5 рублев сверх пожилых денег». В 15 пункте: «На всех заводах, а особливо в Сибири, таковых работников женитца не допускать, а ежели женитца, то должно его и з женою выслать на прежнее жилище. Ежели ж ис таковых, быв при заводах, обучитца какому-либо искуству и промышленику или на государевых заводах весьма [148] нужен будет, то должен оной, не допущая показанного в отпускной сроку, заплатить помещику цену по указу 50 рублев, а ежели до сроку той цены не заплатит и удержит, за то, кто удержал, повинен будет ответствовать, равно как за беглого, а имянно: на партикулярных заводах – промышленник, а на государевых – управитель» 14. Да в указе ис Правительствующего сената на имя артиллерии господина генерала-лейтенанта и кавалера де Геннина июня 16-го дня 1725 году 15 в 14 пункте написано: «На заводы ни в какую работу беглых и не имеющих пашпортов, о которых в плакате в 12 и в 15 пунктах напечатано, отнюдь не принимать, а которые есть прежних приемов, а еще не высланы, тех выслать /л. 71/ на прежния жилища без всякого замедления. Буде же из них кто, быв при заводах, обучится какому-либо искуству, то за такого платить помещиком деньги по 50 рублев, как о том в помянутом 15 пункте изображено. А сколько тех беглых и в которые места выслано будет, о том в Сенат репортовать» 16.

И против того указу из Сибирского обер-бергамта во все подчиненные команды, в том числе и в Ягошихинскую заводскую кантору к капитану Берлину указ послан, и велено поступать по силе оного указу во всем непременно. И из Ягошихинской заводцкой канторы он, капитан Берлин, майя 7-го дня 1726 году в Сибирской обер-бергамт репортовал: по справке-де в Ягошихинской заводцкой канторе в 1725 году ноября 9-го дня с вышеписанного сенатцкого указу на Ягошихинском заводе получена копия за рукою канцеляриста Феоктиста Кузнецова, и по тому указу на Ягошихинском заводе тако и исполняется.

Да в 1726 году июля 26-го 17 и сентября 17-го чисел 18 в указех из Высокого сената на имя его ж, артиллерии генерала-лейтенанта и кавалера де Геннина, написано: в поданном-де в Высокий сенат из Берг-коллегии доношении написано о поселении в Сибири в приписных к Екатеринбурхским заводам слободах как дворцовых, так и манастырских пришлых крестьян, кои ныне из Сибири на прежния жилища высылаются, кроме помещиковых /л. 71 об./, понеже-де по указом вольных работников к заводам бес пашпортов принимать не велено. А при заводах работные люди весма потребны, ибо за недовольством оных перед прежним меди и железа умножить неможно, а для поселения их земель имеется довольно, и за тех поселенных подушные, также и [149] вместо помещичья доходу четырехгривенные деньги во Дворец 19 и в Синодальную команду 20 Берг-коллегия платить будет в Москве или в Санкт-Питербурхе с протчими приписными к заводам крестьяны.

И по указу ея императорского величества высокий сенат приказали: со означенных как дворцовых, так и Синодальной команды пришлых крестьян, которые из Сибирской губернии по переписи 21 и свидетельству полковника князя Сонцова 22 явились и высылаютца на прежния жилища в дальныя из Сибири городы, буде оные на прежних жилищах в подушной оклад не положены и на полки не росписаны, поселить в приписных к заводам слободах, а подушные, также и вместо помещичья доходу четырегривенные деньги за тех крестьян, куда оные по указу надлежит, платить Берг-коллегии без задержания. А тем крестьяном за те подушные деньги заработывать при Екатеринбурхских заводах, зачитая по плакату 23 /л. 72/. А как все заработают, тогда за излишнюю работу платить им по плакату ж.

А сколько душ поселено будет как дворцовых, так и Синодальной команды, и коих они монастырей порознь, и которых они городов, и сколь давно бежали, и в которых местах жили, и что с них во взятье настоящих подушных, и вместо помещичья доходу четырегривенных денег быть имеет, о том в Сенат и в Берг-коллегию прислать ведомости. А которые ис тех пришлых хотя из Сибири на прежния места были не отведены, а по промемориям в подушной оклад на прежних жилищах уже написаны, тех выслать на прежния жилища без остановки дабы в зборе подушном не было помешательства.

Токмо при том поселении смотреть, и как можно резведывать, дабы помещичьи люди и крестьяне для поселения при тех заводех не назывались дворцовыми и манастырскими. И таких крестьян, также и пришлых, кои в той губернии явились после переписи Сонцова, или впредь явятся, хотя б оные были дворцовые и монастырские, отнюдь не принимать, а отсылать в те места, откуда они пришли, как о том плакатом и указами подтверждено 24. А на пропитание /л. 72 об./ им брать с тех, у кого оные жили. Сверх же того оным держателем приписных к заводам слобод чинить публичное [150] наказание, бить плетьми или батожьем, а иных и кнутьем, дабы на то смотря другие имели страх 25. И о том во все подчиненные команды, в том числе и в Ягошихинскую заводцкую кантору, из Сибирского обер-бергамта указы посланы, и из онной конторы в приеме того указу репортовано ж.

Да в промемории ис Тобольской губернской канцелярии, писанной октября 7-го, а в Сибирском обер-бергамте полученное ноября 4-го чисел 1729 году написано: в указе-де его императорского величества из Высокого сената, печатанном июля 25-го дня 26, напечатано: понеже-де по инструкции 27 28 пункта велено – которые ис приводных, слоняющихся по улицам людей явятся беглые люди и подлинного свидетельства о себе не покажут, и таких писать в солдаты или в матрозы по разсмотрению достоинства и отсылать солдат в Военную, а матрозов в Адмиралтейскую коллегию, а посацким, учиня наказание, отдавать слобоцким старостам с росписками, обязуя их, старост, чтоб они их от таких непотребств унимали. А ежели кто в таких притчинах ис посацких людей в другом приводе /л. 73/ явятся, и тех по тому ж годных писать в салдаты и отсылать в Военную коллегию, а которые в салдацкую службу не годны, таковому учиня жестокое наказание и взять у него штрафа ис пожитков ево десятую часть, и отдать их, беглых, тем, кто чей явится.

А высокому-де Сенату известно учинилось, что такие шатающиеся люди, а особливо священнослужителей, и церковников, и подъяческие, и салдатские, и драгунские, и других разночинцов дети по приводам и по делам содержатся под арестом и по изследованию дел их ис канцелярей освобождаютца, иные с наказанием, а иныя без наказания. И по такой свободе, паки бывают праздны, от которых ничего иного ожидать мочно, точию всяких непотребств.

Того ради по указанию его императорского величества Высокий сенат приказали о вышеписанном во все коллегии и канцелярии, губернии и правинции подтвердить указами, дабы поступали в том по вышеозначенным инструкцыям и указом непременно. И притом смотреть таких, которые не крепостные чьи и в подушном окладе ни за кем не написаны и ни у каких дел не обретаютца /л. 73 об./ и живут праздны; таковых по изследовании об них дел, ни держав ни малого времяни, отсылать годных в службу, а негодным велеть приискивать себе таких, которыя б их написали в подушной оклад. А ежели никто не приимет, оных посылать для [151] поселения в Сибирь, дабы чрез то шатающих и праздных без дел и без платежа подушных денег никого не было 28.

В указе ж ея императорского величества из Государственной Берг-коллегии, писанном апреля 23-го 29, а в Сибирском обер-бергамте полученном июня 28-го чисел 1730 году, написано: присланным-де из Сибирского обер-бергамта доношением и приобщенною при том ис переписных книг 1726 году Ягошихинского заводу о пришлых и поселившихся в вотчине баронов Строгановых на речке Ягушихе пятидесяти дворех, которых Ягушихинская заводцкая контора посланною в 1725 году Сибирской губернии в Канцелярию свидетельства душ промемориею требовала о поселении оных пришлых при Ягошихинском заводе, ведомостью показано числом мужеска полу 212 человек. В том числе дворцовых 47, манастырских 4, да по той ведомости чьи имянно не показано 83. /л. 74/. Крестьян же, которые показали родиною, откуда не памятуют, 31, да пришлых же при переписи мужска полу написано в других местех, а живут на Ягошихинском заводе, а дворцовые или помещичьи не показано ж 47. В том числе родиною, откуда не помятуют, 14 человек.

А понеже-де о таковых пришлых, как с ними поступать, указы Сибирской обер-бергамт имеет; а особливо в указех, а имянно апреля 6-го дня 1722 году во 12-м пункте напечатано: «Которые беглые, чьи они напередь сего были, не сказываютца, и таких приводить в те городы к воеводам, в которых в бегах они ныне живут, и в тех городех оных беглых роспрашивать накрепко. И ежели о том, чьи они были, скажутся подлинно, и таких по прежнему указу отдать прежним помещиком, а которые сказываться не станут, и таких з женами и детьми и со всеми их животы тем помещиком, за кем они жили, отвозить в Санкт-Питербурх для поселения на его императорского величества землях, где поведено будет селить.

И о том тем, кто их и кого вывезет, подавать /л. 74 об./ ведомости в Сенат к рекентмейстеру 30. И ежели потом сыщетца чей, тогда указные деньги платить тем, у кого жили, тому, чьи они были, а людей не отдавать. И того ради таких людей объявлять перепищиком, чтоб их за ними не писали, и подавать за своими руками перепищиком имяна их, которых повезут в Питербурх и отдавать в канцелярию губернаторскую» 31. [152]

Да в копии с сенатцкой резолюции, какова прислана в Берг-коллегию июня 15-го дня 1726 года, написано то же, как выше сего прописано из указов из высокого сената июля 26-го и сентября 17-го чисел 1726 года 32. И по приговору Берг-коллегии велено в Сибирском обер-бергамте с помянутыми пришлыми, распрося их накрепко, поступать по силе указов непременно. И по тому указу и по приговору Сибирского обер-бергамта в Ягошихинскую заводцкую кантору к капитану Берлину указ и при том со оного берг-коллежского указу копия посланы июля 25-го дня того ж 1730 году. Велено ему, Берлину, со оными пришлыми учинить по силе того указу непременно.

Да в 1731 году июня 7-го дня в указе ея императорского величества в 1-м пункте напечатано: «В подтверждение вышеписанных прежних указов, публиковать в народ /л. 75/ как в городех и по слободам, так и в уездах по селам и деревням печатными указами и во утверждение того самим помещиком, а где помещиков нет, то прикащиком их и старостам, також дворцовых и синодальных вотчин управителем к тому указу приложить руки, и в пристойных местах те печатные указы выставить. И священником в воскресные дни и в празники во всегдашней страх и память читать всем вслух.

И сверх того обретающимся в деревнях самим помещиком, а в небытность их – прикащиком и старостам, а дворцовых волостей и синодальных вотчин – управителем, в городах – воеводам и на вечных квартирах полковником и афицером подавать месечные скаски за своими руками под смертным прещением, что у них в слободах или в селех и деревнях по их свидетельству никаких воров и становщиков и других притчинных людей, и беглых салдат, и драгун, и рекрут, и стрельцов, и ничьих беглых же крестьян нет, и нигде таких людей не ведают.

А буде есть или где про таких воровских людей уведают, что пристанище имеют по деревням или по селам, о том в тот же час без утайки объявлять им, воеводам и на вечных /л. 75 об./ квартирах афицером. Также и пришлых гулящих людей, не имеющих свободных прямых отпусков или по себе поручных з знатными поруки не имеют, тех потому ж объявлять без утайки. Да и губернатором и вице-губернатором и воеводам и на вечных квартирах афицером, сверх того их обязательства, смотреть и тайно и явно всячески проведывать по последней своей возможности и искоренять, дабы конечно татей и разбойников и им подобных воровских людей, и беглых солдат, и рекрут, и никаких притчинных [153] людей, и ничьих беглых же крестьян нигде отнюдь ни у кого не было» 33.

И понеже из означенного следствия явно оказалося, что Ягушихинского заводу управитель капитан Берлин- после данного ему указу от господина генерала лейтенанта и кавалера де Геннина о приеме пришлых за вышепоказанными запретительными указами пришлых принимал. И поселясь оные по ево приему и велению живут и поныне при Ягушихинском заводе, чего было ему делать за теми указами не подлежало.

А по тому следствию ответствовал он и представлял, что принимал он тех пришлых по силе оного /л. 76/ указу, присланному к нему в 1723 году декабря 6-го дня от господина генерала-лейтенанта и кавалера де Геннина, и для исправления заводцких и горных работ и за оскудением приписным к тем заводам крестьян, а не для своего похлебства и корысти, но для прибыли вышепоказанного горного и заводцкого интереса, и для охранения от пожару и прорывания плотины, и от нападения воровских людей. Ибо де напередь сего от воровских людей была притчина, что хотели казну ограбить, а ево и з домашними убить, о чем поиманные с розысков в роспросе показывали.

И тот Ягушихинский завод состоит на пустом месте, от жилья близь ста верст, а когда-де хотя о неприеме таких пришлых указы откуда и присланы, и ему чрез подьячих прочтены, токмо за много прошедшим времянем и за другими исправлениями и суетами не упомнит. И человек он иностранной и на руском языке писать и читать и силу указов выръзуметь подлинно не знает.

А в подушной оклад тех пришлых положил де по силе ж указу из Сибирского обер-бергамта, полученному ноября 21-го дня 1729 году. А по тому посланному указу из обер-бергамта велено тем пришлым, переписным по комиссии, о которых ведомости в коллегию отосланы, жить до указу при тех Ягушихинских заводех. И за подушные деньги /л. 76 об./, меж собою расположась зарабатывать заводцкими работами, как и на здешних сибирских заводех, такие переписанные и показанные в ведомостях ко учрежденной комиссии 34, зарабатывают. А в подушной оклад их класть не велено, ибо о высылке тех переписных по комисии, также и о подлинной приписке к заводам, на посланные доношение и ведомость точного указу еще не прислано. И после той переписи и отосланной ведомости других принимать и селить и в завоцкие [154] работы употреблять и у себя бес пашпортов держать отнюдь никого, за означенными запретительными указами не подлежало за что подлежит он немалого штрафа.

И с прошлого 1730 году июля 22-го дня по всемилостивейшему ея императорского величества указу для многолетнего ея императорского величества здоровья и благополучного коронования, на которых людей по делам положены штрафы, а до сего времени с них не взято, тех положенных на них штрафов взыскивать не велено. А где о вышеозначенном дела еще не изследованы и не решены, а в те вины впали они до коронации ея императорского величества /л. 77/, а имянно апреля до 28-го числа 1730 году, по тем делам изследовать и учинить по вышеписанному ж 35.

И по силе того милосердного ея императорского величества указу за прием и за держание пришлых, которых оной Берлин принял после переписи ко учрежденной комиссии 1727 году, а до дни коронации ея императорского величества 1730 апреля до 20-го числа, за тех с него, Берлина, штрафу не взыскивать.

А которых он, Берлин, принял после дни коронации ея императорского величества 1730 году апреля 28-го дня, за тех взять с него штрафа по силе плаката 36 10-го пункта по пяти рублев на месяц с человека, считая с тех чисел, как он их принял, справясь подлинно с Ягошихинскою заводцкою канторою, по то число, как по следствию дела берг-гешворен Уваров определение учинил, и тех пришлых до указу держать велел. И оного штрафа будет немалое число.

А как он представлял, и хотя можно то почесть за отговорку, только известно, что он по-руски писать и читать не умеет и силу оных едва ль разуметь может. А труда ево и прибыли от тех заводов довольно есть. И того ради оное предам в вышнее разсуждение.

А по нашему мнению, довольно с него ис того указного штрафа взять /л. 77 об./ половину, и как будет кем, то ево переменить. А на тех пришлых людей свидетельства, кроме того что они сами о себе в скасках своих показали, что родом разных городов государевы крестьяне и крестьянские дети, инаго нет. А с прежних-де жилищ они сошли, а иные отцами и родственниками своими свезены в давних годех и жили из них большая половина в вотчине баронов Строгановых многие годы, а иные в других разных местах и ни в каких переписях и в подушных книгах нигде не писались.

И из вотчин баронов Строгановых прикащики их выслали вон, и они пришли и, поселясь по приему и велению [155] капитана Берлина, живут при Ягушихинском заводе своими дворами не в давных годех.

И буде подлинно, что они государевы, а не помещичьи и в подушных книгах нигде не писаны, то бы по силе состоявшихся указов в Сенате 1726 году июля 26-го дня 37 о поселении при сибирских заводах дворцовых и Синодальной команды крестьян, кои нигде в подушных книгах не написаны и в подушной оклад на полки не положены; и по другому – июля ж 25-го дня 1729 года 38 о шатающихся и в подушной оклад не положенных гулящих людех о взятье годных в солдаты и в матрозы и о высылке их в Военную и в Адмиралтейскую коллегии /л. 78/, а негодных в Сибирь и о положении их в Сибири в подушной оклад, приписать для заводцких работ за умалением приписных нынешних крестьян. И жить им при Ягушихинском заводе. И сколько потребно в горные и протчие мастеровые люди ко оному заводу из них бы определить, ибо оное будет в пользу и интерес государственной, а не в партикулярной промышленником и заводчиком.

А буде при том заводе приписать и держать не повелено будет, то по силе оного июля 25-го дня 1729 году указу надлежит разобрав и годных в службу отослать в Военную коллегию, а негодным быть по прежде поселенному при том Ягушихинском заводе, для того что и оной в близости к Сибири обретаетца. А ежели кто из них есть помещичьи и о том будут представления и прошения, то тех отдавать по указом помещиком без задержания.

Которые ж по указу из высокого сената по требованию из учрежденной коммисии о разсмотрении збора подушных денег при свидетельстве 1727 году явились и переписаны и в ведомости в тое коммисию показаны как при Ягошихинских, так и при других ведомства Сибирского обер-бергамта заводах и в слободах живут и употребляютца равно с крестьянами в заводцкие работы, а с ыных подушной /л. 78 об./ оклад збирается деньгами, о тех справясь, учинить еще ведомости: сколько где оных явилось и живут, и которых городов, и какие они люди – государственные ль или монастырские и помещичьи крестьяня и люди, и как пришли и приняты. То все росписав порознь, отослать в Камерц-коллегию и требовать на то точного указу – что с ними зделать.

А по мнению обер-бергамта которые из них сказались государевыми, дворцовыми и манастырскими крестьянами и бобылями и нигде в подушных книгах не писаны, оных всех по силе означенных указов, состоявшихся в Сенате июля 26-го 1726 и июля ж 15-го чисел 1729 годов, по тем их скаскам приписать к заводам. И быть им в тех местах, где они [156] живут, и отвесть им под пашню и сенные покосы земли, и употреблять их равно с приписными старопоселенными крестьяны в заводцкие работы, не справливаясь с теми местами, ис которых они показались родиною своею и вышли и что они тамо в подушных книгах не писались, ибо оное вскоре не изследуетца, да и не сыщетца, ибо иные из них показывали, что они сюда зашли в малолетстве и только слыхали от отцов /л. 79/ своих, что отцы их там родились. А иные не помнят и не знают.

А иные хотя и показывали, где они родились, только на том утвердица неможно, ибо многие может быть из них и имяна свои и прозвания, как и находится, переменили и сказывались государевыми, дворцовыми и Синодальной команды крестьянами ложно, а и помещичьи такие ж есть. И на тех показанных прежних их жилищах и где родились, таких имян и прозваниев не сыщетца. И в том только великой труд и от времяни до времяни продолжение будет и застареется.

А ежели кто из них явится и изобличен будет, что он государев, дверцовой, монастырской и помещичей на прежних жилищах в подушных книгах написан и в оклад положен, таких, наказав по указу, дав им пашпорты, высылать на прежния их жилища.

Ежели же повелено будет тех переписных по комисии пришлых людей высылать з заводов и из слобод вон в городы на прежния их жилища и где они родились, или в Вотчинную коллегию отослать, то б повелено быть из губернии для повреждения их дать, что надлежит, салдат, ибо за малолюдством здесь оных послать неково. А буде с крестьянами посылать, то в заводских /л. 79 об./ работах остановка будет. А кои ныне на Ягошихинском заводе и при оном живут с пашпортами и сроки их вышли, а иные и бес пашпортов, а имеют в платеже подушных денег из своих мест квитанцыи, тех выслать вон без всякого укоснения.

И сей приговор предложить господину генералу-лейтенанту и кавалеру де Геннину и какая ево резолюция на оное будет, ис того и из сего приговора, учиня доношение купно со означенною ведомостью, отослать в Камерц-коллегию. А о чем надлежит в Ягошихинскую заводцкую контору х капитану Берлину послать указ, а о справке с подушными книгами о пришлых и принятых после переписи оных х Коммисии куда надлежит, промемории.

И пока ис Коммерц-коллегии или к нему, господину генералу-лейтенанту ис Правительствующего сената на оное указов не будет, тем переписанным по свидетельству ко учрежденной Коммисии быть до того указу в тех же местех, кто где записан и живет и употреблять их равно з другими старопоселенными крестьянами в завоцкие работы. А с кого [157] берется /л. 80/ подушной оклад деньгами, с тех деньгами збирать по определениям и указом.

А того ж 1739 года майя 3-го дня на оное определение артиллерии господин генерал-лейтенант и кавалер де Геннин определил: понеже-де при отъезде ево, господина генерала-лейтенанта и кавалера де Геннина, в Москву в прошлом 1725 году о высылке керженцев здешних во обер-бергамт от ево указ дан, и ныне паки сим подтверждает, и вышеписанному определению как о высылке здешних, так и ягошихинских и протчих пришлых, которые по Коммисии в Екатеринбурхском ведомстве не записаны, и кроме тех, кои чистые пашпорты, со сроками имеют, он согласен, токмо надлежит Сибирскому обер-бергамту ныне по тому учинить неотложно. А ежели оное учинено не будет, то он в том не имеет ответственность, но Сибирский обер-бергамт, понеже ему того смотреть за другим главным смотрением заводцким и горным дел невозможно.

И хотя капитан Берлин имеет отговорки, то на оные напрасные, в том числе будто он имел указ от его, господина генерала-лейтенанта и кавалера де Геннина, в 1723 году о приеме пришлых /л. 80 об./ и то было во время самой Сонцовой переписи для строения завода 39, однако после довольно указов печатных и протчих о неприеме и недержании пришлых было и к нему послано. И он ответствовал, что тако и учинитца, но того не учинил, но паки пришлых принимал, за что надлежит ево штрафовать по указом. А штраф сложить с него половину за ево верное при строение заводов и протчие в горных и заводцких делах услуги, от которых произошла немалая интересу государственному прибыль, також и для увечья ево, что ему учинили нападкою мимо едущие при заводе салдаты, и для ево старости, чтоб он не мог от того раззоритца и было бы чем ему по отставке от службы пропитание иметь, да и по скаскам пришлых и ево, Берлина, что он принимал их не для своего похлебства и лакомства. Но оную половину штрафа он, господин генерал-лейтенант и кавалер де Генин, с него, Берлина, снять за указами не может. И для того надлежит о том представить от обер-бергамта куда надлежит.

А сего 1734 года февраля 8-го дня по приговору ж в Сибирском обер-бергамте /л. 81/ на поданное челобитье оного капитана Берлина и о следствии вновь о приеме и о поселении при Ягошихинском заводе пришлых и о снятии с него за прием тех пришлых штрафа 538 рублев, учиненную о том выписку определено: понеже он, капитан Берлин, в помянутом челобитье своем объявляет: прошлаго-де 1732 году [158] майя 17-го дня по присланному из Сибирского обер-бергамта указу велено с него за прием и поселение при Ягошихинских заводах пришлых взять штрафа 538 рублев 54 копейки семь осмин, а того-де штрафа заплатить ему нечем, и просит, чтоб того штрафа с него не спрашивать.

А в инструкцыи Канцелярии конфискацыи 40, состоявшейся августа 7-го дня 1730 году в 16 пункте напечатано: «Ее императорское величество через сие изъяснет, что колегии и суды как по указом и по Уложению, так и поразсмотрению обыкновенныя штрафы хотя налагать и могут, однакож облехчение и отставление штрафов токмо от ее императорского величества высочайшей власти зависит, ибо сие к случаем милости принадлежит и часть права помилования /л. 81 об./ в себе содержит. Того ради накрепко повелеваетца, дабы правосудия с милостью не мешать и судам штрафов не облехчать и не снимать толь наипаче, понеже никоторая коллегия или суд того, что по правам казне государевой приговорено, куда все штрафные деньги принадлежат, у ней отнять не может» 41.

А в прошлом 1733 году марта 6-го дня о приеме ж пришлых в Сибирском обер-бергамте приговором определено за несмотрение в приеме таких пришлых ведомства Сибирского обер-бергамта велено управителей штрафовать денежным штрафом, вычетом из жалованья по их окладом за треть года, а слобоцких старост и сотников бить кнутом, а десятников и лутчих людей каждой деревни крестьян, в которых те беглые жили, батожьем. А он, Берлин, хотя таких пришлых и принимал, но не для своей корысти и лакомства, но для заводцких работ, для того что при Ягошихинском заводе приписных крестьян в то время было самое малое число и теми крестьянами в завоцких работах исправлялись с великою нуждою.

А по мнению обер-бергамта, что /л. 82/ оного капитана Берлина за прием тех пришлых таким тяжелым штрафом штрафовать не надлежало, для того что он человек иностранной и языка российского мало умеющей, и писать и читать не сведущей и тако указы знать не мог в какой силе состояли. А хотя б и надлежало его оштрафовать, но так же как и вышеупомянутые управители штрафованы, а не свыше.

Того ради, по силе оной Канцелярии конфискацыи инструкцыи, того положенного штрафа с него, Берлина, не снимать, а представить о том Государственной Камерц-коллегии, или куда подлежит, доношением, приобща к тому из [159] оного дела обстоятельную ведомость 42. А до получения на то резолюцыи во оной штраф удерживать у него, Берлина, из жалованья по половине. И для опробацыи сей приговор объявлен господину от артилерии генералу-лейтенанту и кавалеру де Геннину. А в конфермацыи 43 он, господин генерал-лейтенант, определил: понеже управители, которые в приписных дистриктах заводцких имеетца, беглых крестьян также держали и оные от них поселены были на житье, а по многим указом о высылке таковых состоявшимся /л. 82 об./ не высланы, но еще ж оные и подписки присылали, что в их дистриктах таковых нет, и то признавает, что из лакомства, а какая польза от них к заводам была ль, о том доказательства явного нет.

И хотя может быть кто разсуждение и будет иметь, якобы капитан Берлин таким тяжелым штрафом оштрафован за прием им и за поселение самим, а другие управители лехким, якобы токмо за недосмотрение, и сие разсуждение за благо принять, по ево мнению, нельзя, для того капитан их принял и поселил явно от незнания силы указов для заводцких работ, для того что те пришлые ему доносили о себе, что шатающияся и нигде в переписях не написаны. К тому ж может быть, что в том приказные люди ево обманули, для того что он русского языка мало, а писать и читать по-руски и не сведущей, а притом ни от кого, чтобы он их знакомство принял, не оказалось.

А которые другие управители держали и селили пришлых в протчих /л. 83/ здешних дистриктах, хотя они и отговариваютца, якобы не ведали, и та их выговорка фальшивая, ибо каждому в своей команде о подчиненных знать надлежит. И в том они еще виновнее, нежели как капитан Берлин, ибо они люди руские и силу указов знающие, и того для, конечно, подлежит их всех оштрафовать равным штрафом.

Того ради об оном Берлине быть по оному господина ассесора Рудаковского мнению и о том представить коллегии немедленно ему, господину ассесору, из обер-бергамта.

А за кого имяны и на какое время оной штраф на капитана Берли?на положен, о том сочинена ведомость 44, какова при сем и посылаетца. А о удержании половинного жалованья у капитана Берлина в Ягошихинскую заводцкую кантору указ послан. А о переписных при свидетельстве 1727 году ко учрежденной Коммисии живущих как при Ягошихинских, так и при других Сибирского обер-бергамта заводах и [160] слободах ведомость сочинена и послана будет в Государственную Камерц-коллегию от Сибирского обер-бергамта впредь немедленно.

1734 году марта в 23 день.

Игнатей Рудаковский.

Пометка на первом листе вверху: «Получено 1734 июля в 15 день. Записав, внесть в реестр».

ЦГАДА, ф. 271. Берг-коллегия, оп. 1, кн. 1403, д. 11, лл 68-83. Подлинник.


Комментарии

1. ГАСО, ф. 24, оп. 1, д. 1170, лл. 1-8. Об этом следствии упоминается в кн.: В. И. Семевский. Крестьяне в царствовании Екатерины II, т. 1, Спб., 1881, с. 445-446.

2. Высшее горное управление в Сибири.

3. Коммерц-коллегия в 1731 г. объединена была с Берг-коллегией и стала ведать металлургической промышленностью России.

4. Юхан Берлин (по другим документам Берглин) – плавиленный мастер и механик из пленных шведов. С 1723 по 1738 г. был управителем Егошихинского завода.

5. Георг Вильгельм де Геннин – инженер, специалист горного и металлургического дела, автор книги «Описание Уральских и Сибирских заводов 1735 г.» (М., 1937). С 1722 по 1734 г. управлял Уральскими заводами.

6. Дата публикации указа 15 марта 1722 г.

7. Указ 15 марта 1722 г. I ПСЗ, т. VI, № 3919.

8. Дата публикации указа 28 мая 1723 г.

9. Н. М. Вадбольский был воеводой Соли Камской до 1731 г.

10. «Против того» (устаревшее) – одинаково с тем, также.

11. Указ 28 мая 1723 г. I ПСЗ, т. VII, № 4237.

12. Плакат – особый указ. В I ПСЗ датирован 26 июня 1724 г. с примечанием, что опубликован был до подписи императора по указу Сената 21 августа 1724 г. (I ПСЗ, т. VII, № 4555). Подписан же был 6 ноября 1724 г. и 17 ноября 1724 г. опубликован вторично.

13. Дистрикт – округ.

14. Плакат 26 июня 1724 г. I ПСЗ, т. VII, № 4533.

15. Дата публикации указа 14 июня 1726 г.

16. Указ 14 июня 1725 г. I ПСЗ, т. VII, № 4736.

17. Дата публикации указа 15 июля 1726 г.

18. Данный указ в 1 ПСЗ нами не обнаружен.

19. Главная дворцовая канцелярия, ведавшая крестьянами, принадлежавшими царской семье.

20. Отделение Синода, ведавшее монастырскими крестьянами.

21. Имеется в виду первая ревизия 1722 г.

22. Князь И. В. Сонцов (Солнцев-Засекин) генерал-майор и начальник войск Сибирской губернии. В чине полковника руководил проведением первой ревизии на Уральских заводах.

23. Официально установленная расценка работ.

24. Указ 15 июля 1726 г. I ПСЗ, т. VII, № 4931.

25. Эта часть, по-видимому, из указа 17 сентября 1726 г.

26. Дата публикации указа 16 июля 1729 г.

27. Имеется в виду инструкция, данная Сенатом в 1722 г. полиции.

28. Указ 16 июля 1729 г. I ПСЗ, т. VIII, № 5441.

29. Данный указ в I ПСЗ не обнаружен.

30. Должность рекентмейстера Сената учреждена для приема прошений и жалоб на деятельность государственных учреждений в 1722 г. Ликвидирована в 1726 г. Вновь восстановлена указом Сената 16 апреля 1730 г. (I ПСЗ, т. VIII, № 5534).

31. Указ 6 апреля 1722 г. I ПСЗ, т. VI, № 3939.

32. См. прим. 18, 19, 25, 26.

33. Указ 7 июня 1731 г. I ПСЗ, т. VIII, № 5774, п. 1, с. 472, 473.

34. Имеется в виду Комиссия о рассмотрении сбора подушных денег 1727 г.

35. Манифест 22 июля 1730 г. I ПСЗ, т. VIII, № 5596, п. 1, 4, с. 301, 302.

36. См. прим. 15.

37. См. прим. 25.

38. См. прим. 29.

39. Егошихинский завод начали строить 4 мая 1723 г.

40. Канцелярия конфискации учреждена 19 мая 1729 г.

41. Инструкция Канцелярии конфискации 7 августа 1730 г. I ПСЗ, т. VIII, № 5601, п. 16, с. 308.

42. Ведомость не публикуется (ЦГАДА, ф. 271, оп. 1, кн. 1403, л. 84-88).

43. Конфирмация – утверждение.

44. См. прим. 42.

Текст воспроизведен по изданию: Материалы следствия 1732 г. о "пришлых" на Егошихинском заводе - источник для изучения формирования и правового положения горнозаводского населения Урала // Уральский археографический ежегодник за 1972 год. Пермь. 1974

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.