Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

К истории освоения Северного морского пути 1

В данной из адмиралтейской же колегии капитану Шпанберху февраля 28 дня 1733 году инструкции написано:

1.

По учиненным в адмиралтейской колегии со общаго с капитаном командором Берингом, також и с вами совету и по опробованным в правителствующем сенате сметам, в каком числе принадлежащую к той экспедиции артилерию и артилериские и протчие припасы и матриалы в сибирских городех и на тамошних заводах и сверх того для удоволствия будущих во оной экспедиции служителей правианты и прочае тамо заготовить и магазейны для содержания оных правиантов построить надлежит, о том вам известие определено сообщить господину капитану командору Берингу, и понеже о изготовлени и о исправлении того ис правительствующего сената указами к сибирскому губернатору и к другим тамошним командиром /л. 122 об./ определено и сверх того во всем вспоможение и по требованиям вашим людми и лошадми правиантом и протчим, что до исправления оной экспедиции ко интересам ея императорского величества касаетца удоволствие, не упуская времяни чинить велено, а для лутчаго поспешения по указу ис правителствующаго сената определено вам ныне ехать туда напередь и в приуготовлени всего, что до той экспедиции принадлежит, иметь с тамошними командирами доброе старание, чего ради с порученными вам здесь в команду служители ехать в сибирские городы с поспешением и тамо по всем, что принадлежит до изготовления артилерии и артилериских и других припасов, матриалов, правиантов и протчаго и во отправлении оных в подлежащие места поступать по тому ис правителствующаго сената указу також и сверх того, как от господина капитана командора определитца, то исполнять з добрым старанием неотменно, /л. 123/ дабы все то было к потребному времени во всякой готовности и ни в чем бы учинитца не могло во исправлении показаной экспедиции недостатку и остановки.

Что по оной инструкции исполнено и чего не исполнено:

На 1.

По силе оного пункта капитан Шпанберх отправлен напередь в сибирския городы и при том отправлении, что принадлежит до изготовления артилерии и артилериских и других припасов, матриалов, правиантов и протчаго, дана от капитана командора Беринга в 733-году февраля от 23 дня инструкция, а что по той инструкции во время следствия ево чрез сибирския городы исполнено, о том в приобщенной [192] при сем же на данную ему капитану Шпанберху от капитана командора инструкцию в сочиненной /л. 122 об./ ведомости всеподданейше предложено, /л. 123/

2.

На проезд отсюда до Таболска выдано вам здесь от канторы генерала кригс-камисара сто рублев, которыя, записывая по регламенту в книгу, держать на платеж отсюда прогонов и на другия приключившияся в пути нужды, без чего по крайней мере обойтица будет неможно, а ежели из оных будет что в остатке, о тех по прибытии в сибирские городы капитана командора Беринга репортовать ему Берингу.

На 2.

Принято капитаном Шпанберхом от канторы генерала кригс-камисара на платеж прогонов и на всякия приключающия в пути нужды сто тридцать пять рублев, которыя и употреблены в росход з запискою в прошнурованную книгу, все без остатку, о чем от него, капитана Шпанберха, и репортом, писанным маия 30 дня 733 году, объявлено.

3.

Понеже ис порученных вам в команду служителей шлюпочного дела один мастер да другой подмастерья отправлены отсюда /л. 123 об./ для того, что ея императорское величество указала ради подлинного известия, ест ли соединение Камчацкой земли с Америкою, також имеетца ль проход Северным морем построить дубель шлюпки о дватцати четырех веслах каждую с палубою, а имянно при Таболске на реке Иртыше одну да в Якуцку на Лене реке две, чего ради помянутым мастеру и подмастерью о препорции оных шлюпок даны отсюда чертежи, и когда вы с ними в показанные места прибудете, тогда к строению тех шлюпок пока надлежащие матриалы приготовлены будут, по та мест велеть им заготовлять и складывать на те шлюпки надлежащия леса и накрепко смотреть, дабы оныя леса ис тамошних родов были самые лутние, в которых прочность и крепость болше усмотрена, и употреблять оные в строение просуша, так как ординарно здесь /л. 124/ делаетца, а к заготовлению тех лесов работных, також и к строению мастеровых людей подлежащаго числа требовать от тамошних командиров, в чем им доволствовать велено, точию заготовление оных лесов и строение судов чинить так, как от капитана командора Беринга будет определено для того, хотя вышеимянованные суды, называемые дубель шлюпки, и определено делать, однакож по прибытии в Таболск ево, Беринга, велено ему о положении оных мест, где следование им в пути иметь надлежит, по крайней возможности разведать и со общаго со всеми обер афицерами консилиуму какия способнее и безопаснее в те посылки суды за лучшее быть разсудятца, такие и зделать в вышеписанных местах или где пристойнее. /л. 124 об./

На 3.

На дело при Таболском дубель шлюпки к заготовлению лесов по требованию ево /л. 123 об./ капитана Шпанберха работныя и мастеровыя люди от сибирской губернской канцелярии определены, которого ради строения оставлен от него, капитана, подмастерья и построено то судно в 734 году. А на строение при Якуцку однаго бота и дубель [193] шлюпки леса заготовлены по Лене реке и в Якуцк приплавлены определенными в команду его, капитана Шпанберха, от сибирских городов мастеровыми и работными людми, которыя суда ис того лесу и построены в 735 году. /л. 124 об./

4.

Ея императорское величество указала ради обсервации и изыскания пути до Японии построить на Камчатке реке один бот с палубою и две дубель шлюпки о дватцати четырех веслах каждую с палубою и следовать в показанной вояж вам. Буде же оставшей от прежней экспедиции бот найдетца в таком состоянии, что на оном в вояж итти будет можно и безопасно, то вновь показанного боту не делать, токмо построить к прежнему вышепомянутые шлюпки, на которых тамо и леса заранее обретающимся в Охоцке ботовому мастеру и шлюпочному подмастерью заготовлять и ежели время приспеет, то и строить определено, о чем капитану командору Берингу во инструкции изъяснено и велено, когда в Охоцк с камандою прибудет, тогда ему, також и капитану Чирикову обще с вами учинить /л. 125/ разсуждение, какия для того вояжу суды способнее и безопаснее иметь подлежит, и хотя вышеимянованные суды к строению и назначены, однакож буде заспособнее иныя разсудятца, такие и зделать в тех местах, где запотребнее и доволнее быть может по общему разсуждению, и вооружить оные артилериею и в протчем исправить как надлежит с лутчаго разсуждения ж. А на те суды под команду вам морских служителей и мастеровых людей велено помянутому господину капитану командору Берингу ис командрованных при нем отсюда по положенному компле[к]ту или по лутчему с протчими афицеры разсуждению в надлежащем числе кого подлежит определить и в протчем во всем удоволствовать вас, дабы ко отправлению означенной экспедиции ни в чем недостатку и затем остановки приключитца не могло, чего ради требовать вам всего до удовольствия к тому вояжу надлежащиго от него господина капитана командора Беринга. /л. 125 об./

На 4.

Для оного вояжу капитаном Шпанберхом в Охоцку заложены и строить начеты в 735 году два судна, первое называемое, как по репорту ево капитана показано, брегантин июля 4, а дубель шлюпка октября 21 чисел, а бота с палубою не строено того для, что по свидетелству его капитана и ботоваго дела мастера оставшей от прежней экспедиции бот явился в показанной вояж годен. И оныя суда строением окончились в 737 году, точию отправления в вояж до 738 году июня до 18 числа не было, а за каким препятствием, о том выше сего в сочиненной на данную капитану командору от адмиралтейской колегии инструкцию в ведомости на 11 пункт /л. 125/ показано да и сверх того об отправлении оного капитана в вояж в прошлом 740 году сочиненною ведомостию чрез нарочно присыланого к нам куриэра Друкорта в кабинет вашего императорского величества августа от 20 дня всеподданнейше донесено. /л. 125 об./

5.

На тех судах, удовольствовался против вышеписанного во всем, в первых итти вам к тем островам, кои пошли от Камчацкого полуденного [194] носу ко Япони и из них несколко уже были во владении российском и з народу, живущаго на тех островах, бран ясак на Камчатку; но за малолюдством оное, как обноситца, будто упущено, также в прошлых годех посыланной навигатор Эвреев описывал и видел других шеснадцать островов, о тех о всех и что сверх того явитца островов жилых и пустых учинить опись и осмотр, сколко возможность допустит, а ежели далее к самой Япони острова ж или земли найдутца, подвласныя хана японского или иных азиадских владетелей, такие осмотрит[ь] же и, ежели людей найдете, то с ними поступать /л. 120/ ласково и ничем не озлоблять и нападения никакого и недружбы не показывать, а наведатца, коль велики такие острова или земли и куда они пошли и чем доволствуюца и притом, усматривая случая для лутчаго приласкания, давать малыя подарки, какия по тамошнему обычаю при таких первых случаях даютца, и на те подарки требовать вам подлежащих вещей от капитана командора Беринга, а ему оные отпускать вам велено, а сколко чего и куда и в каких случаях в росходе будет, тому иметь вам особливыя росходныя книги; буде же самоизволно пожелают кто итти /л. 126 об./ в подданство, тех принимать и в подданство, которых наипаче приласкиватъ и в потребном случае охранение чинить, а ничем не отягощать, разве какой сами меж себя разположат и станут давать ясак, однакож за тем отнюдь много не мешкать, а отходить в свой путь, дабы умедлением не потерять удобного к своему ходу времяни, и следовать до самых японских берегов. /л. 128/

На 5.

По оному пункту, какое капитаном Шпанберхом учинено исполнение, о том при доношении в кабинет вашего императорского величества чрез нарочно присыланого к нам куриэра Друкорта прошлого 740 году августа от 29 дня ведомостью всеподданнейше донесено, а именно репортом капитан Шпанберх, посланным из Якуцка генваря 21 дня 740 году капитану командору объявляет, что в прошлом 738 году от Камчацкого южного угла пошел он в путь ево 15 июля, а шел до сорок пятого градуса и обошел в том пути лежащих на море с тритцать два острова, о коих имянно описано оной компании в юрнале и карте, а есть ли на оных жителство и какия люди не ведомо (кроме трех или четырех островов ближних х Камчатке, ис которых уже три острова давно в подданстве), понеже на те острова выезжать судами неможно было, ибо на тех островах имеютца берега каменныя и утесы великия и крутыя. А между ими течение и волнение моря великое и от вышеписанного места в том 738 году возвратился х Камчатке и зимовал в Болшарецком. А лейтенант Валтон /л. 126/ словесно объявляет, что ходил он тогож 738 году на дубель шлюпке «Надежде» от Камчацкого южного угла между зюйдом и вестом до сорока трех градусов и дватцати минут и видел доволное число островов, о которых явствует в поданной ево карте капитану командору, числом двадцать шесть. А людей на оных островах нигде не видал и возвратился зимовать в Болшую реку. А в 739 году маия 21 дня от Камчатки из Болшей реки капитан Шпанберх вторично с командою своею отправился на четырех судах в путь свой на море, на которых судах были определены командирами лейтенант Валтон, мичман Шхелтенг, боцманмат Эрт, и, прибыв х Курильским островам, взяли трех толмачей и пошли во определенной вояж июня 1 дня. А 16 числа усмотрели японской земли [195] берега, х которой земле приближаясь, лавировали, чтоб подлиннее могли ту землю видеть, у которой земли видели японских судов множество и ходили близ той земли до 20 июня и дошли до ширины тритцати осми градусов и трех минут северной, и возвратился он, Шпанберх, от японской земли 22 числа июня, а июля 3 числа дошли до ширины северной сорока четырех /л. 126 об./ градусов дватцати четырех минут к лежащим от японской земли островам, ис которых прозвал он один «Фигурной», другой «Трех сестр», третей «Цытрон», и 6 числа тогож июля посылал он капитан штюрмана для осмотру и описания упомянутого «Фигурного» острова губы. И оной штюрман репортом к нему, Шпанберху, объявил, что близ той губы найдено пять барабар, в которых по тамошнему обыкновению живут люди, токмо людей в них не застали, и знатно, что ис тех барабар люди вверх по реке убежали, а видели одну сабаку да одну лисицу сиводушку, а по видимому месту может быть людей множество, ибо в тех барабарах имелось оставшего от убехших людей всякие домашныя вещи &mdash; чашки, берды, чем ткут чирелы (травяные епанчи), коими покрываютца от дождя, и посыланныя от него люди ис тех барабар ничего не взяли, дабы не показать им тем обиды. И оттуда пошел к западной стороне между вышеозначенных островов и 7 числа пришли к островам и усмотрели место низменное и глаткое, на котором ростет толко трава, а лесу не имеетца, и для того назвали его «Зеленым». И был от него, Шпанберха, на том острову геодезист /л. 127/ для обсервации ширины, которой усмотрел ширину сорок три градуса пятнадцать минут, и на том острове жила и лесу не имеетца и никаких гор и для того пробирного мастера и не посылал. А 8 числа пришли к острову по тамошнему называетца «Нуцыам» которой лежит от «Зеленого» острова разстоянием верст шезтдесят между зюйда и веста, и усмотрели на нем жилыя места и против ево легли на якоре. Ис того жилого места приезжала к ево судну байдара и на ней людей пять человек и через толмача, которой взят был с первого Курилского острова, звали ево, Шпанберха, на берег, а как они ехать к нему на судно не смели и, по их прозбе послал он шлюпку и на ней мичмана да салдат двенатцать человек и несколько подарочных вещей для приласкания их. И привес оной мичман к нему на судне восемь человек, которые сходны по персонам с Курилским народом, и объявили чрез толмача, что близ их острова имеютца двенатцать островов, на которых людей множество и никому те острова не подвласныи, кроме одного острова, именуемого «Матмая», а оной де под властию /л. 127 об./ японского хана, с которым оне имеют немалыя торги разными товары, которых он, Шпанберх, для приласкания дарил. И поехали от него с судна со удоволствием и просили его, Шпанберха, дабы впредь приехал он к ним, ибо де нам теперь дарить тебя нечем. А взятой толмач со оными говорил и переводил худо, а сказал, что де мы их языку не очень доволно знаем. А от того острова пошел он, капитан Шпанберх, к острову «Матмаю» и пришел ко оному июля 24 числа и видели множество судов, которые от «Матмая» к японской земле и от японской земли к «Матмаю» приходили з грузом. И на оной «Матмай» остров посылал он капитан шлюпку, которая на том острове и была, толко людей никаких не видали, понеже в то время зделалась немалая погода, чего ради оной шлюпке зделан был сигнал, дабы возвратилась к судну, которая там на берегу была менше четверти часа. И как шлюпка возвратилась к судну, то от того острова [196] пошел он, Шпанберх, 25 июля назад х Курилским островам для того что в команде ево было служителей болных много и насилу мог управитца на судно и пришел он, Шпанберх, /л. 123/ к Охоцку прошедшаго 739 году августа 29 дня и объявил он, капитан Шпанберх, репортом своим, что ежели де поведено ему, Шпанберху, будет, то надеетца он божиею милостию и счастием вашего императорского величества болшие и малые острова, лежащие от сорока трех и до сорока шести градусов, в подданство привести, а от сорока шести градусов до последняго острова без всякого опасения можно привести в самой скорости, а каким образом оные острова может он привести в подданство, того в репорте не показано было; а словесно он, капитан Шпанберх, объявил, ежели де удоволствуют ево с камандою потребными правиантами также и дать к тому время, то привесть их ласкою можно.

6.

Когда до показанных японских берегов придете, тогда по тому ж розведать о владетелстве. о портах, могут ли обходитца в том дружески, /л. 128 об./ а понеже капитан командор Беринг предлагал, что в его бытность на Камчатке видены были занесенныя японцы и приказано от него сыскивать их, чего ради еще в прошлом же 1731 году по определению в сенате велено таких занесенных японцов не токмо озлобить, но и сохраняя во всякой целости, отвозить попрежнему в те места, откуда занесены, давая знать дружбы соседства, а ежели до приезду вашего такой оказии в отсылке занесенных японцов не было, а японцы найдены, оных удоволствуя, взять с собою и в бытность при берегах японских первую объявить притчину, что привезли к ним их занесенных к нашим берегам людей и потом отдать им, буде примут, а ежели станут отказывать, как о том разглашают, будто японцы тех, кои в мори пропадают, /л. 129/ сами не спасают и збереженных за мертвых почитают, в таком случае спустить их на берег, чтоб могли они в свои жилища дойти. А хотя и после случитца таких же занесенных японских людей на берегах взять или во время оного вояжу в море погибающия японския суда найдутца, тем всякое вспоможение чинить дружески и потом отсылать спасенных людей или судны их, буде мочно, при своих судах к японским же берегам и отдавать или на берег людей спускать, как выше означено, дабы своею дружбою перемогать их застарелую азиадскую нелюдкость, а что чаще посылано будет, то больше известия получать мочно. /л. 133/

На 6.

По оному пункту, какое капитаном Шпанберхом учинено исполнение, о том при доношении е кабинет вашего императорского величества чрез нарочно присланного к нам куриэра Друкорта прошлого 740 году августа 29 дня ведомостью всеподданнейше /л. 128 об./ донесено, а имянно тем же репортом капитан Шпанберх объявил, что пришел он, как выше означено против 5 пункта, к японской земле июни 16 числа 739 года и, подошед под берега, лавировали, а чтоб пространнее их видеть, какия они и сколь в близости берегов вода глубока и какой около их грунт, посылал он, Шпанберх, шлюп «Болшарецк», на которой был командиром боцманмат Эрт, который подходил к японским берегам разстоянием не дале двух верст, а к самым берегам подойтить не смел для того, что из заливы той земли вышло японских судов с тритцать, ис [197] которых судов одно к нему, Эрту, шло гораздо блиско, того ради он возвратился, а 18 числа, понеже имел благополучной ветр, то уже шел он, Шпанберх, близ самой земли японских берегов и имел курщ на зюйден вестен и зюйд зюйд вест близ полутораста верст. И в том ево хождении видел он подле тех берегов малых японских судов многое число, а на берегу видел четыре великия деревни строения каменного, кругом того жилья усеяно хлебом, места по тем берегам каменистыя /л. 129/ и на тех камнях растет великой лес, а какой, того признать было невозможно. А 20 числа видел он судов японских девятнатцать, на которых людей было человек по десяти и болше, и усмотрел по тем берегам жилья и людей премножество и признавает, что те суда определены ходить подле берегу на карауле для нево. А был он, Шпанберх, тогда у берегов с тремя судами и, опасаясь от них нечаятелного нападения, понеже он был тогда в их японской губе, и для того он от того места отворотил прочь. А 22 числа июня дошли до ширины около тритцати семи градусов и, подошед ближе берегу не более версты, легли на якорь. Тогда приезжали к нему, Шпанберху, на лотках с тех японских берегов рыболовы, ис которых многия были на судах ево Шпанберховых, и привозили рыбу камбалу и протчия болшия и малыя рыбы и оных подчивал он, Шпанберх, вином и, желая, чтоб болше приезжало японцов, того для разцветил судно свое флагами и гюйсами. Тогда уже приехали з берегу на лотках к нему, Шпанберху, многия японския жителя и привезли пшено сорочинское, огурцы соленыя, и редис болшой, и табак листовой и протчей овощь и вещи, у которых он брал, в чем им была нужда и за то /л. 129 об./ дарил их и принимал со всякою дружескою ласкою, которое ево угощение и подарки принимали они со всякою учтивостию 2 и кто что примет, то все прижимали своими руками к грудям и, хотя ево шпанберховы толмачи, взятыя с Курилских островов, говорить с ними японцами не умели, однакож доволно было видеть и признать, что они японцы по своему обыкновению принимали з благодарением и торговались команды ево служителми доброволно и охотно меною вещь на вещи бумажными выбойками и протчею мелочью. А за взятыя от него, Шпанберха, и от служителей каманды ево вещи давали золотыми червонными, ис которых два червонца да выбойки два конца послал он, Шпанберх, при репорте своем в адмиралтейскую колегию из Якуцка ноября 19 числа 739 году. Да тогож 22 числа июня были у него, Шпанберха, на судне японцы, которых он признавает, что они знатныя люди, и дарил их росийскими манетами. И увидя они на манетах персону, спрашивая ево, указывали рукою, а он, Шпанберх, против того давал им знать, что де эта персона вашего императорского величества, а они приняв /л. 130/ манету, целовали и клали на голову и кланялись до земли трожды. А тогда было японских судов около ево Шпанберхова судна семьдесят девять, на которых людей было человек по десяти и по двенатцати и, видя он, Шпанберх, такое их многолюдство и смелство, того ради команды своей служителей на берег послать не смел, имел от них осторожность, чтоб не учинили нечаятелного нападения или лестию не обманули б как, и пошел от берегу прочь и следовал возвратно ко островам, лежащим от Япона х Камчатке. А лейтенант Валтон репортом объявил, что увидел он японския [198] берега июня 16 дня. А 17 числа увидел же тритцать девять судов японских величиною против галер российских, за которыми судами следовал он, Валтон, вдоль по берегу и о 18 числа близ их одного судна лег на якорь. А 19 числа пригребло к нему судно, на котором людей было османатцать человек и за неимением толмачей на их языке разговоров никаких не было, толко имели между собою разсуждение руками и знатно, что звали /л. 130 об./ ево, Валтона, на берег, чего ради послал он ялбот и на нем штюрмана Казимерова с квартермейстером и шестью человеками салдат для привозу воды, которому штюрману дано было от него, Валтона, несколько подарочных вещей, чтоб с ними дружески можно было обойтитца. И тогож дня оной штюрман з берегу от них возвратился благополучно и привесь полторы бочки воды и объявил репортом, как де он на ялботе поехал к берегу и стал приближатца, тогда отвалили от берегу мелких судов к нему навстречу около полутора ста на греблях, на которых людей было человек по пятидесят и болше в долгом китайском платье, которые подобно быть нашим шлафорком а гребцы были все наги, и пригребли блиско ялбота и казали они с судов им золото. А как он, штюрман, стал ялботом приставать на берег, тогда на берегу народу было многое число и жители де того места можно видеть, что весма ему рады были и кланялись /л. 131/ по их обыкновению и, увидя на ялбате порожния две бочки, взяли они японцы и понесли к одному двору и налили полторы бочки водою и принесли возвратно на ялбот, а он, штюрман, между тем времянем пришел в тот же дом, где воду наливали, и хозяин того дому встретил ево у дверей изрядно со всякою учтивостию и ввел в свои покои и, посадя, подчивал ево и бывших с ним служителей виноградным вином ис фарфоровой посуды, и поставили ему закусок шепталу моченую будто в патоке и редис резаной, потом табак и трубки китайские. И он, штюрман, посидя в том доме, и благодаря хазяина, пошел в другой дом, и хозяин дому того принял ево таким же образом и посадил ево подле себя и поставил ему закусок и подчивал виноградным же вином, подобно как и в первом дому, и принесли пшена сорочинскова варенова, и тех обоих хозяев, так же, и который японцы отнесли воду, дарил он, штюрман ис подарочных вещей бисером да королками, и пошел он, штюрман из другова дому вон; и ходил по слободе, /л. 131 об./ в которой например дворов около полуторы тысячи, строение во оной слободе деревянное и каменныя полаты и устроено вдоль по берегу близ моря например версты на три, и жители той слободы имеют в домех чистоту и цветники в фарфоровых чашках, также и лавки в домех с товарами, в которых видел он пестреди бумажныя и шелковыя, а иного вскорости ему разсмотреть некогда было; скота имеют у себя коров и лошадей, також и куриц. А хлеба повидимому кроме пшена и гороху у них нет; из овощей имеют они виноград, помаранцы шпталу и редис. И с тем же штюрманом Казимеровым приехал японской знатной человек, которого лейтенант Валтон и протчия признавали за воеводу, потому что провожали ево от берегу болше ста судов. А на каждом судне людей было человек по пятнатцати, и оныя никакова оружия не имели, толко каменья в лодках накладено было доволное число, которого знатново японскова человека принял он, Валтон, со всякою приятностию и подчивал ево и бывших при нем /л. 132/ людей воткою и камчацким вином, кои пили безотговорно, а он японец привес с собою к нему, Валтону, на судно виноградного вина с четверть ведра, которым [199] он и ево, Валтона, и протчих также подчивал и, хотя оныя японцы казалися ему, Валтону, и благоприятными, однакож он долго тут стоять не смел, понеже около ево судна великое множество было судов, а сверх того и от берегу без числа отвалило; того ради он Валтон снялся с якоря и помянутой японской знатной человек, простясь с ним, Валтоном, дружески, поехал на берег, а он, Валтон, пошел подле берега дале к полуденной стороне и 21 числа июня встретились с ним два судна и, как пригребли к ево судну, то он, Валтон, чрез разсуждение с ними руками указал им, что надобно ему дрова и вода, и как они то увидели, тот час, не отговариваяся нимало, погребли на берег и привезли дров и воды. А за то он, Валтон, подарил их иглами и бисером, и звали ево в гавань, а в то время был ветр малой, того ради те два судна взяли /л. 132 об./ его Валтоново судно на буксир и буксировали к гавону, но токмо, не допусти до гавону, встретилось судно, на котором было пятнатцать человек при саблях и приказали означенным двум судам, чтоб буксировать ево Валтоново судно перестали, и махали, чтоб он шел от берегу прочь. И он, Валтон, опасаяся, чтоб не показать им противности, поворотясь от берегу, пошел в море. И еще он, Валтон, ходил у японских берегов до 24 числа июня и был подле одного малого острова, лежащаго на тритцать четвертом градусе, на которой посылал подлекаря, и оной привес с того острова разных трав да ветва дерева ареховава и сосноваго да две жемчужные раковины, которые посланы в адмиралтейскую колегию при репорте в прошлом 739 году сентября 3 дня. Да на том же острову видели людей в белом холстинном платье да лошадей и коров, а 24 числа июня возвратился х Камчатке. Да сверх вышеописанного они, капитан Шпанберх и лейтенант Валтон, словесно объявили, что в подлинно де разведать о владетелстве и о портах и могут ли обходитца дружески, того учинить им было невозможно, /л. 133/ ибо толмачей, знающих японского языку, при них не было. А хоша толмачи и были взяты с Курилского острова, точию по-японски говорить не умели, а японских людей, занесенных на наши берега, никого не имелось; также и будучи он, капитан Шпанберх и лейтенант Валтон, в море, «и каких погибающих японских судов не видали.

7.

В ту бытность при самых берегах японских или их владетелства при островах отнюдь много не мешкать и никакому обнадеживанию к мешкоте не верить, дабы не могли удержать обманом, собрать своих судов и отаковать, но отговорясь какими нуждами, отходить назад, покамест действительно /л. 133 об./ и основательно обо всех об них разведано будет, также при тех первых случаях опасных себя вести от всякаго их обмана, как у них обыкновенно чего силою не смогут, то лестию и обнадеживанием подошел в свои руки берут и за мудрость обман ставят и ис попадаемых навстречу японских судов отнюдь не побирать и никакого озлобления при таком первом случав не токмо судам, но и на берегах людям не показывать, как то и выше сего чинить запрещено, ибо невозможно будет сыскивать дружбы на земли 3, ежели в море хотя малое озлобление показать, разве что от них к проведыванию чрез толмачей потребно будет, то спрашивать ласкою и записывать, а в толмачи требовать от господина капитана командора [200] Беринга и употреблять ис камчадалов, кои знают язык островных жителей, а островныя далных островов, а далныя японской язык, чрез которых хотя по нужде однакож знать можно, за что их доволствовать жалованьем и правиантом по разсмотрению, к томуж и занесенныя японцы, пока будут в том вояже, могут толковать. /л. 134/.

На 7.

В бытность ево, капитана Шпанберха, при японских берегах, как видно из ево репорту, что он поступал с тамошними народами со осторожностию и озлобления не чинил, о чем обстоятелнее на 6 пункт всеподданейше донесено, також каких он, Шпанберх, имел толмачей и что из занесенных японцов при нем не было, о том в том же 6 и выше в 5 пунктах предложено. /л. 134/

8.

В вышепомянутых вояжах подле земель и островов прилежнее осматривать удобных мест для пристаней и для прибежища во время морских штормов или лдов и какие где растут ли леса, к починке морских судов годныя, дабы имея такую ведомость, впредь будущее время могли морския суда в такия места для своего спасения или иных потреб находить надежно; также где возможно и случай допустит, спуская на натуралную землю с канвоем пристойным рудознатцов, требуя оных от капитана командора Беринга, и велеть осматривать, не найдутца ль где богатыя металы и минералы и, буде есть, то брать руды и делать малыя, а потом по надежде и свидетелству /л. 134 об./ смотря болшия пробы и описывать такия места особь и репортовать о том капитану командору Берингу. /л. 135/.

На 8.

По оному пункту какое капитаном Шпанберхом учинено исполнение, о том при доношении в кабинет вашего императорского величества чрез нарочно присланного к нам куриэра Друкорта прошлого 740 году августа от 29 дня ведомостью всеподданнейше донесено, а имянно как в том же репорте капитана Шпанберха показано, что 4 числа июля посылал он шлюпку на остров «Фигурной» и на ней пробирных дел мастера Гардебола для обыскания на том острову металов и минералов, и с ним и служителей настоящей канвой и толмача. И с того острова привезли они жималоснику наподобие вереса да слаткой травы да виноградную ветвь с виноградными зелеными ягодами да несколко из разных цветов; на том же острову нашли они в малых речках раковины, в которых находитца жемчуг, ис которых раковину одну послал он, Шпанберх, при репорте своем в адмиралтейскую колегию; да на оном же «Фигурном» острову растет болшой березняк; олховник и еловой и пихтовник доволное число, ис которых можно строить для нужды /л. 134 об./ мелкия суда по тамошнему форватеру. А для пристани и прибежища от штормов морским судам имеетца у того ж «Фигурного» острова губа, в которой глубина воды от б до 12 сажен. А лежит оная на румб ост зюйд ост, длиною две версты, шириною одна верста, грунт во оной губе песок и черной ил, и на судах к якорному стоянию быть угодна без всякого опасения и удобна ж быть может на первой порту нашему. Тако ж посылал он, Шпанберх, пробирного дела мастера Гардебола для искания металов и минералов на остров [201] «Нуцыам», точию никаких металов и минералов не сыскано. А он, капитан Шпанберх, в дополнение объявил, что более де он удобных мест для пристаней и для прибежища во время морских штормов или лдов, кроме реченного «Фигурного» острова губы, не сыскал. Также и для пробы металов и минералов никуда болше того «Фигурного» и «Нуцыама» островов не посылал для того, что посылать было на другия острова за великими ветрами и волнением невозможно и никого ис команды его людей на тех островах не было. /л. 135/.

9.

В каком действии по сей инструкции вышеупомянутой вояж исправлен вами будет, о том по возвращении к прежнему месту учинить обо всем доволныя ведомости и карту и обстоятелной диурнал и подать при репорте капитану ж командору Берингу, а ему велено, сообща и о своем вояже, с такими ж ведомостьми отправить сюда афицера, притом же прислать для луччаго уведомления кого подлежит из служителей, которые с вами будут в вояже. А буде паче чаяния в то время ево, Беринга, за каким случаем тамо не будет, то и не ожидая его, с кем пристойно ис команды своей вышепомянутые /л. 135 об./ ведомости, карту, диурнал, отправить вам сюда без задержания, /л. 136/.

На 9.

Тем же репортом капитан Шпанберх объявил, что журнал и карту своего пути при обстоятелном репорте из Якуцка ноября 19 дня прошлого 1739 году в адмиралтейскую колегию послал с нарочным команды своей с морским салдатом Симоном Ивановым, да Якуцкого полку с Василием Спириным, а х капитану командору Берингу по прибытии из Якуцка в Охоцк августа 21 дня 1740 году диурнал и карту подал, о чем и доношением чрез нарочно присланного к нам куриэра Друкорта в кабинет вашего императорского величества в том же 740 году августа от 29 дня всеподданнейше донесено, что тот поданной от него, капитана Шпанберха, диурнал и карта, для сочинения обстоятелной ведомости взяты с нами на Камчатку, тако ж и от лейтенанта Валтона взята ж карта и юрнал и, по прибытии нашем на Камчатку, тот его, капитана Шпанберха, диурнал и карту обоих 738 и 739 годов компаней всеми экспедичными афицерами свидетелствованы и по свидетелству /л. 135 об./ явились неисправны, однако ж можно по тому его журналу видеть, что он около тех мест ходил, как сочиненною своею картою показывает, какова с нарочно присланным куриэром прошлого 740 году августа 29 дня в кабинет вашего императорского, величества при всеподданнейшем доношении от нас, нижайших, из Охоцка послана, и х капитану командору от него, Шпанберха, такая ж карта подана, точию за невсправою того журнала верную карту сочинить неможно, а такия неисправности во упоминаемом Шпанберхове журнале, и в сочиненной им карте по свидетелству всех экспедичных афицеров явились, тому сочинили опись и как оную опись, так поданной от него, Шпанберха, журнал и карта посланы к рассмотрению адмиралтейств колегии; да и поданной от лейтенанта Валтона, диурнал и карта при том же репорте в адмиралтейскую колегию посланы, токмо без поверки, того ради что тот юрнал писан аглинским языком, а из обретающихся при экспедиции доволно /л. 136/ знающих аглинский язык, кто б мог тот юрнал перевесть на руской язык, никого не имеетца. [202]

10.

Ежели паче чаяния по сей инструкции за каким случаем осмотреть и описать и всего по сей инструкции исполнять в одно лето недопустит вам время о том пути о всем обстоятелно против вышеписанного репортовать, а самим, не ожидая указу, следовать и во окончание то приводить в другое лето и во всем том вояже держать диурнал по морскому регламенту, також и спеленгии, где случай допустит, и со описанием берегов и островов и форватера /л. 136 об./ по правилам навигацких наук, чтоб из оных можно было учинить обстоятелную и верную каргу, /л. 137/.

На 10.

По оному пункту какое капитаном Шпанберхом учинено исполнение, о том при доношении в кабинет вашего императорского величества чрез нарочно присланного к нам куриэра Друкорта прошлого 740 году августа от 29 дня ведомостью всеподданнейше донесено, а имянно в том же репорте своем капитан Шпанберх объявил, прошедшего 738 году сентября 13 дня по силе данной ему инструкции 10 пункта послал он с Камчатки з Болшей реки на боте «Гавриле» команды своей подштюрмана Верещагина со обстоятельным репортом о своем вояже в адмиралтейств колегию, также и х капитану командору Берингу, точию оной подштюрман Верещагин /л. 136 об./сентября 10 числа писменным репортом х капитану Шпанберху объявил, что оной бот на Камчацкой земле, идучи к Охоцку, сентября 9 дня выкинуло на берег, которой с той мели снят весною безвредно и за оным препятствием посланные от него, капитана Шпанберха, в адмиралтейств колегию, так и х капитану командору Берингу о морском его вояже репорты диурналы и карты посылкою и укоснели, а во исполнение сего 10 пункта прошлого 739 году вторично капитан Шпанберх в вояж свой ходил, а что будучи в том вояже учинил, о том, совокупя обще с прошедшею 738 году командою учиня обстоятелной репорт диурнал и карту, в адмиралтейскую колегию послал ноября 19 дня 1739 году, о чем и против девятого пункта упомянуто. /л. 137/.

11.

По особливому предложению Академии наук профессора Людвиха Делиль деля Крюер, которой принимает на себя все наблюдения острономическия и физическия и протчия по особливым инструкциям, в сенат поданным, ежели до вояжу вашего по оным инструкциям, что касается в том поступать, усматривая к лутчему, и для того капитану командору Берингу велено со оных дать вам известие.

На 11.

С сообщенных от Академии наук профессора Людвиха Делиль деля Кроера инструкцей от капитана командора Беринга х капитану Шпанберху отосланы при ордере точныя копии прошлого 738 году апреля 12 дня.

12.

В бытность вашу на море или в других тамошних местах, ежели позовет какая вам нужда, о том репортовать капитана командора Беринга и требовать всего от него, Беринга /л. 137 об./; буде же его не будет, [113] в таком случае требовать во всем удоволствия от охоцкого командира, а ому в том помогать и снабдевать велено. /л. 133/

На 12.

При отправлении оного капитана Шпанберха в вояж всеми подлежащими припасами и матриалами и правиантами от капитана командора по возможности удоволствован, о котором /л. 137 об./ удоволствии и адмиралтейскую колегию прошлого 733 году июня 30 дня со обстоятельством репортовано; да и прибыл оной капитан из вояжу в Охоцк при капитане ж командоре, точию как по отбытии своем из Охоцка в море, так по походу и из Камчатки он, капитан Шпанберх, х капитану командору Берингу ни о какой нужде не писал.

Captain Commandeur Witus Bering.
От флота капитан Алексей Чириков.
Флота лейтенант Иван Чихачев.
Styrman Swen Waxell, leutenants Rong of flotten.
Штурман в ранге от флота лейтенанта Михала Плаутин.
Флота мастер Сафрон Хитрово.


Комментарии

1. См. «Красный архив», тт. LXXI и LXXII.

2. В подлиннике ошибочно: «учтивостивостию».

3. В подлиннике ошибочно: «не земли».

Текст воспроизведен по изданию: К истории освоения Северного морского пути // Красный архив, № 6 (73), 1935

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.