Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

К истории освоения Северного морского пути

В данной из адмиралтейской колегии капитану командору Берингу февраля 28 дня 1733 году инструкци написано:

1.

Колегия адмиралтейская, рассуждая важность оной экспедиции в каком комплекте морских служителей и мастеровых людей иметь во оной экспедиции, положили и правителствующий сенат утвердили, о том от колегии известие вам уже дано, и те служители и мастеровыя люди кроме салдат и барабанщиков, которых велено определить из сибирских гарнизонных полков, в команду поручены, а кому какие денежного и хлебного жалованья оклады и у кого /л. 96 об./ подлежит иметь на мундир и другие вычеты, о том при сей инструкции сообщаетца имянной список, по которому оных служителей содержать вам в команде ко регламентом и указом и понеже по всемилостивейшему ея императорского величества указу велено тех служителей всех, кто во оной экспедиции будут, жалованьем наградить и пока в той экспедиции будут, давать против окладов их вдвое и при отправлении отсюда удоволствовать их впредь на год, по которому ея императорского величества указу, как вам, так и протчим, кои состоят в обер афицерских рангах, тем напредь выдано здесь на год вдвое, а ундер афицерам и рядовым для той же посылки дано здесь впредь наполовину года. а на другую половину года по окладом на дачу им определенную сумму /л. 97/ выдано вам от конторы генерала кригс-камисара и ис той суммы производить оным служителем, усматривая ежели которыя находятца в добром состоянии и в воздержности, и на исправление будут требовать, таким давать по приложенному при сем окладному списку за указными вычетами против других сполна, записывая в росход с роспискою, а которые по усмотрению вашему найдутца не в таком состоянии и в невоздержности, тем производить по рассуждению вашему, по томуж з запискою и с роспискою за указаными вычеты усматривая, дабы от невоздержания не могли приттить они в бедность.

Что по оной инструкци исполнено и чего не исполнено:

На 1.

Окладной денежному и хлебному жалованью и у кого подлежит иметь на мундир и другие вычеты капитаном командором получен при инструкции имянной служителем список и при отправлении во экспедицию денежным вашего императорского величества жалованьем на 733-й год, как капитан командор, так и протчая состоящия /л. 96 об./ [161] в обер афицерских гангах удоволствованы впередь на год по их окладом вдвое, а ундер афицерам и рядовым по окладом их двойное ж на год и на полгода по разсмотрению по силе их состояния ис принятой от конторы генерала кригс-камисара суммы призведено з запискою и с росписками /л. 97/.

2.

По учиненным в адмиралтейской колегии со общаго в вами совету и по опробованным в правительствующем сенате сметам, коликое /л. 97 об./ число в ту экспедицию и на какие порознь суды потребно настоящих, и против того еще в полы запасных матриалов и припасов и откуда оныя по способности отправить и отпустить определено, о том вам при сем. сообщаетца подлинное известие, по которому надлежащие от зденшяго адмиралтейства принять и велеть покласть на возы порядочно, дабы в проезде сухим путем не было им траты и для того оные иметь в добром хранении, и понеже между оных в ту ж экспедицию некоторые припасы отпустить определено такие, чтоб из оных потребные вещи делать в тех местах, где будет строение судов, чего ради по силе сообщенной при сей инструкции о прнпасех ведомости и по лучшему вашему к ползе ея императорского величества интересов разсуждению делать оные, где что способнее х которому делу и мастеровые люди отсюда командрованы /л. 98/.

На 2.

По присланному х капитану командору от адмиралтейской колегии известию надлежащий матриалы к припасы /л. 97 об./ от Санкт Питербурхского адмиралтейства в феврале месяце 733 году приняты и на возы положены, а которыя припасы по той же ведомости велено делать в тех местах где будет строение судов, и такия вещи деланы при команде мастеровыми людми. /л. 98/

3.

С порученными в команду вашу служители, також и с подлежащими в ту экспедицию припасами, кои отсюда отпустить определено, ехать по способности пути нынешнею зимою до Твери, а оттуда по вскрытии лду будущею первою вешнею водою, наняв или купя потребное судно, следовать как с служители, так и с припасами до Казани, чего ради принять вам. здесь от канторы генерала кригс-камисара денег тысячу рублев, которые, записывая по регламенту в книгу, держать на платеж отсюда до Твери прогонов, а от Твери на наем или на покупку судна и на другия приключившияся в пути нужды, без чего по крайней мере обойтитца будет неможно.

На 3.

Команда и принадлежащие экспедичныя припасы 733 году марта 6 — 7 чисел отправлены в путь, а капитан командор за исправлением дел продолжал время апреля до 18 числа, а того числа из Санкт Питербурха отправился и прибыл х команде в город Тверь майя 3 числа и при том городе за отправлением судов продолжал время июня до 7 числа, а того числа со всею командою и матриалами в четырех судах отправился в путь вниз рекою Волгою до Казани, и на платеж[162] прогонов и на другия приключившияся в пути нужды от канторы генерала кригс-камисара тысяча рублев принята в том же 733 году марта 6 числа.

4.

По вышеявленным сметам какия положено в ту экспедицию из казанского /л. 98 об./ адмиралтейства отпустить матриалы и припасы о тех в тамошнею лесную кантору послан указ, велено оные тамо приготовить из наличных и вновь конечно к будущей весне, дабы к прибытию туда вас были во всякой готовности, а для ноивящшаго с приуготовлении оных поспешения отправлен туда из назначенных под командою вашею нарочно от флота лейтенант Овцын с двумя ундер афицеры, которому определено в приуготовлении оных припасов и матриалов иметь прилежное старание, чего ради, когда вы с командою будущим водяным путем в Казань прибудите, тогда оные матриалы и припасы, кои тамо приуготовить велено, принять по росписи сполна и вышепомянутого Овцына с ундер афицеры взять в свою команду и следовать с теми матриалы и припасы и со всею командою в назначенной путь Камою рекою, а ис Камы Чусовою до Кунгура через Демидовы заводы до Демянской слободы, а из Демянской слободы наниз водою до Таболска; и ежели паче чаяния выданными отсюда на приключившияся в пути нужды /л. 99/ денгами до Таболска удоволствоватца будет ненадежно, то вам принять еще из казанской лесной канторы денежныя казны, сколко по разсуждению вашему подлежит, дабы недостатку и затем в пути остановки приключитца не могло, и об отпуске по требованию вашему тех денег указ во оную кантору послан, а в расход вам оные денги держать против вышеписанного по третему пункту.

На 4.

Капитан командор Беринг и со всею командою прибыл в Казань 733 году июля /л. 98 об./ 14 числа и подлежащия во экспедицию припасы от казанского адмиралтейства приняты, за которым приемом и за протчими исправлениями продолжали время августа по 9 число, а того числа с всею командою и матриалами и взяв посланного наперед в Казань для приуготовления оных экспедичных припасов лейтенанта Овцына (которой ныне матрозом) и со обретающимися при нем ундер афицерами отправились в путь и следовали вверх Камою рекою до села Осы, а оттуда зимним путем через город Кунгур и Екатеринбурх до Таболска. А в бытность при Казани принято на всякия приключающияся в пути нужды 4500 рублев. /л. 99/

5.

По учиненным же сметам во оную экспедицию какую артилерию и артилериские и протчие припасы и матриалы в сибирских городех и на тамошних заводах и сверх того принадлежащия до удовольствия будущих во оной экспедиции служителей правианты тамо заготовить и магазейны для содержания оных правиантов построить надлежит, о том от правителствующаго сената указами к сибирскому губернатору и к другим /л. 99 об./ тамошним командиром уже определено и, сверх того, во всем вспоможение и по требованиям вашим людми, лошадми, [163] правиантом и протчим, что до исправления оной экспедиции ко интересам ея императорского величества касаетца удоволствие, не упуская времяни, чинить велено. А для лутчаго поспешення велено назначенного в ту ж экспедицию капитана Шпанберха с потребными служители ныне туда наперед отправить, дабы в приуготовлении всего того, что до оной экспедиции принадлежит, имел с тамошними командирами доброе старание, о чем ему ис правителствующаго сената дан полной с прочетом указ; чего ради по оному указу, что ему тамо чинить и какое приготовление припасов, матриалов, правиантов, лесов и протчаго иметь, о том ево, Шпанберха, ордеровать вам и сообщить ему обо всем известие со обстоятельством. /л. 100/

На 5.

По силе оного пункта капитан Шпанберх наперед в сибирския городы отправлен и о изготовлении правиантов и протчих припасов от капитана командора Беринга дана инструкция. А какое по той инструкции помянутым капитаном Шпанберхом учинено испол(не)ние, тому при сем сочиненная ведомость сообщаетца. /л. 100/

6.

Понеже ея императорское величество всемилостивейше указала, сверх выданного здесь напред года двойного жалованя, еще выдать в Таболске и в Якуцке, кто где требовать будет, на год, дабы в такую дальность где потребного к своему содержанию доставать и покупать не могут заблаговремянно, могли б заготовитца и в доволстве итти. А для дачи впред будущия годы покамест в той экспедиции будите, каким образом оное жалованье отправлять, о том определение учинить сибирскому губернатору и иркуцкому вице-губернатору по требованиям и предложениям вашим, чего ради, по прибыти в Таболск или в Ыркуцк, требовать тамо на дачу по двойному окладу оного жалованья на год подлежащаго числа денежныя казны от помянутых командиров и, приняв, роздать по окладом /л. 100 об./ кому что подлежит, за положенными вычеты против сообщенного при сем окладного списку, а впредь по тому ея императорского величества указу о удоволствовании оным жалованьем иметь вам сношение с сибирским губернатором и с ыркуцким вице-губернатором.

На 6.

Всем определенным в Камчацкую экспедицию служителем по всемилостивейшему вашего императорского величества указу, сверх выданного при Санкт Питербурхе двойного жалованья, еще выдано по их требованию для исправления нужд в Таболску по силе их состояния на год, а для дачи впредь и ныне по требованиям капитана командора от иркуцкой правинциалной и от якуцкой воеводской канцелярей ко экспедиции жалованная денежная казна присылаетца и ис тех сумм по третям года служителем производитца. /л. 100 об./

7.

Хотя по данной блаженныя и вечнодостойныя памяти от государя императора Петра Великого собственноручной вам инструкции в [164] бытность вашу в той экспедиции было искание, где б Камчацкая земля с Америкою сошлась, токмо, как вы представляли, что по силе оной инструкции возле земли от Камчатки между севера и востока даже до ширины 67 градусов ходили и как в сочиненной о том походе /л. 101/ картине показано, что до того места означенных градусов к американским берегам сходства не имеетца, что же свыше той ширины от вас на карте назначено от оного места между севера и запада до устья реки Колымы, и то де положено по прежним картам и по ведомостям, и тако о несоедннении за подлинно утвердитца сумнително и ненадежно, к тому ж о пути подле земли морем от Оби реки до Лены и далее будто частию подле того берега и ходить возможно, а о некоторых местах и ничего неизвестно, и о том потому ж утвердитца невозможно, ибо никаких достоверных не токмо карт, но ни ведомостей нет, того ради ея императорское величество указала для подлинного известия, есть ли соединение Камчацкой /л. 101 об./ земли с Америкою, тако ж и имеетца ль проход Северным морем — построить дубель шлюпки о 24 веслах, каждую с палубою, а имянно при Таболске на реке Иртыше одну да в Якуцке на Лене реке — две, на которыя поставить фалканеты и следовать на построенной в Таболске Обью рекою до устья морского и от устья к востоку морем подле берега даже до Енисейского устья, а из Якуцка на одной Леною рекою до устья ж, а от устья к западу подле берега морем до Енисейского устья на противу той, коя пойдет от Обского устья, а другой шлюпке из Якуцкого устья к востоку морем подле берега до устья Колымы реки и оттуда подле берегов к востоку и, обойдя угол, которой /л. 102/ в карте показан в 73 градусах, иттить подле берега ж до Анадырского и Камчацкого устей и, хотя вышеименованныя суды, называемыя дубель шлюпки, ради тех посылок и определено построить и для заготовления на оные лесов наряжены отсюда с помянутым Шпанберхом в Таболск подмастерья, да в Якуцк мастер, а какою препорциею оные быть имеют прилагается при сем чертеж, однако ж вам, сколко возможно ныне, а особливо по прибыти в Таболск о положении оных мест, где следование им в пути иметь надлежит, по крайней возможности разведать и со общаго со всеми обер афицерами консилиуму, какие способнее и безопаснее /л. 102 об./ в те посылки суды за лутчее разсудятца, такия и делать велеть в вышеписанных местах или где пристойнее, чтоб оные в тех вояжах, как выше объявлено, были действителны и не безпрепятственны, паче же и безопасны б, и на тех судах командирами из имеющихся в команде вашей лейтенантов по одному, тако ж и протчих подчиненных им служителей, кого куда по разсуждению вашему надлежит, на каждое судно определить по столку, как в сообщенном вам от колегии о разделении оных служителей по экспедициям регестре показано, или по лутчему разсуждению со общаго с протчими афицеры совету, усматривая по препорции судов, и в каком действителном отправлении те вояжи оным афицерам иметь, /л. 103/ о том от колегии основателные инструкции им учинены и прилагаютца при сем, но понеже в том же Северном море значит в карте против устья Колымского остров, о котором разглашено, якобы земля великая и бывали ис сибиряков и людей видели, чего ради вам о том разведать подлинно в Якуцке и, какое уведомление получите, о том обстоятелно сообщить афицеру, которой будет назначен в вояж от Лены реки х Камчатке. А ему, будучи тамо, как поступать, о том в вышепомянутой инструкции точное определение учинено. И удоволствовать вам тех афицеров [165] во всем, что к их вояжу принадлежит, дабы ни в чем им не могло учинитца остановки и недостатку /л. 103 об./ и ежели в бытность вашу в тамошних местах будут оные суды к походу во всякой готовности и во удоволствовании, то их в показанные вояжи отправить, токмо учиня сношение с тамошними командирами, дабы к тому походу все было приготовлено, и учиненные на те суды командиром инструкции, вписав в каждую имя командира, поручить кому, которую подлежит, а самим вам с камандою и с припасами тако ж и с правнантами следовать к Охоцку. /л. 110 об./

На 7.

По силе оного пункта прошлого 733 году февраля от 23 дня по данной от капитана командора капитану Шпанберху инструкции велено при Таболску строить дубель шлюпку, которая строением и окончилась 26 дня генваря 734 году, и определен на тое дубель шлюпку командиром. лейтенант (которой ныне матрозом) Дмитрей Овцын и надлежащим числом по разсположению адмиралтейской колегии служителми и протчими припасами удоволствован и, какое в том вояже чинить исполнение, дана от оной колеги инструкция, /л. 101/ по которой велено следовать до устья реки Оби, а от того устья к востоку до устья реки Енисея. И по силе той инструкции отправился оной Овцын на порученной ему дубель шлюпке маия 14 числа тогож 734 году и следовал реками Иртышем и Обью и тою рекою Обью пришел в Тазовскую губу, точию, как в том 734, так и в 735 году от того Обского до помянутого Енисейского устья за великими лдами и за противными на курши их ветрами не прошел и во оном 735 году помянутой Овцын ездил в Санкт Питербурх, и о вояжах ево 734, 735 годов журнал и карту и обстоятелной репорт в адмиралтейскую колегию подал и в генваре месяце 736 году, по определению в адмиралтейской колеги, отправлен он, Овцын, паки для окончания экспедиции и повелено зделать при Таболску для вспоможения бот с палубою, которой хотя того 736 году в компанию и не поспел, однако ж оной Овцын на дубель шлюпке в вояж ходил, точию до устья реки Енисея /л. 101 об./ за препятствиям лдов не прошел, а в 737 году на порученных судах дубель шлюпке и боте следовал от Обского устья к Енисейскому и, з божиею помощию, хотя и находился в великих лдах, однако ж к помянутому Енисейскому устью прибыл августа 31 дня, о чем от него, Овцына, через нарочно посланного в адмиралтейскую колегию репортовано. А во время де следствия ево между Обским и Енисейским устьями островов, лежащих на Северном море против сибирского берега к норду, и кочующих никаких народов не видал и рудознатцов во многих местах рек и на морской берег для искания руд с пристойным канвоем спускал, токмо никаких руд не сыскали, и рудознатец объявил, что земля мерзла и пещана. И об оных ево 736, 737 годов вояжах журнал и карту послал он, Овцын, ис Таболска в адмиралтейскую колегию в 739 году в феврале месяце.

А при Якуцку по силе оного ж пункта в 735 году построено два морския судна бот и дубель шлюпка, и на те суда определены командирами: на бот — лейтенант Ласиниус 1, на дубель шлюпку — лейтенант /л. 102/ Прончищев 2. И те суда надлежащим чистом служителми и такелажем и протчими припасами удоволствованы, и велено оных судов командиром, по данным им от адмиралтейской колегии инструкциям. [166] следовать до устья реки Лены, а от того устья на боту к востоку подле берегов до Колымы реки, и обойдя угол, которой в карте показан в 73 градусах, иттить подле берега ж до Анадырского устья. А дубель шлюпке иттить к западу подле берега ж до Енисейского устья, и в тех их вояжах чинить описание и обсервации, также, где возможно и случай допустит, спускать на натуралную землю с канвоем пристойным рудознатцов (которых велено требовать от капитана командора) и осматривать, не найдутца ль где богатыя металы и минералы, а ежели ж по тем инструкциям за каким случаем осматреть и описать все в одно лето не допустит время, то следовать и во окончание приводить в другое лето.

Того ж 735 году июня 29 дня вышеозначенные суды бот и дубель. шлюпка /л. 102 об./ от Якуцка отправились в путь свой, и лейтенант Ласиниус прибыл на взморья к Быковскому мысу августа 4 числа тогож 735 году, токмо устья вымереть ему, Ласиниусу, время не допустило за противными и силными ветрами; також де в Ленском устье и на взморье имеютца великие пески и мели, и, дождався де благополучного ветра, пошел в путь свой и проведовал до двух раз, точию за великими лдами, тако ж и за поздным времянем не мог никак пройтить, и того ж августа 18 числа вошел с ботом в речку Караулах, которая лежит в ширине 71 градусе и 28 минутах, где декабря 18 числа вышереченной лейтенант Ласиниус волею божиею умре цынготною болезнию и рядовых как морских и адмиралтейских служителей и протчих сибирских разных чинов людей померло 39, а живых осталось 13 человек, и те обдержимы тою ж болезнию. И на место помянутого умершаго лейтенанта Ласиниуса определен капитаном командором на упоминаемой бот /л. 103/ командиром лейтенант Дмитрий Лаптев 3, також и вместо умерших служителей и на смену тем, кои, хотя и живы, а цынготною болезнию обдержимы, определено 52 человека, и при том отправлении в данной ему лейтенанту Лаптеву от капитана командора маия от 29 числа инструкции в 5-м пункте написано, чтоб он, Лаптев, описал острова, лежащия против Колымского устья, и для того отправлены с ним, Лаптевым, бывалыя по их обыкновению в тамошних местах из якуцких служилых людей 2 человека, а иного обстоятелного известия об оных островах не сыскано. И отправися оной лейтенант Лаптев и с командою из Якуцка маия 30 дня 726 году, о котором отправлении и об умерших служителех от капитана командора прошлого ж 736 году апреля 17 дня в адмиралтейскую колегию репортовано. А вышереченной лейтенант Лаптев прибыл к устью реки Лены в Савастьянову губу с командою июня 25 числа благополучно, в которой губе тогда еще стоял /л. 103 об./ лед; того ради оной лейтенант Лаптев к речке Караулахе, где стоял бот, пошел пеш, где и продолжал время за препятствием лдов июля до 29 числа; а того числа вышел з ботом на море, и дошли до ширины 73 градусов 16 минут. А далее за препятствием великих и густых лдов следовать было неможно и для того августа 14 числа возвратился в реку Лену и зимовали; а в 737 году августа 16 числа отправился он, Лаптев, из Якуцка з журналом и картою в Санкт Питербурх в адмиралтейскую колегию 4.

А дубель шлюпки командир лейтенант Василей Прончищев прибыл в Ленское устье августа 7 числа того же 735 году и, дождався благополучного ветра, того ж августа 13 числа следовал в путь свой к западу и шел морем между нордом и вестом около 200 миль италианских даже до ширины 73 градусов и 40 минут, а плавание имел до оной ширины [167] между лдов, и оттуда следовал меж зюйдом и вестом около 100 миль италианских /л. 104/ и того ж августа 25 числа приплыл к реке, называемой Аленек, благополучно, которой реки устья лежит в ширине 72 градусов и 30 минут и сентября 1 числа, по сысканию форватера оной реки, в устья вошел, понеже за поздым, де времянем и от великих морозов далее следовать неможно, и в той реке зимовал. А к 736 году августа 3 числа следовали они от устья реки Аленика к западу до реки Анаборы и во оную реку Анабору заходили, которая в ширине 73 градусов и одной минуты, и стояли 7 дней к 10 числа августа пошли от оной Анаборы реки к западу ж к реке Хатонге и следовали между лдамп с великою опасностию и пришли оной реки в устье, которое лежит в ширине 74 градусах и в 9 минутах, и от той реки Хатонги следовали около западного берега меж великими лдами и августа 18 числа прибыли к реке Таймуре и от оной реки подошли великия острова, меж которыми островами и берегом великой стоит лед и к тем /л. 104 об./ островам и подле берегу проходу никакова не нашли, а видели ли на тех островах лес и людей, о том в том репорте не показано. И от той реки следовали подле лдов в море и увидели впереди себя и по обе стороны лды великия, стоячия, а в море видимы были носячия лды и так часто, что не токмо дубель шлюпке и ни лотке пройтить невозможно, а берег остался далеко, а были в ширине 77 градусов в 25 минутах и за оным препятствием лейтенант Прончищев, учиня консилиум, возвратился и едва могли дойтить до прежняго своего зимовья до реки Аленика и прибыли августа 29 числа. А кроме того места удобного к зимовью не нашли, и того же числа помянутой лейтенант Прончищев волею божию умре, чего ради о помянутом вояже предложено от капитана командора в адмиралтейскую колегию репортом апреля 27 дня 737 году, коим требовало указу, посылать ли оную дубель шлюпку еще на море или более не следовать, а журнал и карта об оном вояже посланы во оную ж колегию с вышереченным лейтенантом /л. 105/ Дмитреем Лаптевым, а рудознатцов как на бот, так и на дубель шлюпку не определено: того для, ибо хотя во время проезду в 733 году чрез Екатеринбурх и определено капитаном командором обще з генералом Генингом отправить к нему капитану командору от Нерченского бергамта одного знающего, точию ко экспедиции не прислано, а от бывшаго на оной дубель шлюпке командиром лейтенанта Прончищева прислано было при репорте найденой вверху Анаборы реки девять золотников руды, которая и отослана для пробы к профессору Гмелину 5 коя оным профессором и пробована, токмо ни золота, ни серебра, ни меди из оной руды не явилось, а явилась сера горючая, о чем от него, профессора, и писмянно июля 7 дня 737 году объявлено и о том от капитана командора в адмиралтейскую колегию репортовано. А в указе вашего императорского величества из адмиралтейской колегии, писанном декабря 13 737, а полученном декабря 8 чисел 739 годов х капитану командору Берингу написано: помянутой лейтенант Дмитрий Лаптев паки в ту ж экспедицию /л. 105 об./ отправлен, тако ж и на дубель шлюпку командиром вместо умершего лейтенанта Прончищева определен лейтенант Харитон Лаптев 6 и велено им оную экспедицию, как высочайшее вашего императорского величества соизволение есть, действием паки производить с наиприлежнейшим старанием. А имянно поход морем начинать, как бы только ото лдов крайнее препятствие миновало, не упуская нимало летняго благополучного времяни, а ежели где [168] крайняя невозможность к походу постигнет, например ото лдов, в таком случае, как прежняя инструкции гласят, обжидать премены и к походу возможности, а ежели де такой способной случай придет, то без потеряния времяни во определенной вояж следовать и буде конечное препятствие постигнет в такое уже время, как по тамошнему климату зима становитца и вода мерзнет, пред тем времянем возвращатца не в прежния далныя места, но искать способу, где б ближе зимовать можно было, дабы далным назад возвращением в действии той экспедиции медления /л. 106/ не иметь и времяни не потерять и по усмотрению где б оп способности и безопасности ближе зимовать и приводить те экспедиции во окончание в другое или в третье лето, а буде ж какая невозможность и в третье лето во окончание привесть не допустит, то и в четвертое лето и всемерно чтоб та экспедиция во окончание приведена была. И по тому вашего императорского величества указу вышереченныя лейтенанты Дмитрей Лаптев и Харитон Лаптев, маия 25 739 году в Якуцк прибыли, а из Якуцка Дмитрий Лаптев июня 5, а Харитон Лаптев 7 чисел того ж 739 году к Северному морю Леною рекою отправились, а прошлого 740 году апреля 2 дня получен от помянутого лейтенанта Дмитрия Лаптева репорт, которым объявляет прошедшего де июля 29 дня 739 году по многим ото лдов препятствиям и возвращением з ботом от Быковского мыса, лежащаго при реке Лене, вышел на море и 30 числа пришел к неломаному лду и по учиненной описи взял намерение итти заберегою, и подле неломаного лда, пришли к земле, лежащей /л. 106 об./ к югу и того ж числа на вечер зделался от стороны зюид вестовой шторм и едва де не разтерло их ко лду лежащем от них ванлее, но пременою де ветра от того бедствия спаслись. А 31 числа июля приближались к устью реки Амолоевой и за жестокостью ветра лежали на якоре августа по 4 число, а оное число пошли подле берега в северу и на вечер пришли к мысу Борхоу в ширине 71 градуса 58 минут, у которого лед стоит поломанной; как положение земли, так и оной простирался в растоянии от земли в полуторех милях немецких. А к самому де мысу забереги менше, которыми они шли; потом де и не стало забереги, чего ради легли на якорь, и зюйд вестовым ветром от стоячего лда отламывая нанесло на них много лда, которыми прижало к самой земле, а на якорь лечь неможно за теми носячими лдами и, за одну стоячею на восми футах на мели лдину закрепясь, пробавились до полудни 5 часа и тем же де ветром зделало заберегу и 5 числа пошли в путь их, и от того де мыса протягивается коса в море больше 4-х миль немецких и вся навалена лдами, которую обходя чаяли, что оную косу обходили, зашли в ускую меж неломаных лдов прогалину и от стороны южной /л. 107/ тех лдов чает носячие, а к северу де недвижимы стоят, и поворотяоь, назад пошли к Борхоу, но ветер окрепчал, и те носячие лды нанесло к стоячему в 1/4 мили и как де они в канале стали и подошли к неширокому месту тех южных лдов и, всех людей з боту выслав на лед, розломали и ботом на парусах вломились во оные лды и вышли к южному берегу на свободную воду, а 10 числа того ж августа пришли к реке Яне, где северным ветром к берегам Яны, сколко видно было воды на море, всю тем лдом покрыло и высокие стены их натерло и ежели б де они не перешли от приглубокого берега на отмелой, то б их тем лдом и разтерло и до 13 числа пробавлялись, переходя с одного на другое место, крепясь за лдины стоячие на мели, а оное число пошли паки в путь, и, пришед к Чуркиной земле, лежали на якоре и ото лдов и шторму в великом страхе были [169] и в безпокойстве. А 14 с полудня на 15 число обошли Святой нос, лежащей в ширине 72° 47", у которого от самого берега лед стоит неломаной, глаткой и здоровой как среди зимней, разстоянием з полмили немецкой, да при том и ломаного много и меж камнем и лдом невеликая заберега, где они проходили и прошед /л. 107 об./ самой Святой нос берег протягался прямо к востоку самой ниской и отмелой местами в 2-х и в 3-х милях немецких от земли, а глубина от 10 до 8 фут воды, и берега не видеть, и шли они, держась оного, и 20 числа выслали вожа с якутами для искания устья реки Индигирки и чтоб зделали им знак, а 11 числа пришли на пресную воду, и послали на шлюпке для осмотру устья.

И того ж числа в ночи зделался ветр крепко от земли и потом шторм и разлучило их с шлюпкою и потом, оной сыскать не могли и берегов за отмелми не видали, а ветром восточным многое множество лдов нанесло, в которых днем с нуждою на парусах пробавлялись, а ночью поднимали и опущали якорь, и всеми людми шестами отпихивая лды, спасались и подались еще к зюйдосту около шести миль немецких, а 29 числа августа паки на пресную воду пришли и узнали, что надобно быть в том месте некоторой болшей реке и искали ботом входу, ибо де у них никакова судна малова не было и приходили на 6 1/2 фут. И того ж числа после полудня меж /л. 108/ старых лдов носячих по всему морю замерзло, в которых ходя на парусах форшътевен ботовой и нашивные доски как пилою протерло и, закрепись за лдину старую, стоящую на мели, стали начевать. И того ж августа 30 числа оттеплело, и ветром новой лед розломало, и для сыскания входа в устье послан был штюрман Щербинин на лотке, которых зделали па боту две из бочеш-яых обручей, обтянув смоленою парусиною. И оной Щербипин, чрез три часа возвратись, репортовал, что способного входу в устья не сыскал и земли не видал, а доезжал до полутора фут глубины. И того же числа он обратно послан к берегу, чтобы, вышед на землю и подле земли, искал устья и жилых мест и чтоб им ко входу учинили помощь. И оной де штурман той же ночи с нуждою до берегу добился, разламывая новыя лды, а ночью от берегу болше лды укрепились и нему, Лаптеву, оной Щербинин - не возвратился, а сентября на 1 число ночью все море к старым лдам, которых носячих и. стоячих множество было, совершенно замерзло. А с 4 числа на 5 ветром вестовым воду высоко взвело и старые лдины, стоячие на мели, и новой поднело и от зюйд веста штормом со всеми теми л дами от земли понесло их в, море и около 15 часов несло и вынесло на глубину 5 сажень, а от прежняго места /л. 108 об./ около 40 верст отнесло. Потом ветр стал потише и переменился меж норда и веста и помалу приближило с теми лдами к южному берегу, и носило до 7 числа сентября, а 7 числа остановило, чрез которое де время спасение их весма де было отчаянно, да и в дровах и в воде нужду имели. А 10 числа сыскали посланными з боту третье Индигирское устье, которое х Ковыме лежащее в ширину 72 градусах 2 минутах разность длины от Быковского мыса 22 градуса 58 минут, от которого их поставило в двух немецких милях. И того ж числа и 11 сентября правиант и всякия тягости людми по лду на нартах на берег возили и, сыскав на промысле новокрещеного коряка, который им объявил, что вверху де по оной реке в полуторах стах верст жила, 5 зимовей, русские и разных родов новокрещеные и якуты, от которых людей получил он, Лаптев, в перевоске с судна на берег правианта и протчих припасов немалую помощь, а он де [170] Лаптев, со всей командой и опасными вещами прибыл в зимовье и будут в нем зимовать, а высланные з боту служители все х команде собрались /л. 109/. Токмо де шлюпку унесло в море да из оных людей вож да салдат ознобили ноги, и оной реки Индигирки три устья им, Лаптевым, описаны и осмотрены, точию де весма мелки, а имянно Алазея берег и устье описаны и такие ж мелководные, и, кроме реки Алазея берег и устье описаны и также ж мелководные, и, кроме реки Ковымы, ботом от самова Святова носу нигде войтить неможно и берег самой отмелой и погибелной, нигде судна и малого блиско не подпускает. А на глубине лды всегда носячие и стоячие, а по берегу де у Яны и у Индигирки суда, из моря выброшеныя, и якори и снасти и поныне есть, и следовало то, что они за неимением порта пропадали, ибо от самого Святова носу до Ковымы, как выше объявлено, нигде в реку войтить неможно, и бот их стоит на море во лдах и может ли спастись. не знает, и ежели де он может спастись, то впредь будущее лето 740 году будет следовать до Ковымы и х Камчатке по силе данной ему инструкции. А ежели де бот не сохранитца, то он, Лаптев, будет следовать сухим путем до Ковымы и до Анадырского острога и о всем де вышеписанном от него, Лаптева, в адмиралтейскую /л. 109 об./ колегию обстоятельной репорт и карта морскова берегу от реки Лены до реки Алазей с нарочным послана. А где ныне оной лейтенант Лаптев обретаетца, и бот, ото лдов сохранился ль, о том от него, лейтенанта Лаптева, репортов и поныне не получено.

А вышереченный лейтенант Харитон Лаптев репортом, писанным сентября 28 дня 739, а полученным апреля 2 дня прошлого 740 годов, объявляет, июля 19 дня 739 году прибыл на устье к морю. А вышел на море июля 21 дня и отшед от берегу миль 7 галанских к весту, и начались де быть лды великия, меж которыми с великою трудностию проходили и в таком состоянии до 6 числа августа были и того ж числа. пришли в Хатонскую губу, в которой от великого ветра с моря и великих лдов едва спасались августа по 14 число, к тому ж у двух якорей у одного переломило веретено, а другова надломило по два рога. И того ж числа пошли в море, а потом де в ширине 70 градусах прижало их густым лдом к берегу восточными ветрами и чрез двои сутки едва отнесло мало /л. 110/ от берегу и пошел в путь и случилось между лдами разпихиватца шестами. И того ж августа 21 дня пришли против Таймурской губы в ширине 76 градусов и 41 минуты ко лду стоячему, который начался от самого берега и лежит от берегу чрез вест и норд и к нордосту неломаной. И того ж августа 21 дня пришел к мысу, названному от него Санкт-Фадея, от которого простираетца берег до реки Таймуры на зюйд, а в другую сторону на вест, и оттуда посылал он, Лаптев, на имеющихся при нем сабаках на нарте по лду геодезиста около берегу, которой чрез 12 часов и возвратился и объявил, что далее ему ехать неможно, понеже де подле берега, лед очень худ и множество полыней, а дале от берегу за великим туманом ехать было неможно, а путь ево был на вест, а с помянутого де мыса, когда туман подыметца, на самое малое время видим был берег и горы высокие к норд и нордвесту милях в восми галанских, которой де берег как видно, что лежит от сего берегу к норду. И того ж августа 22 дня, учиня консилиум служителми, что невидимому, далее иттить некуды, к тому же по ночам в тихих местах мерзнет и того ж августа 23 дня возвратился паки назад в ближней порт для зимовья в Хатонскую губу, а потом вошел в реку Хатонгу и августа 29 дня [171] стал в способное место /л. 110 об./ в ширине 72 градусах 56 минутах, где и зимовал. А ныне где обретаетца, о том неизвестно .

8.

Понеже ея императорское величество со всемилостивейшим намерением, дабы конечно американские, берега известны были, указала для обыскания оных отправить вас от Камчатки морем к востоку, чего ради по прибытии с порученными в команду вашу служители в Охоцкой острог, ежели тамо по определению 1731 году начаты или построены судны, то оные, освидетельствовав, буде в показанной вояж годны, то из них два судна взять, а буде не достроены достроить, а ежели ж оных незачато строить или зачаты да негодны во оной вояж, в таком случае ея императорское величество указала в Охоцке за недоволством тамо лесов не строить, а по представлению вашему, капитана командора, ради удобности рейда в реке Камчатке и при доволстве лесов построить на той /л. 111/ реке Камчатке два пакет бота, для того, ежели учинитца одному какое несчастие, то бы от другова было вспоможение и известие; буде же паче чаяния в Охоцке начато или построено одно судно и в вояж годно, то достроить и к тому и другой пакет бот построить на Камчатке. Однако ж ныне капитан Чириков представлял заполезнее оные суды или по нужде из них одно построить в Охоцке. Чего ради вам по прибытии в Охоцк, разсмотря по нынешнему времяни и по тамошнему состоянию, учинить с протчими афицеры консилиум, и где построить оные суды ко интересам ея императорского величества заспособнее потребно, в том месте оные суды, какие за лутчее к вояжу разсудятца построить и вооружить оные артилерию и в протчем исправить, как надлежит по вашему ж рассуждению.

На 8.

Прошлого 732 году маия от 15 дня в приобщенном при указе вашего императорского величества ис правительствующаго сената в 18-м пункте х капитану командору хотя и написано, как скоро Писарев и мастеровыя люди в Охоцк прибудут, то судна четыре или шесть зделать для перевозу на Камчатку купецких людей и ясашной казны, точию не токмо четыре или шесть, но и ни одного судна до 737 году осени и строить не начато, и для того в общем собрании капитан командор с капитанами Шпанберхом и Чириковым и лейтенантом Валтоном за лутчее расудили построить два пакет бота при Охоцку, которыя заложены и строить начаты того ж 737 году ноября 12 дня, а строением /л. 111/ окончались и на воду спущены в прошлом 740 году первой нюня 29, а второй июля 2 чисел.

9.

На тех судах на одном вам, /л. 111 об./ капитану командору Берингу, а на другом капитану Чирикову следовать, не разлучаясь обоим и в том следовани искать американских берегов и островов с крайнею прилежностию и старанием 7 и чинить вам, господину капитану командору, со общаго согласия с капитаном Чириковым по науке морской, к чему в совет приобщать посланного Академи наук профессора и для того сперва итти по предложению и мнению помянутого профессора и по [172] вашему общему разсуждению и когда самые американские берега там, как чаетца, найдете, то на оных побывать и розведать подлинно, какия на них народы и как то место называют и подлинно ль те берега американские и, учиня то и разведав, в верным обстоятельством поставить все на карту и потом итти для такого ж разведывания подле тех берегов, сколко время и возможность допустит по своему разсмотрению, дабы х Камчацким берегам /л. 112/ могли по тамошнему климату возвратитца во благополучное время, и в том у вас руки не связываютца, дабы оной вояж от того не учинился небезплодной как и первой, а какия о разных путях до Америки от Академи наук инструкции учинены, с тех вам сообщается при сем копия, с которой, буде о чем принадлежит, и капитану Шпанберху сообщить и, возвращаясь х Камчатке, осматривать иных новых земель или островов и содержать себя во всякой опасности, чтоб не впасть в какия руки и не показать им к себе пути, о котором они никогда не слыхали. А по возвращении х камчацким берегам о том вояже и обо всем прислать в колегию диурнал и другая доволныя ведомости и карту с нарочным афицером, которой будет в том вояже, и отправить его оттуда через почту, а самим остатца тамо и ожидать указу. /л. 112 об./.

На 9.

Прошлого 740 году ис построеных /л. 111 об./ при Охоцку двух пакет ботов один поручен в команду капитану Чирикову и на оных обоих судах пошли от Охоцка х Камчатке чрез Пенжинское море сентября 8 числа и прибыли в гавень, названную нами святых апостол Петра и Павла (которая имеется в Авачинской губе, лежащей в восточном Камчацком берегу), октября 6 числа благополучно и за поздым времянем к американским берегам не следовали и зимуем во оной гавани, а по вскрытии лда, ежели бог соблаговолит, не упустя удобного времяни, отправимся в показанной нам вояж, а что в том вояже по. силе данной капитану командору инструкции нами ко исполнению учинено будет, то по возврате из того вояжа неукоснително в адмиралтейскую колегию диурнал и карта и другия доволныя ведомости /л. 112/ с нарочным афицером чрез почту отправлены быть имеют, а с сообщенных при оном пункте учиненных от Академии наук инструкцей капитану Шпанберху списаны точныя копии и отосланы при ордере прошлого 738 году, апреля 12 дня. /л. 112 об./

10.

Ежели паче чаяния по сей инструкции за каким случаем осмотреть и описать в одно лето не допустит вам время, о том пути о всем обстоятелно репортовать, а самим, не ожидая указу, следовать и во окончание то приводить в другое лето, разве конечно усмотрено будет что за каким приключившимся препятствием дойтить будет невозможно и ненадежно, тогда учиня консилиум со обретающимися в команде вашей обер афицерами возвратица и следовать к прежнему месту, и о том против вышеписанного со обстоятельством репортовать и во всем том вояже держать диурнал по морскому регламенту, тако ж ис пеленги, где случай допустит и с описанием берегов и островов и форватера по правилам навигацких наук, чтоб из оных можно было учинить обстоятелную и верную карту. /л. 113/ [173]

На 10.

По силе оного пункта по крайней нашей возможности впредь исполнять будем. /л. 113/.

11.

Ея ж императорское величество указала ради обсервации и изыскания пути до Японии построить на Камчатке реке один бот с палубою и две дубель шлюпки о 24-х веслах каждую с палубою и, построя и вооружа, следовать в показанной вояж капитану Шпанберху. Буде же оставшей от прежней экспедиции бот найдетца в таком состояни, что на оном в вояж итти будет можно и безопасно, то вновь показанного боту не делать, токмо построить к прежнему вышепомянутые шлюпки, о чем ему, Шпанберху, в каком ту экспедицию действителном отправлении иметь, доволная /л. 113 об./ инструкция учинена и сообщается вам при сем, точию вышеименованные суды для того вояжу хотя и определено построить, однако ж учинить вам общее с ним, Шпанберхом, разсуждение так, как выше по 7-му пункту определено, и построить к тому вояжу суды, какия способнее и безопаснее быть могут, и удоволствовать ево, Шпанберха, по положенному комплекту или же вашему разсуждению служителми и в протчем во всем, что по оной инструкции подлежит, дабы ему до отправлению той экспедиции ни в чем недостатку не было. А что ему, Шпанберху /л. 114/, при отправлении ныне наперед в сибирские городы подлежит тамо до исправления во изготовлени артилерии матриалов, припасов, правиантов, лесов и протчаго и до строения судов, о том вам ныне дать со оной инструкции надлежащее ему, Шпанберху, определение и обстоятелную ведомость, как выше в 5-м пункте изъяснено; что же касается до действителного ему, Шпанберху, по той инструкции исполнения в походе и до обсервации пути к Япони, о том вам потому ж со оной инструкции ордеровать или определить писмянно ево, Шпанберха, в то время, когда тому вояжу время приспеет и когда, с помощью божиею, ис того вояжу он возвратитца, тогда вам взять /л. 114 об./ у него обо всем доволныя ведомости и карту и обстоятелной диурнал и сообща вам о своем вояже с такими ж ведомостьми отправить суда и при том послать для лутчаго уведомления кого подлежит из служителей, которые с ним будут в вояже, а буде в то время вас не будет, в таком случае велеть ему поступать по силе учиненной ему инструкции. /л. 115/.

На 11.

При отправлении из Санкт Пптербурха капитана Шпанберха наперед в сибирския городы, что надлежит до исправления во изготовлении артилери, матриалов, припасов, правиантов, лесов и протчаго и строении судов, дана ему, Шпанберху, от капитана командора Беринга прошлого 733 году февраля от 23 дня инструкция, при которой сколко на которыя суда надлежит заготовить морского правианта приобщены ведомости, в которой инструкции и выше против 5-го пункта упомянуто, а ради обсервации и изыскания пути к Япони, оным капитаном Шпанберхом заложены и строить начаты суда при Охоцку в 735 году, о чем от него, капитана, и репортом объявлено — брегантин июля 4, а дубель шлюпка октября 21 чисел, а бота с палубою вновь не строено, того ради что оставшей бот от прежней экспедиции, как от него, капитана Шпанберха, репортом, полученным сентября 11 дня [174] 736 году, /л. 113 об./ и объявлено, явился де по свидетелству его и ботоваго мастера в вояж годен. И вышеписанныя суда брегантин и дубель шлюпка строением окончались и на воду спущены в 737 году, брегантин июля 7, а дубель шлюпка — того ж июля 19 чисел и по прибытии в Охоцк капитан командор с ним, капитаном Шпанберхом, и капитаном Чириковым и лейтенантом Валтоном сентября 17 дня того ж 737 году во общем собрании имели разсуждение, хотя оные суда как по репорту ево ж, капитана Шпанберха, показано к походу и в готовности, точию за неимением надлежащаго числа морского правианта отправить ево, Шпанберха, в вояж неможно и, учиня определение, отложили оной вояж до 738 году. А после того определения усмотрено, что и кроме правианта и суда каманды его, Шпанберха, плотничною и кузнешною работами х походу еще неисправны были, чего ради для исправления тех работ по требованию ево, /л. 114/ Шпанберха, сверх обретающихся в каманде ево служителей посыланы были и ис каманды капитана камандора мастеровыя люди марта в 23 числа того 738 году далее до отбытия ево, Шпанберха, в вояж, о чем от капитала командора в адмиралтейскую колегию репортовано ноября 4 числа и чтоб ево, Шпанберха, отправить в вояж конечно весною оного 738 году. Того ради хотя при строени двух пакет ботов в мастеровых людях имелась крайняя нужда, однако ж принуждены оставить с осени 737 году, токмо столко людей, сколко можно чрез зиму имеющимся при Охоцку наличным правиантом пропитать, а досталных всех послать к Юдомскому кресту для перевоски чрез всю зиму от того креста до Урацкого плодбища экспедичного правианта нартами дабы таким способом оному отправлению учинить помощь, понеже иной к тому способности в перевоске правианта, кроме, как людми, учинить было тогда неможно и хотя и с не малым /л. 114 об./ трудом надлежащее число чрез всю зиму на ваяж оного капитана Шпанберха морского и сухопутного правианта от помянутого Юдомского креста к Урацкому плодбищу людми на нартах завезено, которой по вскрыти рек в 738 году от помянутого плодбища судами в Охоцк Ураком рекою с трудом же и с немалою опасностию от неспособного по той реке плавания в Охоцк июля 3 дня того ж 738 году приплавлен и вышереченной капитан Шпанберх надлежащим числом служителми, морским и сухопутным правиантом и протчими припасами удоволствован и того ж 738 году июня 18 числа в показанной ему вояж в трех судах из Охоцка отправлен и прибыл ис того вояжу в Охоцк в 739 году августа 29 дня и усмотрено из ево репортов, что он, капитан Шпанберх, имел две компании и с теми репортами отправлены из Охоцка бывшия в том вояже два человека салдат в адмиралтейскую колегию сентября 10 числа того ж 739 году, а журнал и карту об оном вояже помянутой капитан Шпанберх отправил от себя в адмиралтейскую колегию того ж 739 году из Якуцка; да и в кабинет /л. 115/ вашего императорского величества, какое в том вояже им, капитаном Шпанберхом, учинено исполнение прошедшаго 740 году августа от 29 дня всеподданнейше донесено и притом предложена о том вояже карта, А х капитану командору Берингу поданныя августа от 21 дня 740 году от него ж, капитана Шпанберха, компаней 738 и 739 годов дюрнал и карта, по свидетелству всех экспедичных афицеров, явились неисправны, однако ж можно по тому ево дюрналу видеть, что он около тех мест ходил как сочиненною своею картою показывает, точию со оного карты обстоятелной за неисправностию того дюрнала зделать неможно. А какая явилась в [175] юрнале и карте неисправность, о том в адмиралтейскую колегию обстоягелно репортовано, и тот дюрнал и карта разсмотрению в адмиралтейскую колегию при том же репорте посланы. /л. 115/.

12.

Понеже в Сибире прежде сего, а на Камчатке и поныне не токмо вновь приходящих в подданство, но и прежних тамошних народов княжцов, когда они ясак в казну платят, имянем ея императорскою величества жаловали и жалуют малыми подарками красными сукнами, пронисками, иглами, оловцом и иными мелочными, что при нынешнем случае так далных и важных экспедицей небезполезно чинить надлежит, а наипаче к приласканию на новых землях и на островах тутошних народов, к тому ж и чрез бывшую экспедицию известно, что камчацкой и другая народы чрез малую им дачу китайского табаку, называемого шару, многая способности были, которые издержкою других товаров за великую цену исполнить нелзя, того ради по взятой ведомости велено на такие подарки /л. 116/ надлежащие товары в Тоболске отпустить, которые вам от тамошняго губернатора, по прибытии в Тоболск, требовать и принять, и из них несколко дать тем афицерам, кои отправятца для осмотрения Северного моря, а протчее в Охоцк и на Камчатку при себе отвесть и там во время посылок морских и сухопутных, где нужда и за потребно разсудитца. давать на подарки княжцам и народу по прежним обычаям, потому что там никакия денги не ходят и в них им нужды нет, но все, что им потребно, на зверей меняют. А сколько чего отпущено и куда и в каких случаях в росходе будет, тому иметь особливыя росходныя книги и понеже такая происходящия на сухом пути росходы в содержании их как в прежней экспедиции были, до вас не касаютца, чего ради ис Таболска от тамошней губернской /л. 116 об./ канцелярии для содержания таких мелочных и правианских и других росходов — требовать одного камисара. А что принадлежит до содержания правианских и других росходов в бытность на море, те содержать в то время определенным отсюда камисарам.

На 12.

Для приласкания вновь приходящих в подданство и прежних здешних народов княжцов куплено в Санкт Питербурхе для роздачи в подарки разных цветов сукна и олова в блюдах и. в торелках, тако ж от сибирской губернской, от иркуцкой правинцыалной и от якуцкой воевоцкой канцелярей принят шар, или табак китайской, крашенина, бисер и протчая мелочь, которыя подарочныя вещи на отправленныя ис Таболска, из Якуцка в Северное море и из Охоцка суда и по разчислению, сколко на которое судно надлежит подарочных вещей, отпущено и отданы тех судов командиром и для записки тех вещей в росход даны особливыя /л. 116/ прошнурованныя книги. А затем оставшия подарочныя вещи имеются при двух пакет ботах для нашего вояжу. /л. 116 об./

13.

Покамест в вышепомянутые далные экспедиции приуготовление быть имеет, тогда для осмотру мест, которые почитай в Камчацком море, командировать особливыя одно или два судна с морскими [176] служителми и с сибирскими служилыми людми, кои те места знают, которым от Охоцка берега морския и впадающия в них реки, даже до реки Уди и ту реку Удь описать. А особливо по оной коль /л. 117/ далеко мочно быть водяному судами ходу и сколко же доволна она лесами и угодями к пашне, понеже об ней обноситца, что на строение морских судов лесу по ней доволно и земли хорошия, а от устья той реки далее до реки Тугара, на которой бывал российской Тугурской острог и от китайцов разорен и за Тугуром, буде мочно до Амурского устья, а далее хотя б и противности от кого не было не следовать, дабы не впасть у китайцов в подозрение, потому что за Тугуром до Амура и далее Корея и протчия земли — китайского владения, да против Удского устья на Шентарския пустыя острова, кои значат в карта и объявливано об них, что соболей на них доволно и хаживали на них для ловли охотники промышленники, те острова потому ж описать, а до острова болшаго, которой есть к назначен в карте против Амурского и имеетца на том жилье к тому /л. 117 об./ ничем не касатца для вышеписанного резону.

На 13.

По сему пункту для показанного осмотру и описания не посылано, а ныне при сочинении сей ведомости капитан командор Беринг объявил, что той посылки не было за неимением особливых судов, а иногда и за неспособностию служителей и за оскудением к Охоцку правианта, что удоволствовать в тот путь нечем было, понеже с великою нуждою и обретающихся при Охоцку у строения для надлежащих далных вояжев судов служителей, которых и неполное число при том /л. 117/ строении было, едва пропитать могли; а при отбытии ево капитана камандора из Охоцка на Камчатку в прошедшем 740 году августа 26 числа послан от него ордер х капитану Шпанберху, велено по оному 13 пункту, ежели между отправлением ево в ваяж столко способного времяни останетца, и тому ево ваяжу препятствия не будет, исполнение учинить ему, Шпанберху, и для того со оного 13 пункта при том ордере сообщена к нему, Шпанберху, точная копия, а сего 741 году февраля 16 дня, по общему всех экспедицких афицеров определению послан же к нему, Шпанберху, ордер, в котором написано, ежели он по тому данному ему в Охоцку от капитана командора ордеру исполнения еще не учинил, то б по оному ордеру отправил из команды своей судно и на нем афицера с таким же разсуждением, как и прежде к нему писано было, что ежели то судно ко отправлению ево в ваяж возвратитца может и препятствия ему от того не будет. А буде ж того ему, Шпанберху, конечно за отправлением в вояж учинить неможно, то велено ему отправить геодезиста из Охоцка сухим путем, чего ради от капитана командора послана тому геодезисту инструкция, по которой велено ему в том пути чинить опись берегу морскому от самого Охоцка до вышеупоминаемой реки Уди и описывать же впадающия в море реки, вымеривая глубину оных рек в устьях и тое Удь реку и угодныя по ней к пашне места и леса, можно ль в ней морским судам без опасности зимовать и протчее, о чем в той инструкции именно показано, а от устья Уди реки для такой же описи следовать ему, сколко /л. 117 об./ возможность допустит, к реке Тугуру и ежели увидит, где лежащия на море острова, которые от берегу в виду, те описать же. А буде которые от берегу в близости и можно передать на [177] лотках без опасности, то и самому ему на тех островах для лутчаго описания и обсервации побывать велено, чего ради, тако ж и для переезду чрез реки з берегу на берег и протчих неудобных мест определено ему, геодезисту, дать одну или две лотки с надлежащими припасы и по исполнении того велено ему о том о всем ево пути исправныя юрнал и карту прислал х капитану командору.

14.

Ея ж императорское величество указала в вышепомянутых всех вояжах подле новых земель и островов прилежнее осматривать удобных мест для пристаней и для прибежища во время морских штормов или лдов и какия где растут ли леса, к починке морских судов годныя, дабы /л. 118/ имея такую ведомость впредь будущее время могли морская суда в такия места для своего опасения и иных потреб заходить надежно, также где возможно и случай допустит, спуская на натуралную землю с конвоем пристойным рудознатцов, понеже к посылающемуся от Академии наук профессору присовокупить велено пробирного мастера Гардебола, которой в 1727 году в партии с капитаном Павлуцким отправлен на Камчатку, да дву или трех человек определено послать с екатеринбурских заводов, в сыскании и в пробах рудных наученых людей, с принадлежащими инструментами и велеть осматривать не найдутца ль где богатыя металы и минералы и буде есть, то брать руды зделать малыя, а потом по надежде и свидетелству смотря болшия пробы и описывать такие места особо; буде же в подвластных Росии местах такое подземное богатство откроетца, от которого по болшим пробам /л. 118 об./ прибыль покажетца, о том, не упуская вдаль, по возвращению объявлять охоцкому командиру, а в протчих местах другим командиром, а им определено на особливых судах ис посланных мастеров и с ними надлежащее число людей для охранения и работы, и инструменты, и припасы, и правиант посылать и всемерно старатца в настоящее действо производить в ползу и в прибыль интереса ея императорского величества, и исполняя то, писать в сенат и прислать пробы руд.

На 14.

О осматривании островов, лесов и удобных мест к пристаням и о протчем по силе оного пункта по всей возможности нашей старатца и исполнять будем, а для посылки на натуралную землю, хотя и велено присовокупить Академи наук к. профессору пробирного мастера Гардебола да двух или трех человек с Екатеринбурских заводов наученых людей с принадлежащими инструментами для осматривания богатых металов и минералов, точию оной мастер Гардебол отправлен /л. 118/ по некоторому важному делу в ыркуцкую правинциалную канцелярию в прошлом 740 году в феврале месяце, а во время проезду в 733 году чрез Екатеринбурх, хотя капитаном командором и учинено обще з генералом Генингом определение, чтоб отправить во экспедицию от нерчинского бергъамта для изыскания металов и минералов знающаго из мастеровых людей, точию от помянутого бергъамта не прислано, а ныне обретающейся на Камчатке адъюнкт Штеллер писмянно объявил, что он в сыскании и в пробовании металов и минералов надлежащее искуство имеет, которой для оного исполнения в наш вояж и [178] возметца, а в подвластных Росии местах, где обреталась экспедичная каманда, металов и минералов по сие время никаких не сыскано. /л. 118 об./

15.

По особливому предложению Академии наук профессора Людвиха делиль де ля Крюер, который принимает на себя все наблюдения острономическия и физическия и протчая по особливым инструкциям, в сенат поданным, определено быть с ним особым служителем, также в бытность с вами помоществовать ему /л. 119/ в советах и в протчем, что касается к ынтересу ея императорского величества, в чем по случаю вам куда позовет чего ради, вам оного в совет по сему призывать, ему ж профессору, по ево представлению, покамест по прибытии своем будете морския суда делать, тем времянем свободно в Сибири отправлять обсервации острономическия во всех тех местах, где прилично будет, и ежели где такия обсервации будет чинить в бытность вашу и протчих афицеров, в том ему помогать и потребным снабдевать.

На 15.

По сему пункту и против нижеписанных 16-го и 17-го пунктов, что касалось до исправления, то исполняли, а что впредь по оным же пунктам ко исправлению принадлежит, то со всякою возможностию исполнять будем. /л. 120/.

16.

Понеже при нынешнем случае как в приуготовлениях, так и для правления внутренного в такой далности и новом обширном месте одному тому, которой определен или по прежнему указу определитца на Камчатку, исправитца за невозможность признаваетца, того ради /л. 119 об./ ея императорское величество указала отправить в Охоцк командира, выбрав здесь достойного, и подчинить тому охоцкому командиру Камчатку и все тамошния поморския места, потому что поныне все состоит в ведомстве одного якуцкого воеводы, у которого и бес того доволно в ведомстве останетца, как явствует в лант карте и что по прежним отпределениям велено было исполнять Писареву, а потом вам, капитану командору, касающееся до перевозу и поселения людей и до размножения хлеба, скота и ясашных и кабацких доходов и протчаго и до содержания тамошних народов и с них збору ясашного в порятке для того, что вы с протчими будете действителны в одном мореплавани, а до Камчатки и Охоцка и приуготовления всяких потребностей по отбытии вашем в порте и ко управлению тамошняго народа свободного времяни не останетца, сверх же того ежели какой нужной случай позовет в мореплавани, то морским надежда быть может на охоцкого командира, которой как людми, так и протчим помогать будет. Чего ради во всем, что ко отправлению порученной вам экспедиции надлежит в бытность тамо ко удоволствию оной иметь сношение /л. 120/ и требовать всего, как по сему положено, от охоцкого командира, о чем. ему дана будет ис правителствующего сената полная инструкция. [179]

17.

Хотя о действнтелном оной экспедиции отправлении в доволном изъяснении обо всем до исполнения вам подлежащим сия инструкция определяетца, однакож при сем ис подлинного ея императорского величества имянного указу, каков ис правителствующего сената в адмиралтейств колегию прислан для известия, сообщается копия, по которому следуя сей инструкции исполнять непременно.

18.

Что же принадлежит до известия от вас о той экспедиции, в том вам поступать по нижеписанному о состояни порученной вам команды присылать в колегию репорты /л. 120 об./ по случаю времяни, а о протчем до исправления оной экспедиции подлежащем репортовать в адмиралтейскую ж колегию и, ежели что до нужного будет касатся, о том писать не продолжая времяни, и те репорты посылать чрез охоцкого командира и иметь сию инструкцию в секрете, а для побличного показания сообщаетца вам, тако ж капитану Шпанберху и афицеру, который пойдет из Лены в Камчатку, особыя инструкции.

На 18.

О состоянии команды и о следовании всего пути от Санкт Питер-бурха капитана командора с камандою /л. 120 об./ во экспедицию и об отправлении из Якуцка сухим путем на лошадях вьюками до Охоцка и водяным путем до Юдомского креста правианта и каким способом от того креста перевозили в Охоцк матриалы и правиант и за какими препятствиями строение подлежащих ко экспедиции нашей морския суда продолжались, о том от капитана командора в адмиралтейскую колегию репортами предложено да и сообщенным при сем на проэкт экстрактом чрез какия трудности за неспособностию пути правиант и матриалы в Охоцк перевозили всеподданнейше в кабинет вашего императорского величества донесено, а сообщенныя при оном пункте для публичного показания капитану Шпанберху и афицеру, следующему из Лены реки х Камчатки, инструкции от капитана командора в надлежащее время отданы.

19.

В протчем во всем, что до интересов ея императорского величества /л. 121/ во отправлении оной экспедиции надлежит поступать как верным, добрым ея императорского величества рабом и благоискусным морским афицером благопристойно и надлежит, за что сверх того, что в бытность во оной экспедиции определены двойными оклады, когда в том пребудете и дело свое с ползою интереса ея императорского величества скончав, возвратитеся, то еще обнадеживает ея императорское величество милостивейшим награждением; ежели ж в чем в противность ея императорского величества указов и регламентов и сей инструкции поступите, в том имеете ответствовать и содержать сию инструкцию секретно, а для публичного показания сообщается вам особая при сем инструкция. [180]

На 19.

Во отправлении порученной нам экспедиции и к приобретению ползы и интересов вашего императорского величества /л. 121/ как надлежит всеподданнейшим и верным рабом поступать и по крайней нашей возможности исполнять должны.

20.

Ежели что в государственных делах подлежать будет тайности, оного отнюдь в партикулярных писмах никому не писать /л. 121 об./ ниже к тому, от кого отправлен кроме настоящих реляцей, а ежели какое препятствие от кого в том или ином будет его делу, то писать волно куда за благо разсудит, толко упоминая о врученном ево деле генерално, отчего оному повреждение есть, также ежели случатца дела посторонние, тайне подлежащие, а в реляциях к тому, от кого отправлен, писать будет, за каким подозрением невозможно, то волно писать кому о том. поверит, а о врученном своем никак инак толко как вышеписано под жестоким наказанием по вине преступления, и сей указ посланным от тебя всякому писать в инструкциях /л. 123/.

На 20.

Сей указ отправленным с командами афицерам и всякому посылающемуся /л. 121 об./ от каманды в инструкциях для исполнения прописыван. /л. 123/

Capitain Commandeur Witus Bering.
Флота лейтенант Иван Чихачев.
Styrman Swen Waxell. Leutenants Rang of flotten.
Штурман в ранге от флота лейтенанта Михала Плаутин.
Флота мастер Сафрон Хитрово.


Комментарии

1. Лассиниус, Питер, капитан, родом датчанин, на русской службе с 1725 года, участник 1-й и 2-й экспедиций Беринга; во время 2-й умер в декабре 1735 г.

2. Прончищев, Василий, капитан-лейтенант, умер 30 августа 1736 г.

3. Лаптев, Дмитрий, лейтенант, один из видных участников 2-й Камчатской экспедиции, был назначен на место умершего Лассиниуса, работал по обследованию северных берегов Азиатского материка. Кроме тех «вояжей», о которых говорится к публикуемых документах, Дмитрий Лаптев с июня 1740 г. продолжал описание северных берегов. Он доходил морем до устья р. Колымы. Летом 1741 г. он еще раз пытался обойти морем Баранов камень, но это ему не удалось. Тем не менее он продолжал описание берегов и рек. Умер после 1762 г.

4. В декабре 1737 г. в адмиралтейской коллегии были получены и рассмотрены очередные донесения Беринга и Лаптева, касающиеся хода экспедиции по северным берегам Ледовитого океана; тогда же Беринг прислал в коллегию составленное «из дел прошлых лет, находящихся в Якутской канцелярии» «рассуждение академических профессоров Де-ля-Кройера с товарищи о том, что прежде от Лены не только до Колымы реки, но и от оной, обходя Чукотский нос. до Анадырска ход морем бывал». В полученных рапортах указывались разные «трудности» похода и даже «невозможность» морского пути у северных берегов Ледовитого океана. Коллегия не согласилась с этим и нашла, что многие «основательные обстоятельства» дают возможность на вполне благоприятное разрешение этого вопроса. Коллегия отнеслась весьма скептически к некоторым показаниям начальников отдельных экспедиций, указывала, например, что «еще непосыланный к востоку от Лены офицер по некоторым известиям» утверждал «о наибольшей трудности и невозможности найти проход в тех морях, до которых еще но доходили». Настойчиво требуя, чтобы были приняты всевозможные меры для благоприятного решения вопроса, коллегия рекомендовала по возможности ранее выходить в море, следить за состоянием льдов, не очень удаляться на зимние стоянки и т. д. Между прочим, признавая все опасности этих путешествий, коллегия все же сочла нужным сделать такое внушение: «что же касается до великих страхов в том походе, как на море ото льдов, також и по берегам от пустых и неизвестных мест, и сие правда, что не без трудностей и без страха миновать возможно», однако, как видно из исторической справки, составленной профессорами, уже с 1637 г. были совершаемы походы по северным берегам Ледовитого океана, причем эти путешествия предпринимались «незнающими навигации людьми и, почитай, погибельными (т. е. весьма опасными) судами», на которых паруса делались из оленьих кож, а доски прикреплялись ремнями, якори были деревянные «с навязанными камнями» — и все же даже при таких условиях люди ходили морем, а к современным морякам, «уже искусным в навигации и практике» к морякам, пользующимся морскими судами, которые сравнительно с вышеописанными «к мореплаванию безопасны суть» — по мнению коллегии, должны быть предъявлены другие требования. («Материалы по истории русского флота» т. VIII, стр. 286—392).

5. Гмелин, Иоганн-Георг, (старший), академик, натуралист (12 августа 1709 г. — 20 мая 1755 г.), участник, 2-й Беринговской. экспедиции, откуда он возвратился в Петербург 16 февраля 1743 г.; результатом его поездки по Сибири было 2-х томное издание «Reise curch Sibirien». В 1747 г. он выехал за границу и назад более в Петербург не возвращался.

6. Лаптев, Харитон, двоюродный брат Дмитрия Лаптева. В экспедиции Беринга он начал работать с марта 1738 г. продолжал описание северных берегов к западу от устья Лены. Кроме тех поездок, о которых говорится в публикуемом отчете Беринга, X. Лаптев в марте 1740 г. послал геодезиста Чекина описать береговую линию полуострова Таймыра. В 1740 г. он снова пытался выехать в море, но 16 августа был вынужден высадиться па берег и добираться со своей командой пешком до прошлогодней стоянки. После этого он много работал над описанием Таймырского полуострова с суши, к чему приступил с весны 1741 г.; под его наблюдением в это время работал подштурман Челюскин, добравшийся 7 мая 1742 г. до. самой северной точки Таймырского полуострова — мыса Северо-восточного (теперь мыс Челюскина). Умер 21 декабря 1763 г.

7. При отправлении Беринга в 1-го экспедицию, ему было поставлено целью, чтобы он во время своего путешествия к Америке доехал бы «до какого города или местечка европейских владений», т. е. ехать до встречи с европейцами. При отправке во 2-ю экспедицию признано было, что этого делать не следует, как в силу дальности и продолжительности в таком путешествии, которое затянулось бы на целых два года, так и особенно по дипломатическим причинам: Америка состояла «под протекцией» Испании, а «небезизвестно, что тамошние народы без позволительного от королевского величества испанского указа ни с кем коммерции не имеют». По мнению русского правительства, встреча с европейцами была более опасна, чем встреча с туземцами: «паче же состоит опасность, дабы не впасть при сильном или противном случае в какое несчастие от тамошних европейского владения мест», ибо «кто туды приходит, тех противными поставляют». Поэтому целью 2-й экспедиции и было поставлено только отыскание морских путей к американским берегам (Материалы по истории русского флота, т. VII, стр. 523-524).

Текст воспроизведен по изданию: Из истории освоения Северного морского пути. (Экспедиция Беринга 1732-1743 гг.) // Красный архив, № 5 (72). 1935

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.