Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Всепресветлейшей державнейшей великой государыне императрице Анне Иоанновне самодержице всероссийской 1.

в кабинет

всеподданнейшее доношение

(Как этот, так и последующие документы являются подлинниками, скрепленными собственноручными подписями Беринга и его ближайших помощников.— Текст подготовлен к печати А. Покровским.).

По имянному вашего императорского величества указу, присланному к капитану камандору Берингу 2 с нарочно посланным лейб-гвардии с каптенармусом Аврамом Друкортом апреля от 14 дня, а полученному в Охоцку августа против 24 числа прошедшаго 1740 году повелено, в каком состоянии ныне Камчацкая экспедиция находитца и что по данным инструкциям при оной исполнено и чего еще не исполнено, о том ему Берингу обще с капитаном Шпанберхом 3 и с протчими всеми обретающимися при той экспедиции афицерами учинить обстоятельную ведомость, и за их и всех тех афицеров руками прислать в кабинет вашего императорского величества с помянутым каптенармусом Друкортом, о чем и х капитану Шпанберху имянной же вашего императорского величества указ с тем же каптенармусом Друкортом прислан: и на оныя вашего императорского величества имянныя указы посланным в кабинет вашего императорского величества от нас, всенижайших рабов, общим с капитаном Шпанберхом доношением, того ж августа 29 дня 740 году всеподданнейше донесено, что такой ведомости о всем обстоятельно в скором времяни сочинить невозможно было, понеже к тому требовались многая справки и довольное разсмотрение, а капитан командор /л. 66 об./ Беринг с командою своею состоял тогда в Охоцку в готовности в путь до Авачинской губы, которая лежит в Камчацком восточном берегу не в ближнем от Охоцка разстоянии и на пременных румбах, а время приближилось уже к осени, и ежели б еще при Охоцку умедлить, то опасна было, чтоб в переходе от Охоцка морем до оной Авачинской губы не учинилось какого ущербу интересу вашего императорского величества по настоящей экспедиции, а ежели б при Охоцку зимовать, то в нынешнем году за препятствием лдов от Охоцка в путь до половины, а иногда и до последних чисел июня месяца следовать не можно, от чего могло б потерятца немало удобного времяни к следованию пути нашего: того ради сочинена в Охоцку ведомость, что исполнено и чего не исполнено по данным капитану Шпанберху инструкциям толко против тех пунктов, которые наиквящшему вашего императорского величества интересу лежат, и должны исполнены быть им Шпанберхом в походе морем, и о протчем, и та ведомость в кабинет вашего императорского величества при том всеподданнейшем нашем доношении с помянутым каптенармусом Друкортом послана, и при том же всеподданнейше донесено ж, что к тому в дополнение, что против всех данных ему капитану Шпанберху инструкцей исполнено, и чего не исполнено, определено сочинить ему Шпанберху ведомость от себя по силе вашего императорского величества имянного указу и отправить в кабинет вашего императорского величества с ним же с каптенармусом Друкортом немедленно, понеже он, Шпанберх, — для старания в приуготовлении надлежащаго к порученной ему экспедиции в вояж оставлен с камандою там, и велено ему для исправления того быть в Охоцку и в Якуцку, где когда способнее, а обстоятельная ведомость сочинена будет по прибытии капитана камандора на Камчатку и в кабинет вашего императорского величества отправлена быть имеет [145] отсюда сухим путем чрез Анадырской острог 4. А ныне по силе объявленных вашего императорского величества имянных указов оная обстоятельная ведомость, что по данным им, капитану командору Берингу и капитану Шпанберху, инструкциям при Камчацкой экспедиции как на сухом пути, так и на море исполнено, и чего еще не исполнено по прибыти на Камчатку нами сочинена, и при сем всеподданнейшем /л. 67/ нашем доношении за руками нашими, всенижайших рабов, имеющихся ныне при Камчатке, в кабинет вашего императорского величества отправлена с нарочно посланным Адмиралтейского баталиона каптенармусом Семеном Филиповым от здешней гавани до Болшарецкого острога сухим путем, а оттуды до Охоцка отправитца чрез Пенжинское море 5 на судне, а из Охоцка в Санкт-Питербурх надлежащим трактом, которому велено ехать со всякою скоростию, а что оная ведомость до сего здесь умедлена и сухим путем чрез Анадырской острог не отправлена была, о том вашему императорскому величеству всеподданнейше доносим, понеже отправились мы из Охоцка, прошедшаго 740 году сентября 8, а пришли в здешную гавень октября 6 чисел, точию и по прибытии сюда вскоре с писмянными делами для сочинения ведомости за неимением здесь хоромного строения разобратца и разсматривать обстоятельно дел негде было, понеже хоромы еще недостроены были; к тому ж наипаче хотя по исправлении того оная ведомость уже и сочинена была, точию сухим путем послать вящшее воспоследствовало препятствие, понеже еще в генваре и в феврале месяцах сего 741 году получили мы известии, что ясашныя камчадалы, которые живут на реках, впадающих в Пенжинское море Утколоки да Подкагирной, где путь лежит к Анадырскому острогу и к Якуцку, забунтовали и подданных вашего императорского величества 12 человек убили до смерти 6, и затем сухим путем отправить опасно было, дабы те бунтовщики и посланным от нас с ведомостью не учинили также смертного убивства, как и протчим едущим чрез их места, а ведомость не утратилась бы безызвестно, и для того принуждены были ожидать надлежащаго времяни к морскому пути для отправления в Охоцк на судне морем; и того ради оная ведомость до сего здесь и удержана была, а как с помянутыми бунтовщиками и убицами от нас поступать определено, о том во оной ведомости на данную капитану командору Берингу ис правителствующаго сената инструкцию против двадесятого /л. 67 об./ пункта всеподданнейше донесено. А мы, всенижайшия рабы, во определенной нам ваяж на море, ежели бог благоволит, отправимся из Авачинской губы на 2 пакет ботах нынешнею весною, как море ото лдов очиститца, не упуская удобного времяни, и в том вояже по силе данной из адмиралтейской колегии инструкции, по крайней нашей возможности, исполнять будем, а какое положение имеет Авачинская губа и во оной названная нами гавень святых апостол Петра и Павла, тому при сем всеподданнейше предлагаем две карты 7.

Вашего императорского величества всенижайшия рабы:

Capitain Commandeur Witus Bering.
От флота капитан Алексей Чириков 8.
Флота лейтенант Иван Чихачев 9.
Styrman Swen Waxell Leutenants Rang of Flotten.
Штурман в ранге от флота лейтенанта Михала Плаутин.
Флота мастер Сафрон Хитрово.

Гавонь святых апостол Петра и Павла. Апреля 18 дня 1741 году /л. 68/. [146]

Ведомость обстоятельная, учиненная против данных капитану командору Берингу и капитану Шпанберху инструкцей, что по оным при Камчатской экспедиции, как на сухом пути, так и на море исполнено и чего не исполнено.

(В подлиннике ответы приведены против каждого вопроса. Каждый ответ скреплен собственноручной подписью: «Флота мастер Сафрон Хитрово»; причем эта подпись разделена на отдельные слоги, как это практиковалось при подписании документов XVIII и первой половины XIX в.)

В данной из правителствующаго сената капитану командору Берингу марта 16 дня 1733 году инструкции написано:

1.

Весьма нужно быть частой пересылке писем и репортов от тебя и протчих отправляющихся в разныя экспедиции команд. А как известно, что не токмо за Тоболским, но и до Тоболска отсюда установичной почты нет, и затем в пути долго мешкают, а с нарочными всегда посылать-то убыток казенной произойдет, а при бытности в Сибире думного дьяка Андрея Вениуса 10 было учреждение ординарной почты до Таболска /л. 68/, того ради велено сибирскому, снесшись с ямским приказом, также и сибирскому губернатору учредить от Москвы до Таболска почту, чтоб в каждой месяц дважды чрез ту почту писма отправляемы были, а как оная учредитца и в которыя дни отпуск ис Таболска будет, о том тебе потребовать известия от сибирского губернатора. /л. 69/

Что по оной инструкции исполнено и чего не исполнено.

Ha 1

( В подлиннике ответы приведены против каждого вопроса. Каждый ответ скреплен собственноручной подписью: «Флота мастер Сафрон Хитрово»; причем эта подпись разделена на отдельные слоги, как это практиковалось при подписании документов XVIII и первой половины XIX в.).

В 734 году генваря 11 числа сибирская губернская канцелярия, по сообщению от капитана командора Беринга с пунктов из инструкции правителствующаго сената о учреждении почт копей, к нему Берингу в бытность его в Таболску ответствовала промемориею: что по приговору де в той губернской канцелярии того ж генваря 8 числа и по общему с ним, Берингом, согласию велено по разписанию учреждения почты в ямской канцелярии присланному из сибирского приказу и по определению бывшаго губернатора тайного действителного /л. 68 об./ советника и ковалера князя Черкаского до правинцыи Соликамской почтовыя станы поставить немедленно в тех же местах и по толикому ж числу лошадей, как определено было: и отправлять по силе того неотменно: и о том де к таболским ямским выборным и в Тюмень, в Туринск, в Верхотурье к воеводам и управителем и к ямским старостам указы. А о учреждении де почты ж от Москвы до Сибирской губернии в немедленном времяни по разписанию ямского приказу, которое получено в Таболску декабря 7 дня 1731 году, и чтоб оная почта доходила по назначению дней и часов, как учреждено в том ямском приказе промемории в ямской приказ, в Казанскую и в Нижегородскую губерни и к Соликамской и в Вятскую правинции; и при тех промемориях с указов вашего императорского величества и с пунктов из данной ис правительствующаго сената капитану командору Берингу инструкции о учреждени той почты копии из сибирской губернской канцелярии посланы будут /л. 69/. А учреждена ль почта от Москвы до Таболска и в которыя дни из Таболска отпускается и в указныя дни и часы доходит ли, о том при экспедиции неизвестно, понеже после того от оной губернской канцелярии х капитану командору Берингу сообщения о том не имеется. [147]

2.

С ним же губернатором, будучи тебе в Таболску, зделать определение: дабы за Таболским до Енисейска и до Якуцка по однова в месяц почта отпускалась и как ис Таболска отправитесь в Якуцк, то дорогою велеть росписать и назначить станы, от которого до которого места возить летом и зимою. А от Якуцка до Охоцка и до Камчатки хотя б в два месяца однажды посылки были, а каким образом о том в Якуцке с тамошними командирами с совету учинить /л. 69 об./, дабы чрез те учреждении из Камчатки и Охоцка могли всякия ведомости в Таболск и в Москву и паки туда без остановки ходить. А понеже вы в Камчатке уже были, и путь до Камчатки вам сведом, то губернатору таболскому и в Якуцке воеводе дать вам свое разсуждение, изыскивая безубыточных и нетрудных способов, дабы где пустыя и нежилыя места, в таких местах ныне нарочно станов не учреждать и людей и лошадей не держать, но перевоз почты, сколько мочно, чрез тое пустоту от жилого до жилого места иметь, а впредь велено губернатору с товарищи самим сискивать способов, дабы на болшой дороге, где нужно быть станам, охотники поселились, и в том им вспоможение чинить пристойными /л. 70/ уволнении по разсмотрению губернаторскому, а в каких местах и с каким увольнением селитца будут, о том особливо в сенат писать. /л. 73/

На 2.

В бытность капитана командора Беринга в Таболску ж в 734 году генваря 8 дня сибирская губернская канцелярия, по общему ж с ним, Бгрингом, согласию, определение о почте учинила, и станы от Таболска до Тары, от Тары до Томска, от Томска до Енисейска, от Енисейска до Илимска, от Илимска до Иркуцка, от Иркуцка до границы Китайского государства росписаны с прописанием, сколко от которого до которого места расстоянием верст и во сколко дней и часов доходить назначено, и посколку на котором стану лошадей содержать и какими людми показано. Тако ж росписаны почтовыя станы /л. 69 об./ от Илимска до Якуцка и от Якуцка до Охоцка и показано разстояние верст и назначены ж дни и часы и посколку лошадей и какими людми те станы содержать.

И вышеписанному росписанию сибирская губернская канцелярия сообщила х капитану командору Берингу при промемории ведение, и требовала от него, Беринга, чтоб почтовыя станы освидетелствать и назначить, от которого до которого места возить летом и зимою по однова в месяц от Таболска до Якуцка, а от Якуцка до Охоцка в два месяца, также, чтоб ему, Берингу, в Якуцке с тамошними командирами с совету учинить, дабы чрез те учреждении ис Камчатки и из Охоцка могли всякия ведомости в Таболск и в Москву и паки туды без остановки ходить, и по разсуждению ево изыскать к тому безубыточныя и нетрудныя способы, дабы где пустыя и нежилыя места как удобнее оную почту содержать, и впредь в которых местах и какими людми оныя места обселить, объявила, что о том же де /л. 70/ и в городы куда надлежало указы посланы будут немедленно. И по тому требованию в том 734 году генваря 24 дня по ордеру от него, Беринга, послан был ис Таболска лейтенант Плаутин. Велено ему следовать от Таболска чрез Тару, Томск и Енисейск до Илимска, и от Илимска до Ускутской слободы, и оною дорогою изыскивать безубыточныя и нетрудныя способы, дабы где пустыя и нежилыя места, как удобно почту содержать и впредь в которых местах и какими людми оныя места обселить, и по силе присланного из сибирской губернской канцелярии о росписани тех [148] почтовых станов ведения (с которого при том ордере сообщена к нему, Плаутину, копия) в удобных ли местах те станы показаны, и много ли в тех местах найдетца жилых дворов; и в летнее время от которого до которого места водою или сухим путем будет ходить почта, описывать подлинно и по исполнени ево, Беринга, репортовать обстоятелно /л. 70 об./. По которому ордеру он лейтенант Плаутин исполнение учинил и о учреждении по ево признанию почтовых станов прислал х капитану командору экстракт, которой тако ж при том особливо о пути от Красноярска к Ыркуцку, которым следовал и осматривал капитан командор в каких местах лутче, по ево мнению, надлежит поселить и почтовыя станы учредить и кем содержать, известие послано от него, Беринга, в помянутую сибирскую губернскую канцелярию в том же 734 году июля 20 числа, токмо учреждены ль те почтовыя станы и во всех ли местах, и люди и лошади на них определены ль, о том из сибирской губернской канцелярии х капитану командору не сообщено ж.

А о учреждении от Якуцка вверх Лены реки до Илимского дистрикта, 11 а имянно до Алекминского острога и от того /л. 71/ острога до Витимской слободы, которыя места состоят в ведомстве якуцкой воеводской канцелярии, и от Якуцка ж до Охоцка почтовых станов и о уселении на них людей и лошадей писано от капитана командора Беринга в тое якуцкую воеводскую канцелярию в 734 и в 735 годех; тако ж и от него, Беринга, посылан был дорогу от Якуцка до Витиму осматривать и описывать, где пристойно станциям быть и какими людми содержать надлежит, геодезист Дмитрей Баскаков, которой ездил и осматривал, и где и какими людми содержать, о том сообщил регестр, с которого и в тое якуцкую канцелярию сообщена ж копия, на что от оной канцелярии ответствием показано, — что те станции учреждены, а имянно в 735 году от Витимской слободы до Якуцка, — а в 736 году от Якуцка до Охоцка, и на оныя определены ясашныя якуты с лошадми; точию, как капитан командор /л. 71 об./ Беринг, так и протчия обретающияся во экспедиции обер афицеры ехали из Якуцка в Охоцк сухим путем в 737 году, тогда на многих станциях якутов уже не было, а сказывали якуты ж, что они разбежались, и о присылке для поселения якутов на почты писано в якуцкую воеводскую канцелярию от бывшаго охоцкого командира Писарева 12, токмо не поселены.

А от Якуцка ж до Камчатки учреждение почтовых станов по присланному указу из сибирской губернской канцелярии к помянутому Писареву положено на него, о чем он ведением х капитану командору в 734 году октября 25 дня сообщил и объявил, что тое почту и учредить он определил, — токмо и поныне не учреждена, да и невозможно, чего ради капитан командор Беринг с якуцкими командирами о том и не советовал, для /л. 72/ того понеже он капитан командор по прибытии в Якуцк еще в 734 году уведомился по сообщению того ж охоцкого командира Писарева, да по доношению Анадырского острога ясачных юкагирей, что тот Анадырской острог, чрез который от Якуцка х Камчатке путь лежит, в опасности состоит, ибо в 733 году в небытность там маэора Павлуцкого, которой отправлен был в те места для усмирения и привождения в подданство вашему императорскому величеству немирных чюкочь, когда он, Павлуцкой, отъезжал в Якуцк, приходили к тому Анадырскому острогу те немпрныя чюкчи и против того острогу несколко аленей взяли и пастухов побили, а жен их и детей в полон побрали и несколко ясашных коряк да служилых людей двенатцать человек побили, и великое от них нападение всегда претерпевают, к тому ж алюторския ясашныя мужики изменили и острог тот отбили и казаков тамошних побили 13 и хотя /л. 72 об./ оной острог от дороги, где путь лежит х Камчатке, и не во [149] близости, токмо и от них имеетца опасность же, понеже они там повремяни везде ходят и на дорогу приходят, ища где что урвать можно. Да и после того в бытность капитана командора Беринга в Охоцку в 739 году, по сообщению ж от Писарева, слух был чрез Тауиских ясашных коряк, что и в 738 году осенним времянем Анадырской острог они ж немирныя чюкчи обсадили, и, ежели б по той дороге учредить почтовыя станции, то б определенныя на них люди от тех немирных чюкочь напрасною смертию погибали, а посыланныя чрез тое почту писма безизвестно пропадали, понеже путь от Якуцка до Камчатки далной и места, кроме стоящих по тому пути осьми острогов и зимовей, все пустыя и от чюкчь около Анадырского острога и поныне опасныя. А на станциях надлежало б поселить ясашных иноземцов не более как по два или и много что по четыре человека на каждой, а те немирныя чюкчи не толко в пустоте и такому малому числу /л. 73/ двум или четырем человеком разорение или убивство учинить могут, но и к острогу, где бывает и людство, приступают и многое разорение чинят. Да и бес такого опасения тамощними ясашными иноземцами содержать почту в таких отдаленных и пустых местах ненадежно, понеже они иноземцы кочевныя и на одном месте долго без побегу не уживутца, и затем от Якуцка до Камчатки почтовых станцей и ныне учредить невозможно, а когда случается от Якуцка в Анадырской острог или на Камчатку послать кого и времянно на проезд, и те проезжают с великим страхом и с канвоем, которых оберегая провозят ясашныя иноземцы разными путями.

3.

Чтоб по всем тем станам губернатор с товарищи определили дни и часы по возможности во сколко от места до места перевозить и роздать /л. 73 об./ на каждой стан билеты и потому во весь путь от города до города и даже до самой Москвы время исчислить и так всегда отправлять не токмо из экспедицей, но и из городов всякия ведомости и репорты, а нарочных кроме необходимых нужд не посылать, дабы напрасного в людех росходу и излишней дачи прогонов не было, а когда и нарочныя с нужными делами на почте посланы будут, тем ехать по тем же станам. /л. 74. об./

На 3.

По вышеписанным станам (кроме от Таболска до Москвы) дни и часы во сколко от места до места перевозить определены, и время от города до города от Таболска до Китайской границы и до Охоцка исчислено, о чем во втором пункте предложено, а билеты /л. 73 об./ на каждой станец розданы ль и из городов всякия ведомости и репорты потому ль всегда отправляютца, как определено, о том при экспедиции неизвестно, а от капитана командора Беринга писма по экспедиции отправлялись с прилучившимися ездоками и чрез канцелярии, а иногда с нарочными посылщиками до Таболска и до Иркуцка, а иныя толко до Илимска и из Охоцка до Якуцка, понеже попутчики невсегда случались быть, а о самых нужных делах и прямо до Санкт-Пптербурха нарочныя посылались з дачею под них подвод с прогонными и поверстными денгами токмо из Охоцка зимним времянем до Майской пристани посылались пешком, на нартах, а оттуда до Якуцка на подводах, за которыя плачены поверстныя ж денги, понеже на Майской пристани живут переведенцы, а летом на лошадях (которые присыланы были из Якуцка к перевоске правианта, и отпусканы были попрежнему [150] в Якуцк) до Юдомского креста, а от креста до Якуцка водяным путем на лотках, понеже от Охоцка до Майской /л. 74/ пристани никаких подвод не имеетца. А понеже хотя x капитану командору Берингу сообщения о том, везде ль по расписанию почта учреждена, ниоткуда и не имеетца, однакож признавается ис присланных к нему из Санкт-Питербурха указов, а ис Таболска и из других городов промеморей, что знатно еще не везде, так учреждена и порядочно содержитца, как определено, или за трудными путями и за пустотою в назначенное время от места до места переезжать неможно, потому что те указы и промемории не в такое скорое время к нему доходят, в какое по росписанию доходить показано, да и от Якуцка, хотя вверх по Лене реке до Илимского дистрикта почтовыя станы и учреждены и на них якуты с лошадми поселены, точию в перевозе от места до места и в отдаче писем поселщикам якутам из рук в руки надеятца на них и в том им поверить, без прилучившихся верных ездоков, кои присыланы бывали в Якуцк с указами и с промемориями, или ежели таких не случитца, то безнарочно посланных отдавать тем якутам и с ними посылать опасно было, чтоб не утратились, понеже места пустыя и до жилых руских деревень разстояние далное, а писма по экспедиции нужные: и ежели б одна посылка писем на тех почтах утратилас, то б за неизвестием о том при экспедиции /л. 74 об./ и за неполучением оных в надлежащих местах могло б во уведомлении и во исполнении надлежащаго и во отправлении потребного во экспедицию немалое воспоследовать препятствие и остановка: и для того от него капитана командора репорты и промемории и протчия по экспедиции писма посыланы были из Якуцка хотя чрез те ж якуцкия станции, токмо с нарочными, а иногда с прилучившимися посылщиками, как выше предложено.

4.

Чтоб за перевоз той почты, где есть ямы, 14 — ямщикам, а где ямов нет, — уездным людем, кто выбраны будут к вожению той почты, а в далных и нежилых местах ясашным иноземцам, или служилым людем, потому ж нарочно определенным по разстоянию пути назначить прогонныя и поверстныя денги, а ясашником, где денги не ходят и приятнее им товары, то товарами по указом /л. 75/ и по прошествии года развозить по всем станам и отдавать самим тем, кто возить будет, в руки с росписками, дабы для челобитья о выдачах в городы не ездили, о чем сибирскому приказу и губернатору в указех написано имянно.

На 4.

За перевоз почты ямщикам и уездным людем прогонныя и поверстныя денги, а ясашным иноземцам вместо денег товарами плата по разстоянию пути назначена ль и те прогонныя и поверстныя денги и товары в городех от канцелярей по прошествии ль года и по станам ли развозят и самим ли тем, кто возит, по рукам роздают, да и почта везде ль установлена, о том при экспедиции неизвестно, а которые от капитана командора /л. 75/ Беринга с какими экспедичными писмами или за какими делами куда посылаютца, выдаютца прогонные и поверстныя денги от экспедиции и от Якуцкой канцелярии тем же посылаемым в руки для роздачи в проезде их подводчиком, которые и роздают с росписками разве, где росписатся некому, то без росписки. [151]

5.

А понеже при Виниусе за перевоз почты положена была плата с купецких писем, что и ныне надлежит губернатору на возврат роздаваемых прогонных и поверстных денег по разсмотрению и с вашего общаго согласия, с весу золотника определить и собирать те денги в казну, записывая в особливыя книги. Того ради как тебе, так и всем будучим в команде твоей посылать токмо свои писма без платежа /л. 75 об./ денег, а у посторонних купецких и иных чинов людей партикулярных писем под свои коверты или в пакеты отнюдь не вкладывать и не провозить под опасением суда, а чтоб полза и возврат тех денег был не токмо от Камчатки и Якуцка, но и от Китайской границы, где купечество немалое обращается, то особливо губернатору в указе писано: о учреждении почты до Иркуцка, Селенгинска и Нерчинска и новых пограничных купецких слобод.

На 5.

С купецких и с протчих писем с посылаемых на почте по чему от которого до которого города при взятье тех писем брать с каждого золотника, о том в сибирской губернской канцелярии по общему ж с капитаном командором Берингом согласию определение учинено в 734 году генваря 8 числа, токмо посылаютца ль такия на почте писма и указныя денги с весу берутца ль, о том при экспедиции известия не имеется ж.

6.

Для сыскания ближайшаго пути х Камчатскому морю, не заходя в Якутск, по всемилостивейшему ея императорского величества указу, состоявшемуся прошедшаго декабря 28 дня по 12 пункту, чтоб /л. 76/ командрованы были геодезисты два человека с тамошними сибирскими знающими людми, о том тебе предложить сибирскому губернатору с товарищи потому, что там в губерни обретается геодезистов четыре человека, а как им в сыскании и во описывании мест поступать, о том дать инструкцию обще со отправленными из Академии наук профессорами, и что они учинят, с тем приехать в Охоцк к отправленным профессором.

На 6.

Для сыскания оного ближайшаго х Камчацкому морю пути геодезисты два человека из обретающихся в Сибире Петр Скобелцын, Василей Шатилов отправлены были от капитана командора Беринга дважды, токмо в обоих тех посылках того пути не окончали: а имянно посылаы были перво в 734 году августа 10 числа из Ыркуцка чрез Нерчинск с Нерчинскими /л. 76/ служилыми людми и с толмачем и с вожами и со удоволствием подводами, какие по тамошнему пути подлежат, и протчим, и какое исполнение им в том пути чинить надлежало, о том дана им от него, Беринга, и от профессоров общая инструкция. И оные геодезисты, дошед до речки Болшой Еловой, остановились апреля 7 числа 736 году и оттуда прибыли в Якуцк х капитану командору июня 3 числа, а репортом объявили, что определенной де им путь не окончав оставили они затем, что бывшия в команде их служилыя люди и вожи и толмач многая им в том пути чинили препятствии, а потом де явились ослушны и разбежались, едва не все, толко осталось при них пять человек служилых, да один вож; и с таким де малолюдством [152] дале итить им стало неможно, опасаясь иноземцов, к томуж и знающаго тамошних народов язык никого не осталось; и в том же году августа 13 числа они, геодезисты, паки посланы были из Якуцка в Ыркуцк для отправления их откуда в надлежащей путь х Камчацкому морю чрез Нерчинск же и даны им были нерчинския ж служилыя люди и толмачи и вожи, и для удержания оных от побегов капрал и двенатцать /л. 76 об./ человек салдат и удоволствованы были подводами и протчим; но и по той вторичной посылке они, геодезисты, определенного им пути не окончали ж и возвратились с реки Зеи декабря 24 числа 737 году (Так в подлиннике.) в Нерчинск, объявляя репортом, что они тот путь принуждены оставить за неимением знающаго вожа, понеже де один, которой самохотно объявил, что он такой путь знает, от них, геодезистов, бежал, а оставите при них еще два вожа объявили ж, что далее реки Зеи вести не знают. А паче де затем, что правианта и никакого корму у салдат и у вожей и у служилых не стало, а всего де в той второй посылке ходу их было от Нерчинска до того места, от которого они с реки Зеи возвратились, тысяча триста шеснатцать верст и притом же они, геодезисты, предложили, что помянутой тракт, по их мнению, ко ближайшему пути быть негоден, понеже де много непроходимых мест и гор каменных и болот топких, что с великою нуждою переправитца можно, и каменныя розсыпи вострыя, также в корму лошадям и быкам имеется немалая нужда и ход на них самой тихой, толко верст по 8 и по 9 в день. А они за необходимою нуждою, что пристать негде, идут и болше /л. 77/. А в таком трудном пути невозможно лошадям и быкам прослужить и трех дней, а таких де вожей в Нерчинском, чтоб знали подлинно ход подле хрепта или чрезь поперешныя реки, не имеетца; и за незнанием много вожи блудят и многим рекам и речкам звания не знают, и из Нерчинска де такова пути Нерчинскими вожами окончать невозможно, для того, что ходят они хотя и далное разстояние от Нерчинска на соболиныя промыслы, токмо плавают плотами вниз по реке Амуру и выбирают себе пристойную речку, и от Амуру вверх по той речке ходят на быках дней десять, а и много, что пятнатцать и сыщут себе угодныя места и тут быков бьют на пищу. А быки де у промышленных приходят на место в полном жиру; а оной де ход промышленных к их ходу применить нелзя, понеже де они, геодезисты, идут далное разстояние и трудным путем и быки придут в безсилие и едва на себе имеют тело; а ежели де оной путь впредь, надобен, то де надлежит окончать из Удцкого острогу ясашными тунгусами, двум быть алекминским, которые кочуют по Тайде и по Силюю и в Зейскую вершину, а четырем тунгусам удским, которые кочуют /л. 77 об./ на зейския покоти на реку Чеп и на реку Хамун да Тацкой волости шесть якутов, коих вменить в число казаков, которыя ходят на соболиныя промыслы, чрез Удцкую вершину на реку Чеп и на Хамунския покоти, и надеютца де они, геодезисты, что такими иноземцами оной путь окончаетца. Токмо капитан командор Беринг по оному их предложению для сыскания ближайшаго пути х Камчацкому морю за вышепоказанными препятствиями более послать их без указу вашего императорского величества не смел, опасаясь, чтоб таких же не воспоследствовало им в пути препятствей и возврату без окончания, как и прежде, и от того б не учинить напрасной траты интересу вашего императорского величества, а предложил о том в разсмотрение адмиралтейской коллегии, посланным генваря 22 дня 739 году репортом и требовал, дабы о том, куда им, геодезистам, впредь поведено будет ехать, определено было вашего императорского величества указом. [153]

Також в тое колегию от него, Беринга, и о прежних их, геодезистов, посылках и возвратах репортовано, и о тех их обоих путях, карты, каталоги и юрналы по присылке /л. 78/ от них посланы; — точию на вышепомянутой посланной от капитана командора в адмиралтейскую колегию генваря 22 дня 739 году репорт указу еще не получено. А после того упоминаемыя геодезисты присланным к нему ж капитану командору репортом, писанным сентября 20 739, а полученным в Охоцку апреля 2 чисел 740 году, объявили, что по данной им в Ыркуцку от профессоров инструкции велено ехать им разными путями и описывать одному вниз по Ангаре реке до устья Илимского, а другому сухим путем до Верхоленского острогу, а от Верхоленска Женою рекою до устья Илги реки, також некоторые впадающия реки в Ангару и в Лену реку и между ими волоки или переезды сухим путем описать же.

7.

Для посылки по берегам к Северному морю по силе того ж ея императорского величества указу по 3-му пункту геодезистов с сибиряками послать из вышепомянутых обретающихся /л. 78 об./ в Сибире, а имянно от Обского устья до Енисейского одного, от Енисейского до Ленского одного ж, а понеже между Оби и Енисея рек кочуют называемая Ярацкая самояд, которые в ясак еще не обложены и всегдашния с остяками драки имеют, того ради отправленным каким образом их объехать, о том с губернатором с товарыщи советывать и дать тем геодезистам инструкци обще с профессорами ж, и по сношению с губернатором, о чем и тем, кто из Ленского устья в море до Енисейского устья командрованы будут на морском судне, о предосторожности от той самояди подтвердить. А как вышепомянутыя геодезисты возвратятца, то им /л. 79/ быть попрежнему у тех же профессоров; буде же геодезисты в Сибире обретаютца в далных посылках, то отправить ис посланных с профессорами.

На 7.

По оному пункту геодезистов по берегам к Северному морю для описания и сочинения карт не посылано для того: понеже сибирская губернская канцелярия в бытность капитана командора Беринга в Таболску в 734 году генваря 26 дня /л. 78 об./ на посланное от него об отправлении тех геодезистов требование ответствовала, что им геодезистам и ясашникам по берегам сухим путем для описания мест с дубель шлюпкою против водяного ходу до Енисейского устья пройтить ни по которому образу надежды не имеется, понеже де обыкновенно на взморье имеютца реки и болота, да и от самояди проитить им берегом не безопасности, а по мнению де сибирской губернской канцелярии удобнее карту сочинить на шлюпке или в знатных и удобных местах для осмотрения тамошних мест геодезиста и ясашников выпускать с шлюпки на берега с надлежащим канвоем; и того ради отправлены для описания геодезисты на дубель шлюпках, на одной ис Таболска до Обского устья и оттуда до Енисейского; а на другой из Якуцка к Ленскому и оттуда к Енисейскому ж устьям два человека из свиты профессоров, понеже, кроме тех, других геодезистов в Тоболску не обреталось, а как им, геодезистам, в тех вояжах поступать и какое ко описанию /л. 79/ исполнение чинить, о том даны им от капитана командора Беринга надлежащия по силе вашего императорского величества указу инструкции, учиненныя в бытность в Таболску со общаго с профессорами ж согласия, по которым инструкциям велено им о всех обсервациях и изследованиях исправныя юрналы [154] содержать с командующими на тех судах афицерами, и с тех юрналов, рисунков и карт к или командующим афицерам копии сообщать; а что те афицеры учинили, о том предложено против инструкции адмиралтейской колегии на 7 пункт.

8.

Для счинения земляных и морских чертежей быть геодезистам тем же, которыя обретатца будут в вышепомянутых посылках /л. 79 об./ и при профессорах, а чтоб такия и протчия, какия будут во всей вашей экспедиции деланы чертежи, мочно было здесь в Академии подлинно освидетельствовать, того ради к сочинению оных с юрналов, кои в особливой твоей каманде держаны будут, сообщать копии к профессору астрономии, а ему с своими юрналами и обсервациями сносить и в чем несходство найдетца, то исправя с вами обще, и ко всякому чертежу зделав обстоятелныя из юрналов экстракты, присылать в сенат, а из сената отсыланы быть имеют в Академию наук для совершеннаго и последняго освидетелствования.

На 8.

У сочинения оных чертежей в вышеписанных вояжах были, також и впредь для сочинения таких чертежей имеются быть /л. 79 об./ те ж геодезисты, кои прежде в Сибире были и при профессоре обретаются; а с юрналов как содержащагося в особливой каманде капитана командора Беринга о нынешнем переезде морем из Охоцка сюда на Авачу, так и о вояжах капитана Шпанберха и других афицеров, от которых юрналы присланы: також и с имеющихся чертежей копии к помянутому профессору астрономии от капитана командора сообщаются.

9.

Весма нужно искать способа /л. 80/ в перевозе до Охоцка правианта и всяких припасов бес такого труда, каков прежде был, и хотя то до губернатора таболского и вице-губернатора иркуцкого надлежит, однако ж и тебе со обретающимися афицеры всякия меры к ползе интереса ея императорского величества сыскивать, чтоб правианта и припасов доволно в Охоцк поставить и в покупке и в привозе дешевле прежняго, а какия к тому способы изыщете, о том в Таболске губернатору с товарищи, а в Ыркуцку вице-губернатору представлять и сколко возможно с совету учреждение учинить, о чем и в следующих пунктах для усмотрения таких способов изъясняется, потому что за главное и нужное дело приготовление и провоз /л. 80 об./ в таком отдаленном крае почитается, и что капитан порутчик Чириков объявлял, якобы каждой пуд от Якуцка до Камчатки станет не менше двух рублев, а за многим отправлением по тамошнему месту может де стать и дороже.

10.

Как усмотрено из доношеней Писарева, что заготовляемо было в Якуцке на прежнюю наряженую с ним команду для перевозу правианта и припасов 87 судов, а ныне капитан порутчик Чириков написал, что ко отправлению правианта на Камчатку способнея иркуцкой правинции нет, да и оттуду отправить на два года на 500 человек, считая по 6 чети, итого 3 000 чети, [155] трудно, а для отправления оного правианта и матриалов /л. 81/ надлежит . де построить на реке Лене при Верхоленске, при Илге и при других селех, по крайней мере, лодок 200 с подбором, а не плоскодонных, чтоб каждая поднимала не больши 100 пуд, дабы без препятствия могли дойтить до Юдомского зимовья. — А на болших де судах до того урочища весма дойтить не мочно; и тако разсуждается в деле толь немалого числа лодок, а наипаче хотя на каждой лотке по 5 человек, то великой росход в людех будет и потребуется болше полуторы тысячи человек, коих в таком малолюдном месте едва мочно ль собрать. Того ради о сем иметь заблаговремянное разсуждение, где и какие суды лутче и прибылняе делать и кем и до которых мест отлавливать. /л. 81 об./

11.

При том же в разсуждение взять, не мочно ль будет в подверховых местах, откуду хлеб сплавливается, зделать плоскодонныя суды болшия, потому что один пример был, что зделан эверс, на котором правианта до Якуцка сплавлено около 500 чети, и оттуду тот эверс ходил Леною до самого моря, о чем справитца в Таболску з губернатором, и буде иного лутчего способа не найдетца, то кажется удобнее на таких болших судах наниз Леною до Алдана отлавливать. А Алданом и другими реками вверх подымать, покамест глубина речная даст, и тут зделать магазейн, а ис того магазейна ближе будет мелкими судами до последняго места, называемого Юдомской крест, привозить, которыя суды могут в лето обращатся и не одиножды и в зиму хранены до других отпусков. /л. 82/

12.

От Юдомского зимовья к Охоцку для перевозу сухим путем тех же правиантов и припасов потребны будут лошади, а вышепомянутой же Чириков представлял, что надлежит, взяв из Якуцка, содержать при Охоцком, по крайней мере, 200 или 300 лошадей, понеже де возят вьюками толко по 5 пуд да на волоках по тому ж, а иноково перевозить немочно для болот и тесных дорог, чего ради с губернатором же таболским с товарищи также в бытность в Якуцке с воеводою и з другими, кто о тех местах доволно знает, о том перевозе советывать и зделать определение, сыскивая способы к ползе интереса ея императорского величества, весь ли тот сухой путь от Юдомского креста до Охоцка лошадми возить или к реке Ураку, коя впадает в море блиско Охоцка, довозя, складывать и оттуду /л. 82 об./ малыми судами в Охоцк сплавливать, дабы лишняго в провозе росходу не было, потому что суды мелкия могут служить не на одно время; а лошадям, коих там не бывало, работы менше будет, о чем в доношениях Писарева объявлено, что присланных к нему служилых людей 30 человек июля в первых числех отправить в Охоцк на лошадях для кошения сен и исправления дороги сухопутной.

На 9[— 12].

Понеже хотя по оному девятому /л. 80/ також и по нижеписанным десятому, первому на десять, да второму на десять пунктам о перевоске правианта и припасов и о строении судов и о изыскани к тому лутчих способов и показано токмо после получения оной инструкции о той перевоске и о строении удобных судов и о протчем в том же правителствующем сенате сочинен проэкт и прислан при указе вашего императорского величетва в [156] сибирской приказ, а ис того приказу со оного проэкта при указе вашего императорского величества в сибирскую губернскую канцелярию и х капитану командору Берингу с протчими афицерами в бытность ево в Таболску в 733 году присланы копии, велено по нем разсмотреть о хлебе и о других припасех, потребных в Камчацкую экспедицию, по которому проэкту також и по вышеписанным пунктам о способном и дешевом провозе правианта и протчаго старание имели.

И для сплавки Леною рекою в Якуцк и перевоски из Якуцка до Юдомского креста отправленных во экспедицию из Санкт-Питербурха и ис Казани /л. 80 об./ и взятых в сибирских городех всех тяжелых и лехких припасов и матриалов построены в Верхоленских и протчих тамо местах в 734 и в 735 годех капитанами Шпанберхом да Чириковым барки дощеники и мелкоходныя суда.

И на оных судах все те припасы и матриалы и несколко тысяч правианта в помянутых годех ими капитанами Шпанберхом и Чириковым и бывшими в командах их афицерами из Ускутской слободы вниз Леною рекою в Якуцк приплавлены, причем были на тех судах в работе экспедицкия морския и адмиралтейския служители и сибирския плотники и работныя люди, определенныя от канцелярей.

А из Якуцка все ж объявленная припасы и матриалы на построенных капитаном Чириковым судах на дощениках Леною вниз, а Алданом вверх до Майской пристани, где Май реки устье имеется, а на мелкоходных и еще на таких же построенных на Майской /л. 81/ пристани и в Якуцку к тем в прибавок судах, оттуда вверх Маею и Юдомою реками до Юдомского креста, а иныя припасы на мелкоходных судах и из Якуцка прамо к тому кресту перевезены были в разных годех, також и правиант на них в 735 и в 736 годах перевозился по отправлениям от капитана командора Беринга и ево командою обще с работными людми за умалением их, причем были командирами ундер и обер афицеры экспедицкия ж; и понеже, особливо Юдома река идущим по ней судам зело противна к тому ж сначала и за новостию перевоски, что тот водяной путь в первой Камчацкой экспедиции еще не очюнь известен был, а до Юдомского креста и никогда опробации до нынешней экспедиции не было, — того ради служители в том многой труд полагали, а хотя перевоска правианта до Юдомского креста положена на иркуцкую правинциалную и якуцкую воеводскую канцелярии, токмо те канцелярии в тое перевоску до опробации и учреждения экспедициею собою не вступались, а после /л. 81 об./ по порядочной той перевоски установлении все суда отданы в якуцкую канцелярию и правиант отправляем был и ныне перевозитца оною якуцкою канцеляриею; точию и в 737 також и в 738 годах у той перевоски для вспоможения экспедицкия служители были ж, а какия суда по проэкту строить и до которых мест на них водою доходить; и как чрез волок от Юдомского креста сухим путем на Урак реку перевозить, и Ураком рекою сплавливать показано; тако ж сколко при экспедиции вышеписанных судов, каких порознь построено и до которых мест доходили и посколку грузу поднимали и каковы способностию были и какая от Юдомского креста в Охоцк сухим путем перевоска и Ураком сплавка была, о том при сей ведомости предложен экстракт, сочиненной на вышеозначенной проэкт.

А что по вышеписанному в инструкции правителствующаго сената 10 пункту показано, что, заготовляемо де /л. 82/ было в Якуцку на прежнюю наряженую с Писаревым команду для перевозу правианта и припасов 87 судов, и толикого числа судов у него не было, а толко построено было з 20, а [157] и теми экспедичного правианта и припасов не перевозили, понеже на них отправлены были от пего Писарева команды его служилыя на житие в Охоцк до прибытия капитана командора в Якутск в 734 году, которыя суда к тому Кресту в 2 года из Якуцка не дошли. /л. 82 об./

13.

Когда назначен был в Охоцк Писарев, тогда определено по отправлении из Якуцка в Охоцк, едучи водою, прилежно смотрить худых и трудных мест в проезде, а особливо между Юдомою и Ураком реками, где надобно быть землею переволоке и как сказано, что место ниское и немочно ль каммуникацию водяную зделать до Охоцка, буде же трудно или весма немочно /л. 83/, то хотя дорогу росчистить. А понеже того Писарева посылка во Охоцк переменилась, того ради когда твоей команды отправляемы будут люди с правиантом и с припасами, то с ними послать искусных из твоей же команды афицеров (ежели сам сухим путем поедешь) и тот весь путь прилежно описать и худыя места не токмо показать, но и разсуждение приложить, каким способом мочно поправить, и прислать в сенат, а дорогу от Юдомского креста до Урака велеть росчистить, куда и от Писарева уже для исправления сухопутной дороги посланы, о чем в 12 пункте упомянуто, дабы мочно было /л. 83 об./ сухим путем санми или телегами с полными возами ездить, а не так, как Чириков предлагает толко по 5 пуд вьюками. /л. 84 об./

На 13.

Оной путь весь осмотрен и описан, а имянно в 736 капитаном Чириковым, в 738 годех лейтенантом Вакселем от Якуцка до Юдомского креста водяной, а от Креста до Охоцка сухопутной еще в прежней Камчацкой экспедиции оным же капитаном Чнриковым описан и на карту положен, которую всеподданейше предлагаем при сем, и в том пути от Якуцка реками Леною, Алданом и Маею до устья Юдомы реки /л. 83/ ход можно почитать за свободной, которой поправления не требует. А по Юдоме реке много худых и трудных мест имеется, а имянно: один порог да подпорожная шивера и другия шиверы частыя, которые уже известны, что всегда скорому судам ходу весма препятствуют, точию поправить их зело трудно, да и, кроме того, Юдома во многих местах почти повсягодно глубину свою переменяет: где была прежде мелка, тут станет глубже, а где была глубока, тут зделаетца мелка, а в некоторых местах и весма прежняя места течением своим оставляет и течет другими местами, что доволно присмотрено экспедицкими служительми, которыя по ней ходили по три и по четыре лета, а притчина тому явная — рухлые многие места, которыми она течет, ибо берег и дно состоит из одних мелких каменьев, которые быстротою с собою влечет и в другие места наносит и оттого делаются мели, где и не было, и течение переменяетца /л. 83 об./. А ежели хотя толко один порог да подпорожье (где всегда наивячшая трудность) росчистить, то многому числу надобно быть работным людем, особливым кроме тех, кои у перевоски обретаются. И на них надлежит завозить туда немалую сумму правианта, к тому ж веема продолжительно будет, ибо то исправление многова требует времяни на несколко лет, а работных людей и к перевоске правианта с великою нуждою набирали и всегда бывал недостаток и ис тех многия бегают, а иныя из сылных показывают важныя дела ложно, отбывая от работы, тако ж и правиант и на экспедицию завозился с немалым трудом и продолжением. [158]

А штоб между Юдомою и Ураком реками водяную каммуникацию зделать, того учинить не токмо трудно, но и невозможно хотя б сколко работных людей было, понеже разстояние и ближнее от Юдомского креста до Ураку верст с сорок, где еще гораздо мелок и к плавежу с того места за мелкостию неудобен, а места низменныя, хотя и есть, токмо тундреныя, к тому ж /л. 84/ наивящая неудобность есть к перекопу, что имеетца каменной хребет (или гора) верст на десять, которой никак перекопать не можно, а понеже после получения вышеписанной инструкции помянутой Писарев паки командиром в Охоцк определен был и велено ему чинить по прежней присланной к нему из сибирского приказу инструкции, а по той инструкции все то, что по вышеписанному третьему на десять пункту показано исправлять капитану командору Берингу, положено на него Писарева, в том числе и дорогу росчистить, о чем к нему, Писареву, из сибирской губернской канцелярии указом потверждено, також и от капитана командора Беринга неоднократно писано было, штоб он команды своей казаками дорогу росчистил и в пристойных местах вымостил пли нагатил; точию дорога от Юдомского креста до Охоцка не токмо в болотных и грязных местах вымощена или нагачена, по и не росчищена так, как бы надлежало, которая весма корениста и завалена лесом и дрязгом во многих местах болотна и гразна и для содержания у Юдомского креста лошадей и для делания телег людей никого не определено, и затем /л. 84 об./ от Юдомского креста до Охоцка и до Урацкого плодбища летом на телегах езды никогда не было, да и учредить тележной дороги не за одними болотными и грязными трудными местами, но и за горами и за пустотою, кроме росчищения оной для лутчей в езде летом вьюками, а зимою санми способности едва возможно ль; токмо и зимою на санях лошадми ж не столко за неудобностию пути, как сколко за неготовлением в зиму к содержанию их сен, кроме одного 736 году, в котором несколко перевезено было на санях до Урацкого плодбища матриалов, в других годах перевоски не было ж, а возили правиант от Креста летом на лошадях вьюками, а зимою людми и аленми на нартах по пяти ж пуд; о чем пространно написано в предложенном на проэкт экстракте.

14.

Также по указу из сената репортовал генерал-лейтенант Генинг с екатеринбурхских заводов /л. 85/, что он определил с Аргунских серебряных заводов камисара Бурцова и с ним мастеровых людей, для осмотру на реке Ангаре около Идинского острога и Якуцка железных руд и где лутче и удобнее место найдут, тамо велел неболшей железной завод строить для доволства железом и железными припасами в назначенныя экспедиции, и требует, ежели возможно, чтоб ты ехал чрез Екатеринбурх для лутчаго о тех делах разсуждения, чего ради, как возможно тебе самому к тому генералу-лейтенанту Генингу заехать и о деле железа и железных припасов и о протчем, что каса[е]тца до изыскания металов и минералов, определение общее учинить. /л. 86/

На 14.

По силе оного пункта капитан командор Беринг в Екатеринбурх заежал в 733 году и о строении железного завода и о протчем, о чем надлежало, з генералом-лейтенантом Генингом разсуждение имели /л. 85/ и учинили общее определение и железной завод при Ангаре реке за далным от Якуцка разстоянием строить отставили, а определили для близости построить около[159] Якуцка, где железная руда сыщетца, один колотушечной молоток, и плотину, а домны не строить, для того что литейных припасов тут заготовлятца не будет, понеже оныя приуготовлены и ко экспедиции приняты от екатеринбурхских заводов; и для того определенных к строению при Ангаре реке управителей с мастеровыми людми и с надлежащими инструментами велено отправить х капитану командору Берингу, и о том в правителствующий сенат того ж 733 году ноября 22 дня от них генерала-лейтенанта и капитана командора репортовано.

А по присланному из правителствующаго сената указу, писанному марта 12 дня 1734 году, велено по разсуждению их генерала-лейтенанта и капитана командора железныя заводы при Ангаре реке строением отставить, а вместо их построить для поспешения, изыскав удобное место и руду в близости около Якуцка толко один колотушечной молоток /л. 85 об./ и надлежащую плотину, а домны не строить, понеже пушки и ядра и протчия артилерныя требующаяся в Камчацкую экспедицию припасы на екатеринбурских заводах зделаны, а когда та колотушка и надлежащая плотина зделается, то что потребно железа к той экспедиции вытягивать ис криц, которые делаютца в ручных печках.

А в 734 году вышеупомянутыя завоцкия управители с мастеровыми людми и со инструментами в Якуцк прибыли.

И по силе вышеписанного указа малой железной завод выше Якуцка по Лене реке на речке Тамге разстоянием от Якуцка верстах в тридцати в 735 году построен и в действо приведен и руды железной найдено много выше того места по Лене ж реке в урочище Столбах разстоянием от заводу в верстах в пятидесяти, которая руда сплавливаетца к тому заводу на плотах, а иногда на дощениках, а хотя за умалением работных людей в добывании руды и в сплавке оной и в ковке железа бывает /л. 86/ и остановка, однако ж железом экспедиция удоволствовалась, и к охоцкому правлению отпускаетца с того новопостроенного заводу, а из других мест железа во экспедицию, как тот завод построен, и поныне уже ниоткуда не требуется.

15.

А для осмотрения, как в сибирских отдаленных краях и на Камчатке руд и минералов, так и в морском походе, где на острова или на натуралныя новыя земли, по особливой данной тебе не колеги адмиралтейской инструкции — взять от него ж господина генерала-лейтенанта рудознатцов и пробовалщиков человек трех с надлежащими их инструментами и припасы в прибавку к прежде отправленному /л. 86 об./ на Камчатку пробовалному мастеру Гардеболю, дабы напрасно без подлинных осмотров и проб места обойдены и оставлены не были, о чем о всем к нему, Генингу, указ из сената будет послан. /л. 87 об./

На 15.

В бытность капитана командора Беринга в Екатеринбурхе в 733 году генерал-лейтенант Генинг обще с ним, Берингом, определили отправить к нему, Берингу, для сыскания металов и минералов знающаго одного от Нерчинского бергамта да другово рудознатца; по требованию ево, Беринга, определил он генерал-лейтенант послать к бывшему тогда лейтенанту, что ныне матрозом Дмитрею Овцыну 15, которой отправлен был ис Таболска на дубель шлюпке к Енисейскому устью, и тот рудознатец к нему, Овцыну, [160] отослан был, токмо оным как во время компании на море, так и на реках, хотя для искания руд во многих местах от него, Овцына, на берег спуская, нигде того не сыскалось, тако ж /л. 86 об./ и упомянутым в инструкции пробирным мастером Гардеболом в проезде Сибирью и во всю бытность его на Камчатке и в Охоцку на сухом пути и в бытность же на море в вояже с капитаном Шпанберхом руд не сыскано ж, а по вышепомянутому генерала-лейтенанта Генинга общему с капитаном командором Берингом определению знающаго в сыскании металов и минералов в нему, Берингу, от Нерчинского бергаита и ниоткуда не прислано; тако ж и Гардебола здесь не обретается, понеже он, Гардебол, в феврале месяце минувшаго 740 году послан из Охоцка в Якуцк для отсылки оттуда в ыркуцкую правинциалную канцелярию в свидетелстве по важному делу; и до отбытия сюда капитана командора в Охоцк еще не бывал; однако ж ныне обретаетца здесь присланной из Санкт-Питербурха адъюнкт истории натуралной Штеллер 16, которой писмянно объявил, что он в сыскании и в пробовани металов и минералов надлежащее искусство имеет, чего ради капитан командор со экспедицкими афицерами определили его, Штеллера, взять с собою в ваяж, к тому ж он Штеллер объявил же, что в том вояже сверх того /л. 87/ чинить будет по своей должности разныя наблюдении, касающияся до истории натуралной и народов и до состояния земли и протчаго, и ежели какия руды найдутца, то оным адъюнктом Штеллером опробованы будут.

Да ныне по общему ж определению послан от капитана командора Беринга камчацких острогов х командиру ордер, велено по Камчатке и на Курилских островах искать руды, какия найдутца, тако ж и при морских берегах и при реках и при речках каменьев мелких, которые видом светлыя и от простых камней отменныя, и ежели где найдутца, то приметя те места, брать руды или такия каменья и прислать х каманде экспедичной для опробования, и притом велено объявить, ежели ис тех руд или каменьев явитца государьственная прибыль, то те люди, которые сыскав объявят, награждены будут высокою вашего императорского величества милостию. /л. 87 об./

16.

Хотя ныне малой железной завод и определено зделать, о чем выше объявлено, однако ж ис того заводу немалой провоз до Охоцка станет, а без сумнения надежда есть, что ближе к Охоцку подле тамошних морских берегов руда железная сыщетца, то для высокого интереса ея императорского величества впервых как возможно, пока к строению судов леса и протчия припасы заготовить будут, сыскивать железной руды, и где в способных местах найдутца, то две или три сыродутныя печки зделать и железу подспорье учинить на мелкие дела, а после мочно и малую домну зделать, в чем иметь сношение с охоцким командиром и с вышепомянутым камисаром Бурцовым. (л. 88)

На 16.

Железной руды около Охоцка до ныне не ыскано. /л. 88./

17.

Впротчем, что касаетца до перевозу из Якуцка в Охоцк служилых людей и крестьян и тунгусов для размножения скота и для заводу хлеба и протчего и о посылке ссылочных на жите и о содержании их и о содержании ж тамошних [161] ясашных народов, о том о всем пространно описано быть имеет в наказе охотского командира, однако ж вам, когда в вашей команде будут морския суды, то на оных как людей, так скот и хлеб для камчацкого росходу и семен в случае тех морских судов походу, на Камчатку перевозить морем с согласия того охоцкого командира, однако ж кроме тех судов, которыя для особливого вашего походу построены будут, ибо на оных никакому перевозу быть уже невозможно, но доволно будет того, что понадобитца с собою забрать в назначенной поход /л. 88 об./.

На 17.

Морских судов для перевозу людей, скота, хлеба, и семен кроме экспедицких, кои к ваяжу подлежат, в команде у капитана командора Беринга не было да и судов таких у охоцкого командира, опричь одного судна «Фартуны» 17 не было ж, и тое «Фартуну» в 737 году, идучи от Охоцка к Болшерецкому устью, у того устья при входе с моря розбило. А к нынешнему 740 году построено охоцким командиром одно ж судно галиот, которой взят капитаном командором по общему с протчими афицеры согласию для перевоски на нем из Охоцка сюда экспедичного правианта, да на том же судне перевезены профессор Делакроер 18 с свитою своею да посланныя от охоцкого правления для сбору в здешних острогах и на Курилских островах ясака зборщики и протчия, тако ж и купецкия люди с товарами, а будущим сего году летом помянутой галиот отпущен будет попрежнему в Охоцк. /л. 88 об./

18.

Для варения соли по представлению твоему и по прежнему правителствующаго сената маия 2 дня 1732 году определению, о чем тебе и указ дан, также и в сибирскую губернию послан, котлы медныя из сибирской губернии взять и велеть отправить с протчими припасами вашей экспедиции, и как оныя в Охоцк привезены будут, то там по сношению с охоцким командиром для доволства твоей и охоцкого командира команд соли наварить з доволством и отправить ис тех котлов половину для такого ж употребления на Камчатку, буде же разсудите еще котлов прибавить, то велеть на заводах железных, кои будут вновь деланы, смотря /л. 89/ по росходу зделать и отправить в Охоцк и на Камчатку, чтоб в соли нужды не было и из далних мест от Якуцка не возить, и тем убытку казенного не имеет (Так в подлиннике.), а как то соляное варение установитца, и ежели будет продажа для тамошняго народу и жителей, то какой надлежит быть казенной прибыли, о том определитца в инструкции охоцкого командира. /л. 89 об./

На 18.

Для варения соли котлы медныя по требованию капитана командора Беринга присланы в 734 году из Екатеринбурха, а имянно шесть и из них один в 736 году при сплавке правианта на Ураке реке утоплен, два отданы капитану Шпанберху по требованию ево для варения соли на Камчатке; один отослан к охоцкому правлению для варения ж соли в Охоцку. А досталные два оставлены при команде капитана командора и имеютца ныне при Аваче. Токмо в бытность в Охоцку болше доволствовались привозною солью сверху Лены реки из Ускутского усолья, понеже хотя при охоцком правлении для варения соли имелся цырен, и от экспедиции даны были и помянутая [162] оба котла, которые ныне здесь при Аваче нмеютца и соль варилась и в дачи служителем употреблялась, точию доволного числа па такую (по тамошнему месту разсуждаетца) многолюдную экспедицию и на охоцкую команду наварить охоцким правлением не могли, а и служителями экспедицкими хотя варили ж, токмо малое число, а болше варить некогда было, что обретались у строения судов и у заготовления на оныя лесов и возили правиант /л. 89/ и припасы, к тому ж соль употреблялась и на соление мяса в морской правиант и в месечныя дачи служителем, тако ж и рыбы, которая давана, как и мясо, в прибавок к муке, за умалением оной; и без привозной из Ускутска соли обойтитца было не можно. Тако ж хотя на каманды капитана Шпанберха и капитана командора Беринга соль заготовлялась и на Камчатке, точию к Шпанберху в прибавок к той и на первой случай несколко отпущено было, а з Берингом и по болшей части взято сюда не для одной роздачи служителем, но и для употребления на соление рыбы и мяса ис привозной же с Ускуты соли, понеже ускутская соль к солению мяса и рыбы впрок гораздо лутче камчацкой и охоцкой, ибо ускутская варитца ис ключеваго росолу, подобно пермской, а в Охоцку и здесь — из морской воды, которая весма горка и сперва наливают в Охоцку в ямы, а здесь в бочки, понеже таких мест нет, и тое воду вымораживают, а потом уже оставшей из нее росол, наливши в котлы, переваривают, а впредь о присылке сюда ускуцкой соли от капитана командора не требовано и ис Камчацких острогов требоватца /л. 89 об./ не будет, а будет варитца для подспорья привозной, по близости здесь при Аваче под смотрением экспедиции.

19.

Понеже при первом случае, покамест при Охоцке, Удском и на Камчатке хлеб сеянием умножен будет, принуждены всякой правиант привозить чрез Якуцк, о чем выше писано, однако ж вы представляли, что в морской правиант мочно покупать мяса аленья у коряцкого народу, а вместо масла коровья иметь без нужды рыбей жир, а вино мочно сидеть ис тамошней слаткой травы 19, сколко надобно, к тому ж, как известно, есть на Камчатке за неимением хлеба рыбу сушеную и толченую употреблять, того ради вам в том искать способов таких, чтоб как /л. 90/ в морской правиант удоволствоватца вышепоказанным от тебя аленьим мясом и протчим, так и в сухопутном в подспорье муки, сколко по разсуждению всех с тобою будучих афицеров разсуждено будет, употреблять рыбу, готовя по тамошнему обычаю, дабы завезенной чрез далной путь хлеб мог всегда запасным и готовым для доволства людского быть. /л. 91 об./

На 19.

В морской правиант для вояжу капитана Шпанберха заготовлялось и ныне для вояжу капитана командора Беринга заготовлено и сюда привезено мясо говяже и масло коровье, також и вино хлебное, для того, что суда, морския, подлежащия в помянутая вояжи, построены при Охоцку, а не на Камчатке и отправлялись в вояж от Охоцка, откуда на те суда для первых компаней надежнее взять с собою, и ежели на камчацкое заготовление надеятца, понеже за продолжением строения тех судов (которое продолжение чинилось за умалением в Охоцку правианта, что за недостатком ево служителей надлежащаго числа у того строения и у заготовления к тому лесов содержать было неможно, и затем многия от того строения отлучались и посыланы были к перевоске оного правианта, тако ж матриалов и припасов, [163] понеже то все возили экспедичною командою) неизвестно было и время в котором те /л. 90/ суда в ваяж отправятца, и ежели б весь упоминаемой морской правиант — жир, вино и аленье мясо заготовлять на Камчатке, а с собою из Охоцка не брать, то могло б воспоследовать служителям в пище крайняя нужда, потому что здешней правиант от продолжителного лежания жир горкнет, а мяса портятца, от здешних весма теплых и мокрых воздухов, от чего никак уберечь не можно, також и вино травяное скоро выстаиваетца, не как хлебное, да к тому ж мясо говяжье и вино хлебное (кроме того, что гораздо лутче) и ценою приходило мясо против аленьева не дороже, а вино и дешевле травяного; токмо ктому в прибавок и на Камчатке жир рыбей и вино травяное, тако ж и рыба юкола в заготовлении имелась, и ныне заготовлятца будет, ис которого прежде заготовленное велено было взять капитану Шпанберху, а брал ли он что, о том от него х капитану командору не репортовано, токмо команды его от мичмана Алексея Шхелтинга 20, которой в бытность с ним в вояже на море отстал и прибыл в Охоцк после ево Шпанберха, репортом показано, что взял он, Шхелтинг, для пропитания служителем рыбы юколы пятнадцать пуд тритцать фунтов. А аленей как в морской правиант в прибавок же говяжему, так и на сухом пути для удоволствия /л. 90 об./ служителем в пропитании, дабы нужды не имели, куплено было около Анадырского острога у коряцкого народу 620 ценою по рублю, а болше по 80 копеек алень, и из оных отпущено па команду капитана Шпанберха 160, також и на каманду капитана командора пригнано было в Болшарецк сто аленей, ис которых велено несколко обретающимся там экспедицким служителем роздать, а досталныя, побив, привесть сюда на каюрах, понеже гнать их на Авачю за глубокими ныне снегами, что корму достать им трудно, не можно, а когда привезены будут, тогда служителем даваны будут, а оставшие затем пригоном в Большарецк алени содержатца ныне на кормах за оным Болшарецким острогом на Тигиле, где живут ясашныя сидячия камчадалы. А понеже хотя оныя алени и имеютца и впредь около Анадырского острогу, которого разстояние отсюда хотя и не ближнее, около полуторы тысячи верст, однако ж купить там и сюда до глубоких снегов пригнать можно, токмо можно ль содержать их около Авачи на корму, того еще не опробовано, и осмотреть ныне, имеютца ль аленыя корма за зимним времянем не можно. А по первой камчацкой экспедиции /л. 91/ неизвестно ж было, ибо тогда судно морское для походу на море построено и гавень была при Нижнем камчацком остроге на Камчатке реке, в котором остроге капитан командор Беринг с камандою и зимовал, а здесь в то время не были, и ныне уведомитца о том не от кого ж, понеже и здешния аваченския жители не знают, есть ли около Авачи удобныя места к прокормлению аленей, ибо они аленей у себя не имеют, а питаютца рыбою и кореньями и еще что море даст какова зверя и протчее животное.

Да к прибытию капитана командора заготовлено было здесь на Аваче рыбы соленой 80 пуд 15 фунтов, юколы сушеной 292 пуда, которая по общему капитана командора Беринга с протчими афицерами определению употребляетца служителем для подспорья муке и в месячныя дачи; да для меншаго ж росходу завезенного сюда правианта определили из служителей 36 человек разослать и розосланы ради прокормления в здешния ближния острошки к ясашным камчадалам, а имянно к шести таенам (или князцам) х каждому по шти человек, понеже оныя таены доброволно договорились их, /л. 91 об./ служителей, содержать у себя на рыбных кормах. А за то прокормление учинена им плата ис казны ис подарочных вещей по их договору, a им, служителем, в прибавок к тому рыбному корму производилось правианта муки толко по двадцати по два с половиною фунта, а круп полная [164] дача — по пяти фунтов, тако ж и соли по два фунта на месяц, понеже без того одним рыбным кормом пропитатца не можно.

20.

Також де тебе и обретающимся в команде твоей афицерам, что в такой обширности и далности усмотрите к ползе ея императорского величества новое или о настоящем к лутчему поправлению или какой где вред и убыток, а наипаче обид и разорени руским и ясашником напрасныя, — о том предлагать и писать к охоцкому командиру и к губернатору таболскому, также /л. 92/ внося у себя в юрпалы, в сенат посылать доношении на почте или как случатца быть посылки о других делах писмам, в случае ж таком, ежели о чем вышепомянутом описыватца будет некогда и надлежит исполнить немедленно, то делать совет со всеми афицеры и, к чему прилично, приглашать профессоров и, как приговорено будет обще, так и поступать. А после писать объявляя имянно, по какой притчине имели резон не описываяся исполнить. /л. 93 об./

На 20.

По оному пункту к ползе вашего императорского величества нового по настоящему к лутчему поправлению кроме того, что по инструкции адмиралтейской колегии велено строить, 2 пакет бота на Камчатке или где способнее, а они построены в Охоцку, понеже способнее Камчатки, о чем против той инструкции на 8 пункт предложено, также что велено послать для описи геодезистов по берегам, а они по согласию с сибирскою губернскою канцеляриею и с профессорами посланы на морских судах, (о чем предложено ж выше в 7 пункте) иного ничего доныне не усмотрено. /л. 92/

А о убытке и об обидах руских и ясашников многия были доносители на самого охоцкого бывшаго командира Скорнякова-Писарева, и те их доношении посланы в правителствующий сенат. А в ыркуцкую правинциалную канцелярию сообщены копии, понеже Охоцк и и все здешния места, состоят в главном (по Сибире) ведомстве в той ыркуцкой канцелярии тако ж одно доношение к нынешнему охоцкому командиру Дивиэру 21 послано.

А по прибытии сюда капитана командора Беринга подали ему, Берингу, 2 доношения, одно служилой человек Нижнего камчацкого острога на целовалников, которые были в том остроге у винной продажи, о похищении вашего императорского величества интереса кабацких зборов и сладкой травы, собранной на экспедицию для сидения вина, другое ясачного Курилского перваго острова 22 ясаул[а] на ясашных 738 да 740 годов зборщиков, в обидах и в разорениях их, курилцов, и во взятках с них, по которым доношениям капитан командор посланными ордерами велел изследовать, как вашего императорского величества указы повелевают без всякого упущения, о похищени интереса здешних /л. 92 об./ камчацких острогов командиру Петру Колесову; а об обидах и взятках присланному ныне от охоцкого командира Дивиэра якуцкому сыну боярскому Ивану Эверстову, понеже он Эверстов послан на Курилския острова для збору ясака, ему ж велено и о прежних зборщиках, ежели будут челобитчики в обидах, изследовать, и с тех доношеней сообщены к ним от. капитана командора копии. А что последствию явитца, о том им велено писать к охоцкому командиру Дивиэру, и те следственныя дела для надлежащаго разсмотрения и решения к нему отослать. [165]

Да ныне ясашныя камчадалы, которые живут на реках, впадающих в Пенжинское море, Утколоки да Подкагырной, взбунтовали и русских людей служилых и купецких двенадцать человек убили до смерти, в том числе команды экспедичной одного матроза, да между упомянутых рек, Утколоки и Подкагырной, на Тигиле, где пасутца на кормах покупныя на экспедицию алени, руския ж люди в остроге сидят от тех бунтовщиков в осаде. Того ради капитан командор и протчия экспедицкия афицеры определяли, и послали в те места, а имянно на Утколоку команды экспедицкой прапорщика /л. 93/ Левашова, и при нем двадцать четыре человека салдат, да к ним в прибавок велено ему взять из здешних острогов служилых людей человек до пятидесят вооруженных, а на Тигиль и х Подкагырной реке — обретающагося в Верхнем камчацком остроге от парти над служилыми командира Петра Борисова с служилыми ж людми, вооруженными ж, и велено им, прибыв туда, послать к тем иноземцам, где они живут, обретающихся там в близости ясашных мирных камчадалов, которым уговаривать их с ласкою, чтоб оне убиц и бунтовщиков выдали, и отдали их прапорщику Левашеву и камандиру от парти Борисову, а притом велено ж объявить протчим, кои в бунте не были и убивству неприличны, что им никакого разорения и обиды учинено не будет, и чтоб они жили, ничего не опасались; а ежели с такою к ним ласкою на уговор не пойдут и доброволно сами убицы и бунтовщики не здадутца, и протчия, защищая их, от себя не выдадут, то велено поступать с ними им, Левашеву и Борисову, военною рукою, как надлежит, и взяв их, привесть сюда на Авачу. А что воспоследует, о том будем репортовать в правителствующий сенат и в адмиралтейскую колегию. /л. 93/

21.

Самому ж тебе отнюдь никаких обид и озълобленей тамошнему народу не чинить, и ни во что противное уставом и указом не вступать и за протчими афицеры и других чинов людми, в твоей каманде будучими, накрепко смотрить и до того не допускать под опасением военного суда, но во всем поступать, исполняя интерес ея императорского величества, по данным инструкциям, как верным и чесным людем пристойно и надлежит, о чем и в инструкции колежской в 19 пункте подтверждено, со обнадеживанием за верныя и добрыя поступки ея императорского величества высочайшей милости, /л. 94/

На 21.

По сему пункту, чтоб капитан командор Беринг или протчия обретающаяся здесь в каманде его афицеры и других чинов люди обиды и разорении кому чинили или во что противное уставом и указом вступали, того при команде не видно. Токмо на капитана Шпанберха об обидах и о взятках и протчих его противных указом поступках в бытность его особливою командою в Охоцку и в Болшарецком остроге, как он отправлен был из Охоцка в ваяж, тако ж еще и в проезде его дорогою от Таболска до Охоцка, были протесты и доношении х капитану командору от бывшаго охоцкого командира Писарева, да каманды его, Шпанберха, от карабелного писаря Михаила Перевалова, ис которых Писарева, тако ж и капитана Шпанберха на него Писарева о непорядочных же и противных поступках протестов же обстоятельная выписка в 737, а з доношеней помянутого Перевалова копии в 739 годех посланы от него, Беринга, для надлежащаго разсмотрения в адмиралтейскую колегию. /л. 94/ [166]

22.

Когда щастием ея императорского величества в морском хождении ты и протчия морския афицеры найдут острова и земли новыя, неподвласныя никому, и на них народы, по силе ея императорского величества высокого указу прилежным вашим старанием самоизволно подданство примут, с такими поступать ласково а никаково свирепства не показывать и с жестокостию не поступать и уговаривать, чтоб они с вами кого из лутчих людей отпустили до ея императорского величества, причем обнадежить, что никакова зла и удержания им не будет, но наипаче как в пути до здешняго места, так и назад в их отечество провожены будут со всяким доволством и награждены будут ея императорского величества высокою милостию, притом же старатца, дабы имели такия народы, кои к сему склонятца при себе из молодых людей, которых бы в бытность и при вас и в пути руского языка мочно /л. 94 об./ к обучению склонить, и их языку хотя нужныя розговоры и имяна, как что называют, записывать.

23.

Буде из таких народов, как выше упомянуто, отважатца ехать, а вы еще при своем деле пробудете, то их не держать долго, но коль скоро до своих камчацких острогов или иных жилых мест приидете, поручить их тутошним командиром для немедленного отправления в Сибирь и в Москву и притом давать писменыя инструкции, как их препровождать от места до места и чем доволствовать, смотря по их знатности и склонности, однако ж чтоб притом и от вас был приставлен до самой Москвы один или два человека, которых во обхождении с ними для вышепоказанного обучения и разговору и записки могли привыкнуть.

На 22 и. на 23.

Капитан командор Беринг с камандою во определенном вояже от Камчатки еще не был, и затем по оным пунктам исполнения никакого не чинено, а впредь как в ваяж пойдем, по крайней нашей возможности, исполнять будем.

А о вояжах капитана Шпанберха и протчих афицеров предложено особливо, а имянно о Шпанберхе на данную ему из адмиралтейской колегии инструкцию против 7, а о протчих афицерах на инструкцию ж, данную от той же колегии капитану командору Берингу против 7 ж пунктов. /л. 94 об./

24.

Что же по всемилостивейшему ея императорского величества соизволению занесенных /л. 95/ х камчацким берегам японцов велено отвозить попрежнему в их жилища, давая знак соседской дружбы, а ежели из таких японцов будут люди молодыя и ко обучению руского языка надежныя, таких ласкою уговаривать, чтоб они поехали в Россию на время, обнадежа зато от ея императорского величества награждением, и кого уговорят, тех и посылать в Москву, определяя им дорожной корм и всякое доволство по разсмотрению, и хотя б таких человека 2 или 3 выслать и в пути с ними, как и с вышеписанными, не пропуская времяни отправленному пристовнику во обучении языка поступать. А буде явятца охотников болшее число, тех в Охоцке командиру отдавать и на кормовых денгах в доволстве ж содержать и [167] обучать руского языка, и их язык списывать, дабы с их народом к будущему обхождению чрез то удобность иметь. А по обучении об отправлении их попрежнему во отечество /л. 95 об./ написано быть имеет в наказе охоцкого командира.

На 24.

Занесенных японцов х камчацким берегам никого не имеетца. /л. 95 об./

25.

Сию инструкцию как тебе иметь, так и протчим афицерам по камандам к их особливым колежским инструкциям, о чем кому надлежит дополнять, дабы во время разлучки в разных путях ничто упущено и пренебрежено не было. /л. 96/

На 25.

По оному пункту капитану Шпанберху в дополнение к данной ему из адмиралтейской колегии инструкции от капитана командора сообщено из вышеписанной правителствующаго сената инструкци со 8, 20, 21, 22, 23 и з 24 пунктов.

Capitain Commandeur Witus Bering.
Капитан Алексей Чириков.
Лейтенант Иван Чихачев.
Styrman Swen Waxell, Leutenants Rang of Flotten.
Штурман в ранге от флота лейтенанта Михала Плаутин.
Флота мастер Сафрон Хитрово.


Комментарии

1. Этот документ от 18 апреля 1741 г. представляет собою ответ на запрос правительства, подписанный Анной Иоанновной 14 апреля 1740 г. и полученный в Охотске почти через полгода, именно 24 августа 1740 г. — Беринг и его спутники ничего не знали о том, что тогда происходило в Петербурге, а здесь в это время имел место целый ряд дворцовых переворотов; как известно, 17 октября 1740 г. скончалась Анна Иоанновна, императором был провозглашен малолетний Иоанн Антонович (родился в августе 1740 г.), а до его совершеннолетия правительницей была объявлена его мать Анна Леопольдовна вместе с Бироном; вскоре последний был арестован Мнихом, а после вступления на престол Елизаветы Анна Леопольдовна с Иоанном Антоновичем были посланы в ссылку.

Внизу на листе 66-м, с которого начинается «доношение» Беринга, находятся две приписки того времени: 1) «В известие», 2) «1742 г. № 197 марта 4». Последняя отметка показывает, вероятно, получение этого донесения в Петербурге. Следовательно донесение Беринга, адресованное им на имя Анны Иоанновны, попало в руки Елизаветы Петровны.

2. Беринг, Витус, родом датчанин, с 1704 г. находился на русской службе в Балтийском флоте. По указу Петра I был назначен командиром первой Камчатской экспедиции (13 июля 1728 г. — 2 июня 1729 г.), 17 апреля 1732 г. состоялся указ о снаряжении второй экспедиции; под общим наблюдением Беринга был направлен ряд экспедиций к северным и восточным берегам Азиатской России, а также для установления путей в Америку и Японию. Сам Беринг, имея задачей достигнуть берегов Америки, 4 июня 1741 года вышел в море с 2 пакет ботами из Авачинской губы, лежащей па восточном берегу Камчатки; под непосредственным его командованием находился пакет бот «Св. Петр». На обратном пути его пакет бот потерпел крушение, и сам он 8 декабря 1741 года умер на острове, получившем его имя. Вскоре после его смерти, именно в 1743 году, прекратилась и вся деятельность Камчатской экспедиции.

3. Шпанберх, Мартын, капитан, один из главнейших соучастников в экспедициях Беринга, родом датчанин, принимал участие в первой экспедиции Беринга. Во время второй экспедиции он исполнял разные подготовительные работы — наблюдение за постройкой судов, доставкой провианта, установлением путей сообщения, но особенно получил известность своим двукратным посещением берегов Японии. Первое его плавание продолжалось с 18 июня по 17 августа 1738 года, причем в нем принимали участие суда: «Михаил» под командованием самого Шпанберха, «Надежда» и «Гавриил»; вторичный его рейс длился с 21 мая по 29 августа 1739 года. Уже после смерти Беринга в 1742 году Шпанберх совершил третью, но не столь удачную поездку к берегам Японии. Умер в 1761 г.

4. Острог — укрепленный пункт, где совершались и торговые сделки.

5. Пенжинская губа, отделяющая с запада полуостров Камчатку от материка.

6. О восстании камчадалов в 1741 г. см. «Колониальная политика царизма на Камчатке и Чукотке в XVIII в.» под ред. А. П. Алькора и А. К. Дрезена, со вступительной статьей С. Б. Окуня. Ленинград 1935 г., стр. 81-86.

7. При сохранившемся до нас деле никаких карт и приложений не имеется.

8. Чириков, Алексей Ильич, капитан, начал служить во флоте с 1716 г. Он принимал участие в экспедиции самого Беринга с целью разыскать берега Америки и командовал при этом пакет ботом «Св. Павел». Во время путешествия — 20 июня 1741 г. они потеряли друг друга из вида, так что дальнейшее путешествие Чириков продолжал один, достиг даже ранее Беринга берегов Америки, был на Алеутских островах и 10 октября 1741 г. вернулся в Авачу, потеряв многих из своей команды вследствие болезней и недостатка воды. Умер в 1748 г.

9. Чихачев, Иван, лейтенант — плавал вместе с Чириковым и во время этого путешествия умер в октябре 1741 г.

10. Виниус, Андрей — переводчик Посольского приказа; в 1775 г. ведал почтовым делом в Европейской России. В Сибири почта была учреждена с 1724 г.

11. Дистрикт — округ, область.

12. Скорняков — Писарев, Григорий Григорьевич, генерал-майор, один из «доверенных» офицеров Петра I. Кроме участия в разных военных походах того времени (Полтавский бой, взятие Выборга и т. д.) он был привлечен к разработке гидрографических начинаний того времени (соединение р. Ловати с Двиною, постройка Ладожского канала). Известен как активный участник в политических процессах того времени (суд над царевичем Алексеем Петровичем), где проявил себя суровым исполнителем воли Петра. Участвуя в дворцовых распрях по поводу назначения преемника Екатерине I, он выступил противником всесильного тогда Меншикова, проводившего на престол Петра II, за что вместе с Антоном Дивиером и другими был осужден Верховным судом — был бит кнутом, лишен чинов, имения и сослан на поселение в Иркутскую область. После окончания первой экспедиции Беринга, по представлению последнего, Скорняков — Писарев 10 мая 1731 г. был назначен командиром в Охотский порт; по вступлении на престол Елизаветы он был прощен и возвращен в Петербург (см. ниже, прим. 21).

13. В военных походах против чукчей, камчадалов, коряков принимали видное участие члены экспедиции Беринга (см. «Колониальная политика царизма на Камчатке и Чукотке в XVIII в.»). Одним из усмирителей восставших чукчей был майор Д. И. Павлуцкий, под начальством которого был организован целый ряд карательных экспедиций. В 30-х годах XVIII в. мы видим, что между туземцами — чукчами и коряками — не было еще мирных отношений, причем коряки часто искали защиты против чукчей у русских (там же, стр. 158-159). Под именем «Алюторских ясашных мужиков» следует подразумевать тех из коряков, которые жили по реке Алютору и уже выплачивали подати («ясак»).

14. Яма — станция на тракте.

15. Овцин, Д. Л., лейтенант, один из участников Беринговой экспедиции. В 1734-1738 г.г. он занимался описанием берегов Северного Ледовитого океана от Оби до Енисея. (Подробный отчет об этом приводится в дальнейших публикациях). Зиму 1736/1737 года Овцин проводил на стоянке в Обдорске, а сам жил в Березове, где познакомился в бывшим там в ссылке кн. И. А. Долгоруковым, братом Е. А. Долгоруковой — невесты Петра II. По доносу канцеляриста Тишина он был привлечен за это знакомство к суду Тайной канцелярии, разжалован в матросы и послан в Охотск в команду Беринга, вместе с которым принимал участие в экспедиции к берегам Америки и зимовал на острове Беринга. Со вступлением на престол Елизаветы Петровны в 1741 г. он был восстановлен в прежнем чине.

16. Стеллер, Георг-Вильгельм, (1709-1746), известный естествоиспытатель, адъюнкт натуральной истории при Петербургской академии наук, был назначен во вторую Камчатскую экспедицию, вместе с Берингом принимал участие в его поездке к берегам Америки, переносил тяжелую зимовку на острове Беринга и даже писал в это время свои исследования.

17. Бот «Фортуна» был построен для первой Экспедиции Беринга в 1725 году, спущен на воду в июне 1727 г. Для второй экспеднцни этот бот был исправлен. 4 октября 1737 г. он был послан из Охотска на Камчатку для перевозки провианта; приближаясь к Большерецку, судно было выброшено ветром на берег и совершенно разбито.

18. Делиль де-ля-Кройер, Людвиг, профессор астрономии, назначенный во вторую экспедицию от Академии наук; ему было поручено производить астрономические наблюдения и заведывать производством съемок. К берегам Америки он ездил в 1741 г. вместе с Чириковым на боте «Св. Павел» и умер 10 октября 1741 г. в день прибытия экспедиции в Авачу.

19. Из «сладкой травы» (heracleum dulce)) туземцы изготовляли сладкую приправу, а русские гнали («сидели») вино.

20. Шхелтинг, А., мичман, принявший участие в экспедиции по собственному почину («охотою»), плавал в отряде Шпанберха к берегам Японии в 1738 году, причем был командиром бота «Гавриил». Отделившись от Шпанберха, он самостоятельно продолжал рейс и 7 августа 1738 г. вернулся в Большерецк. В 1742 году он также вместе со Шпанберхом выехал к берегам Японии и с 1 августа до 10 сентября плавал у берегов Сахалина до пролива Лаперуза.

21. Дивиер, Антон Эммануилович, граф (1682-1745), начал служить юнгой в голландском флоте, по приглашению Петра I перешел на русскую службу, с 1718 года — генерал-полицеймейстер в Петербурге, был близок к Петру I и Екатерине I. На почве семейных отношений он постоянно имел в лице Меншикова своего заклятого врага. Перед смертью Екатерины I образовалась целая партия вельмож с целью устранить Меншикова; к ней примкнул вместе с Скорняковым-Писаревым и Дивиер. Деятельность этой группы была вскрыта Меншиковым, и Дивиер, после жестоких пыток был сослан в Якутскую область. В противоположность Писареву, который был человеком неуживчивым и не чуждался взяток, Дивиер отличался честностью и добросовестностью. Скорняков-Писарев, назначенный командиром порта в Охотск, вступил в пререкания с Берингом, имел целый ряд столкновений с Шпанберхом и т. д. Поэтому он был устранен и на его место в Охотск был назначен с 13 апреля 1739 г. Дивиер. По вступлении на престол Елизаветы он был возвращен в Перербург.

22. Первый Курильский остров – теперь остров Шумчу.

Текст воспроизведен по изданию: Из истории освоения Северного морского пути. (Экспедиция Беринга 1732-1743 гг.) // Красный архив, № 4 (71). 1935

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.