Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

К ВОПРОСУ О РОЛИ ДУХОВЕНСТВА В БОРЬБЕ С АНТИФЕОДАЛЬНЫМИ ВОССТАНИЯМИ

(О НЕРАЗЫСКАННОМ УКАЗЕ 1708 г.)

Публикуемая нами “Память” о не известном до сих пор указе 1708 г. является одним из ранних свидетельств о роли духовенства в борьбе против выступлений народных масс в эпоху феодализма.

К началу 1708 г. восстание на Дону стало широко распространяться в верховых казачьих городках, где было сосредоточено много беглых крестьян. Воззвания (“прелестные письма”) восставших рассылались в Тамбовский, Козловский, Воронежский уезды; имели место попытки установления связей с угнетенными народностями Поволжья. Центром восстания становится Пристанской городок на реке Хопре. В марте и апреле 1708 г. восстание крестьян и мелких посадских людей в Козловском, Тамбовском и Воронежском уездах, а также на Хопре, Медведице и Бузулуке достигло значительных размеров.

Как раз к этому времени относится появление указа, который предписывает священникам выведывать на исповеди, нет ли у кого намерений “к бунту” или каких-либо замыслов против государства. О всех подозрительных лицах священники обязаны были немедленно доносить высшему духовному начальству. Они должны были также следить за посещением их паствой церковных служб и выполнением церковных обрядов, составляя списки на всех, уклоняющихся от этого. Наконец, священникам предписано было вести строгое наблюдение за какими бы то ни было сборищами в своих приходах и немедленно доносить о готовящихся заговорах в Духовный или Монастырский приказы. Необходимость издания указа и строгого его выполнения подкреплялась назидательными примерами из опыта борьбы со стрелецкими мятежами 1682 и 1698 гг., с агитацией Григория Талицкого в 1700 г. и с астраханским восстанием 1705-1706 гг.

За невыполнение указа священникам угрожало суровое наказание. Они предупреждались также, что указ этот секретен и о нем не должен знать никто, кроме них.

Указ 1708 г., вербуя среди духовенства помощников в борьбе с антиправительственными выступлениями, был вместе с тем направлен против той части духовенства, которая находилась в оппозиции к правительству или даже поддерживала восставших. В публикуемом документе приведены примеры суровой расправы с теми священниками, которые не пошли по пути сыска и предательства и не доносили на своих прихожан. 19 марта 1708 г. указ от имени “местоблюстителя” патриаршего [197] престола митрополита Рязанского и Муромского Стефана Яворского был сообщен духовенству г. Москвы, а затем распространен по всей патриаршей области и по всем епархиям.

В указе ярко отразилось значение широкой сети низшего духовенства в осуществлении основной функции церковной организации – держать в повиновении народные массы. Между тем, роль духовенства, особенно низших рангов, в борьбе против выступлений народных масс в эпоху феодализма недостаточно раскрыта в вышедшей за последние годы исторической литературе, в том числе и в новом издании учебника по истории средних веков, что было отмечено в печати (См. С. Архангельский, А. Зимин, Б. Поршнев. Учебник по истории средних веков (“Коммунист”, 1953, № 17, стр. 118)). Надо сказать, что в учебнике по истории СССР, вышедшем в 1948 г., и даже в опубликованных недавно томах “Очерков по истории СССР” эта тема также почти не освещается. Между тем, дошедшие до нас источники, в том числе архивные фонды архиерейских домов, дают достаточно материала для изучения организации сети низшего духовенства и методов его воздействия прежде всего на крестьянские массы. В этих документах можно найти и следы борьбы крестьянства против неугодных ему священников.

Публикуемый документ, подробно излагающий содержание указа 1708 г., в литературе не известен. К более позднему времени относится указ 1722 г. об использовании исповеди для сыска по делам о расколе и о народных восстаниях. На основе этого указа напечатаны были церковнославянской печатью в 1722 г. “Присяга и объявление” Синода с указанием на дела Григория Талицкого, царевича Алексея Петровича и раскольника Варлаама Левина (Присяга и объявление святейшего правительствующего Всероссийского синода. СПб, 1722, июня 26 (экземпляр ЛОИИ, XI, 4639); П. Пекарский. Наука и литература в России при Петре Великом, т. II. СПб, 1862, стр. 557-559 (датированы 17 мая 1722 г.); см. также “Полное собрание законов Российской империи”, VI, № 4012). Публикуемая “Память” имеет значение как исходная редакция указа 1722 г., вышедшая в разгар одного из крупнейших казацко-крестьянских восстаний первой четверти XVIII века.

Указ 1708 г. публикуется по современной копии “Памяти”, посланной 15 мая 1708 г. из Шенкурского острога десяцкому Подвинской четверти Важского уезда священнику Юмишской волости. Копия сохранилась в архиве Селецкой волости – одной из волостей той же четверти.


Память протопопа Благовещенского собора Шенкурского острога Важского уезда Прокопия и поповского старосты, ключаря того оке собора Иова, десяцкому Подвинской четверти священнику Юмишской волости того же уезда Самсону с изложением грамоты архиепископа Холмогорского и Важского Рафаила от 14 мая 1708 г. об использовании исповеди для сыска о подготовке “бунта” против государства

15 мая 1708 г.

Лета господня 1708 маия в 15 день по указу преосвященнаго Рафаила, архиепископа Холмогорскаго и Важескаго, память Подвинские чети десяцкому 1 Юмишские волости священнику Сампсону.

В нынешнем 708-м году маиа в 14 день в грамоте его преосвященнаго Рафаила, архиепископа Холмогорскаго и Важескаго, за подписанием его [198] архиерейским, какова прислана Шенкурского острога 2 Благовещенского собора протопопу Прокопию да старосте поповскому, того ж собора ключарю священнику Иову, написано: в нынешнем 708-м году марта в 31 день в присланной к нему, преосвященному архиепископу, великого государя, царя и великого князя Петра Алексеевича, всеа великия и малыя и белыя Росии самодержца, грамоте из Духовного приказу 3 за приписью дьяка Василья Павлова писано: в нынешнем 708-м году марта в 19 день по ево, великого государя, указу богомолец ево преосвященный Стефан, митрополит Рязанский и Муромский 4, приказал на Москве всех шти сороков к старостам поповским 5 послать ево, великого государя, указ, а им, старостам, всякому в своем сороку всех церквей священником сказать наш великого государя указ з запискою и с прикладываньем рук, чтоб всякой священник детей своих духовных всякаго чина людей на исповеди со тщанием прилежно воспрашивали, нет ли у кого из них бунту, злаго намерения и совету с кем х какому бунту и на государство какова умышления или совещания с кем на разбой и на какое душегубство. И будет кто явитца из них в каком о таковом намерении, и их всячески от такова намерения воспрещать великим и жестоким запрещением и с клятвою, чтоб они от такового злого намерения обещались престать. И аще кто от таковаго злаго намерения обратитца и истинно покаетца престать, и таковым чинить правилное разрешение, а которые такое злое свое намерение хотят впредь исполнять делом, а не престать, и таковых прощать и разрешать всеконечно не подобает, но без всякаго медления тем священником доносить на них ему, преосвященному Стефану, митрополиту Рязанскому и Муромскому, и за кое извещение те священники сподоблены будут от великого государя милости.

Потому: в прошлом, 190-м году воры и изменники московские стрельцы злой свой совет положили на здравие царское 6, а которые из них, уведав тот злой умышленной их совет, не согласася с ними, оберегая здравие великого государя, на исповеди отца своего духовного, церкви преподобного Феодосия у попа Василья, поведали, а тот о том донес блаженные памяти богомольцу нашему Иоакиму патриарху 7; а они, дети ево духовные, донесли о том великому государю, и тако здравие ево, великого государя, пребысть в сохранении, а те доносители сподоблены за то ево, великого государя, милости, а злоумышленным изменником учинена казнь. Да воры стрельцы, которые были на ево, великого государя, службе на Великих Луках, изменили и, не похотя ему, великому государю, служить, забыв крестное целование, совещалися злым своим умышлением, шли к Москве на разорение его государства и, пришед под Воскресенской монастырь, с его, великого государя, ратными людми, которые шли против них, чинили они, изменники, бой. А тех стрелецких полков (В тексте – “попов”) полковые попы, издавна ведая их намерение и воровской совет, не токмо их унимали или извещались, но сообщились с ними, на такое дело их поощряли и благословляли, и пели молебное пение, моля господа бога о победе якобы на сопротивных супостат. И по розыску они, воры и изменники стрельцы я те полковые попы за сообщение с ними и за неизвещение злаго их умышления казнены смертью 8.

Да в Преображенском Приказе по делу Гришки Талицкого и явно учинились, что он на исповеди отца своего духовнаго, церкви Варлаама Хутынского, что на Ордынке, у бывшего попа Луки, злое свое намерение непристойного дела сказывал, а он того ему не воспретил, но и святых тайн ево причастил, а ему, великому государю, и святейшему патриарху в том не известил, и за такое ево неизвещение он, поп, истязан и священства обнажен 9. [199]

Да по делу в Преображенском же Приказе воры и бунтовщики астраханцы на исповедях в Астрахани отцем своим духовным про бунт и про злое свое намерение сказывали, и от такова злаго их намерения они не запрещали и по исповеди преосвященному Самсону, митрополиту астраханскому, о том не доносили. А на Москве они, воры, после пыток и при казни смертной многие не исповедывались и святых тайн причаститца не пожелали 10.

А сие вышеписанное подтвержение токмо им, священником, единым имети в совести своей в непрестанной памяти, протчим же людином безделно и безвременна не произносить.

Да им же, священником и дияконом и церковным причетником, сказать указ з запискою и с рукоприкладыванием, чтоб они все в своих приходех смотрили прихожан своих, все ли они в церковь во время божественного пения приходят и со всякими требами к себе призывают и со святынею в домы пускают. А в которых приходех прихоцкие люди явятца, которые в церковь не приходят и в домы свои с потребами не призывают и со святынею к себе не пускают, и тех прихоцких людей имена писать в росписи, и те росписи подать в Духовной приказ за руками на срочное число, кончая маия к 1-му числу нынешняго году 11.

Да им же, священником и диаконом, всякому в своем приходе смотрить накрепко, которые прихоцкие люди станут где в домех сходитца безвременно и многолюдством, и им, священником и дияконом и церковником, проведывать со тщанием накрепко, для чего имеют частые сходы и о чем советуют, и, проведав подлинно, буде совещают на какое злое дело, на бунт и на разбой, и на таких без всякаго мотчания подают изветы в Духовном или в Монастырском приказех 12, и таким священником и дияконом и церковным причетником будет ево, великого государя, милость.

А буде же какое злое умышление или воровство от кого сыщется, кроме извету тех приходцких попов и церковников и отцев их духовных, и те священники и дияконы и церковники, ведая таких людей про их злой совет и воровство, не известили, и им учинена будет по градскому суду казнь, чем кто довелся за воровство ево без всякие пощады.

А в Московской уезд и по городом области святейшаго патриарха, кому приказаны духовные дела, и в епархии к архиереем велено послать грамоты. И протопопу и старосте поповскому по той преосвященного архиепископа грамоте велено острога и ближним священником вышеписанной великого государя указ призвав сказать з запискою со всяким благоискустным тщанием, а во весь Важеской уезд и в Усьянские волости к десяцким священником протопопу и поповскому старосте велено им, священником, послать от себя память за руками.

И как к тебе ся память придет, и ты б, десяцкой священник Сампсон, своего десятка священником вышеписанной великого государя указ призвав сказал з запискою со всяким благоискусным тщанием, чтоб они, священники, едины о том имели в совести своей в непрестанной памяти, прочим же людином безделно и безвременно не произносили, как о том писано в вышеозначенном великого государя указе.

А подлинной список за рукою старосты поповского Благовещенского собора священника Иова.

ЛОИИ АН СССР, Собр. Н. П. Лихачева (К. 238), картон 60а, № 128.– Копия.]


Комментарии

1. Десяцкие – представители низшей церковной администрации, имевшие наблюдение над десятью церквами и подчиненные поповским старостам, которые, в свою очередь, ведали церковным округом, включавшим определенное количество церквей. Десяцкие выбирались из числа местного духовенства. – 197.

2. Шенкурский острог – главный город Важского уезда. – 198.

3. Духовный приказ – один из четырех патриарших приказов (кроме него: Приказ церковных дел, Приказ казенный, Дворцовый приказ), подчиненный “местоблюстителю” патриаршего престола Стефану Яворскому. В Духовном приказе ведались дела “богохульные, еретические, раскольные, волшебные”, а также дела о браках и разводах. – 198.

4. Стефан Яворский (1658-1722) – преподаватель Киево-Могилянской академии; с 1700 г. – митрополит Рязанский и Муромский. После смерти патриарха Адриана указом 16 декабря 1700 г. назначен “местоблюстителем” патриаршего престола. После организации Синода – первый его президент. – 198.

5. По соборному приговору 1594 г. в Москве было выбрано 8 поповских старост; каждый из них ведал 40 церквами. – 198.

6. Речь идет о стрелецком мятеже 1682 г. – 198.

7. Иоаким (1620-1690) – патриарх всероссийский с 1674 г.; активно выступал против раскола, борьбе, с которым был посвящен церковный собор 1681 г. – 198.

8. Речь идет о стрелецком мятеже 1698 г. В документах следствия об участниках мятежа, произведенного Петром I, упоминаются стрелецкие полковые попы, о которых идет речь в публикуемом документе. Двое из них – Ефим Самсонов и Борис Леонтьев были казнены 18 октября 1698 г.

9. Григорий Талицкий – книгописец, живший в Москве; в 1700 г. он написал “тетради”, в которых называл Петра I антихристом, призывал не повиноваться ему, не платить податей, а на царство просить кн. М. А. Черкасского. Талицкий читал свои тетради в народе, распространял рукописные копии с них и даже пытался их напечатать. Высказываемые Талицким взгляды получили широкое распространение среди раскольников, а также среди некоторых представителей духовенства и боярства. Талицкий был казнен в 1701 г.

10. Следствие об Астраханском восстании 1705-1706 гг. велось в Москве, в Преображенском приказе, в течение двух лет, и закончилось жестокой расправой с восставшими.

11. Как видно из указа 1710 г., это предписание не особенно строго выполнялось. В памяти, посланной в Шенкурский острог, отмечалось, что “на Ваге многие люди... к церквам святым упорством своим не приходят и в святые посты отцем духовным грехов своих не исповедываются и чынятся церкви противны”, в то же время указывалось, что требуемых росписей уклоняющихся от исповеди попы не представляли (Архив ЛОИИ СССР, Собрание Н. П. Лихачева, картон 60а, № 131. – Заверенная копия).

12. Монастырский приказ, упраздненный в 1677 г., восстановлен указом от 24 января 1701 г. Во главе его был поставлен боярин И. А. Мусин-Пушкин.

Текст воспроизведен по изданию: К вопросу о роли духовенства в борьбе с антифеодальными восстаниями (о неразысканном указе 1708 г.) // Исторический архив, № 4. 1955

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.