Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

О ЗЕМЕЛЬНЫХ ВЛАДЕНИЯХ АДАШЕВЫХ В XVI в.

Для понимания социальной направленности политической деятельности А. Ф. Адашева большой интерес представляет выяснение вопроса о его имущественном положении. В дореволюционной исторической литературе было довольно широко распространено мнение о происхождении А. Ф. Адашева из среды «бедных дворян» 1.

Н. П. Лихачев, впервые привлекший генеалогические данные, показал, что Адашевы былп «богатыми костромскими вотчинниками», происходившими из рода костромских бояр Ольговых 2. Советский исследователь С. О. Шмидт также пришел к выводу о том, что «Алексей Адашев происходил из рода богатых землевладельцев и принадлежал к среднему придворному кругу, который одинаково был связан и с боярством и с остальными служилыми людьми». С. О. Шмидт справедливо замечал, что установление этого факта объясняет, почему именно А. Ф. Адашев мог явиться проводником компромиссной политики московского правительства, характерной для данного этапа централизации Русского государства» 3.

Публикуемые документы содержат дополнительные сведения о земельных владениях Адашевых в XVI в. Они обнаружены в одном из неописанных столбцов (стб. за № 42743) фонда Новгородской приказной избы, хранящегося в Центральном государственном архиве древних актов (ЦГАДА).

В 1590 г. возникло дело по челобитным новгородских помещиков С. Е. Парского и О. С. Молотеинова об отделе им в Бежецкой пятине «порозжих земель» в «додачу» к их поместным окладам 4. В ходе дела были произведены справки с писцовыми, отписными и отдельными книгами конца XV — XVI вв. В этом деле на лл. 6 — 8 помещена выпись из отдельных книг Е. С. Белкина-Отяева и подьячего Ш. Баучарова 7069 г. (1560 — 1561 гг.) с сообщением об отделе в Топальской волости земель А. Ф. и Д. Ф. Адашевым «в вотчину против старые их вотчины и купель, и матери их вотчины приданые переславские, и Даниловы приданые вотчины».

О том, что в данном случае мы имеем дело с «опальной дачей» А. Ф. и Д. Ф. Адашевых, видно из заявления у выписки С. Е. Парского, который сказал, что Адашевым «дано было поместье в Топальской волости против их переславских и [120] костромских вотчин за опалу, зачитали по четвертем мерили мох и болота, и отделяли им тот мох и болота в пашни место» (лл. 16 — 17).

Из помещенной в деле выписи из отдельных книг подьячего В. Коломенского 5, следует, что С. Е. Парскому в 1571 — 1572 гг. было отделено поместье в 190 четей в Топальской волости «из Настасьина помесья Олексеевы жены Адашева» (л. 10) 6.

Слова С. Е. Парского о «приписных четвертях» в новых владениях Адашевых в Топальской волости Бежецкой пятины находят подтверждение в самом деле. Произведенная в нем проверка данных отдельных книг 1560 — 1561 гг. по материалам писцевых книг 1498 — 1499 гг. и отписных книг 1538 — 1539 и 1551 — 1552 гг. показала, что из 21 обжи с получетвертью, отделенных Е. Белкиным-Отяевым А. Ф. Адашеву в Топальском погосте и в четырех деревнях и позднее в 1571 — 1572 гг. доставшихся С. Е. Парскому, приписанными оказалось 10 обеж: «И всего приписано в отдельных книгах Ерша Белкина-Отяева перед старыми писцовыми и перед отписными книгами 10 обеж» (л. 9).

На л. 23 приведена выпись из отдельных книг 1560 — 1561 гг., в которой указаны общие размеры владений Адашевых в Топальской волости Бежецкой пятины, составлявшие 265 обеж.

Иван Грозный в своем первом послании князю А. М. Курбскому писал относительно А. Ф. Адашева: «каких же честей и богатств (выделено мною. — В. К.) не исполнил его, не токмо его, но и род его» 7. В числе богатых даров Ивана IV самому А. Ф. Адашеву и его родственникам могли быть также и земельные пожалования. Во время опалы царские пожалования, очевидно, были отобраны. В отдельных книгах содержится точное указание на отдел Адашевым земель лишь вместо их родовых, приданных и купленных вотчин (лл. 6 — 7).

Таким образом, в данном случае мы имеем дело с минимальной цифрой земельных владений, обладателями которых Адашевы являлись к 1560 г. Но и она достаточно велика. А. Ф. и Д. Ф. Адашевы получили в Топальской волости Бежецкой пятины 265 обеж в одном поле, а в трех полях 795 обеж, т. е. 3975 десятин. Вернее они должны были столько получить, так как в действительности им было отведено значительно меньше и при том, по словам С. Е. Парского, «мох и болота в пашни место».

Отправление А. Ф. Адашева третьим воеводой большого полка в Ливонию, в чем можно усмотреть первое предзнаменование царской немилости, относится к маю 1560 г. Но настоящая гроза разразилась после смерти царицы Анастасии, 17 августа 1560 г. Тогда А. Ф. Адашева сначала оставили в Вильне, а затом сослали в Юрьев-Ливонский. Сохранилась жалованная грамота И. В. Шереметьеву от 9 октября 1560 г., по которой ему передавалась костромская вотчина А. Ф. Адашева — село Борисоглебское с слободою Бошаровою, 55 деревнями и сельцом, — насчитывавшая по писцовым книгам А. Дашкова 1551 — 1552 гг. середней и худой земли 1534 десятины в трех полях 8. По-видимому, около того же времени, т. е. в октябре 1560 г., состоялся и отдел земель опальному А. Ф. Адашеву в Топальской волости Бежецкой пятины взамен отобранных у него родовых, приданных и купленных вотчин в Костромском и Переяславском уездах. Далее отодвигать эту дату нельзя, потому что приблизительно через два месяца после ссылки в Юрьев-Ливонский А. Ф. Адашев умер 9.

Привлекает внимание история Топальской волости, как она вырисовывается из помещенных в публикуемом деле выписей из писцовых книг конца XV — первой половины XVI вв. На лл. 2 — 3 дела помещена выпись из писцовых книг Бежецкой [121] пятины В. Г. Наумова и С. З. Дятлова 7007 (1498 — 1499) г., из которой мы узнаем, что «волость Топальско Орининская Васильевы жены Микифорова, ...ныне (т. е. в 1498 — 1499 г. — В. К.) за Иваном за Васильевым сыном Захарьина за Лятцковым» 10. На л. 4 приведена выпись из отписных книг сытника С. И. Щелепина и подьячого Тухинского 1538 — 1539 гг., которые описывали в 1539 г. по грамоте Ивана IV и по записи новгородского дворецкого Д. Ф. Ласкирева и дьяков З. А. Сукова и И. В. Великого «великого князя волость Ивановскую Васильевича Лятцкого в Бежетцкой пятине волость Топальскую деревни и двор и в них люди по именом и обжи». В этой выписи интсресно сообщение о наличии здесь собственной господской запашки, которая пахалась крестьянами на волостеля И. П. Головина и его людей. На л. 5 помещена выпись из книг Х. А. Воронова и подьячего П. П. Губина, описавших в 1551—1552 гг. волость Топальскую, «что было за Иваном за Васильевичем за Лятцким».

Рассмотрение данных, содержащихся в приведенных выписях, показывает, что Топальская волость была избрана Иваном Грозным для «опальной дачи» Адашевым не случайно. Эта волость в прошлом принадлежала И. В. Ляцкому, активному участнику заговора Михаила Глинского в 1534 г. против правительства матери Ивана IV Елены Глинской 11. После бегства в Литву И. В. Ляцкого эта волость была передана И. П. Головину, тому самому Головину, который во время правления Шуйских на глазах у малолетнего Грозного драл на митрополите Макарии мантию, о чем царь не мог забыть спустя много лет 12. И. В. Ляцкого и И. П. Головина связывали к тому же с Адашевыми и родственные узы. И. В. Ляцкий по отцу являлся двоюродным братом И. Ю. Захарьина, а исследователями уже давно отмечен факт родственной близости между Захарьиными и Адашевыми, сыгравший большую роль в возвышении Адашевых при дворе Ивана Грозного 13. И. П. Головин был женат на дочери А. Ф. Адашева — Анне 14.

Таким образом, «пожалование» Топальской волости в 1560 г. Адашевым было сделано совершенно в духе грозного царя. «Собаке-изменнику» Адашеву давалась волость, бывшая прежде за «изменниками» И. В. Ляцким и И. П. Головиным, находившимся к тому же в родственных отношениях с Адашевыми.

В отдельных книгах 1560 — 1561 гг. сказано, что земли в Топальской волости Бежецкой пятины были отделены Адашевым «в вотчину против старые их вотчины». С. Е. Парскому же поместье отделялось, согласно отдельным книгам подьячего В. Коломенского 1571 — 1572 гг., уже «из Настасьина помесья Олексеевы жены Адашева». У выписки в 1590 г. С. Е. Парский говорил о том, что Адашевым в 1560 — 1561 гг. было отделено «по опальной даче» поместье. Это заявление С. Е. Парского, получившего земли из поместья жены А. Ф. Адашева, могло явиться результатом недостаточно точного воспроизведения событий за давностью времени. Но бесспорно, что вдова А, Ф. Адашева после смерти мужа в ссылке в далеком Юрьеве-Ливонском владела уже не вотчиной, а поместьем, поступившим в 1571 — 1572 г. в новую поместную раздачу опричникам. Иван IV, лишая Адашевых их родовых вотчин, переселяя их «в опале» из Костромского уезда в Бежецкую пятину, где им была [122] отделена кормленная волость, утверждал тем самым свое право свободного распоряжения землями дворян и бояр, право перевода родовых вотчин в разряд служилых вотчин и поместий.

«Пискаревский летописец» говорит о царской опале на Адашевых как о времени, когда «почал множитца грех земской и опришнина зачинатися» 15 (выделено мною. — В. К.). В этой части «Пискаревского летописца» относительно жизни А. Ф. Адашева в опале в Юрьеве-Ливонском сказано следующее: «А житие его было: всегда пост и молитва безспрестани, по одной просвире ел на день. И посла его убити князь велики. Пригнал гонец убити, а он преставился за день и лежит в гробу» 16. Иван IV имел основания придерживаться противоположного мнения о поведении А. Ф. Адашева и его сторонников после крушения так называемой «Избранной рады». В своем первом послании к князю А. М. Курбскому он писал: «исперва же убо казнью конечною ни единому коснухомся; всем же убо, иже к ним (Адашеву и Сильвестру. — В. К.) не приставшим, повелехом от них отлучатися, и к ним не пристаяти, и сию убо заповедь положивше и крестным целованием утвердихом; и понеже убо от нарицаемых тобою мучеников и согласных им наша заповедь ни во что же положися и крестное целование преступивше, не токмо осташа от тех изменников, но и болми начаша им помогати и всячески промышляти, дабы их на первый чин возвратити и на нас лютейшее составити умышления... сего ради повинныя по своей вине тако суть прияли» 17.

Из этих слов Ивана IV следует, что борьба группировок внутри господствующего класса после отстранения от власти А. Ф. Адашева и Сильвестра не только не утихла, а, наоборот, обострилась. А. Ф. Адашев и Сильвестр не оставляли надежды вернуть первенствующее положение в управлении Русским государством. Их сторонники вели интриги и собирали силы «дабы их на первый чин возвратити».

Публикуемые материалы о переселении Адашевых «в опале» из Костромского уезда в Бежецкую пятину с конфискацией их родовых, приданных и купленных вотчин вводят нас в напряженную обстановку кануна опричнины. Это «пожалование» Грозного было уже одним из предвестников «перебора» земель во время опричнины. Тем самым земельная политика времени опричнины представляется как продолжение и развитие тех тенденций, которые наметились уже накануне ее введения.

В. И. Корецкий


Дело по челобитным новгородских помещиков С. Я. Парского и О. С. Молотеинова об отделе им в Бежецкой пятине «порозжих земель» в «додачу» к их поместным окладам

8 июля — 19 августа 1590 г.

От царя [государя и великого князя Федора Ивановича] [Здесь и далее в скобках утраченный в рукописи текст, восстановленный по смыслу.] всеа Русии в нашу отчину в Великий Новгород боярину нашему и воеводе князю Василью Федоровичю Шуйскому-Скопину с товарыщи, да дьяком нашим Ондрею Арцыбашеву да Семейке Емельянову.

Бил нам челом Степан Елизарьев сын Парской, велено деи за ним нашего жалованья по верстанью воеводы князя Михаила Катырева-Ростовского, да Федора Шереметева, да дьяков Второго Федорова, да Левонтья Резанцова поместья учинить на четыреста чети, и за ним деи поместья в Бежитской пятине двесте двадцать чети. [А недо]дано деи ему в оклад ста осмидесят чети. И нам бы [его] пожаловать велети в тое недодачю испоместити в Бежицкой же пятине ис порожних земель. [123]

И будет так, как нам Степан Парской бил челом, и как к вам ся наша грамота придет, и вы б за Степаном за Парским старое поместье сыскали писцовыми и отдельными книгами и нашими грамотами и всякими сыски, да чего Степана Парсково в старом ево поместье в оклад не дойдет, и вы б Степану Парскому досталь ево оклад с[то] восмьдесят чети додали в Бежитцкой ж пятине ис порозжих земель, где приищет и где доведетца, и учинили б есте за ним поместья и с старым ево поместьем на четыреста чети, оклад ево сполна, до большого верстанья, да где ему поместья отделят, и вы б то поместье [В тексте : помее.] велели за ним написати в отдельные книги, да с тех книг противень вы, диаки наши, за своими приписьми прислали нам к Москве.

Писан на Москве лета 7098-го июля в 8 день.

/л. 1/ В нашу отчину в Великий Новгород боярину нашему и воеводе князю Василью Федоровичю Шуйскому-Скопину с товарыщи, да дьяком нашим Ондрею Арцыбашеву да Семейке Емельянову.

Правил Яковец Дементьев.

/л. 1 об./ А что Степану Парскому поместной старой и новой оклад.

И в даче дияков Леонтья Резанцова да Савы Фролова, да Семейки Емельянова 94-го и 95-го году написано:

Степан Елизарьев сын Парской поместной его старой оклад 190 чети да в 93-м году по государеве грамоте за приписью дияка Сапуна Аврамова поверстан к старому ево окладу на 210 чети, и всего Степану Парскому поместной старой и новой оклад 400 чети.

А что за Степаном за Елизарьевым сыном за Парским старого поместья.

И в писцовых книтах Василья Григорьевича Наумова да Семена Захарьина сына Дятлова лета 7007-го написано:

Волость Топальско Орининская Васильевы жены Микифорова, а ныне за Иваном за Васильевым сыном Захарьина за Лятцковым в Богородитцком погосте на погосте церковь Рожество святей богородицы, а дворов на погосте двор большой, а в нем посельской Иванов Осташ, да 4 дворы крестьянских, сеют 5 коробей, сена 80 копен, 2 обжи, а крестьяне сеют 5 коробей, сена 50 копен, две обжи. И обоего на погосте пашни 4 обжи. А деревень к погосту — деревня Зародовичи сеют десять коробей, десять копен, пол-4 обжи, деревня Новинка, сеют 5 коробей, сена 60 копен, две обжи, деревня Тарутино Гнилово, сеют коробью, сена десять копен, пол-обжи. И всего на погосте на Топальском и в деревнях по Васильевым книгам Наумова с товарыщи десять обеж.

А в книгах как описывали по государеве цареве и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии грамоте и по записи великого князя дворетцкого ноугородцкого Дмитрея Федоровича Ласкирева, да великого князя дьяков Звяги Офонасьева сына Сукова, да Никиты Васильева сына Великого сытник Семен Иванов сын Щелепина, да подьячей Карпуня Тухинской великого князя волость Ивановскую Васильевича Лятцкого в Бежетцкой пятине волость Топальскую деревни и дворы и в них люди по имяном и обжи лета 7047-го году написано:

Волость Топальско на погосте Топальском церковь Рожество пречистые, двор большой Ивановской Васильевича Лятцкого, а в нем живут волостелины люди Ивана Петровича Головина, тиун Софон да доводчик Офоня, а пашут крестьяне всею волостью на тиуна 2 обжи, сеют ржи в одном поле 3 коробьи, а в дву полях по тому ж, сена ставят на лугу на тиунском по обе стороны Молозе реки пол-200 копен, а крестьянские пашни 2 обжи. Деревня Зародовичи пол-4 обжи, деревня Новинка Семеновская 2 обжи, деревня Тарутино Гнилово пол-обжи. И всего по отписным книгам сытника Семена Щелепина с товарыщи на погосте на Топальском и в деревнях пашни десять обеж. [124]

Да в книгах же как писали по цареве и великого князя Ивана Васильевича всеа Руси грамоте и по записи царевых великого князя дияков Чюдина Митрофанова, да Федора Дмитреева сына Сыркова, да Дмитрея Фомина сына Горина, Хрипун Олексеев сын Воронова, да подьячей Паня Петров сын Губина в Бежетцкой пятине писали волость Топальско, что было за Иваном за Васильевичем за Лятцким, лета 7060-го написано: волость Топальско на погосте церковь Рожество святой богородицы, двор волостелин, двор тиунской, на погосте ж крестьянских тяглых 12 дворов, сеют в одном поле 6 коробей ржи, сена шестьдесят копен, 4 обжи, деревня Зародовичи пашни в одном поле пятнатцать коробей, сена 20 копен, пол-4 обжи, деревня Семеновская, сеют в одном поле одиннатцать коробей, сена тритцать копен, 2 обжи, двор в Тарутине, сеют в одном поле десять коробей, сена полтретьятцать копен, пол-обжи. И всего на погостей на Топальском и в деревня пашни по отписным книгам Хрипуна Воронова с товарыщи десять обеж.

А в отдельных книгах Ерша Семеновича Белкина-Отяева да подьячего Ширяя Баучарова лета 7069-го году написано:

Отделено окольничим Олексею да Данилу Федоровичем Адашева в волости в Топальско в вотчину против старые их вотчины и купель и матери их вотчины приданные переславские и Даниловы приданные вотчины.

В волости в кормленной в Топальске и на погосте церковь Рожество святей богородицы вверх, а на погосте двор волостелин да двор тиунов, оба пусты, хоромы огнили и розвалялись, во дворе поп Варфоломей, во дворе дияк Степан, во дворе Фетко пономарь, во дворе проскурница Анна, да четыре двора, а в них живут старцы, пашни в поле поповы и дияковы 12 чети, а в дву по тому ж, сена сто копен, лесу пашенного и непашенного пять десятин.

И то погоста отделено половина по наказу и по книгам окольничему Олексею Федоровичю Адашева и половина двора тиунова, а на полупогосте пашни в поле 16 чети, а в дву по тому ж, сена под погостом на реке на Малоге и за рекою за Мологою 100 копен, лесу большого черного, пашенного семь десятин с полдесятиною, земля середняя, обжа, а в другую половину того Топальского погоста отделена окольничему Данилу Федоровичю Одашеву, паши обжа. А к погосту деревень: деревня Зародовичи, пашни в поле 120 чети, а в дву по тому ж, сена под деревнею и на реке на Мологе 230 копен, лесу пашенного десять десятин, а непашенного лесу тритцать десятин, да примерного лесу восемь десятин, земля середняя пол-8 обжи, деревня Новинка, пашни в поле семьдесят две четверти, а в дву по тому ж, сена под деревнею на Мологе 120 копен, лесу пашенного десять десятин, лесу ж большого черного семь десятин, земля середняя пол-5 обжи; деревня Тарутино, пашни в поле восемьдесят чети, а в дву по тому ж, сена 60 копен, лесу пашенного шестнатцать десятин, лесу ж большого черного восмнатцать десятин, земля середняя, пять обеж; деревня Дружинино, пашни в поле и на отхожей ниве 50 чети, а в дву по тому ж, сена 70 копен, лесу пашенного тритцать десятин, лесу черного, большого дватцать шесть десятин, земля середняя, три обжи с получетвертью.

И всего на погосте на Топальском да в 4-х деревнях отделено Олексею Адашеву дватцать одна обжа с полчетвертью и прописано в отдельных книгах Ерша Белкина в Топальской волости на погосте на Топальске перед старыми писцовыми книгами Василья Наумова и перед отписными книгами Хрипуна Воронова пашни обе обжи, а по новым писцовым книгам Федора Ласкирева 91-го году та прописная две обжи написана в роздаче за вдовою за Марьею за Семеновою женою Молотяинова да за ее сыном за Остатним.

А приписано в Богородитцком погосте в Топальской волости в отдельных книгах Европа Белкина-Отяева с товарыщи перед старыми писцовыми книгами Василья Наумова с товарыщи перед отписными книгами сытника Семена Щелепина да Хрипуна Воронова с товарыщи двор в Зародовичах 4 обжи, двор в Новинке полтреть обжи, двор в Тарутине полпяты обжи. И всего приписано в отдельных книгах Ерша Белкина-Отяева перед старыми писцовыми и перед отписными книгами 10 обеж. Да в тех же в отдельных книгах Ерша Белкина-Отяева написано деревня Дружинино [125] три обжи с полчетвертью. А в старых писцовых книгах Василья Наумова с товарыщи и в отписных книгах сытника Семена Щелепина да Хрипуна Воронова с товарыщи та деревня Дружинино, пашни в ней три обжи с получетвертью, не написано.

А в отдельных книгах подьячего Василья Коломенского 80-го году написано: в Бежетцкой пятине, в Богородитцком погосте, в Топальской волости отделено в поместье Степану Елизарьеву сыну Парскому из Настасьина помесья Олексеевы жены Адашева половина погоста Топальска вопче на Степанову выть Парского половина двора волостелина, половина двора тиунова, да усадище на погосте на Топальске, где жила Настасья Олексеева жена Адашева, обжа, деревня Зародовичи пол-8 обжи, деревня Тарутино 5 обеж, деревня Семеново, а Новинка то ж, пол-5 обжи, в деревне Дружинине, а Годняево то ж обжа. И всего отделено Степану Парскому 19 обеж оклад его старой 190 чети сполна.

А в новых писцовых книгах писма Федора Ласкирева с товарыщи 91-го году написано: в Бежетцкой пятине в Богородитцком погосте, в Топальской волости за Степаном за Елизарьевым сыном Парского на погосте в селе на Топальско на реке на Молыге двор помещиков, 2 обжи, деровня Зародовичи пол-4 обжи, деревня Новинка, Семенов Починок то ж, пуста 2 обжи, в деревне в Тарутине 2 обжи, пустошь Лосево, Белое то ж, пол-3 обжи. И всего за Степаном за Парским поместья по новым писцовым книгам 12 обеж.

И не написано в новых писцовых книгах против отдельных книг подьячего Василья Коломенского за Степаном за Парским в деревне в Зародовичах 4-х обеж, в деревне в Новинке, Семенов починок то ж, пол-3 обжи, в деревне в Тарутине 3 обжи, в деревне в Дружинине, а Годняево то ж, обжа. И всего не написано десяти обож с полобжею.

А тех прописных обеж место в новых писцовых книгах перед старыми отдельными книгами подьячего Василья Коломенского за Степаном за Парским написано на погосте на Топальску обжа, пустошь Лосево, Белое то ж, пол-3 обжи. И всего написано пол-4 обжи.

И в прошлом 94-м году бил челом государю Степан Парской в свой в старой и в новой оклад в 400 чети в додачю о панове о Леонтьевском поместье Богдановского. А что за Степаном за Парским панова Леонтьевского поместья Богдановского.

И в отдельных книгах губных старост Семена Тютчева да Якова Обрасцова 94-го году написано: в Богородицком погосте в Топальской волости отделено в помесье Степану Парскому в его оклад 400 чети к старому его помесью к 12 обжам паново Леонтьевское помесье Богдановское, пустошь Огрызково с пустошами, всего 10 обеж.

И всего за Степаном за Парским помесья по писцовым [В тексте написано над строкой: и по отдельным книгам] и с теми обжами, которые обжи за ним в новых писцовых книгах перед старыми отдельными книгами не написаны, 13 обжи с пол-обжею. И перешло у Степана у Парского за его старым окладом за 19 обжами в новой его помесной оклад 13 обеж с полуобжею.

И в прошлом 95-м году привез с Москвы в Великий Новгород к диаком к Саве Фролову да к Семейки Емельянову Григорей Мелюков государеву грамоту за приписью дияка Елизарья Вылузгина, а в государеве грамоте написано:

Бил челом государю царю и великому князю Григорей Иванов сын Мелюков: по окладу деи велено за ним государева жалованья поместья учинити на триста чети, и за ним деи ныне поместья в Бежецкой пятине сто семь чети, а недодано деи ему в оклад ста девяноста трех чети. И будет так, как государю царю и великому князю Григорей Мелюков бил челом, и по той государеве грамоте Григорья Мелюкова велено изпоместити в Бежетцкой пятине из тех поместей, которые дети боярские изпомещены по грамотам сверх старых окладов из новых их придач к старому его поместью, что ему велено дати по государеве грамоте из порозжих земель Семеновского поместья Молотянинова ко сту к семи четвертям в его оклад в триста чети и учинить за ним поместья, оклад его триста чети, сполна. [126]

И Григорей Мелюков бил челом государю царю и великому князю, чтоб его государь пожаловал в Топальской волости из Степанова Парского из старого поместья треми обжами с полобжею, да Степановским же поместьем Барского, что ему дано в прошлом 84-м году [В тексте написано над строкой: в новой его оклад] паново Леонтьевское поместье Богдановского 10 обжами, всего 13 обжами с полобжею, а у Степана деи у Парского та 13 обеж с полобжею, за его старым окладом за 19 обжами лишок.

И 95-го же августа в 27 день по государеве грамоте и по приговору дияков Савы Фролова да Семейки Емельянова велено отделити Григорью Мелюкову в Городитцком погосте в Топальской волости Степанова Парского старого поместья пол-4 обжи, что он у писцов у Федора у Ласкирева с товарыщи те пол-4 обож за собою не написал, да Степанова ж поместья Парского, что ему дано в старой и в новой оклад в 400 чети переверстной грамоте в 94-м году паново Леонтьевское поместье Богдановского десять обеж, и всего тринатцать обеж с полобжею, что у Степана у Парского за его старым окладом за 19 обжами лишек, а Степану Парскому велено отделети в его старой оклад 19 обеж его же старого помостья, что он в тех же деревнях, которые деревни за ним по писцовым книгам написаны у писцов у Федора у Ласкирева с товарыщи против старых отдельных книг подьячего Василья Коломенского 80-го году, за собою не написал семь обеж к старому его поместью, что за ним написано по писцовым книгам Федора Ласкирева к 12 обежам. И всего учинити за Степаном за Парским поместья 19 обеж оклад его старой 190 чети сполна.

И Григорей Мелюков на то Степановское Парского на старое поместье на пол-4 обежи да на новую его дачю, что ему дано паново Леонтьевское поместье Богдановского на 10 обеж з 95-го году по нынешней 98-й год августа по 18-е число отдельные и ввозные грамоты не имывал.

И Степан Парской бьет челом государю, чтоб его государь пожаловал пановым Лоонтьевским поместьем Богдановского, что было ему дано в старой и в новой оклад в 400 чети в 94-м году, а в 95-м году [В тексте написано над строкой: то помесье] помечено было дать Григорью Мелюкову 10 обежами в его старой и в новой оклад по государеве грамоте в 400 чети к старому его поместью, что за ним написано по новым писцовым книгам Федора Ласкирева к 12 обжам. А что помечено дати Григорью же Малюкову из Степанова Парского из старого поместья пол-4 обжи, да Степану Парскому 7 обеж, и всего десять обеж с полуобжею, что было Степану Парскому дано по Олексееве да по Данилове даче Адашевых, и о тех 10 обжах с полобжею Степан Парский не бьет челом.

А у выписки Степан Парской сказал: пожалован деи он, Степан, поместьем в Бежетцкой пятине в Богородитцком погосте, в Топальской волости Олексеевским да Даниловским поместьем Адашевых, а Олексею деи да Данилу Адашевым дано было поместье в Топальской волости против их переславских и костромских вотчин за опалу, зачитали по четвертем мерили мох и болота и отделяли де им тот мох и болота в пашни место, а ему деи Степану Парскому, то Олексеевское да Даниловское поместье Адашевых дано по той же по опальной даче, и он деи, Степан, о тех о приписных четвертях бил челом государю [В тексте написано над строкой: на Москве], чтоб государь велел с него те приписные четверти сложити. И государевы деи бояре и дьяки велели ему, Степану, ждати писцов. И после деи его, Степанова, челобитья в 91-м году в половине Бежецкие пятины писец Федор Ласкирев писал государевы порозжие земли и за помещики помесья, и его, Степаново, поместье писал по старым писцовым книгам Василья Наумова и по отписным книгам Семена Щелепина да Хрипуна Воронова с товарыщи, и написал деи в его в старом поместье пашни полдевяты обжи, да за ним же деи за Степаном, написал тое ж Топальские волости полчетверты обжи, и всего за ним написал двенадцать обеж. И в 95-м деи году у него, у Степана у Парского, помечено взяти по отдельным книгам подьячего Василья Коломенского 80-го году, что ему, Степану, отделено по опальной даче Олексея да Данила [127] Адашевых из старых его деревень полчетверты обжи, да новую его придачю, что ему дано в старой и в новой его оклад 400 чети паново Леонтьевское поместье Богдановское десять обеж, и всего тринадцать обеж с полобжею, и отдати Григорью Мелюкову. Да его ж деи Степанова Парского старого поместья по тем же отдельным книгам подьячего Василья Коломенского 80-го году, что ему дано по той ж по опальной по Олексееве да по Данилове даче Адашевых 7 обеж велено отделити ему, Степану Парскому, в его оклад во 190 чети к старому его поместью, что за ним написано по новым писцовым книгам Федора Ласкирева к 12 обжем. И Григорей деи Мелюков на то его старое поместье на пол-4 обжи да на новую его дачю на паново на Леонтьевское поместье на 10 обеж, и всего на 13 обеж с полобжею, отдельные и ввозные грамоты не имывал и тем поместием не владеет а сщел жити в московские городы.

И только государь царь и великий Степана Парского пожалует пановым Леонтьевским поместьем Богдановского, что было ему дано в старой и в новой его оклад,в 400 чети в 94-м году, а в 95-м году то паново Леонтьевское [поместье] помечено было дати Григорью Мелюкову 10 обжами в его оклад по государеве грамоте в 400 чети к старому его поместью, что за ним написано по новым писцовым книгам Федора Ласкирева к 12 обжам, и за Степаном будет поместья, и з старым, 22 обжи, а не дойдет его в оклад в 400 чети 18 обеж. А останетца Степановского Парского старого поместья, что было ему дано по Олексееве даче Адашева 10 обеж с полобжею, что помечено дать Гриторью Мелюкову и о тех 10 обжах с полобжею Степан Парской не бьет челом.

/лл. 2 — 19/ От царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии в нашу отчину в Великий Новгород боярину нашему и воеводе князю Василью Федоровичю Шуйскому-Скопину с товарыщи, дьяком нашим Ондрею Арцыбашеву да Семейке Емельянову.

Бил нам челом Остатней Семенов сын Молотянинов, велено деи за ним нашего жалованья по окладу поместья учинити на двесте на тритцать чети. И за ним деи поместья в Бежецкой пятине отца его сто десять чети, а недодано деи ему в оклад ста двадцати чети, и нам бы его пожаловать в Бежецкой ж пятине в Топольской волости ис порозжих земель отца его Семеновым поместьем Молотенинова, что осталось у него у Остатнево за отделом, а ныне отписано на нас пашни сто семь чети с осминою, а то деи поместье порозжо, не отдано никому.

И ож будет так, как нам Остатней Молотянинов бил челом, и как к вам ся наша грамота придет, и вы б того всего велели сыскати писцовыми и отдельными книгами и нашими грамотами и всякими сыски, да будет по сыску так, как нам Остатней Молотянинов бил челом, а то будет отца его Семеново поместье Молотянинова, что осталось у него, Остатнего, за отделом порозжо не отдано никому, и вы б то отца его поместье сто семь чети с осминою велели в отдельные книги написать за Остатным за Молотяниновым к старому его помесью ко сту к десяти четью в его оклад в двесте в тридцать чети. Да с тех книг противень вы, диаки наши, за своими приписми прислали б есте к нам на Москву с ыными отдельными книгами вместе.

Писан на Москве лета 7098-го июля в 12 день.

/л. 20/ В нашу отчину в Великий Новгород боярину нашему и воеводе князь Василью Федоровичю Шуйскому-Скопину с товарыщи, да дияком нашим Ондрею Арцибашеву да Семейке Емельянову.

Правил Яковец Дем[ентьев].

/л. 20 об./ Государю царю и великому князю Федору Ивановичю всея Руси бьет челом холоп твой Бежецкие пятины Остатней Семенов сын Молотянинова.

Пожаловал ты, государь, меня, холопа своего, и с матерью с моею, дал мне своего, царьского, жалованья, а отца моего поместейца половину окладу отца моего преж сего на прожиток; а нынча, государь, ты меня, холопа своего, поверстал, дал [128] мне свою, государеву, грамоту в Великий Новгород к своему, государеву, боярину и воеводе к князю Василью Федоровичю Шуйскому с товарыщи, да к своим государевым дияком к Ондрею Арцыбашеву да к Семену Емельянову, а велел мне, холопу своему, и другую половину отца моего оклад поместья дать.

Милостивый государь царь, пожалуй меня, холопа своего, вели мне по своей, государеве, грамоте своего государева жалованья, а отца моего поместейца отделить половину отца моего окладу в мой оклад. Государь, царь смилуйся, пожалуй.

/л. 21 об./ 98-го, августа в 12 день. Выписать.

/л. 21/ А поместья за Остатным за Семеновым сыном Молотеинова да за его матерью, за вдовою за Марьею за Семеновою женою Молотеинова по писцовым книгам Федора Ласкирева с товарыщи 91-го году написано:

В Богородитцком погосте в Топальской волости 11 о[беж], а недошло в его оклад в двесте в тридцать чети 12 обеж.

А о чем государю царю и великому князю Остатней Соменов сын Молотеинов бьет челом.

И в отдельных книгах Ерша Семенова сына Белкина-Отяева да подьячево Ширяя Баучарова 69-го году написано:

В Бежетцкой пятине, в кормленной волости в Топальской отделено в вотчину окольничим Олексеею да Данилу Федоровичем Адашева против старые их вотчины погост, а на погосте церковь Рожества святии богородицы, да к погосту деревня Погостище восмь обеж без чети, деревня Подкино пол-3 обжи, деревня Деревенька, да к той же деревне припущена в поле пустошь Лесы пол-3 обжи. И всего в трех деревнях 13 обеж без четверти, да к погосту же да к трем деревням 44 деревни, да пустошь, да 4 починки, а в них 252 обжи с четью, и всего за Олексеем да за Данилом за Адашевыми 265 обеж.

А у выписки Остатней Семенов сын Молотеинов сказал, что в той в Топальской волости дано было помесье отцу ево, Семену Дмитрееву сыну Молотеинова 22 обжи, а оклад, деи поместной отцу его, Семену, был 23 обжи, а дача деи ему была на те поместье на Москве. И отца же ево, Семена Молотеинова, не стало, а осталось деи после отца его, Семена, жена вдова Марья, а ему, Семену, мать, да он, Остатней, а иных деи сынов и дочерей после отца его, Семена, опроче ево, Остатнево, не осталося, а поместья деи дано матере ево, вдове Марье, да ему, Остатнему, на прожиток из отца его из Семенова поместья 11 обеж, а досталь деи отца его Соменовсково поместья Молотеинова полпустоши Погостища, за пустошь Полкипо, да пустошь Деревенка, пашни в них 11 обеж, стоит в порозжих землях.

А в платежных книгах Бежетцкие пятины, которые платежные книги присланы с Москвы в Новгород в 86-м году за приписью дияка Степана Лихачева по обыску письма и дозору Ивана Огарева да подьячево Данила Прокофьева по доводу детей боярских Бориса Петрова сына Черкасова да Ивана Михайлова сына Черкасова, да Дмитрея Суморокова сына Головкина лета 7084-го написано:

В Топальской волости на погосте за Семеном за Молотеиновым живущего обжа с четью, а впусте 19 обеж без четверти, и обоего 20 обеж.

А в государеве цареве и великово князя грамоте, которая грамоте прислана с Москвы в Новгород к дияком к Поснику Хворощину да к Илье Осееву в прошлом в 85-м году за приписью дьяка Ондрея Мясново написано:

Бил челом государю царю и великому князю во вдовино в Марьино Семеновы жены Дмитреева сына Молотеинова место брат ее двоюродный Петр Юренев, а сказал: мужа деи ее Семена в 85-м году не стало, а после деи его осталася жепа, вдова Марья, да сын Остатней полутора году, да дочь девка Федора, а иных деи сынов и дочерей опроче тех после его не осталося, а государева деи жалованья поместья было за ним, за Семеном, в Бежетцкой пятине в Пречистенском погосте в [129] Топальской волости 22 обжи, а четвертные пашни двесте двадцать чети, в обжу по десяти чети. И государю б тем Семеновским поместьем Молотеинова пожаловати жену его, вдову Марью, з детьми, с сыном с Остатним, да з дочерью з девкою с Федорою на сто чети, а как сын ее Остатней, будет в пятнадцать лет, и ему с того поместья государева служба служити и мать свою и сестру кормити, а вскормив сестру замуж выдати. А досталь того поместья сто двадцать чети велено отписати на государя и приказати ведати и беречи до государева указу и в роздачю роздати кому доведетца.

А в отдельных книгах Офонасья Арцыбашева 86-го году написано: в Бежетцкой пятине, в Топальской волости отделено в поместье по государеве грамоте Остатнему Семенову сыну Молотеинову с матерью да с сестрою на прожиток отца его Семенова поместья на погосте на Топальском половина волостелина двора, да половина тиунова двора, пашни под усадищем на Остатневу выть обжа, да к усадищу пашни пять обеж, да в деревне в Погостище на Остатнево выть четыре обжи. И всего отделено Остатнему Семенову сыну Молотеинову отца его Семенова поместья 10 обеж, а четвертные пашни сто чети.

А в отписных книгах Офонасья Арцыбашева 86-го году написано: в Топальской же волости отписано на государя царя и великово князя Семеновского поместья Молотеина, что осталося за отделом у Остатнево у Семенова сына Молотеина в деревне в Подкине 2 обжи, в деревне в Погостище обжа, да того ж поместья в Михайловском погосте в Лощемле деревня Лощово три обжи, и деревня Кондратково полчетверты обжи, деревня Пестово полтретьи обжи, деревня Обабково обжа, и всего отписано на государя в дву погостах 13 обеж.

А у выписки Остатней Семенов сын Молотеинов сказал, что отец его, Семен Молотеинов, испомещен был по окладу сполна в Богородитцком погосте, в Топальской волости, а в Михайловском деи погосте в Лощемле поместье за отцом его, за Семеном, не было.

А в старых писцовых книгах Ивана Вельяминова 53 году и в новых писцовых кпигах Федора Ласкирева 91-го году в Михайловском погосте в Лощемле за Семеном за Дмитреевым сыном Молотеинова поместья не сыскано. А написаны те пустоши Кондраткова, да Пестово, да Обабково, по тем же по старым и по новым писцовым [Слово «писцовым» написано над строкой] книгам в Михайловском погосте в Лощемле в Ывановском да в Микитинском поместье Матвеевых детей Молотеинова, а пустоши Лещова трех обеж по писцовым книгам, в Топальской волости не сыскано.

А в новых писцовых книгах Федора Ласкирева с товарыщи 91-го году написано: в роздаче в Топальской волости за вдовою за Марьею за Семеновою женою Молотеинова, да за сыном ее за Остатным на погосте усадище, да полдеревни Погостища, да деревня Дмитрово, а в них пашни 11 обеж.

Да за Степаном за Парским на погосте усадище да деревня Зородовичи, да деревня Новинка, да в деревне в Тарутине, да пустошь Лосево, Белое то ж, а в них пашни 12 обеж.

Да в 94-м году по даче дияков Фторово Федорова да Леонтья Резанцова тое ж Топальские волости дано в поместье Степану Парскому пустошь Огрысково да пустошь Полкино, да пустошь Огафоново, пашни в них 10 обеж. И всего Топальские волости в роздаче 33 обжи.

А за роздачею осталося Топальские волости по писцовым книгам Федора Ласкирева в порозжих землях в Богородитцком погосте, в Топальской волости царя и великого князя пустоши, что были деревни и починки, а ныне в порозжих землях пустошь, что была деревня Подкино, пашни перелогом 30 чети в поле, а в дву по тому ж, сена 30 копен, 3 обжи пустошь Деревенка, пашни перелогом 22 чети с осминою в поле, а в дву по тому ж, сена 20 копен, 2 обжи с четью, полдеревни Погостища пуста, пашни перелогом 50 пять чети в поле, а в дву по тому ж, сена 80 копен, пять обеж с полуобжею, а другая половина тое пустые деревни в поместье за Марьею за Семеновою женою Молотеинова, и всего две пустоши, да полдеревни пуста, пашни перелогом 107 чети с осминою в поле, а в дву по тому ж, сена 130 копен, 11 обеж [130] без четверти. Да к тем же пустошам приписано царевых и великово князя пустошей, что были деревни и починки, 95 пустошей, пашни перелогом и лесом поросло 1023 четверти с третником в поле, а в дву по тому ж, сена 1809 копен, впусте 192 обжи с третью и пол-пол-трети обжи.

И всего в Топольской волости царевных и великово князя порозжих земель 2031 четверть без полутретника в поле, а в дву по тому ж, сена 1939 копен, в пусте 203 обжи с полутретью, а порознь в писцовых книгах не росписано: чеи с ково поместья которые пустоши бывали.

И не написано в новых писцовых книгах против отдельных книг тех порозжих земель 29 обеж без полутрети.

И обоего в порозжих землях, и с тем, что в новых писцовых книгах не написано перед старыми отдельными книгами 232 обжи.

И в прошлом 95-м году привез с Москвы в Великий Новгород к дияком к Саве Фролову да к Семейке Емельянову Григорей Милюков государеву грамоту за приписью дияка Елизарья Вылузгина, а в государеве грамоте написано:

Бил челом государю царю и великому князю Григорей Иванов сын Милюков, по окладу велено за ним государева жалованья поместья учинити на триста чети, и за ним деи поместья нет нигде. И государь бы его пожаловал, в Бежетцкой пятине, в Богородитцком погосте, в Топальской волости Семеновским поместьем Молотеинова, что отписано на государя, а в роздачю деи не отдано никому. И будет так, как государю царю и великому князю Григорей Мелюков бил челом, и по той государеве грамоте велено в то в отписное в Семеново поместье Молотяинова, что отписано на государя, послати ково пригоже, а велети то отписное Семеново поместье Молотяинова сто семь чети с осминою отдати Григорью Мелюкову в его оклад в триста чети.

И в прошлом 95-м году августа в 27 день по государеве грамоте и по приговору дияков Савы Фролова да Семейки Емельянова велено дати Григорью Мелюкову в Богородитцком погосте в Топальской волости Семенова поместья Молотеинова одинатцать обеж без четверти, да из порозжих земель, которые порозжие земли к Семеновскому поместью Молотеинову пришли сряду и смежно, шесть обеж без четверти. И Григорий Милюков на то Семеновское поместье Молотеинова на 11 обеж без четверти да на порозжие земли на 6 обеж без четверти з 95-го году по нынешней 98-й год отдельные грамоты не имывал.

И Остатней Семенов сын Молотеинов бьет челом государю, чтоб ево государь пожаловал в Топальской волости отца его Семеновым поместьем Молотеинова пустошью Подкиным да пустошью Деревнею, да пустой деревнею Погостищами, а в них пашни 11 обеж без чети в его оклад в двесте в тритцать чети к старому его поместью к одинатцати обжам.

А у выписки Остатней Молотеинов сказал, что де Григорей Мелюков сшол жити в московские городы, а то де отца его Семеново поместье Молотеинова, что велено было отдати Григорию Мелюкову, стоит порозже не отдано и не помечено отдати никому.

И только государь царь и великий князь Остатьнево Семенова сына Молотеинова пожалует отца его Семеновым поместьем Молотеинова, что в прошлом 95-году помечено было дати Григорью Милюкову одиннатцатью обжами без четверти в его оклад в двесте в тридцать чети к старому его поместью к одиннатцати обжам, и за ним будет поместья 22 обжи без четверти, а недойдет в его оклад обжи с четью, а останетца тово поместья за Останево челобитьем, что в прошлом 95-м году помечено было дать Григорью Мелюкову ис порозжих земель 6 обеж без четверти.

Выписывал подьячей Ромашко Онуфреев.

/л. 31 об./ И 98-го августа в 19 день боярин и воевода князь Василий Федорович Шуйской с товарыщи да дияки Ондрей Арцыбашев да Семейка Емельянов государевых грамот и челобитных Степана Парсково да Остатнево Молотеинова и выписки ис писцовых книг и из дачи дьяков Савы Фролова да Семейки Емельянова 95-го году слушали [131] и приговорили в Бежетцкую пятину к неслуживому сыну боярскому к Елпзарью к Языкову послать две трамоты, а велети ему в Богородитцком погосте в Топальской волости и в окольных погостех обыскати игумены и попы, и дьяконы по священству, а старосты и целовальники, и волыстными людьми по государеву цареву и великово князя крестному целованью: Григорий Мелюков в московские городы жити сшол ли, а поместье, что помечено было ему дати в 95-м году паново Леонтьевское Богдановосково десять обеж, да Семеновское поместье Молотеинова, что осталося за отделом у Остатнево у Семенова сына Молотеинова одиннатцать обеж стоят порозжи ли, не отданы ли и не помечены ли кому отдати и к дворцовым селам и к черным волостям и к ямским слободам не приписаны ли? Да будет в обыску скажут, что Григорей Мелюков сшол жити в московские городы, а поместье, что помечено было ему дати в 95-м году паново Леонтьевское Богдановосково десять обеж да Семеново поместье Молотеинова, что осталося за отделом у Остатнево у Семенова сына Молотеинова, стоят порозжи, не отданы и не помечены отдати никому и к дворцовым селам и к черным волостям, и к ямским слободам не приписаны, и неслуживому сыну боярскому Елизарью Языкову по тому обыску и по выписи с книг за дьячими приписьми то паново Леонтьевское помесье Богдановского десять обеж отделити Степану Елизарьеву сыну Парскому в его оклад в четыреста чети к старому его поместью к двунатцати обжам, а Семеново поместье Молотеинова, что осталося за отделом у сына его, у Остатнево, одиннатцать обеж без четверти, отделити Остатнему Семенову сыну Молотеинова в его оклад в двесте в тритцать чети к старому его поместью к одиннатцати обжам, а досталь Григорьевского поместья Мелюкова, что помечено было ему дати Степанова помесья Парсково полчетверты обжи, да Степанова ж Парского старово помесья семь обеж, что помечено было дати Степану Парскому в 95-м году, всего десять обеж с полуобжею отписати на государя царя и великово князя и приказати ведати и беречи старостам и целовальником и волостным людем добрым до государева указу с порукою.

По склейкам: Диак Ондрей Арцыбашев.

/лл. 22 — 88/ По государеву цареву и великого князя Федора Ивановича всеа Русии указу 18 от дьяков от Ондрея Арцыбашева да от Семейки Емельянова в Бежетцкую пятину неслуживому сыну боярскому Елизарью Языкову.

В нынешнем 98-м году 19 бил челом государю царю и великому князю С[тепан] Елизарьев сын Парской, велено деи за ним государева жалованья по окладу учинити поместья четыреста чети 19. И за ним деи поместья двенадцать обеж, а недошло деи его в оклад дватцати осми обеж. И государю б его, Степана, пожаловати [Далее зачеркнуто: «из Григорьевского поместья Мелюкова»] Топальской волости пановым Леонтьевским поместьем Богдановсково десятью [132] обжами 20, что было ему, Степану, дано в старой и в новой оклад в четыреста чети, и в 95-м году то паново Леонтьевское поместье Богдановского помечено было дати Григорью Мелюкову и Григорей деи Мелюков на то паново Леонтьевское поместье отдельные и ввозные грамоты не имывал, а сшол 20 жити в московские городы, а то деи паново Леонтьевское поместье Богдановско десяти обеж [Далее зачеркнуто: «да старого его поместья, что в прошлом 95-м году помечено было дати Григорью Мелюкову»] стоит порозжо, не отдано [Далее зачеркнуто: «и не помечено отдати»] никому. И будет так, как государю царю и великому князю Степан Парской бил челом. И мы тому панову Леонтьевскому [«панову Леонтьевскому» написано над строкой] поместью послали к тебе выпись с отдельных книг [«с отдельных книг» написано над зачеркнутым: «с писцовых книг»] за своими приписьми. И как к тебе ся грамота и выпись с книг придет, и ты б в том в Богородитцком погосте, в Топальской волости и в окольных погостех обыскал игумены, и попы, и дьяконы по священству, а старосты, и целовальники и волостными людьми по государеву цареву и великово князя крестному целованью: Григорей Мелюков в московские городы жити сшел ли, а поместье, что помечено было ему дати в 95-м году паново Леонтьевское Богдановсково десять обеж [Далее зачеркнуто: «да Степановское поместье Парского полчетверти обжи, что три обжи с полуобжею, что в прошлом 95-м году помечено было дати Григорью Мелюкову»] стоит порозжо и не отдано ли, и не помечено ли кому отдати, и к дворцовым селам и к черным волостям и к ямским слободам не приписано ли, да хто что про то про все в обыску скажет, и ты б тех людей имяна и речи велел написати в обыскные книти земскому или церковному дьячку подлинно порознь. Да будет в обыску скажут, что Григорей Мелюков сшол жити в московские городы, то поместье, что помечено было ему дати паново Леонтьевское Богдановсково десять обеж в 95 м году [«В 95-м году» написано над строкой, далее зачеркнуто: «да Степановское поместье Парсково три обжи с полуобжею, что в прошлом 95-м году помечено было дати Григорью Мелюкову»] стоит порозжо, не отдано и не помечено отдати никому, и к дворцовым селам, и к черным волостям, и к ямским слободам не приписано. И ты б по тому обыску и по выписи с книг, какова к тебе выпись послана за нашими приписьми [Надписано над строкой: «то паново Леонтьевское поместье Богдановского»] отделил Степану Елизарьеву сыну Парскому десять обеж [Далее зачеркнуто: «панова Леонтьева поместья Богдановсково десять обеж, да старово его поместья три обжи с полуобжею, и всего тринатцать обеж с полуобжею, что в прошлом 95-м году помечено было дати Григорью Милюкову»] в его оклад в четыреста чети к старому его поместью к двунатцати обжам, [а досталь Григорьевского помесья Мелюкова, что помечено было ему дати Степановского Парского поместья полчетверты обжи, да Степановского ж Парского ж поместья, [что] помечено было дати Степану Г[ригорье]ву в 95-м году, и всего десять обеж с полобжею — написано на обороте с указанием вставить в текст. Далее зачеркнуто: «отписать на государя царя и великого князя и приказал» (далее слово заклеено)]. А что в том в панове в Леонтьеве поместье Богдановского [Далее зачеркнуто вписанное между строк: «Степановском Парсково в старом поместье»], что помечено было дати Григорию Мелюкову [Далее зачеркнуто: «да Степану Парскому»], к нынешнему 98-му году и к 99-му году ржи и яри поместечей сеяно и что какова хлеба стоячево копен сотных и сен кошеных наедешь [Далее зачеркнуто написанное в строку: «и ты тот хлеб и сена» и написанное над строкой: «б то отписное поместье и отписное»], отписал на государя царя и великово князя и приказал [Далее зачеркнуто: «то отписное поместье писать»] хлеб и сена на государя ведати ... [Дело на этом обрывается]

ЛЛ. 34 — 37. ЦГАДА, ф. Поместный приказ, Новгород, стб. № 42743, ч. III, д. 22, лл. 1 — 37.


Комментарии

1. Н. М. Карамзин. История государства Российского, т. VIII, прим. 184; С. М. Соловьев. История отношений между русскими князьями Рюрикова дома. М., 1847, стр. 632 — 633; Н. И. Костомаров. Русская история в жизнеописаниях, т. I. СПб., 1874, стр. 413.

2. Н. П. Лихачев. Происхождение А. Ф. Адашева, любимца Ивана Грозного. «Исторический вестник», 1890, май, стр. 392.

3. С. О. Шмидт. Правительственная деятельность А. Ф. Адашева. «Ученые записки МГУ. Кафедра истории СССР», вып. 167, стр. 32 — 35. Выводы Н. П. Лихачева и С. О. Шмидта о происхождении А. Ф. Адашева из среды богатого придворного дворянства разделяются И. И. Смирновым (И. И. Смирнов. Очерки политической истории Русского государства 30 — 50-х годов XVI века. М.— Л., 1958, стр. 214) и А. А. Зиминым (А. А. Зимин. Реформы Ивана Грозного. М., 1960, стр. 312), Недавно В. А. Кучкиным был опубликован документ, свидетельствующий о связи правительственной деятельности А. Ф. Адашева с казной (В. А. Кучкин. Жалованная грамота тверскому Афанасьевскому монастырю 1555 г. «Исторический архив», 1960, № 1, стр. 220 — 221.

4. ЦГАДА, ф. Новгородская приказная изба, стб. № 42743, дело из 37 лл.

5. Отдельные книги подьячего В. Коломенского на поместье С. Е. Парского напечатаны полностью у Д. Я. Самоквасова (См. Д. Я. Самоквасов. Архивный материал, т. II, стр. 184 — 185).

6. Женой А. Ф. Адашева была Анастасия Сатина, а женой Д. Ф. Адашева — Н. П. Турова. См. Русская родословная книга, т. I, изд. 2. СПб., 1895, стр. 1.

7. «Послания Ивана Грозного». М.— Л., 1951, стр. 37.

8. А. П. Барсуков. Род Шереметьевых, т. I, СПб., 1881, стр. 255 и фотокопия.

9. Подробнее об обстоятельствах опалы и смерти в Юрьеве-Ливонском А. Ф. Адашева см. А. А. Зимин. Реформы Ивана Грозного, стр. 475 — 476.

10. Указания на эти книги отсутствуют как в списке писцовых и дозорных книг XV — XVI вв., помещенном в книге П. Н. Милюкова (Спорные вопросы финансовой истории Московского государства. СПб., 1892, стр. 158 — 173), так и в различных дополнениях к нему. См. М. А. Дьяконов. Рецензия на книгу П. Н. Милюкова. «Журнал министерства народного просвещения», 1893, июль, стр. 222 — 231; С. А. Шумаков. Сотницы, грамоты и выписи, вып. 1. М., 1902; Д. Я. Самоквасов. Архивный материал, т, I. М., 1905, стр. 31 — 41; В. Н. Шумилов. Обзор документальных материалов по истории СССР периода феодализма XI — XVI вв. М., 1954, стр. 18 — 19, 173 — 179).

11. Подробнее о заговоре Михаила Глинского 1534 г. и об участии в нем И. В. Ляцкого см. в книге И. И. Смирнова. Очерки политической истории Русского государства 30 — 50-х годов XVI века, стр. 33 — 44.

12. «Послания Ивана Грозного», стр. 34; ПСРЛ, т. XIII, стр. 443 — 444.

13. П. Н. Лихачев. Происхождение А. Ф. Адашова, любимца Ивана Грозного. «Исторический вестник», 1890 г., май, стр. 389.

14. А. А. 3имин. И. С. Пересветов и его современники. М., 1958, стр. 31, прим. 15

15. О. А. Яковлева. Пискаревский летописец. «Материалы по истории СССР», т. II. М., 1955, стр. 56.

16. Там же.

17. «Послания Ивана Грозного», стр. 41 — 42.

18. В тексте слово «указу» написано над строкой, далее зачеркнуто: «грамота от боярина и воеводы от князя Василия Федоровича Шуйсково с товарыщи да».

19. Написано на обороте с отметкой вставить в текст. Далее зачеркнуто: «августа в 16 день писал к нам государь царь и великий князь: бил челом государю царю и великому князю Степан Елизарьев сын Парской, велено деи за ним государева жалованья по верстанью воеводы князя Михаила Катырева-Ростовского да Федора Шереметева, да дьяков Второво Федорова да Леонтья Резанцова поместья учинити на четыреста чети, и за ним деи в Бежетцкой пятине двесте дватцать чети, а недодано деи ему в оклад ста осмидесят чети. И государю б его пожаловати, велети его в тое недодачю испоместити в Бежетцкой пятине ис порозжих земель, где приищет и где доведетца. И оже будет так, как государю царю и великому князю Степан Парской бил челом. И оже будет так, как государю царю и великому князю Степан Парской бил челом (Так в тексте, последняя фраза написана два раза. В первом случае перечеркнуто поперечной чертой). И за Степаном за Парским велено сыскати старое поместье писцовыми и отдельными книгами и государевыми грамотами и всякими сыски, да чево Степана Парского в старом ево помостье в оклад не дойдет, и Степану Парскому досталь ево окладу сто восмьдесят чети велено додати и Бежетцкой пятине ис порозжих земель где приищет и где доведетца. И в нынешнем же 98-м году бил челом государю царю и великому князю Степан Парской, и сказал: пожаловал деи ево государь по своей государеве грамоте, велел за ним учинити поместья на четыреста чети».

20. Написано над зачеркнутым: «да старого ево поместья тремя обжами с полуобжею. И будет так, как государю царю и великому князю. А. Григорей де Мелюков, а Грегорей де Мелюков» (написано два раза в подлиннике).

Текст воспроизведен по изданию: О земельных владениях Адашевых в XVI в. // Исторический архив, № 6. 1962

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.