Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Известия о нескольких древних, и доныне бывших неизвестными, граматах

(Окончание)

№ 17

Наказ Государя, Царя и Великого Князя Феодора Иоанновича Афанасью Федоровичу Зиновьеву, писанный в 1589 году

От Царя и Великого Князя Федора Ивановича всеа Русии, Афонасью Федоровичу Зиновьеву. Прислали к нам с Донца атоманы, Матвей Федоров с товарищи, товарыщей своих Черкас Матвея Дворецкого с товарыщи пяти человек, и языка к нам Казыева улусу прислали; а после Матвей же Федоров с товарыщи прислали к нам товарищей своих Черкас, Ясаула Трошу Афанасьева с товарыщи, с воры с Черкаскими языки. И били Нам челом о записех, чтоб нам их пожаловавши прислати к ним на Донец запасу, чтоб их не поморити с голоду; а они де и на Донце едят траву; а ты Федор писал к нам, что ты атамана Матвея Федорова с товарыщи стел на Донце на устенцу, и по перевозом для нашего дела атаман Матвей с тобою козаков Донецких поставили вместе, и ходят под Крымскими и под Азовскими людьми; и нашим делом промышляют, и над дворы над [417] Черкаскими, которые воры Черкасы, ходят по Донцу, наших севрюков и козаков Донских громят, хотят их имая, вешати, и Черкас воров, Сенку Колпакова с товарыщи, на Донце побили. А после того ты к нам писал, что ты запас им ис Путивля привезя, отдал Матвею Федорову, а хочешь с Матвеем Федоровым с товарыщи делом нашим промышлять и языков в улусах добывати. И мы тех Черкас, Матвея Дворецкого с товарыщи и Ясоула Трошу с товарыщи пожаловали и отпустили на Донец, а к вам есмя в прибавку людей на Донец, голов с детьми боярскими Дементья Яшкова до Афонасья Жилина, а с ними детей боярских, послав сто человек, да с ними же послано с Тулы и с Болхова, и ис Ливны двесте человек с огненным боем на конех: да с ними же послали есмы к нему, Матвею Федорову с товарыщи, на Ливну сто четьи муки ржаной, да двадцать пять четьи толокна; а с Ливны вперед велели есми отпустить достальное муки сто четьи да половина полтретьядцать четьи. Да к Матвею Федорову послали есми с Богданом Арсеньевым пансыр, да шелом, да шулумбас, да сукна портище лундушу, да в приказ пять рублев денег, да атоманом лучшим и ясоулом пятидесять человеком по сукну по доброму, а достальным всем на шесть сот на дватцать человек на раздел послано сто рублев. И как Дементей Юшков да Афонасей Жилин с детьми боярскими и с Козаки к вам приедут на Донец и запас привезут, и вы-б тот-час, что привезут муку и толокна, [418] атаману Матвею Федорову с товарыщи им отдать велел на их войско, а Богдану Арсеньеву наше жалованье, Матвею Федорову пансырь, и шелом и тулумбас, и атоманом лучшим пятидесяти человеком по сукну по доброму, да на войско на шесть сот на двадцать человек на роздел сто рублев велел отдати. И были бы Дементей Юшков и Афонасей Жилин с детьми Боярскими и с козаки, и с Черкасы, а Федор Киреев с своими станичниками, с тобою с Афонасьем; а стояли бы со всеми бы людьми в стогах опричет Черкас Матвея Федорова с товарыщи, а нашим делом промышляли с тобою вместе. Будет пойдут Крымские и Азовские люди на наши Украйны, и вы-б над Крымскими и Азовскими людьми нашим делом над ними промышляли. А будет, нечаят ныне Крымских и Азовских людей на наши Украйны, и подлинные вести у вас будут, что Царь будет пойдет на Днепр города ставить, а рать Крымскую пошлет на Литовскую, и вы-б Атаману Матвею и всем Черкасом товарыщем его говорили на крепко тогды, как оне нам почали служить, так бы оне нам большую свою службу и совершили с вами, на воры на Черкас ходили, чтоб воров Черкас на Осколе и на Донце, где воры будут, Черкасы тут-бы есте их сходили, и их в тех местех имая, вешали, а к нам бы есте одного их них лучшего или дву прислали, а достальных всех туто перевешали, а живых ни кого непущали, и где их не поемлете – туто их и перевешайте; а которых товарыщи, Сенку Колпака, у себя в [419] войску Матвей Федоров оставил с товарыщи, и которые громили Донецких козаков, а они-б тех воров Черкас велели перевешати, а живых недержали, где кого возмут, туто тех и казнили, и нам бы тем службу свою довершили: а нам всех болша та и служба, что они воров Черкас по всем речкам, и по Донцу и по Осколу переимают, а мы за то Матвея Федорова с товарыщи пожалуем своим великим жалованьем. А подлинно бы есте однолично тот-час прислали вестей проведать, и языков подобыть: Крымской-ли Царь Казыгирей стоит в Крыме, или в Перекопе, или на Днепре город делает? И в Литву война будет-ли, или будет итти ему на наши Украйны? И ис Азова и ис Нагаи Ногайские Мурзы в Крым к Царю бывали-ль? И как с Крымским Царем ныне Казыева улусу Мурзы Ягшусат Князь, и все те Мурзы Казыева улусу в Тируле или в Крыму? И ис Казыева улусу Мурз есть-ли кто? И от Турского к Крымскому Царю сее весны присылка о чем бывала-ль? А проведав про Крымского Царя, и про Азовских и Ногайских людей подлинно, и добыв языков с теми вестьми тотчас к нам прислали бы есте. А буде подлинно вестей, про Крымского Царя, и про Азовских и Ногайских людей, проведаете, что нечаят его походу на наши Украйны, и хочет с нами быти в миру, и гонцов и послов хочет к нам отпустить, а Азовских и Ногайских людей на наши Украйны нечаят же их приходу, и вы-б и с вами атаман Матвей Федоров с товарыщи нашим [420] делом промышляли над воры над Черкасы. А будет Казыгирей Царь нашего гонца Ивана Mишурина или Павла Елизарьева, или кто пойдет ис Крыму, и к нам отпустят и своих гонцов с ними отпустит, а придут к нам на перевоз, и выб нашего гонца Ивана Мишурина и Павла Елизарьева и Крымских гонцов велели перевести и береженье великое учинили, и атоману, Матвею Федорову с товарыщи на крепко говорили, чтоб они Крымских гонцов ни чем не крянули и провожатых, которые их учнут провожать ис Крыму до перевозу, не крякнули-ж их ничем. А Крымским гонцом велеть про себя сказать, что головы стоите для обереганья от воров от Черкаских, а то с вами служивые Черкасы стоят для того, что многие воры Черкасы стоят по Донцу и по Осколу и по Дону, и станичников наших громят, и подходя под наши Украйные города стада отганивают, и они для того по Донцу стоят и тех воров Черкас ходя, сыскивают, и для того чтоб воры Черкасы на них гонцов на Крымских не приходили и их не громили; да и тот вам указ есть от нас, что вам на крепко велено того беречи, что-бы вам проходить здорово без всякого изрону; да проводить-бы есте их послали до Ливны детей боярских до двадцати человек, да Козаков до тридцати человек – Ливенских и Болховских; и те-б Черкасы, Матвей Федоров с товарыщи, ни чем не крянули, и сами-б они того берегли на крепко. А будет от Черкас от Матвея Федорова с товарыщи, вперед [421] каковa дурна почаете, и неучнут будут нам прятити, и над дворы над Черкасы нашим делом нe станут промышлять, и выб вперед близко их стану неставилися, и от них-бы есте оберегли себя, и где и станете, и вы-б от них береглися, чтоб над вами котораго дурна неучинили; а только от них дурна не почаете, и прямая их служба будет к нам, как ныне почали они служить, и вы-б с ними стояли поблизку и нашим делом промышляли сопча за один по сему нашему наказу, усмотря по тамошнему делу. А Дементей-бы Юшков и Афонасей Жилин с тобою с Афонасьем стояли, или особно, толко-б по близку меж вас, и делом нашим промышляли сопча все, как-бы вам бережно было от Черкас. А писали-бы есте грамоты к нам о всяких наших делех, ты Афонасей с товарыщи. А которые воры Черкасы ныне по Дону и на Волге воруют, и Донские козаки с ними, атоман Борис Татаринов с товарыщи, и над ними наши головы пошли промышлять из Шицкого ис Ряжского Князь Петр Горчаков, да Иван Губин. И будет те воры Черкасы пойдут с Дону и с Волги на Донец – и вам бы однолично над теми воры промышляти и от них сами оберегалися, чтоб над ними промышляти. А слух у нас в том учинился, что де им итти на Днепр к атаманом Запорожским, и вы-б однолично нашим делом промышляли, как будет пригоже. А как ся у вас наше дело учнет делатись, и вы-б нас без вести недержали, и к нам по часту отписывали. Да послали есми нашего [422] жалованья к Донецким атаманом Юшку Лопатину, Ивашку Розмазне, Труше Черкашенику, Грише Деменькову, Федке Жулидору, Иванку Белoycy по рублю человеку; а послали есмя с сим тридцать три рублев с Богданом с Арсеньевым. И как Богдан Арсеньев на Донец с тою вашею посылкою придет, и ты-б ему те деньги козаком велел роздати: атаманом шти человеком по рублю человеку, а достальным пятидесять четырем человеком по полтине человеку, и говорил-бы еси им наше жалованное слово, чтобы они нам ныне послужили, и над дворы и над Черкасы промышляли с нашими головами вместе, а мы их за то своим жалованьем впред пожалуем. Писан на Москве, лета 7097, Июля в 12 день.

У подлинного Наказа припись: Дьяк Ондрей Щелкалов.

№ 18

Наказ Государя, Царя и Великого Князя Феодора Иоанновича Афанасью Федоровичу Зиновьеву, писанный в 1589 году

От Царя и Великого Князя Федора Ивановича всеа Pусии на Донец головам Афонасью Федоровичу Зиновьеву с товарыщи. Писал к нам ты, Афонасей, что живучи на Донце Черкасы, атаман Матвей Федоров с товарыщи, с голоду едят лошади, а запасу у них нет, и что ты привез – и тот запас поели, и они с Донца xотят брести розно, и мы ныне послали к вам с Ливен на Донец в прибавку людей: голов Дементья Юшкова да Афонасья Жилина и c ними детей Боярских сто человек, да [423] козаков и Черкас двесте человек; и с ними вместе велели есми послати к Черкасом к Матвею Федорову с товарыщи, сто четьи муки да двадцать пять четьи толокна, а проводити есмя велели голов Дементья и Афонасья с запасом до Донца, до Чигаева до перевозу до тебя Афонасья Князь Андрею Волконскому. И как придут головы наши Дементей и Афонасей с запасом и провожатой Князь Андрей Волконской, и головы бы были с тобою с Афонасьем, а Князю Андрею Волконскому велели есми быти с тобою-ж с Афонасьем. А писали-бы есте грамоты к нам о всяких наших делех, ты Афонасей с товарыщы. И как к вам сей наш наказ придет, и вы-б атаману Матвею Федорову и всем Черкасом говорили от нас на крепко, что-бы они нам служили, и над воры над Черкасы промышляли, а запасы есми к вам ныне послали сто четьи муки ржаной да двадцать пять четьи толокна, а большое свое к ним жалованье и запас пришлем в перед, и они-б, однолично на Донце будучи, нам служили, и с Донца несходили, хотя они ныне голоду и потерпят; и мы к ним за то большое свое жалованье, и запас и указ свой, где им вперед стоять, пришлем; а они-б нам ныне на Донце служили. Будут пойдут Крымские люди на наши Украйны, а вы-б над ними промышляли; и будут Крымские люди пойдут, и они-б с вами промышляли над воры над Черкасы, и за ними ходили, и, их имая, вешали; а как к нам вести Крымские прямые будут, и мы к ним тотчас указ свой [424] пришлем. Писан на Москве лета 7097, Июля в 25 день.

У подлинного Наказа припись: Дьяк Ондрей Щелкалов.

* * *

Вот акты, которые довольно объясняют ход нашей политики с Крымским Ханом в конце XVI столетия. Все эти Наказы были отправляемы от имени Государя к Голове сторожевому, Дворянину Афанасью Федоровичу Зиновьеву, который в 1589 году наблюдал на границе Крымцев, с отрядами из Казаков и детей боярских. Тогда управлял Крымскими улусами Казы-Гирей, облеченный в достоинство Хана по милости Турецкого Султана. Осторожный Годунов, Правитель Государства, употребил сего Хана орудием нашей политики против Сигизмунда. Хан, вступая в Крым, нашел улусы раззоренными, Крымцев без приюта, рать томимую бездействием и с душею готовою на все хищения. При вступлении в управление, новый Хан, по правам и обычаям Крымцев, должен повести их на промысл. Литва и Poccия были всегдашним предметом для хищных набегов. Честимый дарами от России, Казы-Гирей обратился к Литве, где в это время кипело безначалие и умы всех обращены были на избрание Короля. Но Руские не верили клятве Татар: сторожевая рать стерегла их на границе. Были примеры, что Крымский Хан в Москве брал дары и заключал вечный мир, а в Украйне нашей грабил народ и жег селения. [425]

Сторожевая линия, для наблюдения за Крымцами, простиралась по Донцу и Осколу; а главным сбором назначены были города: Путивль и Рыльск, куда ратные головы приводили наемных Казаков, стрельцов и детей боярских. Всей сторожевой рати в 1589 году с Зиновьевым было 1 176 человек, кроме Ногаев. В этом числе было: детей боярских 372 человека, Казаков 764, стрельцов, пушкарей и затинщиков 40.

В сих Наказах обращают особенное внимание разные названия Казаков. На Руси система казачества развилась по Украйне из вольных удальцов, гарцовавших от Дона до Днепра, по родимой и чуждой стороне. Зародыш казацкой жизни теряется в древних временах; но политический быт их образовался и развился под игом Татар. Не патриотизм, не любовь к свободе породила казачество, но безчестие и позор родимых, чувство мщения к ожесточенному врагу, приволье на раздольной жизни и жажда к добыче. Наскучив угрозами, раб Татар бежал от грозы – в глушь лесов, в приют свободы и породнился с дикою независимостию. В кругу товарищей, раб пришлец делался свободным, шел с мечем в руке, грабил и жег селения своих врагов, делил с ними добычу и славил в песнях свое удальство. Эти-то толпы удальцов называли себя Казаками. С начала Татары, потом Литва и Руссы водили с собою в поле сих удальцов. За наем Казак готов был служить орудием [426] для их мщения и защиты. Литовцы более всех способствовали к распространению быта Украинских удальцов. Одни Руссы упрочили их за собою, приютили их становища к границам своих врагов и продолжили такое право до нашего времени.

В сторожевой Русской службе, в 1589 году, в сих Наказах упоминаются Казаки: Рыльские, Стародубские, Запорожские, Путивльские и Мишенcкиe. Все сии охочие Казаки служили по найму. Для сего особенно отправлялись из Москвы и других городов Головы, которые за условленную цену набирали их в службу. Охочий Казак непременно должен был иметь с собою в поле двух коней, исправлять приказания Воевод и удаляться не прежде положенного срока. За cиe получал он наперед два рубли денег, а во время службы довольствовался всем содержанием. Казак столь-же скоро оставлял свою службу, сколько готов был на оную. Pycкиe им мало верили: они за ними более присматривали, нежели за Татарами. Более всех опасались Запорожских Казаков, и потому в каждом Наказе предписано было Зиновьеву не прежде соединяться с ними, пока он не узнает их расположения. В это время Запорожскими Казаками начальствовал Атаман Матвей Федоров с пятидесятыми других Атаманов и Ясаулов. Атаман кроме подарков и жалованья от Руских, делил один добычу с своими товарищами, а другие Казаки не смели вступаться. Донских [427] Казаков очень мало находилось в сторожевой службе; они не любили подчиненности; их очень редко принимали Руские в службу. С Зиновьевым их было только 54 человека. Вся тягость сторожевой службы падала на детей Боярских, которые наблюдали за врагом в поле, провожали дни среди степей, прокрадывались в улусы Татар, прислушивались к их разговорам, провожали гонцов, и первые при измене наемников защищали своею грудью напор хищных Татар. Заметим еще, что в числе продовольствия находилось толокно, любимое кушанье Руских. Сторожевая рать никогда не вступала в бой с сильными отрядами; при первом появлении она отступала во внутренность своих пределов и до тех пор, пока главная рать соединится с ними. Вся ошибка тогдашней политики состояла в том, что содержали на границах слабую оборону. Наверно Крымские Татары не дерзнули бы вносить своего меча на Руских, если-бы там содержалась постоянная и сильная рать. Наемные воины жаждали только денег, а не сбереженья наших пределов; для них все равно было: и родимая страна и чужбина, лишь только иметь в виду лишний рубль. Присовокупим к сему еще внутреннее наше бедствие – Наместничество Воевод. Тратили в спорах время, и наемники теряли терпение: те и другие равно забывали свои обязанности. Вот от чего вторгались враги в наши пределы и чего недоставало для отечества. [428]

№ 19

Жалованная грамата от Государя, Царя и Великого Князя Михаила Феодоровича Тульскому Предтечеву монастырю в 1628 году 1

От Царя и Великого Князя Михаила Федоровича всеа Pycии на Тулу писцом нашим Василью Константиновичу Нестерову да подъячему Ивану Федотову. В прошлом во 130 году били нам челом и отцу нашему Великому Государю, Святейшему Филарету Никитичу Патриapxy Московскому и всеа Pycии с Тулы Предотечева монастыря Игумен Феодосей сбратиею, а сказал: в прошлом де во 107 году дано им при Царе Борисе на Туле в Никитском конце за Ржавцем земля для усадища под крестьянские дворы, и под монастырской огород и под коровей двор; и на тою де землю и выпись им Тульской осадной голова Петр Вельяминов дал, и после де того в Московское разоренье на их земли поселились Тульские посадские люди самовольством: и нам бы их пожаловати велети им в тое земли место дати пустую землю, что владел Константин Михайлов изоброку двадцать десятин на тое монастырскую землю, что им дано при Царе Борисе, за рукою осадного головы Петра Вельяминова в Володимерскую четь перед Диаком нашим перед Петром Микулиным клали. И по [429] нашему указу посылана наша грамота на Тулу к осадному голове к Ивану Зыбину, а велено ему про ту землю, что была за Предотеченским монастырем по выписи Петра Вельяминова, сыскать какими людьми, а обыски прислал к нам к Москве, а в обыске сказали: протопопов и попов, и служивых людей и оброчных кузнецов сто шестьдесять пять человек, что в прежних годех блаженные памяти при Госудapе Царе и Великом Князе Федоре Ивановиче всеа Русии на Туле в острог Предотечева монастыря, крестьянские дворы, монастырской огород и коровей двор взяты под Стрелецкие земли и под Черкаские дворы, и в прошлом во 107 году в Предотечев монастырь в тое земли место на Tуле-ж в Никитцком конце за Ржавцем по Царя Борисове грамоте Тульской осадной голова Петр Вельяминов земли на усадище под крестьянские дворы и под монастырской огород и под коровей двор дал, и выпись им на тою землю дал-же, почему им владеть. И монастырские крестьяне на той земле жили, а после того поселились и ныне живут посадские люди. И мы, Великий Государь, Царь и Великий Князь Михаил Федорович всеа Pycии и отец наш Великий Государь, Святейший Филарет Никитич Патриарх Московский всеа Pycии, слышав обысков Предотечева монастыря Игумена Феодосия с братиею, что на Туле, пожаловали землю двадцать десятин, что была на оброке за Константином Михайловым, в Предотечев монастырь на усадище под крестьянские дворы и под [430] монастырской огород и под коровей двор дали в монастырь безоброчно в старые их земли место, что у них взято в остроге под Стрелецкие и под Черкаские дворы, и в тое землю место, что была им дана, а на ней поселились и ныне живут посадские люди, и оброк с тоя земли, что платил в нашу казну Константин Михайлов, и что Константин имал собе, и тех оброчных денег имати не велели, и изокладу их велели выложить, и в прошлом де во 132 году наша грамота им дана на Тулу к осадному голове к Ивану Зыбину, а велено ему ту мельничную оброчную землю двадцать десятин, что была на оброк за Константином Михайловым, отвести по старым межам в Предотечев монастырь безоброчно. И ныне били нам челом Тульского Предотечева монастыря Игумен Феодосий с братиею, а сказали: тоя-же оброчные земли, что им дано двадцать десятин, Тульской городовой прикащик Юрий Остреков неведомо почему рубеж испортил, и столп и грани учинил свои, и посадские люди на той земле живут; и нам бы их пожаловати велети им тое оброчную землю отмежевать и грани учинить по прежнему, как было наперед сего. И буде так, как нам Тульского Предотечева монастыря Игумен Феодосий с братиею били челом, а тое буде мельничные земли Юрий Остреков рубеж у них испортил и столп, грани учинил свои и посадские люди на той земле буде живут: то как к вам ся наша грамота придет, и вы-б на Туле взяли с собою посадских старост и целовальников, и [431] посадских лучших людей, и Предотечева монастыря cтарцов, и слуг и крестьян, да с теми людьми тое мельничную оброчную землю, что была за Константином Михайловым, а ныне отдана в Предотечев монастырь, досмотрили, и досмотря тое мельничную землю двадцать десятин отвели и отмежевали в Предотечев монастырь по старым межам, как было наперед сего за Константином Михайловым, и на той земле им межи учинили и грани потесали, и в книги те межи и грани велели написати именно; а как ту землю отмежуете и вы-б о том отписали и межевые книги прислали к нам к Москве и велели отдати в Володимерскую четь Дьяку Гуляю Золотареву. А прочет сю Нашу грамоту и списав с нее список слово в слово оставили у себя, а сю нашу подленную грамоту отдали-бы есте Игумену Феодосию с братиею в перед для наших Воевод и приказных людей. Писана на Москве, лета 7136, Сентября в 20 день.

На обороте граматы подписали: Дьяк Гуляй Золотарев. Справил Данилко Жданов.

№ 20

Челобитная Тульских граждан, поданная Великим Государям, Царям и Великим Князьям Иоанну Алексевичу и Петру Алексеевичу и Великой Княжне Софии Алексеевне в 1687 году 2

Великим Государем, Царем и Великим Князем Иоанну Алексевичу, Петру Алексеевичу и [432] Великой Государыне Благоверной Царевне, и Великой Княжне Софии Алексеевне, всеа Великия и Малые и Белые Pocии Самодержцем, бьют челом холопи ваши Тульские помещики и вотчинники, стольники и дворяне, жильцы Московские и всяких чинов люди. В прошлых, Государи, годех, до Московского разоренья и в Московское разоренье, в Королевичев приход, прадеды и деды наши побиты на ваших Государских службах, а иные от ран померли, и деды наши по отцах своих, а по наших прадедах, и отцы наши по своих отцах, а по наших дедах давали на Туле для поминовения вкладу крестьян, и построили на Туле в деревянном городе монастырь, и церковь Божию воздвигнули во имя Святого Иоанна Предотечи, для того что прадеды и деды их в том монастыре погребены; и те наши вкладанья крестьяне, которые даваны по душам прадедов и дедов наших, поселены были в Епифанском узде, на диком поле, что дано по указу отца вашего Великих Государей блаженные памяти Великого Государя Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всеа Великия и Малые и Белые Pocии Самодержца двесте четвертей, и те крестьяне ту землю дикое поле пахали и дворы на той земле построили и церковь Божию воздвигнули, и в прошлых Государи во 186 годех, по имянному указу отца вашего Великих Государей блаженные памяти Великого Государя Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всеа Великия и Малые и Белые Pocии Самодержца взята та монастырская распашная земля к Богородицкому городу [433] х десятинной пашне, и построено на той земле монастырской Ваше Великих Государей гумно, а вместо, Государи, той распашной монастырской земли дано того монастыря крестьяном в Епифанском же узде дикого поля на речке Ситунке двесте четвертей, и те монастырские крестьяне на то дикое поле переселилися, дворы построили и землю распахали и церковь Божию воздвигнули. И в прошлом, Государи, в 180 году, по указу брата Вашего Великих Государей, блаженные памяти Великого Государя, Царя и Великого Князя Федора Алексеевича всеа Великия и Малые и Белые Pocии Самодержца, и по отпискам Богородицкого города Воеводы Петра Жаденского, да Моисея Литвинова, взята у тех монастырских крестьян и другая роспашная земля к Богородицкому городу к селу Михайловскому к Вашей Великих Государей десятинной земле, а вместо той монастырской роспашной земли дано им монастырским крестьянам в Донковском узде дикого поля три ста четвертей сверх дачь Донковцов детей боярских села Малинова за их дачами примерной земли; и те монастырские крестьяне на ту землю, в Донковском узде, на дикое поле переселилися, дворы построили и землю роспахали и церковь Божию воздвигнули; и от тех, Государя, розных многих переселений крестьянишки разорилися и оскудели, а иные розна разбрелися и Вашему Великих Государей богомолию Предотечеву монастырю учинилася скудость великая и безхлебье. И в прошлом, Государи, во 193 году, по Вашему Великих Государей указу валовые писцы [434] Федот Кобяков с товарыщи тое монастырскую землю мерили и межевали и на той, Государи, земле тех монастырских крестьян села Покровского за тем Предотечевым монастырем в писцовые Книги написали, и той монастырской объявилося по их писцовой мере двесте пятдесят четвертей. И в прошлых, Государи, годех во 194 и в нынешнем во 196 году по ложному челобитью Донковцов детей боярских села Малинова Констянтина Калабина с товарыщи послана Ваших Великих Государей грамота в Донков к Воеводе Федору Грекову; велено ему про ту землю розыскать, будто то земля их детей боярских в межах и гранях, а то, Государи, монастырская земля за межами и гранями от тех детей боярских, и Донковцы дети боярские всыску сыскивают не пpaвдою, и урочища отводят не те, не их села Малинова, многие свойственники и хлебоежцы подъячие Донковские стакався с челобитчиками за одно пишут обыски не правдою и чертеж чинят ложно, для того, что у тех подъячих у Федосия Маркелова в том селе Малинове построены дворы, для того на монастырских крестьян посягают и с той земли гонят напрасно. А как Государи, писцы Федор Кобяков ту монастырскую землю мерили и межевали, на том межеваньи те дети боярския села Малинoва были, и о той монастырской земле ни чем не спорили, и к тем писцовым межевым книгам они дети боярские руки положили; а ныне, Государи, тех монастырских крестьян дети боярския и подъячие с той земли згоняют напрасно. [435] Милосердные Великие Государи Цари, и Великие Князи Иоанн Алексевич, Петр Алексеевич и Великая Государыня Благоверная Царевна и Великая Княжна София Алексеевна всеа Великия и Малые и Белые России Самодержцы: пожалуйте нас холопей своих за службу, и за кровь и за смерть родителей наших, и за нашу холопей ваших службишку, и за кровь и за раны не велите Государи тому их ложному челобитью и не правому сыску и чертежу поверить; и велите Государи той земле быть за Предтечевым монастырем против прежнего своего Великих Государей указу, по писцовой меже Федота Кобякова с товарыщи, того ради, это та их земля Предотечеву монастырю дана вместо их роспашных монастырских дву земель, что взята к Богородицкому городу, а другая роспашная земля взята к селу Михайловскому, а та земля дана им в Донковском уезде тех детей Боярских села Малинова примерная за их дачами, и за межами и за гранми; и велише, Государи, послать от себя дворянина для подлинного розыску, кому вы, Великие Государи, укажете, чтоб тем детем Боярским, села Малинова, по писцовым книгам, сколько кому дано четвертей намерять по крепостям их.

* * *

Тульский Предтечев Кафедральный монастырь основан во второй половине XVI столетия, Тульскими гражданами; но в котором году – неизвестно. Он построен по левому берегу реки Упы, подле Кремля, с каменною оградою. Из здания сего монастыря сохранилась одна только каменная [436] церковь, построенная посреди монастырского двора, о трех пирамидальных верхах, иждивением Царя Бориса Федоровича Годунова.

Великие Государи и граждане Тульские всегда оказывали большое усердие к сей обители. Памятниками Царских благоволений остались граматы, жалованные ей на поместья, земли, леса и рыбные ловли. Государь Феодор Иоаннович в 1596 году пожаловал сему монастырю богатое село Волынцево со всеми доходами, а Михаил Феодорович в 1622 году утвердил граматою за ним 100 четвертей пахатной земли, по речке Рагожки, рыбную ловлю по рекам Упе и Плесу, и строевого лесу на одну версту. Кроме того Тульские городовые дворяне и посадские люди жертвовали по своим родителям крестьян и разные имущества на содержание братии монастырской. Всех крестьян за Предтечевым монастырем находилось 1 111 душ.

Настоятелями сей обители были Игумены и Архимандриты. При учреждении Духовных штатов в 1764 году, Предтечев монастырь положен по штату в 3 классе, степенью 73, с настоятельством Игуменским. В 1798 году Коломенский Епископ Aфанасий, на основании указа 1797 года, Игумена сего монастыря, Галактиона, посвятил в Архимандриты. Сей монастырь существовал до 1800 года, и при открытии Тульской Епарxии уничтожен и обращен в Архиерейский дом. Нынешний Архиерейский дом построен Преосвященным Мефодием из старых монастырских [437] зданий. Для сего разобрана была тогда церковь, сооруженная над святыми воротами, а колокола монастырские были проданы к Сретенской церкви. Внутри сего дома тогда-же была устроена и церковь во имя Св. Николая, которую Преосвященный Авраам распространил и назвал во имя Св. Иоанна Предтечи, в память монастыря и той церкви, которая была над св. воротами. Кроме сего дома, Епархиальный Епископ имеет еще другой загородный, близ Щегловской засеки, построенный Преосвященным Амвросием, внутри коего устроена им церковь во имя Амвросия, Епископа Медиоланского. Внутри Apxиeрейского двора находятся еще два каменные корпуса, оставшиеся от монастырских зданий. В одном из них помещается ныне Духовная Консистория, в которой имели пребывание Настоятели сего монастыря; в другом отведены покои для певческой капеллы, в котором прежде помещались братии. Сей Архиерейский дом положен по штатy в 3-м классе, а число всех монашествующих назначено быть до 9. Содержаниe получает от жалованья, определенного ему по штату, и доходами с Тульского Архиерейского подворья, находящегося в Москве, и с лугов и рыбной ловли. При нем имеется 39 десятин и 970 квадр. сажен пахатной и луговой земли, одна мукомольная больница и рыбная ловля.

Богатая Архиерейская ризница, привезенная из Коломны, обращает особенное внимание посетителей. Вместе с нею сохраняются деревянные [одно слово неразборчиво. Strori.], резные образа на кости, умывальные [438] кувшины, употреблявшиеся при Архиерейской службе и жалованные граматы Предтечеву монастырю. Из грамат уцелели только со времен Царя Михаила Феодоровича, а древния погибли во время Междуцарствия. Большое собрание грамат, принадлежавших Иерархам и монастырям Коломенской Eпархии, находится в этой-же Архиерейской ризнице.


Комментарии

1. Подлинная грамата, писанная на столбце, связным почерком, хранится с другими граматами в Архиерейской ризнице. Всех грамат Царских находится, как мне известно, до 16, не включая в то число привезенных из Коломны.

2. Подлинная челобитная приобретена мною от Тульского К. Черникова; она писана на столбце, мерою в длину 20 вершков, связным почерком.

Текст воспроизведен по изданию: Известия о нескольких древних, и доныне бывших неизвестными, граматах // Московский телеграф, Часть 41, № 19. 1831.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.